Квазисудебная процессуальная форма административной юстиции

административной юстиции

Специфика процессуальных форм обусловлена прежде всего объемом правовых гарантий, обеспечивающих объективное и справедливое разрешение конфликта, а также право сторон на защиту. Максимальный объем таких гарантий предоставляет состязательная форма разрешения спора. В то же время уровень состязательности различен в разных юрисдикционных органах. Процессуальные формы, используемые квазисудебными учреждениями, обладает более значительными элементами состязательности и вплотную приближаются к судебным.

Мировой опыт показывает, что административный процесс в квазисудебных органах по общему правилу характеризуется отсутствием единой, общей процессуальной формы.

Так, в англосаксонских странах каждый из квазисудебных органов действует, как правило, на основе своих собственных процедурных правил. Однако обязательным условием во всех странах этой системы является соответствие процессуальной формы принципам «естественного правосудия» (Австралия, Бангладеш, Малайзия, Индия и др.) или «надлежащей правовой процедуры» (США, Канада). Концепция «естественного правосудия» покоится на следующих базовых принципах:

  • 1) Nemo judex in causa sua — никто не может судьей в собственном деле («правило против предубеждения»);
  • 2) Audi alteram parte — выслушай другую сторону, или «правило справедливого выслушивания», которое означает, что человеку должна быть предоставлена полная возможность защитить себя, представить факты и доказательства, опровергать неблагоприятные доказательства;
  • 3) право на мотивированное решение — стороны должны быть ознакомлены с мотивами решения, иначе они не могут быть уверены, что их аргументы рассмотрены и поняты, и будут лишены возможности критиковать принятое решение;
  • 4) тот, кто решает, должен слышать, или право на установленное решение, — решение должен выносить тот, кто слушал дело;

5) правило против предписаний — решение должно быть фактически решением того, кто его принимал, так как оно не должно приниматься под чьим-либо влиянием или по чьему-либо указанию.

Таким образом, из основных принципов «естественного правосудия» вытекают такие его характеристики, как гласность, состязательность, возможность обжаловать вынесенное решение.

В России порядок деятельности квазисудебных органов регулируется различными нормативными актами: законами, предусматривающими их создание и функционирование, постановлениями правительства, специальными ведомственными актами.

В качестве характерного примера процессуальной формы деятельности квазисудебных органов в России может быть приведена процедура разбирательства дел во Вневедомственной комиссии, которая была создана для досудебного урегулирования споров, возникающих между юридическими лицами и Объединением административно-технических инспекций Правительства г. Москвы[1].

Заседание по рассмотрению жалобы ведет председатель комиссии, который объявляет состав комиссии, сообщает, кто участвует в качестве свидетелей, разъясняет участникам рассмотрения жалобы их права и обязанности. Комиссия заслушивает заявителя, представителя объединения и других лиц, участвующих в деле, содействуя достижению соглашения между сторонами. Каждой стороне предоставляется возможность предъявить любые необходимые для разрешения спора доказательства. Комиссия вправе рассмотреть жалобу без участия одной из спорящих сторон по ее ходатайству или в случае ее неявки на заседание без уважительных причин.

Решение комиссии излагается в письменной форме, в протоколе заседания комиссии, который подписывается председательствующим в заседании и секретарем. Член комиссии, не согласный с решением, может изложить в письменном виде особое мнение, которое приобщается к решению в качестве приложения. Оно может быть обжаловано у начальника объединения, который вправе отменить решение и направить жалобу на повторное рассмотрение комиссией. Решение комиссии может быть также обжаловано в суд.

  • [1] Положение о Вневедомственной комиссии при Объединении административнотехнических инспекций Правительства Москвы. Приложение 1 к постановлению Правительства Москвы от 21 сентября 1999 г. № 871// Вестник мэрии Москвы. 1999. № 22. Ноябрь.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >