Вопросы и задания для самостоятельной работы

  • 1. Назовите главную цель человеческого бытия.
  • 2. Подтвердите это примерами произведений из сферы искусства.
  • 3. Объясните, почему население слаборазвитых стран размножается быстрее, чем экономически развитых?
  • 4. Назовите семь впечатляющих творений человеческого гения, рассчитанных на исключительно сильное психологическое воздействие на общество.
  • 5. Какой совет должен дать PR-специалист своему клиенту, узнав, что на предстоящих на ТВ-дебатах противник клиента будет в ярко-красном галстуке, т. е. цветовое доминирование противнику обеспечено?

ТВОРЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ

Творческие задания и рекомендации по их выполнению

1. Вы прочитали «Информацию к размышлению», а в ней — проект бильярдного клуба «Золотой шар». Теперь прочитайте роман братьев Стругацких «Пикник на обочине» и постарайтесь на его основе (не нарушая при этом авторских прав!) придумать для этого клуба рецепты оригинальных блюд и напитков, которые можно будет использовать в его рекламе в качестве одного из конкурентных преимуществ.

2. В приложении 1 приведен список тем рефератов по выбору. Вам нужно выбрать из него ту тему, которая в наибольшей степени соответствует содержанию данной главы и, пользуясь ресурсами Интернета, постараться ее раскрыть в соответствии с требованиями последнего абзаца раздела «Введение».

Художественная литература

Роль информации в жизни людей первобытного общества исключительно наглядно показана в серии из шести романов Джин М. Ауэлл «Дети земли». Прочитайте для начала его первую книгу «Клан Пещерного Медведя»...

КИНОФИЛЬМЫ,

Кинофильмы, рекомендуемые для учебного просмотра

В дополнение к этой книге посмотрите одноименный художественный фильм, снятый по этому роману в 1986 году.

Глава З

PR-литература и PR-дизайн

Учись мой сын: наука сокращает

Нам опыты быстротекущей жизни

А. С. Пушкин. «Борис Годунов»

Как известно, любому PR-воздействию на общество, любой разрабатываемой PR-кампании должно предшествовать исследование целевой аудитории. При этом пиармену необходимо постоянно помнить, что уровень восприятия аудиторией всего того, что он собирается ей преподнести, зависит в первую очередь от ее тезауруса и ментальности, а вовсе не от того, что знает или любит он сам. И совершенно очевидно, что если в каком-то из музыкальных фрагментов PR-мероприятия звучит «Полет валькирий» Вагнера, то у одних из слушателей он, несомненно, вызовет бурю эмоций, тогда как другие даже не будут знать, ни кто такой Вагнер, ни кто такие валькирии и куда они, собственно говоря, летят. То же самое можно сказать и про восприятие написанного текста, потому что недаром ведь было сказано еще когда, что кто-то смотрит в книгу, а видит там... плоды фигового дерева.

Все люди читают, но они читают по-разному, и это, конечно же, известно всем. Однако, как это происходит на самом деле и какие от этого бывают последствия, известно далеко не каждому. Сейчас уже не так часто, а раньше постоянно говорили о том, что мы, мол, «самая читающая страна на свете». И верно: куда ни посмотри, все читали газеты и журналы, а на подписку на тот же самый журнал «Техника — молодежи» в образовательных учреждениях и многочисленных НИИ стояла целая очередь, как, впрочем, и за всем остальным. Однако интересно: даже в то благополучное, по мнению большинства людей той эпохи, время практически никто из окружающих меня людей (ну, разумеется, за исключением моих коллег-преподавателей) не мог ответить на вопрос, что означает слово «социальный».

Теперь посмотрим на сам механизм чтения. Оказывается, что читать тоже можно по-разному. Многие — приглядитесь к окружающим вас «чтецам», когда они погружены в чтение, — читают про себя, но при этом шевелят губами, проговаривают текст. При этом человек усваивает всего-то 20—25 % написанного, минус те слова, которые он вообще не понимает. И что остается? Получается, что чтение есть, а толка нет! У других губы не шевелятся, однако отчетливо движется гортань. Такое чтение дает 30—40 % усвоения. Между тем именно так у нас читает значительная часть населения. Будете ехать в плацкартном вагоне поезда — понаблюдайте. Там это особенно заметно.

Люди с высшим образованием, как правило, читают, водя глазами по строчкам, текст они не проговаривают, но это чтение эффективно не до конца. Самому эффективному способу — считывать текст по вертикали, когда достигается усвоение 95 % написанного, — у нас практически нигде не учат, хотя курсы для детей, обучающие быстрому счету в уме по японской методике уже появились. Впрочем, зачем нашим людям были нужны знания? В конце 1980-х годов 40 % наших соотечественников были заняты тяжелым и малопроизводительным ручным трудом на уровне XIX века, сложной бытовой техники они не имели вообще... Ну и к чему им было напрягать голову? В то время был даже такой стишок:

Если руки сильные и большая грудь,

Не будь ты математиком, грузчиком ты будь!

Когда фашисты в Германии рвались к власти, они обещали повысить зарплату доцентам германских вузов в три раза. Поэтому первым, кто фашистов поддержал, был Всегерманский профсоюз доцентов. Но потом фашисты начали заигрывать с рабочими и, чтобы перетянуть их на свою сторону, стали поносить сословие «академиков» и «интеллигентов». В 1933 году в результате первой чистки из вузов Германии было уволено 1268 доцентов, а в 1944-м —уже 4289! И что же? Все наиболее талантливые ученые Германии оказались в США, а фашистский «тысячелетний Рейх» так и не мог создать эффективное «супероружие» и проиграл войну! Зато министр труда

Роберт Лей, выступая на большом собрании рабочих военной промышленности, говорил:

«Для меня любой дворник важнее всякого академика. Дворник одним взмахом метлы сметает в канаву сотни тысяч бактерий, а какой-нибудь ученый гордится тем, что за всю свою жизнь он открыл одну-единственную бактерию!»

Дорогую цену, однако, заплатила Германия за такие высказывания и популистские лозунги...

История нас учит и другому. Британский политолог Артур Понсонбл предупреждал:

«Открытое признание во лжи, сделанное правительством, в которое народ верил, может стать для него роковым».

Разве мы не видим поистине роковых последствий таковых признаний именно у нас? Нужно очень тонко чувствовать состояние души, настроение народа, знать методику психологического воздействия на массы и лишь тогда только на них воздействовать, а не рубить с плеча.

Все эти аспекты как раз и находятся в компетенции ииарменов. А это, в свою очередь, означает, что каждый такой специалист должен очень много знать, а для этого — много читать, причем читать именно потому, что этого не делают другие! Дело в том, что вы не сможете заставить окружающих слушать себя, если вы не знаете больше того, что знают они. Только имея интеллектуальное превосходство над всеми остальными людьми, вы сможете убедить их изменить свое «общественное мнение», а для этого необходимо много читать!

Значения не имеет, умеете ли вы читать так, чтобы понимать все написанное, или же еще боитесь толстых книг вроде «Маркетинга» Филиппа Котлера. Ведь если вы специалист по связям с общественностью, то вам придется читать обязательно, хотите вы этого или нет. Однако читать все подряд тоже глупо, вот почему именно сейчас мы и обратимся к небольшому литературному обзору. И пусть другие проговаривают про себя текст и шевелят губами, нам следует научиться усваивать профессиональный текст по максимуму, а для этого опять-таки необходимо много читать, в то время пока все другие смотрят в телевизор или в компьютерный монитор, что, как известно, очень даже не полезно, а вредно!

В любом случае, исходя из принципа Парето, 80 % читают плохо, не понимают всего того, что написано в книгах и сразу же забывают написанное. Однако книги тоже бывают разные: только 20 % из них содержат 80 % полезной для вас информации, тогда как в остальных 80 % содержится всего лишь 20 % нужных сведений. Таким образом, одним только правильным подбором литературы вы сможете сэкономить себе и время, и деньги. Вы прочитаете всего 20 книг, а будете знать то же самое, что и тот, кто прочел 80. Так какие же книги следует читать будущим специалистам по связям с общественностью и рекламе?

Первым учебником для всех начинающих является книга Сэма Блэка «Паблик рилейшнз. Что это такое?», впервые напечатанная у нас на русском языке еще в 1989 году. Это своего рода библия PR, настольная книга всякого уважающего себя пиармена. В ней есть практически все для того, чтобы получить представление об этой специальности. Но, как всякая библия, она достаточно идеализирована. В ней говорится о том, как нужно поступать, однако обойдены многочисленные подводные камни реальной жизни. К тому же изложенный в ней опыт — это опыт минувшего, да к тому же еще и опыт зарубежный, очень во многом удаленный от нашей российской действительности.

Очень хорошо, что в этой книге приводятся выдержки из кодексов профессионального поведения специалистов по связям с общественностью: доходчиво и понятно разъясняется, что можно, а чего всеми силами следует избегать.

Начиная с 2000 года книг по PR стали издавать очень много. Можно сказать, что начался своего рода бум литературы этого направления, причем печатались книги как отечественных авторов, так и зарубежных. Среди последних обязательно следует назвать книгу Скотта М. Катлипа, Алена X. Центера и Глена М. Брума «Паблик рилейшнз. Теория и практика», опубликованную в Москве издательским домом «Вильямс» в 2000 году. В аннотации к ней говорится, что данное издание остается базовым справочником в области знаний по связям с общественностью во многих странах мира, и именно она чаще всего цитируется в других изданиях. Действительно, весь опыт англоязычных стран в области PR в ней есть, а кроме того, вы только посмотрите, какие потрясающие воображение фамилии у ее авторов. Их непременно нужно выучить наизусть, чтобы в соответствующей обстановке вы могли произнести их все без запинки и этим самым произвести на людей впечатление своей потрясающей ученостью. Что касается всего остального, то, на мой взгляд, достоинства этой книги весьма сильно преувеличены. Это достаточно сухое изложение того, что есть за рубежом, однако никак не пособие. Важно, что за прошедшие 18 лет содержание этой книги не устарело.

Современные издания 2017 года всякий, кому это интересно, может, по ключевым словам, найти в Интернете. Но пиарщик просто обязан не только читать специальную учебную литературу, но и «учиться, развлекаясь», т. е. читая на досуге специально подобранные художественные произведения. Такое чтение — вроде бы и не учеба, которая всегда скучна (чего греха таить!), а удовольствие. Однако герои, за приключениями которых интересно следить, всегда нас чему-то учат. Занимаясь пиаром, нужно понимать — что бы там ни говорили о «стратегии доверия» одного человека к другому, в реальности пиарщик должен поставить себя так, чтобы доминировать над всеми остальными людьми. Причем доминировать не глупо, нарочито, оскорбительно, а как бы (вот замечательное словечко из числа тех, что сегодня так любит употреблять молодежь!), абсолютно естественно, чем, кстати говоря, харизматическая личность всегда отличалась от всех остальных.

И если хвалиться прочитанными учебными пособиями как-то и не слишком удобно (хотя сообщить о своем с ними знакомстве бывает очень важно), то почему бы при случае не завести разговор о художественной литературе? Сделать простые и глупые глаза (для чего девушкам достаточно их всего лишь широко раскрыть), махнуть ручкой, подчеркивая не слишком уж большую значимость вами сообщаемого и между прочим сказать: «Я, знаете ли, недавно прочитала такую интересную книгу... автор ее французский писатель XIX века Эмиль Золя, а называется она “Дамское счастье”», и это самый лучший учебник по PR и рекламе, который я когда-либо встречала». А дальше вполне можно говорить уже о самом романе, подчеркнув, что сериалы типа «Не родись красивой» как раз и вышли из этого бессмертного творения Эмиля Золя.

Кроме этого романа специалист по PR вполне может и, я бы даже сказал, просто обязан прочитать ряд других интересных книг: романы Редьярда Киплинга «Ким» и Синклера Льюиса «У нас это невозможно», роман-дистопию Джорджа Оруэлла «1984», в свое время весьма популярное, а ныне подзабытое произведение Роберта П. Уоррена «Вся королевская рать», роман Бенджамина Эппела «Большой человек, ловкий человек», остросюжетный роман Артура Хейли «Менялы», и даже такое малоизвестное у нас произведение Герберта Уэллса, как «Тоно-Бенге».

Последний роман (а начать хочется именно с него) к шедеврам английского писателя не относится, это не «Война миров», и читать его можно и нужно не с начала, а только ту часть, в которой как раз и рассказывается про изобретение «Тоно-Бенге» — очевидную пародию на всем известную «Кока-Колу». Но вот тут Герберт Уэллс оказался молодец — все расписал именно так, как надо, и этот отрывок из его романа можно хоть в учебник по рекламе включать!

Отметим, что «Дамское счастье» — это и в самом деле, пожалуй, лучший роман «всех времен и народов», посвященный теме раскрутки крупного универсального магазина. И совершенно не имеет значения, что действие в нем происходит даже не в XX веке, а во второй половине XIX века. Все то же самое, только рекламу развозят на крупных лоснящихся лошадях, а не на больших блестящих автомобилях. Кстати, вот вам и готовая акция по PR-продвижению: оформляем соответствующим образом повозки, готовим конский состав, ну а потом обо всем этом пишем, приглашаем журналистов и телевизионщиков. Это НОВОСТЬ! Такое даже в Москве не стыдно будет показать, особенно если кони будут стоящими, а повозки отделаны всевозможной бронзовой фурнитурой и умело декорированы в стиле «нового со старым».

А если взять, к примеру, раздачу воздушных шариков с логотипом своей фирмы. Российское издательство «Эксмо» постоянно применяет этот прием на международных книжных ярмарках на ВВЦ. Всякому, кто покупает книгу на стенде, вручается голубой или красный шарик, надутый легким газом, из-за чего уже через некоторое время над головами посетителей выставки плавают в воздухе сотни логотипированных шаров. Банально вроде бы? А люди иного-то и не ждут! Как говорится, мелочь, а приятно. Именно так делал Октав Муре в романе «Дамское счастье».

А разве не смешно читать о том, как конкурент Муре Бутмон вздумал освятить свой новый магазин «Четыре времени года» и пригласил для этого священника церкви Св. Магдалены с причтом:

«Церемония была поистине праздничная: торжественная религиозная процессия прошла из шелкового отдела в перчаточный, и благословление господне снизошло на дамские панталоны и корсеты». Хотя потом все это не помешало магазину сгореть, зато впечатление на великосветскую клиентуру Бутмона данная акция произвела настолько сильное, что владелец магазина «Дамское счастье» Октав Муре начал подумывать о том, как бы ему пригласить архиепископа».

Кстати, то же самое современный пиармен можете предложить и сегодня. Пригласить хорошего (в смысле внушающего уважение своим внешним видом) батюшку-священника, все это соответственно обставить, а в речи, обращенной к журналистам, так прямо и сказать: «В свое время на меня произвел очень сильное впечатление Роман Эмиля Золя “Дамское счастье”, я там прочитал/прочитала о том-то и о том-то, и вот, как человек православный, я сегодня, когда у нас в стране возрождаются... ценности... и все такое прочее... ля-ля-ля... мы пригласили... чтобы... и потому что... Мы, мол, желаем вам всего лучшего». А батюшка пусть при этом добавит, что ваш магазин или фирма угодны Господу, и всем от этого будет хорошо! Журналистам будет о чем написать, а телевизионщикам — что показать. А ваши покупатели даже и не удивятся, потому что увидят, что вы действуете в «духе дня».

А вот прямо-таки инструкция к тому, что нужно делать в современном производственном коллективе специалисту по связям с общественностью как ради укрепления его корпоративного единства, так и на публику, на прессу, чтобы опять-таки журналистам было что про него писать. Дениза (так зовут главную героиню романа, вокруг которой завязывается вся интрига), в силу своей врожденной утонченности (а такое бывает не только в романах, но и в жизни, хотя в исключительных случаях!), предлагает Муре целый ряд интереснейших внутрифирменных мероприятий, в частности поддерживает идею одного из служащих создать в магазине оркестр. Три месяца спустя под управлением Лома находилось уже 120 музыкантов; мечта его жизни сбылась, а в магазине было устроено большое празднество, состоявшее из концерта и бала, и организованный оркестр выступил перед покупателями, перед всем миром. О нововведении заговорили газеты, и даже Бурдонклю (заместитель и партнер Муре), которого все это сначала бесило, пришлось склониться перед такой неслыханной рекламой. Затем была устроена специальная комната, где к услугам продавцов имелось два бильярда и столики для шахмат и триктрака: «При магазине открылись вечерние курсы, велись занятия по английскому и немецкому языкам, грамматике, арифметике и географии; были даже введены уроки верховой езды и фехтования. Для служащих была создана библиотека в десять тысяч томов. Наконец, появился доктор, живший при магазине и дававший бесплатные советы; были устроены ванны, буфеты, парикмахерская. Все, что требовалось жизнью, находилось тут же, под руками; не выходя из магазина, каждый получал стол, ночлег, одежду и образование».

«Дамское счастье» само удовлетворяло все свои материальные и культурные потребности среди громадного Парижа, заинтересованного этими новшествами, этим городом труда, который вырос на навозе старых улиц, открывшихся, наконец, яркому солнцу.

Последняя фраза насчет солнца — это «красивость», а вот про все остальное можно сказать, что все это слово в слово списано с какого-нибудь устава современной японской компании, поскольку именно в Японии таким формам корпоративной работы уделяется особенно большое внимание.

Кстати, ведь многие крупные современные магазины буквально с улицы берут продавцов и продавщиц, которые ни манерами, ни умением особым они не обладают. И надо ли говорить, что занятия по икебане, ведению домашнего хозяйства, курсы визажа и всего прочего, организованные при таком крупном магазине, да еще с бонусной системой их посещения, станут отличным способом его позиционирования на всех уровнях. Таким образом можно обратить на себя самое пристальное внимание общественности и создать предприятию, магазину или фирме прекрасное паблисити без каких-то особенных финансовых затрат.

«Ким» Р. Киплинга — это «повесть про шпионов», которая, однако, имеет самое прямое отношение к «паблик рилейшнз». Ведь кто такой настоящий специалист по связям с общественностью, как не человек, связанный с другими людьми сложным комплексом самых различных информационных взаимоотношений?! Именно такими отношениями как раз и был связан с индусами Ким. Он был и белый, и индиец одновременно, поэтому знал, почему местные жители совершают те или иные поступки, отчего они делают все именно так, а не как-нибудь иначе. Но разве современному пиармену не следует знать все то же самое про окружающих его людей, чувствовать мотивацию их поступков буквально на уровне интуиции? Ведь если по каждой нужной мелочи он будет заказывать социологические исследования у соответствующей фирмы, то так и разориться недолго. Поэтому мелочи ему следует подмечать самостоятельно.

Ким ловко обводил вокруг пальца как «белых», так и «цветных», а все потому, что он обладал незаурядным интеллектом и умел его применять. Собственно, именно за это его и отобрали разведчики-сахибы и включили в Большую игру — занятие столь же интересное, сколь и опасное, однако вдобавок ко всему еще и высокоинтеллектуальное. Ким получал главное удовольствие от того, что он умел анализировать поступающую к нему информацию. А разве это не первейшая обязанность специалиста по СО?

Однако Киплинг не был бы Киплингом, если бы написал только о занимательных приключениях мальчика-полукровки. Нет, мудрые мысли встречаются в повести «Ким» буквально на каждой странице. Многие современные молодые люди, отдавая дань моде, читают Мураками даже в метро, и все для того, чтобы обрести некую мудрость, заложенную в его писаниях. Однако все это же самое вполне можно было бы (и нужно!) прочитать и у Киплинга. Ну вот хотя бы, например, этот отрывок:

«Ким с самого начала притворился, что понимает не больше одного слова из трех. Тогда полковник понял свою ошибку, перешел на урду, которым владел свободно, употребляя однообразные выражения, и Ким почувствовал удовлетворение. Человек, который так превосходно знает местный язык, так мягко и бесшумно двигается, чьи глаза так отличаются от тупых, тусклых глаз прочих сахибов, не может быть дураком.

— Да, и ты должен научиться срисовывать дороги, и горы, и реки и хранить эти рисунки в своих глазах, пока не наступит удобное время перенести их на бумагу. Быть может, однажды, когда ты будешь землемером, я скажу тебе, когда мы будем работать вместе: „Проберись за те горы и посмотри, что лежит за ними". А кто-нибудь скажет: „В тех горах живут злые люди, и они убьют землемера, если он будет с виду похож на сахиба". Что тогда?

Ким задумался. Не опасно ли ходить в той же масти, что и полковник?

  • Я передал бы вам слова того человека.
  • Но если бы я ответил: ,,Я дам тебе сто рупий за сообщение о том, что находится по ту сторону гор, за рисунок какой-нибудь речки и кое-какие сведения о том, что говорят люди в деревнях"?
  • Почем я знаю? Я еще мальчик. Подождите, пока я буду мужчиной. — Но, заметив, что полковник нахмурился, он продолжал: — Думаю, впрочем, что через несколько дней я заработал бы эти сто рупий.
  • Каким путем?

Ким решительно покачал головой.

  • Если я скажу, каким образом я их заработаю, другой человек может подслушать это и опередить меня. Нехорошо отдавать знание даром.
  • Скажите теперь, — полковник вынул рупию.

Кимова рука потянулась было к ней и вдруг опустилась:

  • Нет, сахиб, нет. Я знаю, сколько будет заплачено за ответ, но не знаю, почему задан вопрос.
  • Так возьми ее в подарок, — сказал Крейтон, бросая ему монету. — Нюх у тебя хороший. Не допускай, чтобы его притупили у Св. Ксаверия. Там многие мальчики презирают черных людей.
  • - Их матери были базарными женщинами, — сказал Ким. Он хорошо знал, что нет ненависти, равной той, которую питает метис к своему единоутробному брату.
  • Правильно, но ты сахиб и сын сахиба. Поэтому никогда не позволяй себе презирать черных людей. Я знаю юношей, только что поступивших на государственную службу и притворявшихся, что они не понимают языка и обычаев черных людей. Им снизили жалованье за такое невежество. Нет греха большего, чем невежество. Запомни это».

Хороший совет, не так ли? Причем со всех точек зрения и во всех отношениях! А в нашу советскую эпоху про Киплинга имели обыкновение писать, что он «бард британского империализма», а он, оказывается, прямо-таки настоящий интернационалист. Естественно, что пиарщик, зная, что 80 % людей — это отнюдь не самые умные, не должен ни в коем случае этих людей презирать, а должен уметь к ним приспособиться, как это умел делать Ким, и точно так же, без насилия, умело добиваться своих целей.

А вот еще один отрывок, и вновь, что называется, не в бровь, а в глаз:

«— Когда я впервые начал вести дела с сахибами, а это было в то время, когда полковник-сахиб был комендантом форта Абазай и назло залил водой лагерь комиссара, — рассказывал Махбуб Киму, пока мальчик набивал ему трубку под деревом, — я не знал, какие они дураки, и это приводило меня в ярость. Так, например... — тут он повторил Киму выражение, которое один англичанин неумышленно употребил невпопад, и Ким скорчился от хохота. — Теперь, однако, я вижу, — он медленно выпустил дым изо рта, — что они такие же люди, как и прочие; кое в чем они мудры, а в остальном весьма неразумны.

Очень неразумно употреблять в обращении к незнакомцу не те слова, какие нужно. Ибо, хотя в сердце, возможно, и нет желания оскорбить, но как может знать об) этом незнакомец? Скорее всего, он кинжалом начнет доискивать истины.

  • Верно. Верные слова, — торжественно произнес Ким. — Так, например, невежды говорят о кошке, когда женщина рожает ребенка. Я слышал это.
  • Значит, человеку в твоем положении особенно следует помнить об этом, и помнить двояко. Среди сахибов никогда не забывай, что ты сахиб, среди людей Хинда всегда помни, что ты... — он сделал паузу и умолк, загадочно улыбаясь.
  • Кто же я? Мусульманин, индуист, джайн или буддист? Это твердый орех, — не раскусишь.
  • - Ты, без сомнения, неверующиіі и поэтому будешь проклят. Так говорит мой закон, или мне кажется, что он так говорит. Но помимо этого ты мой Друг Всего Мира, и я люблю тебя. Так говорит мое сердце. Все эти веры — все равно что лошади. Мудрый человек знает, что лошадь — хорошая скотина; из каждой можно извлечь пользу. Что касается меня, то, хотя я хороший суннит и ненавижу людеіі из Тираха, я держусь того же мнения о всех. Ясное дело, что катхла-варская кобыла, оторванная от песков ее родины и приведенная в западный Бенгал, захромает: даже балхский жеребец (а нет лошадей лучше балхских, не будь у них только плечи такие широкие) никуда не будет годиться в великих северных пустынях рядом с верблюдами-снегоходами, которых я видел.

Поэтому в сердце своем я говорю, что все веры подобны лошадям. Каждая годится для своей родины».

Конечно Махбуб-Али, лошадник, ничего не знал о принципе Парето, но, видимо, был он достаточно мудр, чтобы на житейском уровне, пожив на этом свете и повидав людей, интуитивно понимать его влияние на общество. Впрочем, это не он опять-таки был мудр, а Редьярд Киплинг, но вот знал ли он об этом принципе, когда писал «Ким», к сожалению, неизвестно.

А вот другой пример вполне готовой предвыборной пиар-акции, но только уже из книги американского писателя Синклера Льюиса «У нас это невозможно», в которой речь идет о вымышленных событиях в США, которые могли бы произойти там в середине 1930-х годов. Описывается предвыборная демонстрация сторонников некоего Бэза Уиндрипа, баллотирующегося в президенты США. Впереди шествия — несколько отвратительного вида безработных с гнилыми зубами, рахитичные дети, переддвигающиеся на тележках с колесиками безногие ветераны Первой мировой войны и в орденах, причем у каждого из демонстрантов в руках плакат: «Мы живем на пособие! Мы хотим Бэза!»

Все это описано Синклером Льюисом мастерски, однако если немного задуматься, то становится очевидно, что перед нами не просто текст художественного произведения, но и готовый сценарий PR-мероприятия, весьма острого по своему накалу.

Допустим, что вас нанимает какая-нибудь партия, чтобы разжечь общественные страсти ради какого-нибудь впечатляющего общественного блага завтра. Или же кто-то вдруг решил шокировать своего губернатора... Вот берите и делайте все точно так же, как это описано в романе: собирайте бомжей поомерзительнее, пьяниц, предельно всем недовольных домохозяек и инвалидов «на колесиках». На последних в обязательном порядке должна быть форма и ордена, однако самое главное — предупредить прессу. Причем не свою, местную, которой «своя власть» так или иначе всегда сумеет закрыть рот, а представителей зарубежных газет, аккредитованных в России, телевизионных каналов (например, отечественного ТНТ, иностранных CBN и ВВС и т. д.). Устройте шоу а-ля «у нас это невозможно», и можете поверить, что вы доставите своим властям массу неприятностей, в особенности приурочив это действо к первомайской демонстрации или же к праздни ку Народного единства. Вы только себе представьте: на площади перед местным Домом Правительства вместе с организованными рядами демонстрантов вдруг заявляется колонна людей откровенно нищенского вида, а вслед за ними катят инвалиды всех войн, включая чеченскую, на тележках с колесиками и отталкиваются от асфальта палками и руками!

Все лозунги и призывы, провозглашаемые ведущими в микрофон или посредством мегафона, буквально тут же застревают у них на языке. Телевизионщики снимают, журналисты рады-радешень-ки, что вы их пригласили и что они оказались на таком интересном мероприятии именно здесь и сейчас. Слухи, один невероятнее другого, множатся, словно грибы после дождя, а вам именно этого и надо.

Еще лучше, если полиция попытается воспрепятствовать шествию, но вы к этому будете заранее готовы, и сопровождающие вас журналисты станут тут же снимать...

Успех вашему PR-проекту будет гарантирован, а все лишь потому, что вы, в отличие от других, потрудились прочитать «У нас это невозможно» и претворили в жизнь его «рекомендации». А вот другой пример, взятый из этой же книги:

«Полковнику Дьюи Хейку, предложившему кандидатуру Бэза на съезде в Кливленде, была отведена в предвыборной кампании роль совершенно исключительная, — это была одна из самых удачных выдумок Сарасона. Хейк агитировал за Уиндрипа не на многочисленных собраниях, а в местах столь необычных, что одно его появление там уже было сенсацией, причем Сарасон и Хейк заботились о том, чтобы своевременно послать туда проворных хроникеров, сразу распространявших сведения об этих выступлениях. Хейк поспевал всюду и везде: он обратился, например, с речью к девяти озадаченным шахтерам в шахте медного рудника; он обращался с речами к полисменам, шахматистам, собиравшимся в узком кругу; к кровельщикам, работавшим на крышах домов; он выступал на пивоваренных заводах, в тюрьмах, в госпиталях, в домах для умалишенных, в маленьких часовнях, в ночных клубах».

Здесь все настолько хорошо, что вряд ли можно что-нибудь добавить... Впрочем, нет. Добавить можно музыку и специально написанный гимн, вроде того, что на страницах романа пели сторонники Бэза Уиндрипа:

Славься, славься, славься Бэз! Бэз и его звезда.

Мы на страже, и не придет В Америку беда!!!

А вот ваша интерпретация этого текста...

Славься, славься, наш кандидат (имя)!

Народа друг и его звезда.

И коль он на страже, то не придет В город наш беда!!!

На выборах агитатор там обращался с речью к девяти шахтерам в шахте медного рудника; к полисменам, шахматистам, собиравшимся в узком кругу; к кровельщикам, работавшим на крышах домов; он выступал на пивоваренных заводах, в тюрьмах, в госпиталях, в домах для умалишенных, в маленьких часовнях, в ночных клубах. Смешно читать, как в романе придумывают айдентику для минитменов: то звезды, то колеса, но это хороший пример того, как важно выбрать хорошую символику для своей организации!

С литературой сегодняшнего дня связан другой хороший пример того, что может сделать пиарщик даже из самого, казалось бы, банального детектива. Речь пойдет о романе Дэна Брауна «Код да Винчи». В числе восторженных отзывов едва слышны заявления о том, что роман этот целиком основан на фальсификации.

«Код да Винчи» вышел в свет в марте 2003 года, причем показательно, что книга не слишком известного автора была напечатана тиражом в 85 тыс. экземпляров (для США это совсем не мало). К тому времени 37-летний Дэи Браун уже выпустил три романа, но их успех оказался весьма скромным. Поэтому автор продолжал преподавать английский язык в университете штата Нью-Гемпшир. Его отец работал там же профессором математики, а мать была экспертом по старинной музыке. Хобби Дэна стали истории средневековья, тайные секты и криптографии. Потом к этому добавилось увлечение компьютером; в его романах, получивших название «технотриллеров», непременно фигурировали передовые технологии.

В 2000 году вышел роман Дэна Брауна «Ангелы и демоны», где впервые появился эксперт-искусствовед Роберт Ленгдон. Роман был написан в жанре исторического детектива, как раз тогда взлетевшего на пик популярности. Ну а вначале был «Маятник Фуко» Умберто Эко, потом громкий успех Артура Переса Риверты и романов Ена Пирса. Следом нахлынул девятый вал произведений, где непременно присутствовали тайные общества, готические соборы и украденные или поддельные произведения искусства. С аккуратностью филолога Браун перенес это все в свой роман. Получилось неплохо, и ободренный автор взялся за продолжение — «Код да Винчи», причем в работе ему помогала его жена Блайт, историк искусства.

После полутора лет напряженного труда роман оказался на прилавках. Успех оказался неожиданным. Тираж «Кода» в 44 странах достиг 30 млн. экземпляров. В России брауновский роман довольно быстро достиг пика популярности: его читали в метро, на лекциях и даже на пляже. То же самое происходило во всем мире. В Париже, Лондоне, на юге Франции бешеной популярностью пользовались туры по местам действия романа.

Одновременно на Западе вышло не менее десяти комментариев к бестселлеру Брауна. Самый вдумчивый из них — «Взламывая Код да Винчи» Саймона Кокса — переведен на русский язык.

Появляются и наши собственные опусы на ту же тему, например, путеводитель журналиста Егора Симачева «Мистический Париж».

К PR же все это относится в том смысле, что успех «Кода» встревожил католическую церковь. Какое-то время она не замечала крамольного романа, но потом молчание нарушил влиятельный кардинал Тарзичо Бертоне:

«Автор пытается дискредитировать церковь Христову при помощи подставок и фальсификаций. Браун полностью исказил традиционное представление о священной чаше Грааля, не имеющей никакого отношения к реальной истории Марии Магдалины. Я призываю верующих не покупать и не читать книгу Брауна».

После этого призыва популярность романа только возросла, а церковь получила в свой адрес упреки в нетерпимости и консерватизме, что как раз и является законченным результатом по снижению паблисити, если рассматривать происходящее с точки зрения специалиста по связям с общественностью. То есть мы можем действовать и так: найти талантливого автора или группу авторов, указать им, как и о чем писать, сделать их творению соответствующую рекламу, а затем, когда нужная нам книга превратится в общественное явление, нам останется только лишь ждать негативной реакции наших противников. В России любят дураков и обиженных, поэтому и так, и эдак успех будет гарантирован. С одной стороны, ругающего или ругающих с успехом можно будет обвинить в покушении на свободу творчества, консерватизме, нетерпимости и даже наследственной узколобости, но с другой — все это только придаст изданию популярности и увеличит его тираж. Все это сейчас, кстати говоря, происходит с фильмом «Матильда». Вывести его в прокат потребовал сам министр культуры, в то время как целая сеть кинотеатров отказалась его демонстрировать по соображениям безопасности. Значит, в итоге возрастет спрос на этот фильм на дисках!

А можно разместить в газете карикатуры, как это было сделано газетой «Шарли Эбдо» в отношении пророка Мухаммеда. И после того как на вашу публикацию последует соответствующая реакция, опять-таки с грустью в голосе можно обвинить ваших критиков в религиозном фанатизме и средневековой нетерпимости: «Вот они какие плохие!». И определенная доля граждан так или иначе вас непременно поддержит. А знаете, почему? Да все потому же: «им нравится бесстыдная отвага...» Конечно, сотрудники редакция «Шарли Эбдо» после этого, увы, пострадали. Но зато насколько после этого выросли их тиражи?!

Однако никто же не требует, чтобы именно вы именно так поступали. Просто это один из эффективных приемов воздействия на общественное мнение, о котором никогда не следует забывать

Прочитайте рассказ Аркадия Аверченко «Золотой век», и вы получите исчерпывающее представление о весьма продуманной PR-кампании по имиджированию ранее неизвестного лица, а из романа Артура Хейли «Менялы» можно использовать готовый сюжет оригинальной PR-акции в любом крупном аэропорту и также еще многое и многое другое.

А разве не совершенно по-современному звучит и сегодня повесть братьев Стругацких «Хищные вещи века», написанная ими еще в 1964 году?! Конфликт героя и обстановки начинается там буквально уже с первой страницы.

Метафорой границы между различными мировоззрениями является таможенный барьер. Хорошая жизнь по ту сторону барьера описывается очень подробно и тщательно, и она очень напоминает наш сегодняшний день. Таможенник обращает внимание приезжего «на наше солнце», «прекрасное утро», после чего следуют рекомендации гида: «Всегда делайте только то, что вам хочется, и у вас будет отличное пищеварение... А самое главное — ни о чем не думайте». Перейдя через границу, герой попадает в самую настоящую Страну Дураков. Его окружает общество эпохи изобилия, но оно изнасиловано бездельем и, следовательно, ненужностью людей самим себе. Эта ненужность пропитывает все слои общества, кроме университетской интеллигенции. Каждый человек в этом обществе проходит 12 кругов рая и в конце концов выбирает свой излюбленный круг. Люди пьют. Люди уничтожают произведения искусства. Люди разгоняют скуку, подвергаясь смертельной опасности. Молодые люди уходят от мира и его забот при помощи грезогенератора, называемого дрожкой. Герой повести— доктор философии Опир — утверждает:

«Любовь и голод. Удовлетворите их, и вы увидите абсолютно счастливого человека. Все утопии всех времен базируются на этом простейшем соображении. Освободите человека от забот о хлебе насущном и о завтрашнем дне, и он станет истинно свободен и счастлив».

И многие только об этом сегодня и мечтают.

«Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют... Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него хороводы. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты добрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистический и какой ты умный, какое у тебя чувство юмора и как ты ловко решаешь кроссворды! И наука к твоим услугам, и литература, чтобы тебе было весело и ни о чем не надо было думать. И всяких вредно влияющих там хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем. А еженедельники стараются прикрыть это смрадное болото приторной корочкой благополучной болтовни, а этот дипломированный дурак прославляет сладкие сны, и тысячи недипломированных дураков предаются снам, как пьянству. Газеты заполняли остроты, карикатуры, советы, как занять свои руки, и при этом, упаси бог, не побеспокоить голову. А что-то придумывать — нужно иметь особые способности. Это же надо гору книг прочитать, а попробуй-ка их читать, когда тебя от них тошнит! Теперь, значит, придумывают для себя умные люди что-нибудь новенькое, то дрожку, то пляску...»

Вот так у Стругацких в их произведении и формируется система управления дураками. А недуракам в этом обществе очень тяжело, прежде всего от того, что их очень мало.

Зато всем прочим уже более не были страшны никакие заботы и неустройства. Эти люди знали, что наступит час, и невидимое излучение грезогенератора исцелит их сознание и вернет радостное ощущение бытия.

Но разве сейчас наш шоу-бизнес занят не тем же самым? Разве газеты и развлекательные журналы в ярких обложках не заполнены совершенно идиотскими ребусами и кроссвордами, в решении которых соревнуются даже по общероссийскому телевидению? Впрочем, одного из открытий братья Стругацкие вовсе не предусмотрели — в их повести отсутствуют мобильные телефоны. А вместо слега мы по старинке используем экстези, героин и крэк. Во всем остальном это вполне актуальная книга.

Вы любите детективы? И тут к вашим услугам есть произведение, которое заставляет подумать о PR и вообще о многом. Это знаменитый детектив Пера Вале «Гибель 31 го отдела», написанный, кстати, в том же 1964 году, что и произведение братьев Стругацких. Детективная линия там дана только для того, чтобы показать главное: человек — раб дозированной информации, и если вы ее правильно подбираете и соответствующим образом подаете в массы, то они, т. е. эти самые массы, ваши!

А вот и вовсе удивительная книга: роман Ивана Ефремова «Час Быка» (1968). Открываем и читаем:

«Нагнетание угрозы тотальной войны как прием политической агитации, постоянное напоминание об этом в газетах, радио, телевидении способствовали психозам молодой части населения — противоречивым стремлениям скорее испытать все радости жизни и уйти от ее реальности. Насыщенность развлечениями, накал искусственных переживаний создали своеобразный «перегрев» психики. Люди все упорнее мечтали уйти в другую жизнь, к простым радостям бытия предков, к их наивной вере в ритуалы и тайны».

Вот и еще очень даже показательная цитата:

«По диалектическим законам оборотной стороны железная крепость олигархического режима одновременно очень хрупка. Надо изучить ее узловые крепления, чтобы систематически ударять по ним, и все здание рассыплется, несмотря на кажущуюся монолитность, потому что оно держится лишь на страхе — снизу доверху». Так что вывод вполне однозначен: чем полнее история общества отражается в литературе, чем талантливее делает это автор, тем с большей эффективностью это произведение целиком, либо в какой-то его части, может быть использовано в целях практического обучения даже такой специфической профессии, как «паблик рилейшнз!»

За литературой, как вы, конечно же, понимаете, кроется знание и жизни, и людей, но кроме того, знакомство с хорошей литературой помогает на них же и влиять своим собственным примером. Причем для этого всего только лишь и нужно, что выучить наизусть хотя бы несколько стихотворений достаточно великих, но в то же время малоизвестных поэтов и объявить, что вы интересуетесь их творчеством, что вас покорили их «чеканные строки». Лучше всего, если ими окажутся Китс, Шеридан или Шелли, а не вполне банальные для нас Ахматова и Ахмадулина, хотя качество поэзии последних я отнюдь не хочу принижать. Просто прочитать и выучить наизусть их стихи гораздо легче, чем того же Китса. Байрон и Шекспир могут показаться слишком возвышенными. Ваш интерес к их творчеству может быть воспринят обществом как ваша личная нескромность, тогда как интерес к Шелли будет в самый раз. Или Роберт Бернс — его у нас тоже далеко не все знают, но о таком поэте хотя бы слыхали...

Кстати, для молодых, начинающих пиарщиков полезным во всех отношениях будет чтение даже не современной или, скажем, классической литературы, а фантастики, которая очень полезна тем, что пробуждает творческое воображение. Приводить в пример пророческие предвидения Жюля Верна и Герберта Уэллса в таких случаях стало уже традицией, однако мой пример эффективного влияния фантастики на современную жизнь будет иного рода...

Как-то исследователь пограничных областей научного знания В. А. Чернобров задался целью выяснить, какое из литературных произведений оказало наибольшее влияние на судьбы людей. Главные книги мировых религий? Но ведь это весьма объемные фолианты, которые, к тому же, целиком читала лишь очень небольшая часть верующих... Труды классиков марксизма? Из их огромного наследия трудно выделить ОДНО произведение. Сочинение выдающихся ученых? Опять-таки, это совокупности, системы работ.

Чернобров пришел к выводу, что наиболее эффективным по части влияния на людей был небольшой рассказ А. П. Казанцева «Взрыв», опубликованный в 1946 году в журнале «Вокруг света». В нем его автор впервые в мире предложил объяснение реального, хорошо известного, но не объясненного до сих пор феномена — тунгусского взрыва 1908 года — действием внеземных разумных сил. При этом сам термин «UFOlogy» появился только спустя год. Нет, ни в коем случае нельзя утверждать, что о тунгусской катастрофе к этому времени все позабыли. Нет, и сам этот взрыв не остался незамеченным, и экспедиции, отправлявшиеся в его зону, были достаточно известны, причем не только лишь одним специалистам. Но после публикации рассказа научная загадка вызвала к себе массовый общественный интерес такой силы, что с ним не сравнятся иные ученые труды.

В конце концов на помощь любителям и отдельным ученым пришло «космическое» ОКБ страны: так летом 1960 года на личном вертолете С. П. Королева были обследованы сотни квадратных километров тайги в районе взрыва. При помощи армейского дозиметра искали следы ядерного топлива корабля пришельцев, а его возможными обломками интересовался даже сам главный конструктор. Обломков, правда, так и не нашли, но значение проведенной тогда радиационной съемки стало понятно лишь через несколько десятилетий.

В 1960—1980-х годах «комплексные самодеятельные экспедиции» к тунгусскому эпицентру были постоянными. И позднее, в 1990-е годы, и даже сейчас, несмотря на все трудности, люди чуть ли не со всей страны продолжают самостоятельно исследовать район падения Тунгусского метеорита. Кто знает, какой из всего этого рано или поздно будет результат, но самое главное, можно считать доказанным: иное и ко времени написанное литературное произведение — это прекрасный способ (т. е. одна из технологий) изменения общественного мнения!

Ну и последний совет относительно чтения коснется чисто технического момента, а именно: каким образом следует рассматривать книги, находясь в обществе. 80 % листают их спереди назад и в первую очередь глядят на титульный лист. Ученые люди открывают последнюю страницу и смотрят там выходные данные, где указаны издательство, тираж, а также объем книги в печатных листах, хотя, в об-щем-то, большинству из них это и не нужно. Вам это может быть тоже не нужно, но смотрите прилюдно все книги именно так, и вас люди станут пусть самую малость, но все-таки больше уважать! А все потому, что существуют вербальные, т. е. словесные, устные и письменные коммуникации, и невербальные — жесты, мимика, запах. И вот как раз посредством этих самых невербальных коммуникаций люди видят то, как именно вы смотрите ту или иную книгу, на подсознательном уровне сравнивают это с тем, как это же самое делают они, и неосознанно ощущают ваше превосходство, после чего с большим доверием относятся и к вашим словам!

Между прочим, обо всем этом можно сказать, что это тоже есть дизайн, дизайн вашей собственной и неповторимой личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >