Парадигмы административной юстиции в современной юриспруденции

в современной юриспруденции

Парадигмы административной юстиции: понятие и элементы

В самом общем значении термин «парадигма» (от греч. рага-deigma — пример, образец, модель) обозначает совокупность фундаментальных теоретических установок, представлений и терминов, принимаемую и разделяемую научным или профессиональным сообществом и объединяющую большинство его членов. Это система теоретических и методологических положений, принятых и используемых на определенном историческом этапе в качестве образца, модели, стандарта познавательной деятельности, интерпретации, оценки и систематизации полученных данных, для осмысления гипотез и решения возникающих научных и практических задач[1].

В качестве теоретической модели правового явления парадигма выступает как «линза», через которую субъект воспринимает это явление и видит связанные с ним проблемы. Подобно линзе, она фокусирует видение этого явления определенным образом и ограничивает или отбрасывает альтернативные точки зрения. Она формирует восприятие этого явления и задает то, что принято считать возможным и невозможным. В сфере юстиции парадигмы также устанавливают приоритеты и определяют ключевые вопросы, с которыми имеет дело правосудие.

Парадигма задает точку отсчета, систему координат, использование которых позволяет наилучшим образом объяснить и интерпретировать проблемную ситуацию и найти ее разрешение, адекватное апробированным и общепризнанным стандартам и схемам. В этом контексте парадигма административной юстиции являет собой некий доминирующий в определенных исторических условиях в определенном множестве стран образец (стандарт) способа разрешения административных споров, соответствующий цивилизационно-ценностным ориентирам общества и избранной модели правового государства.

В современной теории сложились две основные парадигмы административной юстиции, одна из которых является господствующей в той или иной стране. Эти парадигмы обозначаются различными терминами, среди которых наиболее часто используемыми являются: «объективная модель» (система) административной юстиции и «субъективная модель» (система) административной юстиции либо «объективная административно-спорная юрисдикция» и «субъективная (полная)» административная спорная юрисдикция.

В основе разграничения этих парадигм административной юстиции лежит доктринальный подход, который основывается на определении главной цели судебно-административного процесса', является ли этой целью обеспечение правильности (законности) администра-

тивного акта («объективная модель»), охрана объективного права либо защита субъективных прав и /или законных интересов («субъективная модель»).

В первом случае внимание судьи ориентируется на проверку законности административной деятельности независимо от того, нарушаются или нет при ее осуществлении права и законные интересы частных лиц. Во втором случае юрисдикционная деятельность концентрируется на защите субъективных прав от неправомерных актов администрации и анализе правового статуса сторон, спорный характер которого вызван этими актами.

Формирование основных парадигм административной юстиции исторически имело в своей основе разграничение «исков о превышении власти» (исков о законности административных актов) и «исков в порядке полной административной юрисдикции», которое в конце XIX в. стало проводиться в практике Государственного совета Франции[2].

В настоящее время это разграничение в доктринально осмысленном виде используется для определения доминирующей парадигмы административной юстиции не только во Франции и других странах континентальной Европы, но и в латиноамериканских, арабских и африканских государствах. Системы административной юстиции этих государств складывались под доминирующим влиянием той или иной парадигмы, что в определенных случаях не исключало возможности комбинации их элементов в некоторых административно-спорных производствах.

Итак, объективная парадигма административной юстиции имеет в своей основе модель, делающую акцент на контроле законности в публичном управлении. Ее ключевым моментом является иск, имеющий целью проверку законности административных актов. Он инициирует процесс, направленный на защиту объективного публичного права, поэтому в доктрине континентальной системы административной юстиции его называют объективным иском. Соответственно объективную парадигму можно обозначить также как парадигму контроля законности или парадигма охраны объективного права.

Субъективная парадигма, напротив, являет собой модель, ориентирующую в первую очередь на защиту субъективных прав и законных интересов частных лиц от неправомерных актов публичной администрации. Ее ключевым моментом является иск в защиту субъективного публичного права. Этот иск в современной теории довольно часто называют субъективным иском. Соответственно субъективную парадигму можно обозначить также как парадигму защиты субъективных публичных прав. Парадигма контроля законности

сводит компетенцию суда к компетенции контролера и ограничивает его юрисдикцию лишь возможностью объявить оспариваемый акт законным или незаконным. В силу этого данная парадигма может быть обозначена как парадигма ограниченной административной юрисдикции. Напротив, парадигма защиты субъективных публичных прав предоставляет суду полную юрисдикцию по административным спорам, в своем объеме аналогичную юрисдикции гражданского суда. Исходя из этого данная модель может быть обозначена как парадигма полной административной юрисдикции или полноценного административного судопроизводства.

  • [1] В качестве понятия, обозначающего исходную схему, модель, образцовый метод решения задачи, основополагающую теорию, категория «парадигма» в настоящее время широко используется в научной и практической деятельности, включая юриспруденцию. Применительно к интерпретации правовых явлений она применяется в самых различных вариациях: «правовая парадигма», «юридическая парадигма», «парадигма в праве», «парадигма правопорядка», «конституционная парадигма», «парадигма правового государства» и т.д. 2 См.: Zehr Н. Changing Lenses: A New Focus for Crime and Justice. Scottsdale. P.A. Herald Press. 1990. P. 87-88. 3 Gaudemet Y. Traite de Droit Administratif. T. 1. P.: LGDJ, 2001. P. 456—457. 4 Cm.: Garcia de Enterria E. Confencioso-administrativo objetivo у contencioso-administrativo subjetivo a finales del siglo XX. Una vision historica у comparativista // revista de Administracion Publica. № 152. 2000, p.p.93y s.s.
  • [2] См.: Chapus R. Droit du contentieux administratif. P.: Montchrestien, 2004. P. 197—198.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >