Лопе де Вега. Новое руководство к сочинению комедий.

Вы поручили мне, о цвет Испании

(Уж близок день, когда собранья ваши И ваша академия затмят

Не только италийские, которым Дал тоже греческое имя Туллий, Но и Афины, что собрать сумели Так много мудрости в своем Ликее (Платоновском), - мне поручили вы

Подробно изложить, что нам пригодно, чтоб пьесу написать на вкус народный,

Задача эта кажется не трудной, И не трудна она была б любому Из вас, хотя комедий не писавших, Но знающих, как надо их писать.

А я себя на всю страну ославил Тем, что комедии писал без правил.

Не то, чтоб этих правил я не знал. Нет, слава богу, школьником еще, И десять раз увидеть не успевшим Бег солнца от Овна до Рыб, не мало Я книг об этом изучал, бывало...

Я несколько комедий, это правда, По правилам искусства написал;

ЗОЇ

Но стоит мне на сцене вновь увидеть Те чудища, чья показная роскошь К себе и чернь и женщин привлекает, Восторженный у них встречая отклик, -И я к своим привычкам обращаюсь: На шесть ключей законы запираю, Бросаю прочь Теренция и Плавта, Чтоб не слыхать укоров их (ведь часто Из книг немых несется голос правды), И так пишу, как сочинять в обычай Ввели искатели рукоплесканий.

Народ им платит; стоит ли стараться Рабом законов строгих оставаться?

Комедия, достойная названья, Имеет целью, как и все искусства, Поступкам человека подражать, Правдиво рисовать в ней нравы века. При этом подражанье состоит Из трех частей: из речи, их стиха И из гармоний, иль, иначе, музыки. С трагедией роднит ее все это;

Различье между ними все же в том, Что действуют в комедии плебеи, В трагедии же - знатные особы.

В грехах признаться нам пора давно бы!

...Трагедию история питает, Комедию же вымысел. Ее Недаром босоногой называли Затем, что выступали без подмостков Актеры в ней, а также без котурнов. Комедий было много разных: мим, Тогата, ателлана, паллиаиа.

Античность жанрами была богата.

...Но вы спросить готовы, для чего Я ссылками на старые труды Вниманье ваше долго утомляю. Поверьте: было мне необходимо Вам кое-что из этого напомнить Раз изложить вы поручили мне, что нужно для комедии у нас, Где правил уж давно не соблюдают, Дать руководство, чуждое всему, Что нам диктует разум и античность, Поможет мне мой многолетний опыт, Не знанье правил. Правила народ У нас не чтит - скорей наоборот...

По действию единой должна Быть фабула; нельзя ей распадаться На множество отдельных путешествий Иль прерываться чем-нибудь таким, Что замысел первичный нарушает. Она должна такою быть, чтоб часть Была бы неразрывно с целым слита.

Нет нужды соблюдать границы суток, Хоть Аристотель их блюсти велит. Но мы уже нарушили законы, Перемешав трагическую речь С комической и повседневной речью.

В кратчайший срок путь действие проходит, А если автор нам дает событье, Что длилось много лет, иль отправляет Кого-нибудь из действующих лиц В далекий путь - пускай он это время Меж актами заставит протекать.

От знатоков предвижу я упрек, Но может не ходить в театр знаток...

Пускай интрига с самого начала Завяжется и разовьется в пьесе

От акта к акту двигаясь к развязке. Развязку же не нужно допускать До наступления последней сцены. Ведь публика конец предвидя пьесы, Бежит к дверям и обращает спину К тому, чего так долго ожидала; Что знаешь наперед, волнует мало.

Язык комедии простым быть должен. Уместна ли изысканная речь, Когда на сцене двое или трое Беседуют в домашней обстановке? Но если кто из действующих лиц Советует, корит иль убеждает, Приподнята пусть будет речь его Действительности этим подражая; Ведь в жизни мы особые слова Всегда находим, если убеждаем, Доказываем иль совет даем...

Необходимо избегать всего Невероятного. Предмет искусства -Правдоподобное. Слуга не должен, Как часто видим в иностранных пьесах, Слова высокопарные бросать... Поддерживать полезно любопытство Намеками на то, что быть финал Совсем иным, чем ожидали, может. Размер стихов искусно приспособлен Быть должен к содержанию всегда. Для жалоб децимы всегда пригодны, Надежду лучше выразит сонет, Повествованье требует романсов, Особенно ж идут ему октавы, Уместны для высоких тем терцины, Для нежных и любовных - ремондильи... С успехом можно применять обман

Посредством правды - мастерской прием, Что у Мигеля Санчеса во всех Комедиях так явно выступает.

Двусмысленность и мрак иносказанья Всегда бывает по сердцу толпе;

Ей кажется, что лишь она одна Проникла в мысли скрытые актера. Нет превосходней тем, чем темы чести; Они волнуют всех без исключенья.

За ними темы доблести идут -Ведь доблестью любуются повсюду...

Не превышает четырех листов Пусть каждый акт. Их дюжина - предел Терпенью слушателя в наше время... Вот правила для тех, что об искусстве Античном помышленья не имеет...

Я сам, однако, больше всех других Повинен в варварстве, уча писать Наперекор законам и считаясь С толпою лишь, за что меня французы И итальянцы назовут невеждой.

Что делать? Я до селе написал Четыреста и восемьдесят три Комедии (с той, что на днях закончил), И все за исключением шести, Грешили тяжко против строгих правил. И все же я от них не отрекаюсь;

Будь все они написаны иначе, Успеха меньше бы они имели. Порой особенно бывает любо То, что законы нарушает грубо.

Приложение 9

Antonio Gallego у Burin.

EL BARROKO GRANADINO519.

Universidad de Granada.1956.

Антонио Галлего Бурин.

Барокко гранадино520.

(перевод Сим Н.М., Стогова Г.Н.)

...В эпоху барокко расширяются представления о границах земли. В это непростое время появляются гениальные, оригинальные решения, но и параллельно отражаются влияния имперского характера. Появляются мастера и школы чисто классического происхождения, которые в Вальядолиде, Алькала де Енарес и в Гранаде оставляют доказательства итальянского присутствия с прочными структурами в период правления Филиппа II. Филипп противостоит художественному индивидуализму Испании. Влияние св. Игнасия и св. Терезы - время действия, а не созерцания.

Героический дух действия, дух завоевания. Символом этого времени является Эскориал, где преобладала холодная математика, но здесь зажигается страстное пламя, которое подожжет искусство всей Испании. Шуберт поставил в авангарде испанского барокко Эскориал, находя его мощь, патетику, в его строгом, ненарядном фасаде, в его масштабе сконцентрирована вся суть того исторического времени и религиозного духа. Время фильтрует национальный дух, окрашивая его народными чертами, несмотря на усилия Эрерро не смогло преодолеть дух испанской культуры.

Стиль барокко смог сформироваться как великое национальное искусство, привнеся свое чутье, смешав человеческое и божественное. Барокко засветилось в архитектуре, одним из наиболее ярких проявлений которым стал Алонсо Кано, который изменил классический ордер, создав оригинальную архитектуру... Барокко наполнено чувственностью, движением, развиваясь внутри себя. Ретабло из внутренней части церкви выносится на порталы. Отличительная черта - героическое чувство периода ренессанса, которого не было ни у какого другого народа и которое предназначено для служения всеобщему религиозному идеалу. Это собственное искусство с осознанием особой религиозной миссии, начиная с эпохи католических королей. Происходит раз рыв с этой традицией. В Андалусии мы находим экзальтированные элементы с обильным украшением, декором, которые впитали в их среду мусульмане. Здесь встречаются две культуры. Решающим местом встречи станет Гранада.

Именно Гранада даст ипульс в искусстве на большую часть Испании, где будет присутствовать дух Востока. Тот факт, что в Гранаде не было Средневековья, обья-сняет особенности ее культуры. Во время Карла Гранада становится городом эпохи Возрождения. Его дворец делает Педро Мачука 1526. Самое нетипичное творение для Испании. Диего де Силое и его итальянизмы уже имеют свое выражение в обилии архитектурных элементов. Далее Вандельвира. Отсюда переход от чистого стиля к маньеризму... Гранада переживает кризис. Все становится более строгим и солидным. Если прежней Гранаде свойственна радость эпохи Возрождения, теперь все погружено в меланхолию, тоску. Архитектура строга и сдержанна. Чансилерия - это первая крупная работа в стиле барокко в Гранаде и в целом в Испании. Матео Алеман называет это первым знаменитым строением, которое по своей манере не имело равных в Испании. Отсюда открывается дорога новому движению. На бедную архитектурную структуру накладывают орнамент, обогащая в первую очередь ретабло. Появляется ломаная линия фронтона, двигаются волюты, устанавливаются колонны и пилястры , появляются скульптурные композиции.

Риберо как мастер ретабло открыает школу декораторов, через которую прослеживается путь к свободным барочным формам

...Поэт гранадской школы Педро Сото де Рохас учился в университете Гранады. Принял священнический сан. Жил некоторое время в Мадриде, где познакомился с Лопе де Вега и Гонгорой, в Севилье был чиновником инквизиции; с 1616 года стал каноником одной из церквей в родном городе - Гранаде. Первые стихи Сото де Рохаса стали известны в 1612 году, когда он участвовал в заседаниях одной из поэтических академий Мадрида. Там же он опубликовал «Трактат о поэтике», написанный в духе гонгориз-ма. Долгое время творчество Сото де Рохаса было забыто, но в начале XX века его стал страстно популяризировать Ф. Гарсиа Лорка, который особенно хвалил поэму «Рай, закрытый для многих, сад, открытый для избранных» (1652), написанную в духе медитаций о созданиях природы и человека как символах красоты и величия бога, традиция которых восходит - через поэзию Луиса де Гранады - к неоплатонизму Средневековья521.

Сото и Кано были особым явлением культуры для Гранады. Их роднит созерцательная психология, отраженная в их творчестве. Гранада спокойная, ограниченная горами, одинокая и чистая. Эстетика Гранады - это эстетика маленьких вещей, маленьких пропорций. Считается, что архитектура Мачука и его конструктивная концепция не процветали в Гранаде. Синтез всего чувственного, миниатюрного, музыкального, именно поэтому архитектура становится хрупкой, изящной. Слияние культур с ма-рисками дало Гранаде способность к пониманию универсальных ценностей и одновременно понимание своего собственного, личного толкования как некая магическая и концентрированная сущность в отражении своей души...

Декоративный мир Силое предлагает на фоне имперской архитектуры маленькие вкропления с детальным изяществом. Начиная с Кано и Сото эти черты гранадского искусства от одиночества, амбиций, идеализации, умеренного реализма, мастерства и грации, искусство вовлекается в страстную религиозность как определяющийся акцент в живописи, скульптуре и архитектуре. В скульптуре эта религиозность достигнет вершины. (Хосе де Мора), который сублемирует лирический подъем духовности и задает тон всему искусству.

Стиль развивается от Силое. Линия развития непрырывна, более сильно расставляет акценты, начиная с параллелей в творчестве Кано и Сото. По ироническому заявлению Лорки, дважды два никогда не будет четыре, потому что они два и только два. Они, как два индивидуала никогда не соединяются. Они одновременно работали в Гранаде в течение пяти лет (1652-1657). Сложные характеры, оба жестоки, религиозно нетерпимы, испытали горечь разочарований в семейной и придворной жизни, оба были клириками. Сото собрал вокруг себя культурное общество, цвет знати Гранады в Кармен Альбасин. Там бывали граф Трильо, Фигероа, Гарсия. Но не Кано. Несогласие или гордыня или зависть между мастером и поэтом, как чисто человеческие факторы. Оба находились под попечительством графа Оливареса. Ему были посвящены две книги Сото. После измены в Мадриде гонимый Оливарес скрывается в Гранаде. Из Рая: «Какое кораблекрушение притерпел этот человек, который поцеловал неверный песок, чтобы не целовать неверные руки». Возможно, Кано их целовал, несмотря на свой бунтарский характер. Кано жил в студии церкви Сан Хосе, потом на втором этаже башни [Кафедрального собора Гранады], со своими кисточками, рисуя своих прекрасных ма-дон. Другой в своем высоком закрытом Альбасине (рай, закрытый для многих), создавая свои [образы], чтобы воспеть их в стихах, украшая их метафорами. Но даже если они не имели желания встречаться, то пересекались в понимании души города, и их действия совпадали с эстетической доктриной, рожденной из этого понимания. Один в пластике, другой в слове, с чувством идеализации всего человеческого, наполненного меланхолией мечты, исследующей мир маленьких вещей.

Кано сделал самый решительный, рациональный шаг в испанское барокко, посредником которого он являлся. Работал не коструктивно, а художественно, это работа мастера а не сухого ученого. Он делает решительный шаг в искусство барокко, где он является ярким и выразительным мастером.

Кано родился в Гранаде в 1601 году. Обучение проходил в мастерской своего отца, мастера по деревянной скульптуре. С раннего детства познал азы мастерства по изготовлению ретабло. Когда ему исполнилось 14 лет, семья переехала жить в Севилью, где он и получил настоящее художественное образование в мастерской Пачеко, вместе с Мартинесом Монтаньесом и Веласкесом. В 1638 году он перебирается в Мадрид. Здесь Кано отходит от школы Пачеко, усовершенствуется его техника живописи, рисунка, приобретая все более свободную манеру художественного мастерства. Именно здесь он порывает со старой школой. После обвинения в убийстве своей жены бежит в Валенсию, где прячется в монастыре Картухи, потом получает разрешение короля вернуться в Мадрид. Созданная по его проекту Триумфальная арка в честь приезда в Мадрид королевы Марианны Австрийской приносит ему славу архитектора. В этой постройке Кано продемонстрировал новое решение композиции сооружения...

Ласаро Диас дель Валье и Пуэрта (Леон, 1606 - Мадрид, 1669), был писатель генеалогии и историк Испании, автор ряда работ. Сохранились все рукописи, среди которых... «Настоящее искусство живописи и рисунка» первая в Испании попытка собрать в виде книги биографии художников в духе Джорджо Вазари и Карел ван Ман-дер, некоторые из которых были переведены... [Рукописи] остались незавершенными и неопубликованными. Антонио Паломино использовал их в написании своего Парнаса.

«Кано заставил блистать мастеров своего времени. Они учились по-новому декорировать архитектуру. Он сломал эстетический критерий теории ограничения в искусстве, смешивая все в поисках непредвиденного в эффектах. Заменяет колонны на пилястры с оригинальным рисунком растительного орнамента». В 1562 он прибывает в Гранаду, чтоб занять место эконома в кафедральном соборе. Последний период жизни самый плодотворный и насыщенный как живописца, скульптора и особенно архитектора.

Из архитектуры, созданной Кано, до нас дошло скудное число примеров. Работы по ретабло севильского и мадридского периода не сохранились. В Гранаде сохранилось лишь одно архитектурное соружение Кано - это фасад Кафедрального собора. Францисканский монастырь эл Анхель Кустодио, в строительстве которого он принимал участие, был разрушен 1810 году.

Лльягуно в своем описании творчества Кано признавал, что не знает архитектуру Кано, ссылается на Диего де Валье, говорит, что Кано нарушил классические пропорции, и это была первая попытка своеволия и бескультурия, которую он внедрил в нашу архитектуру. Хотя тут же признает, что он мало разбирается в архитектуре испанских мастеров барокко, считая ее испорченной архитектурой. «Я не хочу делать из Кано автора всего безобразия, они развращали образ архитектуры, но все го лишь подржая Барромини. Школа Барромини отражается на Испании, достигла больших последствий, распространила это направление на резчиков по дереву в духе барочной экспрессии. Кано был первым, кто подготовил им почву, особенно что касается архитектуры.

Несмотря на отсутствие архитектурных работ, остались рисунки мадридского периода, которые обьясняют его архитектурные поиски, но в большей мере орнаментальные композиции, используемые в церкви монастыря Агустинас, которые выполнял мастер Хуан Луис Ортега. Исполненные по его рисункам орнаментальные композиции на фасаде Кафедрального собора Гранады обобщают его систему. Все решено с оригинальной простотой (профили, контуры), в величественной триумфальной арке преобладает игра света и тени. Необычное использование старых элементов в новом уже барочном духе это нечто большее, чем холодный классический мир.

Гомес Морено в свойственной ему манере освещать проблемы искусства отмечает черты этой системы, которая усваивала архитектурный язык нового ордера соответствующему порядку, когда к дорическим капителям добавляли украшения из листьев коринфского ордера, используемого Эрмано Франциско Баутиста в церкви Сан Исидоро в Мадриде. Кано декорирует фасад пилястрами без капителей, заменяя их обилием растительного орнамента, тот же прием будет использован в ц. де лас Агустинас, как самый характерный пример его почерка. В архитектурных рисунках представлены варианты арок, иногда без импоста, подчиняясь декоративной цели, не перегружая фасад.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >