Система принципов административного судопроизводства

административного судопроизводства

Исходным началом системы этих принципов, установленной в ст. 6 КАС РФ, является принцип состязательности, закрепленный в Конституции РФ (ст. 123). Этот принцип законодатель декларирует в паре с принципом равноправия сторон. Тем самым он утверждает невозможность реальной состязательности без наличия сторон и обеспечения им равных возможностей в процессе рассмотрения и разрешения спора. Принцип процессуального равноправия сторон необходимо отличать от принципа равенства перед законом и судом.

Стороны в состязательном процессе пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, предоставление суду своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных действий, предусмотренных законом. Отсюда равноправие сторон подразумевает такое соотношение их прав по участию в отстаивании своей позиции перед судом, при котором ни одна из сторон не имеет исключительных, принадлежащих только ей процессуальных прав по представлению и доказыванию аргументов в защиту своей позиции.

Равноправие есть равенство прав сторон прежде всего по отношению друг к другу, и это равенство касается:

  • а) прав сторон по собиранию, представлению и исследованию доказательств;
  • б) прав по участию в процессе рассмотрения спора судом;
  • в) возможностей использования правовых средств процессуального нападения и защиты;
  • г) прав по обжалованию в суд любых процессуальных решений другой стороны, которые так или иначе затрагивают права и законные интересы.

Формальное юридическое равноправие и равенство сторон перед законом и судом еще не обеспечивают полного их равенства между собой даже при состязательной форме разрешения спора. Речь идет о таком равенстве, которое достаточно для создания условий справедливого состязания лишь тогда, когда стороны равны между собой не только юридически, но и фактически. Однако фактическое неравенство сторон административного спора изначально обусловлено природой властных отношений и выражается, например, в неравных возможностях доступа частных лиц и должностных лиц к необходимой информации. Частное лицо, обращаясь с административным иском, находится в худшем положении в плане сбора доказательственного материала. Причем в большинстве случаев именно публичная администрация является хранителем этих материалов. В результате возникает проблемная ситуация «равносильности» (В.А. Рязановский), точнее, проблема юридического равенства и фактической «неравносильности» сторон в административном споре.

Коль скоро стороны изначально обладают существенно разными фактическими возможностями, они должны быть снабжены разными правовыми возможностями, которые в этом случае уравновешивают суммарные позиции сторон. Исходя из этого в процессе судебного состязания частных лиц и органов публичной власти по разрешению административно-правового спора частные лица должны иметь то, что в процессуальной теории называется правилом преимущества защиты (favor defensionis). Это правило обозначается также как принцип благоприятствования защите, который используется для того, чтобы судебный административный процесс не превратился в избиение формально равного, но фактически более слабого. Правило favor defensionis представляет собой процессуальный механизм, в определенной мере компенсирующий фактическое неравенство сторон судебного административного процесса.

Одной из форм этого механизма, характеризующих специфику состязательного административного процесса, является иное, чем в гражданском процессе, распределение бремени доказывания (onus probandi). В гражданском процессе каждый доказывает то, что утверждает. В административном судопроизводстве частное лицо, утверждая, что незаконным административным актом нарушаются его права, не должно доказывать незаконность этого акта. Оно обязано доказать только факт нарушения своих прав и свобод и освобождается от обязанности доказывать незаконность оспариваемых действий (решений), на которую оно ссылается в своем заявлении. Доказывание факта нарушения субъективных публичных прав заключается в подтверждении: а) наличия у него соответствующего права;

б) события нарушения данного права, в том числе создания препят ствий для его будущей реализации; в) того, что нарушение исходит именно от привлеченного к участию в деле органа. В свою очередь, орган публичной власти, действия (решения) которого оспариваются, обязан доказать законность своих действий (решений).

Таким образом, в соответствии с правилом благоприятствования защите в административном процессе частному лицу как более слабой стороне дается заранее обусловленное преимущество, которое предоставляется не с согласия противоположной стороны и не по усмотрению суда, а процессуальным законом.

Существенное значение для обеспечения действенности правила благоприятствования защите в системе принципов административного судопроизводства имеет положение об активной роли суда в судебном административном процессе. Этот принцип во многих странах называется также следственным принципом, поскольку без соответствующей активной помощи суда частному лицу довольно часто оказывается затруднительным получить необходимые материалы и информацию от публичной администрации для полноценного участия в процессе. При таком подходе состязательность предполагает активное процессуальное положение суда в состязательном процессе. Оно должно служить для устранения «дефектов состязательности», ибо состязание в чистом виде возможно лишь при «равносильности» сторон. Следовательно, суд должен создать необходимые условия для всестороннего, полного, объективного исследования дела. Исходя из этого в КАС РФ (ч. 7 ст. 6) принцип состязательности определяется в системном единстве с такими основополагающими началами судебного административного процесса, как равноправие сторон и активная роль суда. Он формулируется как принцип состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда.

В административном судопроизводстве этот принцип призван играть особую роль в выявлении действительных обстоятельств дела, в установлении фактического «равновесия» и действительного процессуального паритета сторон спорного административного правоотношения. Потребность в активной роли суда при разрешении административных споров обусловлена не только фактическим неравенством возможностей сторон, но и тем, что выявление существенных обстоятельств дела может быть поставлено под угрозу из-за недостатка средств, объективных помех, недопонимания, неумения распорядиться своими процессуальными правами. Активная роль суда направлена именно на восстановление процессуального паритета — реального процессуального равенства.

В этом случае суду предоставляется право (и в то же время налагается обязанность) уточнять предмет доказывания и получать необходимые сведения, указывать на отсутствие тех или иных доказательств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора. Выполнение этих обязанностей не должно ставить в преимущественное положение ни одного из участников процесса и подчиняться конкретным обстоятельствам дела. В этом случае состязательный процесс включает в себя в тех или иных пропорциях определенные следственные начала, а пределы состязательности, ее мера определяются объемом активных полномочий суда.

КАС РФ определяет пределы состязательности и объем активных полномочий суда в ч. 2 ст. 14: суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство судебным процессом, разъясняет каждой из сторон их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия и принимает меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, в том числе для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств, а также для правильного применения нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении административного дела.

Таким образом, в административном судопроизводстве вынесение справедливого решения невозможно без сочетания двух начал: состязательного и следственного, выраженного в четко определенной законом активной роли суда. Состязательное начало призвано обеспечить процессуальное противоборство, соперничество сторон, ибо истина рождается в их противоборстве в процессе разрешения спора.

Принцип состязательности со встроенным компенсационным механизмом favor defensionis является одним из важнейших элементов состязательной формы административного процесса. В число элементов этой формы входит также принцип независимости судей. Независимость суда имеет два аспекта: внешний, отражающий место суда в системе разделения властей (несменяемость судей, их служебный иммунитет и т.д.), и внутренний — процессуальная независимость суда, т.е. независимость от сторон, заключений, данных различными лицами в процессе (заключений прокурора, органов исполнительной власти), и других факторов, непосредственно действующих в процессе.

Согласно ст. 7 КАС РФ информация о внепроцессуальных письменных или устных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по административным делам, находящимся в их производстве, или председателю суда, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по административным делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в сети Интернет и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по административным делам.

Одним из важных принципов, характеризующих состязательную форму административного процесса, является принцип диспозитивности. Суть его состоит в том, что заинтересованные в исходе дела лица вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им субъективными материальными правами и процессуальными средствами их защиты. В КАС РФ этот принцип не включается в число легальных принципов административного судопроизводства в отличие, например, от КАС Украины или АПК Грузии, где он называется в числе основных.

Это связано с тем, что в отечественной процессуальной доктрине до недавнего времени господствовала точка зрения, согласно которой принцип диспозитивности может действовать только в гражданском судопроизводстве и неприменим в судопроизводстве по административным спорам. Действие этого принципа объясняется диспозитивностью гражданского права, т.е. выводится из особого свойства автономности субъективных гражданских прав и возможностей свободного распоряжения ими. Согласно другой точке зрения, распоряжаемостъ — это свойство всех субъективных прав, в том числе субъективных публичных прав. Соответственно принцип диспозитивности имеет право на существование в состязательном административном судопроизводстве. Исходя из принципа диспозитивности, свобода распоряжения субъективными публичными материальными правами состоит в том, что административный истец вправе1.

  • а) изменить предмет и основание иска;
  • б) увеличить или уменьшить размер исковых требований;
  • в) отказаться от заявленного иска;
  • г) заключить с ответчиком мировое соглашение;
  • д) признать заявленное требование.

Свобода распоряжения процессуальными средствами обвинения и защиты может выражаться: а) в наличии у истца права выбора — предъявлять иск в защиту нарушенного права или не предъявлять; б) в праве требовать обеспечения иска; в) в праве ответчика предъявить встречный иск; г) в праве всех участников процесса обжаловать судебное решение и т.д.

КАС РФ предоставляет сторонам административного процесса возможность распоряжения как материальными, так процессуальними правами. Так, ст. 46 допускает изменение основания или предмета административного иска, отказ от административного иска, признание административного иска, заключение сторонами соглашения о примирении. Статья 85 устанавливает право требовать обеспечения судом мер предварительной защиты по административному иску, а ст. 131 определяет условия подачи встречного административного иска и т.д..

В число принципов, определяющих состязательную форму административного судопроизводства, входит принцип гласности и открытости (ст. 11 КАС РФ). В условиях публичности процесса затруднительно оказать какое-либо давление на суд, что является одной из гарантий его независимости и подчинения только закону.

Принцип открытости, во-первых, характеризует деятельность суда по организации процесса рассмотрения конкретного дела, при котором обеспечивается возможность присутствия публики и прессы. Он обеспечивает для лиц реальную доступность процесса как возможность для одних участвовать в процессе, а для других — присутствовать и слушать, делать записи, производить аудио- и видеозаписи. КАС РФ (ч. 3 ст. 11) устанавливает, что лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право фиксировать ход судебного разбирательства письменно и с помощью средств аудиозаписи. Фотосъемка судебного заседания, его видеозапись, радио- и телетрансляция, трансляция с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет допускаются с разрешения суда. Во-вторых, понятие «открытость» применимо к судебному решению и означает возможность сторон и других заинтересованных лиц знакомиться с содержанием судебных решений.

В процессуальном законодательстве принцип открытости закреплен в паре с принципом гласности судебного разбирательства. В этимологическом значении гласность определяется как доступность общественному обсуждению, контролю, публичность, известность обществу. Гласность предполагает не только возможность увидеть, услышать, записать, но еще и возможность передать информацию другим для обсуждения, т.е. сделать информацию о деятельности тех или иных органов, лиц, организаций доступной для сведения широких масс общественности.

Исходя из этого принцип гласности понимается как такой порядок рассмотрения юридических дел, при котором доступ в зал судебного заседания свободен для всех граждан, достигших определенного возраста, представителей прессы и др., а ход и результаты процесса могут свободно освещаться в средствах массовой информации.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 КАС РФ разбирательство административных дел в закрытом судебном заседании осуществляется в случае, если материалы рассматриваемого дела содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну. Закрытое судебное заседание допускается также в случае удовлетворения ходатайства лица, участвующего в деле, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, на содержащиеся в административном деле сведения конфиденциального характера, на неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых может помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн и нарушение прав и законных интересов гражданина. О разбирательстве административного дела в закрытом судебном заседании выносится мотивированное определение суда.

Решение суда по административным делам объявляется публично, за исключением случаев, если такие решения затрагивают права и законные интересы несовершеннолетних. Если судебное разбирательство проводилось в закрытом судебном заседании, суд объявляет публично только резолютивную часть решения.

Полноценное состязание сторон возможно лишь в том случае, если обе стороны сходятся в процессе лицом к лицу, очно, ибо состязаться можно лишь с тем, кто в состоянии возражать, отвечать на вопросы. В силу этого в качестве одного из непременных принципов состязательного административного процесса необходимо рассматривать принцип очности и непосредственности исследования доказательств. Очность состязательного рассмотрения и разрешения административных дел имеет в качестве одной из форм своего проявления устность процесса. Устная форма — самый скорый и удобный способ для общения субъектов, участвующих в состязательном процессе лицом к лицу. Устность как принцип судопроизводства предполагает, что все процессуальные действия совершаются в устной форме, в том числе исследование письменных доказательств, допрос свидетелей, объяснения сторон и третьих лиц и т.д. Все вопросы задаются устно, а не письменно и т.д.

Вместе с тем законодатель в ст. 292 КАС РФ делает исключение из принципа устности, устанавливая упрощенный (письменный) порядок производства по административным делам. При рассмотрении дела в таком порядке судом исследуются только доказательства в письменной форме (включая отзыв, объяснения и возражения по существу заявленных требований, а также заключение в письменной форме прокурора, если КАС РФ предусмотрено вступление прокурора в судебный процесс).

В состязательном судебно-административном процессе суд должен стремиться получать данные из первоисточника — непосредственно в ходе судебного разбирательства. На это ориентирует принцип непосредственности судебного разбирательства, предусмотренный ст. 13 КАС РФ. Он является руководящим началом при исследовании доказательств и установлении обстоятельств, которые имеют значение для дела. Суть этого принципа в том, что судьи, разрешающие дело, должны лично воспринимать собранные по делу доказательства и принимать решение на основе лишь тех из них, которые исследованы и проверены в судебном заседании. В силу принципа непосредственности доказательства по делу исследует и оценивает тот состав суда, который должен разрешить дело по существу и вынести решение. Состав суда должен быть неизменным в судебном заседании.

К числу основных начал судебного административного процесса относится принцип законности и справедливости при рассмотрении и разрешении судами административных дел. В ст. 9 КАС РФ законодатель устанавливает, что законность и справедливость в этом процессе обеспечиваются:

  • • соблюдением положений, предусмотренных законодательством об административном судопроизводстве;
  • • точным и соответствующим обстоятельствам дела правильным толкованием и применением нормативных правовых актов, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий;
  • • получением гражданами и организациями судебной защиты путем восстановления их нарушенных прав и свобод.

Законность в деятельности судов означает полное соответствие всех их постановлений и совершаемых процессуальных действий нормам как материального, так и процессуального закона. Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд: а) не применил закона, подлежащего применению; б) применил закон, не подлежащий применению;

в) неправильно истолковал закон. Принцип законности предполагает полное и правильное определение судом оснований возникновения, изменения или прекращения субъективных публичных прав и обязанностей сторон административно-правового отношения, установление фактических обстоятельств по делу и верную оценку установленных обстоятельств. Он обязывает к строгому соблюдению судом процессуальной формы деятельности, т.е. порядка определения лиц, участвующих в деле, возбуждения процесса, извещения и вызовов участников процесса, подготовки дела к судебному разбирательству, ведения судебного заседания, обжалования решения суда, а также его исполнения.

Соблюдение законности в судебно-административной деятельности призвано гарантировать справедливость административного судопроизводства через механизм восстановления прав и свобод граждан и организаций, нарушенных неправомерными актами публичной администрации.

В число основных начал судебного административного процесса входит принцип осуществления административного судопроизводства и исполнения судебных актов по административным делам в разумный срок. Введение этого международного принципа правосудия в отечественное законодательство было обусловлено постановлением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) от 15 января 2009 г., которым Российская Федерация была обязана ввести средство правовой защиты, обеспечивающее возмещение в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его органов. Такое средство правовой защиты должно обеспечить реализацию ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., гласящей, что «каждый человек в случае возникновения спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Во исполнение постановления ЕСПЧ, опирающегося на эту статью Конвенции, в России был принят ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Введение принципа «разумного срока» в административное судопроизводство направлено на обеспечение оптимальной по времени защиты субъективных публичных прав частных лиц (физических и юридических) и обеспечение оперативного, эффективного и справедливого разрешения административных споров судами.

Ключевым понятием, выражающим сущность этого принципа, является категория «разумный срок». Рассмотрение судебных дел в «разумный срок» означает осуществление правосудия без задержек, которые могут подорвать его эффективность и доверие к нему. Следует отличать разумный срок рассмотрения и разрешения дел от установленных в законе процессуальных сроков. КАС РФ устанавливает, что разбирательство административных дел в судах осуществляется в определенные в нем сроки, а продление этих сроков допустимо в предусмотренных им случаях и порядке. Разумный срок в ст. 10 КАС РФ определяется периодом со дня поступления административного искового заявления в суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по административному делу. Данный принцип дает концептуальную установку на необходимость совершения процессуальных действий в тот срок, который является действительно необходимым, исходя из правовой и фактической сложности административного дела, поведения участников административного судопроизводства и иных обстоятельств. Он устанавливает правила определения разумного срока судопроизводства.

Этот срок определяется в каждом конкретном административном деле исходя из особенностей различных категорий дел, с учетом:

  • • обстоятельств административного дела и его правовой и фактической сложности;
  • • длительности (общей продолжительности) процесса (судопроизводства по делу или исполнения судебного акта);
  • • поведения участников процесса;
  • • действий (бездействия) заявителя и государственных органов;
  • • достаточности и эффективности действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения административного дела;
  • • значимости рассмотренного административного спора и его последствий для лица, в отношении которого допущено нарушение разумных сроков.

В законе устанавливаются определенные процессуальные механизмы, гарантирующие соблюдение разумных сроков. Среди них можно выделить:

  • • механизм «ускорения судебного разбирательства». Заинтересованное лицо, полагая, что дело необоснованно долго рассматривается, может обратиться к председателю суда (не к судье — это всегда можно, а именно к председателю) с заявлением об ускорении судебного разбирательства. Председатель суда на основании соответствующего заявления заинтересованного лица об ускорении рассмотрения административного дела или по своей инициативе — в случае явного затягивания судебного процесса — вправе вынести мотивированное определение об ускорении рассмотрения административного дела. В этом определении могут быть указаны действия, которые следует совершить для ускорения рассмотрения дела, а также установлен срок, в пределах которого должно быть проведено судебное заседание (п. 8 ст. 10 КАС РФ);
  • • механизм компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства. Суть этого механизма в том, что заинтересованное лицо может обратиться в суд с заявлением о присуждении ему компенсации за нарушение его права на рассмотрение дела в разумные сроки. Рассмотрение этого заявления осуществляется в порядке, предусмотренном главой 26 КАС РФ «Производство по административным делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

К основным началам административного судопроизводства относится и принцип государственного языка. В силу ст. 71, 118 Конституции РФ суды общей юрисдикции являются федеральными судами, поэтому судопроизводство в них должно вестись на государственном языке. Согласно ст. 12 КАС РФ административное судопроизводство в федеральных судах общей юрисдикции, находящихся на территории республики, которая входит в состав Российской Федерации, может вестись также на государственном языке этой республики.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >