Испанская скульптура и архитектура XVII века / Всеобщая история искусства.

Одним из наиболее полных исследований истории архитектуры Севильи является книга «Архитектура барокко Севильи XVIII в.» Санчо Корбачо, опубликованная в 1952 году. Этот труд способствовал не только переоценке художественного направления в архитектуре этой эпохи, но и одновременно побуждал интерес и любопытство к дальнейшему исследованию истории искусств Севильи и ее провинции. Впоследствии стали появляться многочисленные публикации, посвященные истории искусства Севильи восемнадцатого века. Меньше внимания уделялось архитектуре XVII столетия, хотя следует признать, что в последнее десятилетие выходят в свет различные монографии, посвященные конкретным памятникам архитектуры и архитекторам второй половины XVII века. Но более целостным по содержанию и по анализу художественного образа архитектуры Севильи эпохи барокко остается монография Санчо Корбачо.

Введение.

Изучение архитектуры Севильи XVII века за последние годы достигло значительного продвижения, хотя еще не достает глобального целостного изучения. В книге Санчо Корбачо «Архитектура барокко 18 в.» удается представить видение всего собранного по этому феномену. В данной работе исследуется архитектура классицизма как постоянная стилистика семнадцатого века и поколение архитекторов, которые работали в этой эстетике и, обновляя в дальнейшем орнаментальный язык, медленно продвигались к стилю барокко. В зданиях этого века, построенных заново, на новых местах или перестроенных старых, они будут постепенно вводить легкие структурные и орнаментальные варианты, которые выльются в значительные сооружения второй половины века.

...Традиционная историография проявила достаточно широкий интерес к архитектуре семнадцатого века, изучая ее самые значительные здания, хотя в большей части в работах отсутствуют ссылки на каких-то конкретных мастеров. Фундаментальным трудом несомненного значения для изучения и знакомства с этим периодом являются рукописи (аналы) Диего Ортиса де Сунига, так как он был современником этой эпохи и жил во время реализации художественных построек XVII века. К этому труду следует добавить произведения классиков: Понза, Сеана и Ллагуно, которые представляют важные сведения о зданиях, севильских мастерах XVII-ro столетия, которые, несмотря на то, что их образование было достаточно просвещенным, в целом отрицательно относились к барокко. Одним из фундаментальных трудов являлись «Новости художественные, исторические и любопытные всех общественных зданий этого очень благородного города Севильи» Феликса Гонсалеса де Леон, который систематически обходил город, описывая самые важные гражданские и религиозные здания, некоторые из которых уже исчезли, превратившись таким образом в фундаментальное свидетельство для их изучения. К этому произведению можно добавить «Севилья монументальная и художественная», написанную Хосе Хестосо, в которой-собраны исторические и конструктивные процессы большей части зданий Севильи.

К этим важным историческим указаниям следует добавить труды Селестино Лопес Мартинеса «Архитектура, скульптура и живопись соседей Севильи», из которых он брал материалы таких выдающихся мастеров, как Педро Санчес Фальконете, Хуан де Сегарра и Педро Лопес де Валле или из его исследования «Братство ла Санта Кари-дад и Венераблес Маньяры», где он использует их архитектурный рисунок церкви Госпиталя де ла Каридад Фальконете. Также полезна коллекция «Документы по истории искусства Андалусии», из которых Мартинес взял интересные данные по архитектуре Севильи той эпохи. Несмотря на обилие публикаций, существуют значительные пробелы с такими постройками, как монастырь де Нуэстра Сеньор дель Кармен, монастырь де Нуэстра Сеньора де Консоласьон де Падрес Терсерос и де Сан Хосе и церковь Санта Мария ала Бланка или об архитекторах, которые оставались практически неизвестными, таких как Кристобаль Ортис, Диего Гомес, Педро Лопес дель Вале и Себастьян де Руэста. На первом месте был труд по обобщению всей существующей историографии, чтобы перейти к непосредственному исследованию в архивах города. Таким образом, была собрана информация из первых рук, большая часть которых не опубликована. Среди архивов следует отметить муниципальный архив Севильи, чье отделение относится к «Документам Капитулов», что позволило проследить за различным строительством, которое осущетвлялось в городской среде на протяжении XVII века. Основными оказались фонды Архива Истории Провинции из отделения Нотариаль ных протоколов, откуда были взяты данные о самых значительных конструктивных процессах этого века и важные сведения, которые потом позволили описать жизненный и профессиональный путь главных архитекторов, упоминаемых здесь. Также использовались архивы Кафедрального собора и Дворца Архиепископа для изучения этих построек, особенно, что касалось Саграрио. Проведены исследования фондов библиотек, хранящие интересные печатные и рукописные труды, университетские библиотеки Севильи и Гранады, а так же Национальные библиотеки. Анализ содержания в этих документах позволяет так же углубиться в эти сложные процессы, особенно второй половины века.

В структуре работы традиционная схема, так например, на первом месте глава «Образ города», в которой к отсутствию плана XVII века представлены различные виды, выполненные граверами и художниками. Также предлагаются различные городские проекты. Как основной элемент образа города Севильи XVII века появляются улицы, площади, крытые галереи, о появлении которых оставлены подробные записи. И , наконец, изучается общественная жизнь Севильи с точки зрения контрреформации, существующей в обществе той эпохи. Увеличение капелл, алтарей, крестов и других религиозных элементов на улицах и площадях города, которые вызывали религиозные чувства у народа.

Вторая глава посвящена архитектурному языку, в котором анализируется теоретическая и практическая база мастеров, а также уделяется особое внимание изучению архитектурного рисунка XVII века с анализом рукописей D.Z., которая ин-дифицирована исследователю Диего Ортис де Сунига и рисункам из монастыря Сан Антонио де Падуа, находящимся во Дворце Епископа. Также остается не решенной задача, касающаяся рисунков, анализа орнамента и различных описей испанских художников того времени. Недостаточно изучены различные типологии, используемые мастерами, а также разнообразие материалов и их применение.

Третья глава «Архитектура гражданская» посвящена анализу строительства новой церкви Госпиталя Нуэстра Сеньора де ла Пас, а также преобразованиям, связанным с изменением конструкций зданий госпиталей Каридад, Посо Санто, Венераблес и Буен Сусесос.

Четвертая глава «Жилая архитектура» делится на две части. Первая - дома сеньоров, где представлены переустройства и расширения пространства, приведенные в четырех важных постройках. Таким образом, анализируется строительство главного фасада дворца Альтамира, которое предписывается творению Кристобал Ортис, а также строительство, проведенное во Дворце Епископа, в котором упоминается архитектор Диего Гомес, заслуживающий особого внимания. Также предлага ются проекты и тщательно разработанные произведения, выполненные инженером и главным мастером Дукес де Минсели, Мартин Родригес дель Кастро, персонажи не изветные до настоящего момента. И наконец, изучается дворец Святого Колома или Букарелли. Без сомнения, это строение представляет собой самый выдающийся знатный дом, построенный в последней трети XVII века. Вторая часть главы посвящена изучению простых домов.

Пятая глава «Религиозная архитектура» изучает наиболее представительные здания, построенные в наш хронологический период, которые охватывают данное исследование, проводя анализ различных нововведений. За этой главой следует глава «Архитекторы Севильи XVII века», повествующая о жизни и постройках изучаемых мастеров. Речь идет о таких архитекторах, как Кристобал Ортис, Диего Мартин Орехуела, Диего Гомес, Себастьян де Руэста,Редро Лопес дель Валле и Хуан Гонсалес, практически не известных, где описывается их жизненный и профессиональный путь и определяется их место в контексте архитектуры Севильи XVII века. О других, наиболее известных, таких как Андрес де Овьедо, Педро Санчес Фальконете и Хуан де Сегарра, расширены их биографические данные, а также их каталоги. Седьмая глава посвящена трудам религиозных архитекторов, которые преобретают особое значение, так как она была основана на чертежах из исчезнувших из Коллехио де ла Пурисима Консепсьон, таких как иезуит Педро Санчес, монах Хуан де Санта Мария, участвовавших в постройке церкви Сан Хосе. Также были использованы библиографические и документальные источники при написании этого труда, включая приложения к документам, в которых собраны самые значительные материалы...

...Развитие Севильи XVII века определяется целым рядом исторических фактов и обстоятельств, которые не так уж и влияли на изменение. Первый вопрос - это отсутствие важнейшего элемента исследования реального облика города XVII века, его топографического плана. Первый известный план, выполненный Пабло де Олавиде, датируется 1771 годом, несмотря на эту позднюю дату, он единственный, который дает представление городского пространства, площадей и индифицировку улиц, которые в это время все еще не имеют своей схемы. Отсутствие таких свидетельств заменяют различные виды города, предлагаемые графиками и художниками. Первым мы обязаны гравюрам, представляющим собой простые виды с окружающими город стенами. Стены прерываются основными зданиями или крышами домов, как на картине «Вид города с Востока» и Сан Маркос. В отличие от этих гравюр, акварели Пьера Марии Балди изображают приближенную изобразительную точность конкретных зданий, дают возможность разглядеть башни, купола многочисленных религиозных строений, новых храмов, которые проводились в Севилье с конца XVI века. Рисунки Балди при ближены к истинному облику города с его центром, окружной стеной, его кварталами и окраинами. Но также художник и архитектор сумел схватить самые незначительные детали, как это можно оценить на одном из видов с места Трианы, где находился Кафедральный собор со своими пинаклями, контрфорсами и аркбутанами или с видом на Госпиталь де ла Каридад, который кроме собственно здания передает атмосферу жизни города XVII века. Были и другие рисунки, уже не сохраненные. В 1610 году Кристобаль Вела и Хуан Кинтанилья сделали 4 вида Севильи и десятью годами позже три вида художника Мигеля де Эскивеля. В Госпитале де Посо Санто сохранилась картина со сценой ужасов чумы в городе. Художник выбирает передний план Госпиталя де ля Сангре, чтобы воссоздать на полотне всю тяжесть этого момента, в который даже сам госпиталь не мог приютить всех зараженных жителей Севильи. Поэтому появляются врачи, оказывающие помощь, повозки с умирающими и умершими, лежащими на песке. Очень интересны с точки зрения урбанистики и архитектуры дома, которые появляются слева на полотне, так как позволяют нам увидеть облик жилья Севильи XVII века, двухэтажные строения, с крышами, крытыми черепицей. Это место изображено и в другом полотне народного характера неизвестного автора, возможно, после трети века, который изобразил повседневную жизнь квартала Макарена, где показано много людей с повозками и мулами, женщины, которые идут навестить больных, некоторые подходят к фонтану с водой, несмотря на чуму. Как и в предыдущей картине, отражена линия домов, описанный уже облик, дух и обыденный образ жизни города.

Севилья XVII века - это город контрастов, также город праздников и различных мероприятий на площади Сан Франциско. А с другой стороны, это бедность и плутовство портового города. Это город, который живет главным образом за стенами. Возможно, это один из самых значительных аспектов, так как окруженное стенами пространство служило препятствием для развития города. Несомненно, его средневековая схема послужила основой городского развития XVII века, но его узкие улочки так и остались, несмотря ни на какие новаторские решения. К этому обстоятельству следует добавить другой важный аспект для градостроительства Севильи XVII века. Почти две трети города было занято монастырями. По мнению Ортиса де Суниги, к моменту создания в 1649 году монастыря Сан Педро де Алькантара насчитывалось 45 монастырей - 28 из них женских. Это были целые города внутри города. Даже было бы более подходящим назвать Севилью городом монастырей. Берналес Баллестерос (1972), описывая внешний облик города, противопоставлял тот город, который был скрыт за монастырскими стенами, городу торговому, активному, городу, куда постоянно приезжали люди, где существовали городские структуры - общественные организащии, санитарная служба, гражданские инспекции, деятельность которых влияла на лицо города. Увеличивается количество ба шен, куполов, колоколен, которые способствовали изменению облика города. В последнюю четверть XVI века Севилья переживет две великие градостроительные реформы, в результате которых неким образом вводится в [средневековую] архитектуру гуманистическое видение Ренессанса. Перемены коснулись городских ворот, спроектированных архитектором Эрнан Руис эл Ховен, но особенно эти перемены коснулись Аламеды, где было создано прекрасное место для прогулок и общественных встреч. Работы выполнялись его ассистентом. Эти работы не нашли свого продолжение в XVII веке.

Экономические проблемы, постоянные наводнения, страшная чума 1649 и землетрясение 1680 осложнили городское развитие. Но в целом градостроительство в европейском стиле барокко представлено как наследие теорий эпохи Возрождения и тех базовых основных схем гармонии идеализации и геометрической абстракции. Тем не менее барокко изменяет общую картину города, трансформирует новые схемы, в которых зрительное восприятие играло главную, первостепенную роль. Как хорошо отметил Чуэко Гоитиа, Поиск образа города как произведения искусства, мгновенного визуального его восприятия, было главной находкой барокко. Городская эстетика семнадцатого века будет рассчитывать на основные элементы как в планировке, композиции и перспективе города. Эти концепции будут иметь огромное значение в поиске новых градостроительных решений муниципальных чиновников, отраженных в своих мемуарных записках в поиске нового образа города. Этому поможет проведение различных праздников, например, Святая Неделя и праздник Тела Христова, Айюто дафе -что нередко изображали в картинах того времени - триумфальные повозки, эфемерная архитектура, особенно выделялась сценография и театральность... Семнадцатое столетие было однородным, но незначительные исторические события породят новые градостроительные проекты, одни из которых будут осуществлены, другие так и останутся утопическими идеями. Не надо забывать, что в тот период город находился в глубоком экономическом кризисе, не было средств на проведение больших преобразований, поэтому обращают внимание на себя лишь незначительные перемены в облике города. В этом смысле, разрушения произошедшие в 1626 году и коснувшиеся большей части городского центра, были первым определяющим фактором создания проектов и проведения ремонтных работ стен города, входных порталов и также уклонов русла реки Гвадалквивир. В 1620-1621 году Хуан де Овьедо осуществил проект огораживания реки, которая вышла из берегов после наводнения. Андрес де Овьеда был главным мастером муниципалитета, он спроектировал работы по реконструкции стен и ворот города и двухуровневые бульвары - один вдоль городской стены, другой проходил по берегу реки, создавая таким образом щирокий проспект, расположенный между Воротами Баркета или Альменийя и Святого Хуана.

327

Одним из нововведений в барокко города была конфигурация в виде оси и основная улица города. В XVI веке в Севилье было две оси, которые пересекались и наряжались во время королевских визитов. Улицы были подобны театральной сцене. Основными были улицы Реаль, Месонес, Коррео Вьехо (старая почта), Кораль дель Рей -постоялый двор, Бавьера, Абадес и Борседегинери, а нынешние - Сан Луис, Сабесса дель Рей Дон Педро, Альмиранте Ойос, Сорраль дель Рей, Авадес и Матеос Гаго (San Luis, Cabesza del Rey Don Pedro, Almiranle Hoyos, Corral del Rey, Abades у Mateos Gago) -связывающие Ворота де ла Макарена с центром города. Во время визита Филиппом вторым Севильи, 1570 году открылся новый королевский проспект, полностью отличающийся от прежних строений. Он тржественно въезжал в город, окруженный стенами по Пуэрто Реаль, (Puera Real). Дальше шел по улице Армас - Альфонсо XII - Сьерпес -Пласа дель Сан Франсиско - Генова (Armas - Alfonso - Sierpes, Plasa de San Francisco у Genova). Невозможность открытия больших проспектов по типу римских, которые связали бы главные ворота в город с центром политической и религиозной власти определило ось: площадь Сан Франсиско - Генова - Градас, которая стала ключевой в главных праздниках и церковных событиях города.

В Севилье XVII столетия основным элементом барочного города станет площадь. В 1625 году можно было насчитать до 30 площадей различных конфигураций, хотя и не новой формы. Создание этих публичных пространств заканчивалось в большинстве случаев строительством новых дворцов и монастырей. Прежде всего их рост, сохранение и содержание было обусловлено новым менталитетом, открытым для социальной жизни города.

Именно площадь Сан Франциско станет центром и местом встреч севильского общества. На этой площади были расположены главные гражданские здания: Дом Капитула, Дом королевской аудиенции. Другой площадью станет площадь Сан Сальвадор с высаженными деревьями и Госпиталем де Нуэстра Сеньора де ла Пас и с церковью Коллехии дел Сальвадор. Очень важным элементом для истории облика города были крытые проходные галереи (портики), которые дошли до наших дней в большом количестве. Градостроительная политика севильского капитула уделяла внимание их содержанию и сохранению. В 1615 году граф Сальватьеро хотел запустить амбициозный проект, задумывая построить дома в Триане. Они выполнялись с крытыми галереями на мраморных колоннах. В период с 1625 по 1675 насчитываются многочисленные просьбы, петиции с целью обновить или реконструировать элементы зданий, как например, заменить кирпичную колонну на мрамрную или обновить деревянные покрытия. В некоторых случаях были просьбы о перестройке домов и порталов. В этом смысле 3 января 1629 года доктор Мигель де Акоста Гранадос, можордом монастыря Сан Клименте, попросил соответствующую лицензию на проведение работ в домах с портиками, которые находились в ведении монастыря Сан Сальвадор. Эта просьба привела к столкновению между цистерианцами и муниципалитетом, так как нельзя было перестраивать порталы. И просьбу пришлось отозвать. Несколько месяцев спустя некая Донья Мария просит лицензию на починку домов и колонн портала, которые были расположены напротив церкви Сан Сальвадор. Кабильдо дал лицензию, оговорив условия реконструкции полного соответствия ранней постройки монастыря цистерианцев. Каждый этаж должен быть равен другим, и порталы однотипны, должно быть полное соответствие окон, балконов и крыши. С такой существующей философией Хасинта Перес старается провести работы в некоторых порталах на площади Сан Франциско, предлагая поставить здесь мраморные колонны. Без сомнения, самой интересной новостью, относящейся к типу этих построек, относится просьба, представленная кабильду 14 марта 1634 года Хуаном Лопес де Вега, который просил разрешения на проведение работ в некоторых порталах на площади Сан Сальвадора. В своей записке-просьбе он заявляет, что город представил лицензию некоторым соседям на строительство различных домов и порталов на этой площади. Он указывает, что его дома были заселены бедным людом и он не может их реставрировать. В этих обстоятельствах Лопес де Вега хотел провести необходимые работы для того чтобы «площадь преобразилась». Ему предоставили лицензию с условием, что будет все построено в соответствии с остальными домами, устанавливая мраморные колонны и с тем, как обработаны дома рядом, чтобы не было различий между старыми и новыми постройками. Здесь они вводят термин перспектива, возможно, в смысле передачи эстетического единства общественного пространства. Другая зона общественной жизни была известна как Градас, рядом с кафедральным собором. В основном его внешний вид совпадает с пространствами, уже отмеченными на площадях. Прошения жителей постепенно вели к переустройству домов, а главным образом порталов. В этом смысле следует отметить прошения, сформированные Домианом Родригес 5 мая 1651 года о замене каменных колонн на мраморные в порталах домов, которые располагались напротив Градас (трибуны, ступени), и также была просьба обработать железный балкон. В связи с последней просьбой следует отметить рост подобных прошений с целью вывести балконы на улицу. После разрушения от землетрясения соседи вознамерились вернуть домам былое великолепие с четким сознанием приукрасить свои дома, площади и улицы. Примером тому служит просьба Педро Кальдерона 1652 поднять уровень балкона, так как он занимает много места и мешает во время проведения турниров. Потом поступили просьбы установить балконы. Появляются приказы о карнизах и ограничении максимальной высоты зданий. Другим фундаментальны.м вопросом для понимания градостроения Севильи была постоянная озабоченность муниципалитета, связанная с мусорными ямами, которые портили образ города и вредили здоровью горожан. Так 21 июля 1625 года 24-летний дворянин Родриго Суарес указывает на существование на углу улицы Токерос антисанитарной проблемы, где соседи постоянно складывали мусор. Чтобы избежать последствий заражений, он просил построить каретный сарай в указанном месте. Подобных просьб было немало...

Для понимания проблемы в организации общественного пространства XVII века следует сделать акцент па контрреформистский дух севильского общества. Появление алтарей, часовен, крестов и других религиозных элементов на улицах и площадях города... будет усиливать и демонстрировать нарастающую религиозность жителей Севильи. В этом смысле значительны прошения об установлении крестов. Так 30 апреля 1625 года была представлена лицензия Хуану де лос Рейес и Алонсо Родригес на установление креста в местечке Баратийо. Самой интересной была просьба Диего де Матос и Франсиско Гарсия, которые жаловались на то, что на площади Епископа находится очень много мусора, они предлагали установить каменный крест на этом месте, который украсил бы это место... Иногда кресты не носили такой монументальный характер. Иногда просили установить кресты жители города или определенное событие служило поводом к этому, так как это было с Марией де ла О, которая в ноябре 1645 года вознамерилась установить крест на постаменте в квартале Ареналь, на месте, где был убит ее муж. Последний крест, документально отмеченный, был помещен на площади де ла Паха, нынешняя Понсе де Леон по просьме монаха Франсиско де ла Пьедад. Два исторических события - чума 1649 и землетрясение 1680 прервали стремление обновить город. Ни со стороны архитекторов, ни со стороны городских представителей не возникало новых проектов. Покинутые дома разрушались, появлялись доклады о разрушении знатных домов, оставшихся без хозяев. Все усугублялось голодом 1652, приведшим к хлебному бунту. Строили Ферию - ярмарку. Население Севильи второй половины века переполняло глубокое религиозное чувство. Организовывались большие религиозные праздники, как, например, по случаю открытия церкви Санта Мария Бланка (1665) или по случаю канонизации Сан Фернандо (1671). Во время этих праздничных дней забывалась реальная жизнь города, украшались улицы, возводились эфимерные архитектурные строения. Эти праздники были главными для развития триумфа декоративного барокко в области архитектуры и градостроения. Землетрясение и его последствия послужат новому поколению архитекторов с новыми теоретическими концепциями и практичными решениями создавать уже барочные произведения. Фигуэры, Ромеры и Тирадо со своими новыми идеями и схемами значительно изменят образ архитектуры XVII века...

Архитектурный язык.

Существует достаточно мало текстов, в которых севильские архитекторы XVII века указывают на литературу по искусству. Есть такие источники, как завещания и переписи имущества. Некоторые указывают на авторов классических трактатов Витрувия, Серлио, Паладио, Виньолы. Из этих текстов извлекается достаточно информации, чтобы познакомиться с архитектурным стилем и предполагаемыми источниками вдохновения. В других текстах фигурируют случайные библиотеки. Например, библиотеки Хуана де Сигарро, Хуана Бернандо де Веласко и Себастьяна де Руэста. Они заявляют о том, что владеют различными книгами на указанную тему и трудами теоретиков архитектуры. В переписи Веласко 1638 года указывается, что он владеет 30 книгами на разные темы, касающиеся чертежей, схем по данным Исторического архива Севильи. Исключительным случаем является Андрес де Овьедо. В его воспоминаниях и завещании от 1626 года есть точное указание на литературу по искусству. В своих мемуарах по теме создания образа города он цитирует Витрувия и Леона Альберти. В завещании Овьедо пишет, что в своей библиотеке имеет труды Вилльяпландо и «Четыре книги по архитектурке» Андреа Паладио. Он даже указывает на то, что у него есть труды Архимеда и Сенеки, которые напрямую не связаны с архитектурой, но указывают на высокую степень его образованности как в математике, так и в гуманитарных знаниях. Кроме перечисленных итальянских авторов трактатов, имеются указания на «Первый том архитектуры» 1568 г. француза - теоретика Филиберта де Лорме и графические изображения фламандского происхождения. В это же время использовались идеи Эрнана Руис дель Ховен, добытых из его рукописей, его наблюдения восполняют недостаток знаний об этом городе. Сюда можно отнести и факт присутствия Алонсо де Вальдервира в Севилье и его увлечение искусством стереометрии, что нашло отражение в церкви Саграрио. Относительно влияния книги «Искусство и использование архитектуры», написанной монахом августинцем Лоренцо де Сан Николас, имеется мало указаний в контексте архитектуры Севильи. Возможно, что Себастьян де Руэста, живший в Мадриде в тот момент, был знаком с его теоретическими изысканиями. Отражение его архитектурных изысканий прослеживаются на рубеже XVII-XVIII веков в многочисленных сооружениях гражданского и религиозного характера. Другими источниками, которыми пользовались севильские мастера должены были быть труды их современника Диего Лопес де Аренас «Плотницкое дело» и трактат «Зодчие», в которых говорится о деревянных перекрытиях в храмах начала века, в дальнейшем переходящие в сводчатые. Севильские архитекторы все больше обращались к болонцу Серлио, особенно к его четвертой книге «Общие правила по архитектуре», где они бу дут черпать идеи по орнаментальным мотивам, используя их в своих работах, составляя формулы для оформления вертикальных разрезов стены, называемые севильцами иллюзорным (vano Serliano) или паладиано, как, например, это делал Эрман Руис дэль Ховен при перестройке Хиральды. Алонсо де Вальдервира использует «Vano Serliano» и паладиано при строительстве звонницы монастыря Санта Изабель, а также Лопес Буено использует эти элементы в монастыре Сан Пауло и Сан Клементе. Мигель Су-марага, в соответствии с архитектурными моделями, взятыми из «Четвертой книги» Серлио на 34 странице, использует модели Серлио при строительстве Госпиталя Поко Санто и в жилой архитектуре, как например, во дворце Бусарели. Также влияние Серлио отражено на фасаде Коллехио де Сан Сальвадор Леонардо де Фигероа. Наибольшее влияние Серлио было в художественном языке орнамента. «Четвертая книга» стала основным источником для композиции декоративных орнаментов, возможно, самым значимым примером является строительство сводов под хорами в храме де лос Де-скальсос де ла Сантисима Тринидад (церковь босоногих святой Троицы). Работы были выполнены Хуаном де Сегарра и Франциско де Искаланте в 1727 году. Для этого они скопировали модель LXXIV со страницы цитируемой книги в гипсе. Также интересен фриз церкви при монастыре Санта Мария ла Реаль, современный монастырь де Санто Томас, где чередуются розетки с триглифами, элемент, который взяли из третьей книги со страницы XXX. На другом рисунке фигурируют (граненые) зубцы, которые использует Лопес Буено в пазухе свода в галереях клаустро монастыря Святой Марии дель Сокоро, который послужил источником вдохновения для чертежей фасада церкви Санта Мария Бланка. Другой формой, цитируемой из Серлио, являлась форма выпуклого архитектурного облома (гусек), которая была использована для галерей внутренних двориков и на башне монастыря де лос Дескальсос. Возможно, решение создания антаблемента, предложенное болонским архитектором, использовалось Хуаном де Сегарра, но он его разнообразил другими архитектурными элементами. На портале Коллехио де Сан Франсиско де Паула, созданного во второй половине века, на пилястрах появляются выпуклые обломы. Другое влияние будет со стороны ремесленных мастерских, которые придерживаются исторически утвердившимся декоративным оформлением фасадов зданий из азулехос.

Андреа Паладио был еще одним автором, которым пользовались архитекторы Севильи. Андрес де Овьедо обладал экземпляром «Четыре книги по архитектуре». Его влияние отражено на рисунке портика Санта Клара, выполненного Хуаном де Овьедо в 1620 году, а также на фасаде церкви Каридад, построенной по чертежам Педро Санчес Фальконетте в 1645 году. На этом фасаде можно угадать и некое влияние Алонсо Кано - консоли верхнего этажа и центральную арку, элемент, похожий на фа-

332

саде гранадского собора. Виньоловские архитектурные модели также не были чужды Хуану де Овьедо. В клаустро монастыря дель Кармен наиболее четко прослеживаются идеи итальянского мастера - ордерная композиция нижнего и верхнего ярусов, рустованный портал.

...Севильские архитекторы использовали также и графические источники фламанского происхождения. Мигель Сумаррага и Хуан де Овьедо широко цитировали их при оформлении орнамента из стука (церковь монастыря Санта Клара). Мастер каменотес Габриель де Мена будет украшать колонны орнаментом в виде драпировок, расписанных в золоте (Ц. Санта Мария Бланка)...

Архитектурный рисунок.

...Коллекция рисунков монастыря Сан Антонио дель Падуя и чертежи Хуана де Овьедо хранятся во дворце Епископа. Некоторые из этих рисунков уже увидели свет в различных публикациях. Рисунки и чертежи порталов, сводов Диего Лопес Буэно опубликованы в монографическом исследовании Фернандеса Мартин, в котором в виде каталога представлены 73 рисунка. Автор связывает большую часть рисунков с монастырем Святого Антония де Падуя.

Считалось, что Андрес де Овьедо развернул широкую строительную деятельность. Это обстоятельство объясняет то, что он имел в своем распоряжении чертежи разных архитекторов. В Сан Лоренсо он конструирует свод под руководством Лопеса Буена. Возможно, он строил портал Сан Клементе по чертежам Хуана де Овьедо и Вермондо Реста. Следовательно, первый вывод, который можно сделать: рисунки не принадлежат самому мастеру, но так как их много, то среди них могут быть и его рисунки. Во вторых: большое количество из них принадлежат Диего Лопесу Буэно, архитектору, который вел большую художественную работу первой трети XVII века. Стилистически они соответствуют имперскому классицизму первой половины XVII века. Речь идет о планировке, вертикальных членениях, о порталах, колокольнях, атриумах и двориках, с четким указанием на работы севильских мастерских. Так можно отметить портик со стройной полуциркульной аркой, на колоннах тосканского ордера в церкви монастыря Сан Клименте. Наибольший интерес представляет план, вертикальный разрез, внутренний дворик. Помещение квадратное в плане, с двойной галереей арок, расположенных на тосканских колоннах. Другим интересным рисунком, относящимся к вертикальным разрезам, является рисунок к пресбитерио, монастыря Сан Антония де Падуа. В нем можно увидеть люнеты свода нефа. Высокого качества рисунок, относящийся к монастырю Сан Клименте. Здесь видно чередование тройной пилястры главной арки с двойными, изогнутыми и прямыми фронтонами, оку-люсами. Декоративный акцент делается на рисунок триглифов. В аттике происходят наибольшие изменения: вместо больших пинаклей на рисунке изображена сплошная балюстрада, увенчанная маленькими шариками. Этот стиль напоминает боковой портал церки Сан Винито, чертежи которой разрабатывал Хуан де Овьедо. Также есть отсылка на миланца Вермондо Реста. Интересны по форме рисунки звонниц и капелл. В часовне автор представляет здание, прямоугольное в плане, с одним нефом, двумя прямоугольными капеллами, и четыре капеллы полукруглой формы меныпего размера. Портал здания оформлен круглым карнизом. Звонница имеет простой чертеж с полукруглой аркой, расположенной между пилястрами. Внутреннее пространство классическое с полуциркульной аркой. План помещения с одним нефом, с хором, представляет типичное расположение, вверху пролет, главная капелла занимает половину паруса свода. Нельзя это индифицировать с конкретным зданием, но подобие такой планировки угадывается в Сан Антониа де Падуа, в Сан Вуэна Вентура, хотя эти здания задумывались с тремя нефами. Интересны рисунки внутреннего дворика Госпиталя францисканцев с галереями полукруглых арок, стоящими на колоннах в нижнем этаже и с балконами над ним. Интересно, что ни на одном из этих чертежей нет декоративного орнамента, указывая на классический стиль, который еще существовал в архитектуре в тот момент.

...Из всех авторов указанных трактатов мы отметим один весьма загадочный персонаж, который в 1662 году наследовал коллекцию рисунков, опубликованных Санчо Корбачо в 1947 году под названием «Архитектурный рисунок XVII века». Он поставил целый ряд вопросов относительно авторства коллекции. Санчо Корбачо указывает на севильское происхождения коллекционера, так как рисунки отражали архитектуру Севильи первой половины века. Он также отмечал, что владелец коллекции имел хорошее образовние, знает латынь, греческий язык, обладал знаниями в архитектуре, особенно ему хорошо было знакомо произведение Виньолы. Возможно, он сам исполнял некоторые чертежи и рисунки, выполненные в интервале двух лет, так как больше половины из них подписаны D.Z. Санчо Карбачо сделал предположение, что это мог быть сын архитектора Севильи Мигеля де Суммарага или Дон Диего де Суньиго.

...В муниципальном кабильде, который проходил12 августа 1661, присутсво-вал и выступал как член совета Дон Диего де Сунига, но нет никаких указаний на то, что он является архитектором. Есть и другие аргументы, подтверждающие авторство Диего де Сунига. Он родился в Севилье 22 января 1633 года, стал кабальером ордена Сантьяго в возрасте 24 лет. В 1657 женился на Донье Анне Марии Кабальеро де Кабрера. Написал «Летопись», роман «Аврора», мифологического характера, но содержа щий интересные архитектурные описания. Умер в возрасте 47 лет в 1680 году. Санчо Корбачо указывал на литературные тексты, сопровождающие рисунки, на перевод греческих текстов на испанский язык, на эмблемы ордена Сантьяго де Компастела в рисунках. В перечне его коллекции указаны книги: из 1139 книг 262 книги посвящены истории на латыни и других языках, 203 - о жизни святых, некоторые посвящены искусству на разных языках. Возможно, ему принадлежала книга Альберти 1585 года, хранящяяся в библотеке университета Севильи. Все рисунки коллекции скорее имели практическое применение. ...Рисунки № 6 и № 25 относятся к монастырю де ла Мерсед, современный Музей Изящных Искусств (архитектор Хуан де Овьеда). Некоторые чертежи напоминают порталы дома по улице Бустос Тавера 10 и портал монастыря Святого Клименте (рис. 28, 43, 63, 68). В области архитектуры ретабло используются модели Алонсо Кано (рис. 26, 94) И наконец, нет недостатка в украшениях орнаментом. Рисунки указывают на знания классической литературы по искусству, особенно на творчество Виньолы и Серлио. От Виньолы берет пять ордеров (рис. 34, 58, 61), у Серлио - различные фасады (рис. 33, 35, 42). Его рисунки явились предвестником нового стиля в архитектуре Севильи последней трети XVII века. Примером может служить фасад (рис. 53), который позднее воплотит Леонардо де Фигероа в церкви Госпиталя Венерблес и Сан Луис.

Элементы архитектурного рисунка будут использованы на фасадах дворца Архиепископа, церкви Сан Сальвадор, дворца Святого Тельма.

...На протяжении первой трети XVII века Главный мастер должен был иметь навыки составления архитектурных чертежей, плотницких и каменнотесных дел. Поколение мастеров Овьеды, Реста, Сумаггары будут в своей практике полностью заниматься проектами как гражданскими, так и религиозными. Но были и другие, менее известные мастера - зодчие. Так, церковь монастыря Санта Анна построена по проекту Кристобаль Ромирес 1620 году, а в области гражданской архитектуры примером может служить строительство домов по улице Соль, выполненное Диего Гомес. Значительные перемены произойдут в 1630 году, возводятся новые монастыри, работы таких религиозных архитекторов-монахов Мигель де Пиналоса, Франсиско де ла Серна, Хуан де Санта Мария. Искусство и мастерство будут усложняться, совершенствоваться, трудно будет отследить собственно автора проекта, рисунков ретабло, эскизов скульптуры, либо отдельных новых фрагментов достройки уже существующего здания. В церкви Санта Марии Бланка каменщик Хуан Гонсалес в 1662 году делает своды без орнамента, камнетес Габриель де Мена делает колонны, а братья Борха украшают храм гипсовым орнаментом в 1663 году. Аналогичные орнаментальные ансамбли встречаются в это же время и в церкви Каридад, и в Саграрио. Орнаментальные ри-

335

сунки названных строений связывают с именем зодчего Педро Санчес Фальконете или скульптора Педро Ролдано, известного мастера гипсовых изделий...

...Мигель де Маньяра информировал Кабильда о ходе строительства, сообщая, что картины Мурильо уже развешены по стенам. Поэтому можно предположить, что гипсовые работы уже были закончены. В строительный процесс активно внедрялись художники, скульпторы, мастера ювелирых дел, что приводило к большим разногласиям и проблемам собственно искусства архитектуры, особенно проявившимися во второй половине века, так как каждый из них претендовал на роль мастера-зодчего.

Типология

В области религиозной архитектуры существует несколько вариантов. Первые: прямоугольное в плане, с зальным пространством, с одним нефом, без капелл, без выраженной апсиды, чуть выступающей прямоугольной формы у основания. Из этого типа можно указать три примера: церковь монастыря Санта Анна, Санта Мария ла Реаль и церковь Госпиталя Каридад525. Другим вариантом были храмы с трехнефным пространством, слегка обозначенным латинским крестом, но в целом, вписанным в прямоугольный план (Церковь де Санто Ангел - мастер Алонсо Вандельвира, Сан Хосе Санта Крус, церковь де лос Терсерос или Сан Педро де Алькантара и церковь коллехио де Сан Буеновентура, Санта Мария Бланка)526.

...В жилой архитектуре знатных предствителей города развивается тема переустройства существующего наследия прошлых лет, появляются парадные лестницы как основной элемент, соединяющий внутреннее пространство здания. Вводится входной портик, с ясным четким возвышением по типу Серлио, как в церкви монастыря Сан Хосе и Венераблес527. В настоящее время большинство представляет стены оштукатуренные под побелку или крашеные, тесаный камень или кирпичную кладку с архитектурными элементами. Это можно наблюдать во дворце Маньяры, в церкви Санта Мария Бланка и в доме № 7 на улице Крусен. Несомненное значение будет иметь использование кирпича при строительстве фасада дворца Архиепископа, коллехи дель Сальвадор и во дворце Сан Тельмо, где используется комбинация кирпича и камня цвета охры, передающая постройкам игру света и цвета. В соответствии с достижениями века фасады зданий приобретают наибольшую регулярность. Дома Севильи оформляются в два-три этажа, высокой входной дверью, как основного акцента, с небольшими оконными проемами по сторонам входного портала. Над порталом первого этажа вводится балкон. Оконные проемы совпадают с конструкцией этажей. Эпизодически добавляется аттик или мансарда с фронтоном. Появляются открытые верхние террасы - смотровые площадки (дворец де лос Букарелли, дом 13 на улице Сарраго-са, дом 15 на площади Кристо де Бургос). Использование светло-розовой и охристой штукатурки по кирпичной кладке, навесы, покрытые черепицей, облицовка фундамента тесаным камнем будет широко применяться в новых и поновленных зданиях. В интерьерах религиозных зданий появляются трибуны и расположенные над арками первого яруса хоры. Одним из первых примеров такого расположения хор в церкви госпиталя Синко Лагос, затем в церкви Саграрио, де Лос Терсерос, Сан Хосе, Санта Крус. Внутренние дворики также видоизменяются. Проходные галереи последних этажей все чаще переходят в жилую зону и сквозная аркада закрывается балконами... В большинстве храмов опорами в конструкции зданий являются колонны или столбы тосканского и коринфского ордера, поддерживающие перекрытия с плоским основанием, либо полуциркульные арки528. В клаустро монастырей становится нормой использовать полуциркульные арочные галереи на мраморных колоннах тосканского ордера. В жилой архитектуре колонны как основной элемент опоры широко используются в оформление галерей внутренних двориков....На протяжении XVII века будут использоваться деревянные перекрытия сводов. В люнетах появляются окулюсы овальной или округлой формы. Своды украшают гипсовой лепниной. Изначально потолки были выполнены из дерева. В жилых постройках будут вводиться овальные и полуциркульные своды...

В первой четверти века на зданиях монастырей Севильи было возведено большое количество звонниц с проемами в виде сквозных арок, например монастырь Санта Изабель, Санта Паула и Сан Клименте. Характерной чертой севильских звонниц было активное насыщение цветной керамикой. Композиционно они выражают идеи Серлио. Звонница или эспаданья в монастыре Сан Антонио де Падуа надстроена на стене храма, она вытянута по вертикали, с проемом в виде полуциркульной арки, с разорванным фронтоном, по центру возвышается небольшая пирамидальная главка. Башни имеют более сложную композицию - как правило, многогранные, не всегда отвечающие архитектурному стилю основного здания, нередко надстроенные над существующими раннее минаретами. Наиболее ярко это было выражено в Хиральде. Башни прорезаны арочными проемами, которые фланкируют пилястры, позднее стали появляться соломоновы колонны как излюбленная архитектурная форма севильской архитектуры второй половины века. Формы крыши выполнялись по-разному, чаще всего четырехугольные с пирамидальным или шатровым верхом, богато украшенными асулехос.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >