Южноуральская Терпсихора. 8. Е. Триодин

1. Начало начал

В начале было Слово, - сказано в Библии. С тех пор человечество как аксиому воспринимает первородство Слова. Его могуществу слагали гимн: «Слово останавливало солнце, / Слово разрушало города» (Н. Гумилев).

И тем не менее Слово не всесильно. Оно не всегда точно может передать глубину мысли: «Мысль изреченная есть ложь» (Ф. Тютчев). Результативность воздействия слова, его целительный (или разрушительный) бальзам не так уж очевиден: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется» (Ф. Тютчев).

Иногда складываются ситуации, когда даже молчание оказывается убедительнее слова (ведь бывает, что молчанье нам дороже всяких слов).

Слово как начало начал принимают далеко не все. Вселенная наполнена звуками. Блок слышал музыку космоса, даже музыку революции. Поэтому и Н. Заболоцкий молил: «Стань музыкою, слово».

Гете устами Фауста дал новый перевод Священного Писания: «В начале было дело». Именно дело, поступок полнее всего выявляют сущность человека. В марте 1999 г. премьер-министр Е. М. Примаков летел в Вашингтон с официальным визитом. Узнав по пути о начале военной операции НАТО против Югославии, Примаков развернул свой самолет над Антарктикой и полетел обратно. «Петля Примакова» вошла в мировую историю. США и их союзникам пришлось считаться с позицией России.

В многовековой социальной практике люди выработали и помимо слова многообразный язык взаимодействия. Об этом у Е. Винокурова: «Для чего же словами? / И жестом можно сказать! / Да одними бровями / Ты зал приневолишь рыдать». У Пушкина человек посылает человека к ядовитому дереву властным взглядом.

И даже манерой одеваться человек несет обществу определенную информацию о себе. На встрече с интеллигенцией в Кремле Хрущев кричал Вознесенскому: «Вы говорите ложь, уезжайте к чертовой бабушке». Вознесенский с тех пор перестал носить галстуки, перешел на шейные платки, завязанные в форме кукиша. Это была, как он сам признавался, «наивная форма протеста». Шарф директора Эрмитажа М. Б. Пиотровского - символ его внутренней свободы и раскрепощенности.

2. Мысль в изгибах тела

Тело человека - его портрет. Слова иногда лгут, тело никогда. Гоголь психологию своих героев описывает через их внешний вид. У Манилова глаза сладкие, как сахар. Собакевич - медведь, совершенный медведь. Плюшкин - съежившийся старичишка. У чеховского человека в футляре и лицо, казалось, «было в чехле».

Тело человека - объект поклонения и обожествления. Маяковский клялся «беречь и любить» тело любимой женщины. Тело -древнейший и важнейший инструмент, которым человек посылает сигналы другому человеку. «Верной дорогой идете, товарищи», -говорит выброшенная вперед рука Ленина. А. Ахматова одним поворотом головы умела поставить на место бестактного собеседника.

Обучают тело говорить «во весь голос», усиливают мощь его мысли хореографы. Но даже они не подозревают, «сколько мысли в изгибе причудливо вскинутых рук» (Е. Винокуров).

Ритмические и пластические движения, исполненные под музыку, называют танцами. Танец - синтетическое действо, соединяет музыку с движением тела. Танец - важнейшая субкультура, способ познания мира и взаимодействия с ним.

В танцах каждого поколения есть, вероятно, какие-то пульсы, ритмы, которые влияют на психологию человека, образ его мыслей. А изменяющиеся люди преобразуют окружающий мир. Танцевально-звуковым фоном «шестидесятников» был джаз. Они были носителями нетоталитарного сознания, выразителями протестно-эпатажного всплеска против однообразия в мыслях, одежде. Империи рушатся не только по решению партийных съездов, но и от того, что танцуют и под какую музыку. Вершиной танцевальной культуры является балет - комплекс театра, драматургии, танца, музыки, поэзии, изобразительного искусства. В России балет больше чем балет. Балет Чайковского «Лебединое озеро» стал хорошо опознаваемым во всем мире знаком русской культуры, своего рода национальным символом.

Балет завоевывает не только сцены театров, концертных залов, но и уличное пространство. Даже в московском метро был поставлен уникальный балет.

3. Танцевальную культуру - в школу

В школу нахлынуло половодье инициатив. Режиссер Н. Михалков предложил ввести факультативный курс по истории кино в школах и даже разработал список из 100 обязательных фильмов. Его поддержал министр культуры В. Мединский. Он обратился к министру образования и науки О. Васильевой с инициативой ввести в школах курс истории российского кино. Соответствующее пособие и целый курс видеоуроков уже разработан.

Российский футбольный союз продвигает футбол в общеобразовательной школе. Министр природных ресурсов и экологии С. Донской инициирует возвращение в школу уроков природоведения.

Сама министр образования и науки О. Васильева говорит, что ничто не развивает ребенка так, как шахматы. Есть ряд стран, где шахматы - обычный школьный предмет. Уроки шахмат А. Карпова готовы для массового внедрения в систему школьного и дошкольного образования.

Вице-премьер Ольга Голодец считает, что школам надо отказаться от прямоугольных классов. Парты целесообразно расставлять полукругом. В некоторых школах парты стоят уже даже в шахматном порядке.

В сложившейся ситуации в самый раз выступить с проектом, который еще никто не озвучивал, - ввести в учебные заведения страны танцевальную культуру. Вовсе не для того, чтобы готовить профессиональных исполнителей, а для раскрытия во всей полноте красоты человеческого тела, осанки, т. е. манеры держаться. Давно подмечено, что вместе с выправкой корпуса выправляется и душа.

Танец - форма тактильной культуры. Тактильные отношения -отношения прикосновения. Танец объединяет энергетикой, учит умению услышать партнера («святая наука - расслышать друг друга». Б Окуджава), прийти с ним в согласие. Тест на «отзывчивость» не надо сдавать. Танец - это и есть отзывчивость тела и души. Это создает соборную атмосферу, которая пропитывает не только танцевальный класс, но и всю школу. В этом проявляется особое качество танца - его симфонизация, гармоническое соединение разных людей, интересов, предметов в единое целое. Наконец, танец воспитывает художественный вкус, который опять-таки выходит за пределы сферы искусства, дает о себе знать и в точных науках. В конце февраля 2017 г. ушел из жизни выдающийся ученый, отец-основатель математической физики Л. Д. Фаддеев. Он любил повторять, что математика - это прежде всего красота, сожалел, что не все могут получить эстетическое наслаждение от математических формул. Фаддеев играл на рояле (как А. Эйнштейн на скрипке). Наверное, это помогало ему соединить физику с математикой, найти новые закономерности.

Благодетельными телесными упражнениями заниматься надо с самого раннего возраста - 6-7 лет. В 11 уже поздно - костяк сформирован. Поэтому танцевальную культуру в школах нужно вводить с первого класса. Обучать танцам можно всех детей, в том числе с ограниченными возможностями. Вот любопытный пример. Чемпион России по брейк-дансу Евгений Смирнов попал в аварию, ему ампутировали одну ногу. Казалось бы, о танцах надо забыть. Но он начал тренироваться, научился держать тело в тонусе, снова стал танцевать и даже выступил в «Минуте славы». Смирнов открыл инклюзивную школу танцев для детей-инвалидов в Краснодаре. Он рассказывает, как занятия изменяют детей. Они становятся более подвижными, уверенными в себе, радостными.

В начале февраля 2017 г. в Москве открылся III фестиваль особого театра «Протеатр. Международные встречи». Это театр инклюзивного направления. Он объединяет обычных актеров и танцовщиков с особенностями опорно-двигательного аппарата, ментальными нарушениями. Театр стирает обычные представления об артисте танца, открывает новые горизонты, показывает исключительные возможности человека, способного преодолеть недуг тела и исполнить хип-хоп, участвовать в дэнс-перформансах.

Потребность в танцевальных педагогах услышана высшими учебными заведениями. Сегодня многие «непрофильные» вузы готовят хореографов: педагогические вузы, вузы культуры, консерватории, вузы физической культуры и спорта, Гуманитарный университет профсоюзов.

Танцевальному искусству учат и в некоторых средних учебных заведениях, колледжах, лицеях.

4. Хореографом рождаются, а не становятся

В ногу с трендом времени идет и Челябинский институт культуры. Ведущий педагог кафедры педагогики хореографии -властительница танца профессор Любовь Дмитриевна Ивлева. Ее опыт работы заслуживает публичного обсуждения и осмысления.

Биография Л. Д. Ивлевой - классический пример борьбы предназначения (Божьего замысла) с обстоятельствами («суровой прозой») жизни. Не она выбирала профессию, а профессия ее.

Еще в начальных классах школы, повинуясь каким-то внутренним ритмам, жившим в ней, она танцевала на переменах и даже, кажется, по пути в школу и домой. Потом стала заниматься танцами во Дворце пионеров, а после окончания школы - в Доме учителя. И руководила танцевальным коллективом в школе.

Но в личном листке по учету кадров эта художественная часть жизни умещалась только в графе «хобби», «увлечения».

Профессиональные занятия шли совсем по другому сценарию.

По совету-настоянию семьи Ивлева поступила в промышленный техникум и получила специальность техника-конструктора. Работала в литейном, кузнечно-прессовом, механическом цехах. Потом ее перевели в отдел главного конструктора, и она была признана лучшим конструктором за разработку крыльчатки вентилятора (в двигателе). Но по вечерам все-таки прибегала в школу, чтобы отвести душу.

Производство подталкивало к повышению квалификации. И Ивлева поступила в сельскохозяйственный институт на отделение механизации сельского хозяйства. Вот ведь как бывает: душа рвется в небо, а руки вынуждены заниматься земными делами.

Его величество Случай, как всегда, разрулил ситуацию. Как-то Ивлева пригласила на только что поставленный со школьниками балет «Дикие лебеди» своего первого педагога по Дворцу пионеров. Ее мнением она очень дорожила. И педагог сказала категорично: тебе надо серьезно заниматься хореографией. А буквально через несколько дней ей в руки попалась газета, из которой она узнала об открытии кафедры хореографии в Ленинградском институте культуры. Два эпизода сплелись вместе. Будто вспышка озарила ее. Она вмиг перечеркнула свою так удачно складывающуюся производственную карьеру и оказалась студенткой, потом аспиранткой ЛГИК. Вернулась в Челябинск, прошла в институте культуры путь от преподавателя до профессора, заведующей кафедрой педагогики хореографии. Ее выстраданный путь в профессию увенчан почетным званием «Заслуженный работник культуры РФ».

5. Хореография как коррекционная педагогика

За долгие годы работы на педагогическом поприще Ивлева сделала неутешительный вывод: сложившаяся система образования разучилась видеть внутренний мир человека. Воспитание заменили обучением. Знание возводится в абсолютную ценность. Учебные заведения учат «компетенции», становятся все более профориентированы. В Царском Селе висит мемориальная доска «Здесь воспитывался Пушкин». Сегодня о выдающихся выпускниках сообщают, что они учились в конкретной школе. А сами птенцы учебных заведений напоминают ученого, описанного Маяковским: у него «ни одного человеческого качества, не человек, а двуногое бессилие». «Зато он может ежесекундно извлекать квадратный корень».

Ивлева выработала для себя емкую формулу: личности в человеке должно быть больше, чем профессии. «Душой исполненный полет» (А. Пушкин) не должен быть ограничен сценой. И потому она давно уже сделала для себя правилом измерять свою работу по тому, как шагают по жизни, социализируются ее танцующие выпускники.

Десять лет руководила Ивлева детским танцевальным коллективом «Ракурс» при медицинском институте. В коллективе занимались 15 человек. 10 из них поступили в институт культуры, в том числе 8 - на хореографическое отделение. Пятеро из этой восьмерки окончили вуз с отличием. Одна из ее выпускниц защитила кандидатскую диссертацию, работает в Университете физической культуры, танцует в профессиональном театре.

Важная деталь. Одна пятилетняя девочка страдала врожденным вывихом бедра. Занятия хореографией помогли ей справиться с недугом. Ивлева поделилась своими наблюдениями с медиками. Они объяснили ей, что есть даже понятие танцевально-двигательная терапия. Доктор Танец дифференцированно подходит к своим клиентам. Вальс положительно влияет на сердечно-сосудистую систему. Фламенко подойдет тем, у кого проблемы с суставами. Латинские танцы укрепляют позвоночник.

Девочка с вывихом бедра у Ивлевой - это, конечно, крайность. И потому, может быть, заслуживает особого медицинского исследования и осмысления. Но кто подсчитал, как изменяется душевный склад, мироощущение, отношение к жизни у людей с гармонично расправленным корпусом, с красивой походкой, гордо посаженной головой. Князь Мышкин отличался умением красиво писать. И сам стал красивым человеком. В былые времена в школе даже был предмет чистописание.

Был у Ивлевой в медицинском институте и взрослый коллектив «Ракурс». Его костяк составляли студенты, будущие врачи. Ивлевой интересно было проследить влияние хореографии на профессию. То, что ей рассказывали, тянуло на открытие. Но руки не доходили до документального фиксирования и дополнительного исследования. А будущие врачи в один голос уверяли, что податливое под влиянием занятий тело облегчает процедуру работы с лежачими больными, что разработанные на тренировках подвижные, пластичные руки увереннее оперируют, массируют.

Наконец, Ивлева вплотную подошла к самой школе. Ее захватила идея включения в компетентности учителя умения учить школьников танцам. Она начала с педагогического училища -инкубатора подготовки учителей начальных классов.

Если говорить кратко, ее «выпускники» создавали школу радости, учение с увлечением. Дети не просто с удовольствием, «от души» танцевали, вместе готовили праздники, а увлеченно учились. Между педагогами и школьниками сложилась атмосфера доверия, классные занятия органично перетекли во внеклассные.

Идея школы с хореографическим уклоном овладела Ивлевой. Она глубоко убеждена в том, что хореография - это коррекционная педагогика, танцевать должны все: взрослые и дети, пожилые и молодые, здоровые и больные.

Российское искусство за рубежом - желанный гость. «Вы нам картофель, мы вам / Вишневый неповторимый чеховский сад» (А. Вознесенский). А уж балет России для зарубежья больше чем балет.

Ивлева пять лет работала в школе искусств в Греции (г. Серрес). Школа, где она вела занятия, давала мастер-классы, стала занимать первые места на северогреческом и всегреческом смотрах. А потом был открыт прямой «хореографический маршрут» Челябинск - Серрес. Укрепились «межгосударственные» контакты. Так, девочка из Серреса приехала в Челябинск, где занималась в институте культуры, потом в Греции стала ведущей балериной. Ивлева со своими воспитанниками приезжала в Серрес и концертировала совместно с греческими детьми.

Аплодисменты зрителей - это только одна сторона творческого содружества. Другая - впитывание российскими детьми греческой культуры. Они жили в греческих семьях, осваивали образ жизни своих сверстников и, неожиданно для самих себя, обнаруживали прорастание в себе византийских корней (византийской ДНК), берущих начало еще со Святого князя Владимира.

Ивлева видела, как танцевальная культура разрушает железный занавес, преодолевает санкции, как сокращаются расстояния, когда на одной сценической площадке танцуют коллективы разных стран, как протянутые друг другу руки сближают людей. Одним словом, Ивлева выстроила свою часть стратегического моста доверия между Западом и Россией. У нее родилась своя версия известного слогана: хореографы всех стран, соединяйтесь.

6. Становление хореографической России

Всякий проект должен иметь свое теоретическое обоснование. Л. Д. Ивлева подготовила целую библиотечку по теории танца и хореографическому образованию.

В учебном пособии «История преподавания танца» Л. Д. Ивлева интересно рассказывает о становлении профессионального танца, о деятельности выдающихся педагогов.

Впервые танец нашел теоретическое осмысление в XII в. в Италии. К XV в. Милан определился как центр и школа танцев всей страны.

Франция не хотела отставать от Италии. Во второй половине XV в. она широко распахнула двери перед итальянскими хореографами. Один из них начал преподавать при французском дворе основы «ученого» танца. В 1661 г. Людовик XIV учредил Ака демию танца в Париже. Западная Европа с нее начинает формальный отсчет хореографического образования.

Зарождение профессионального танцевального искусства в России связано с именем плясуна Ивана Лодыгина. В 1629 г. царь Михаил Федорович ввел его в штат своего двора. Лодыгину приказано было во французской манере представлять разные игры, танцы и прочие увеселения.

Иноземные танцы пришлись по вкусу. В 1672 г. при дворе царя Алексея Михайловича был открыт кремлевский театр. В его репертуаре находилсь пьесы иностранных авторов. Каждый акт заканчивался театральным танцем. Его называли балетом. Термин ballet (балет) означает ‘танцевать’. Балет - вид искусства, сочетающий хореографию, музыку и драматический замысел.

Подлинным реформатором танцевальной культуры выступил Петр I. В 1717 г. после полуторалетнего пребывания за границей он ввел ассамблеи. Так называл Петр «вольные собрания для забавы и дела». На ассамблеях играли в шашки и шахматы, курили табак, пили вино, водку, чай, кофе, закусывали, решали деловые вопросы. Важнейшей частью ассамблеи были танцы.

Петр I ввел преподавание бальных танцев как обязательный предмет в казенных учебных заведениях. Вольно или невольно Ивлева оказалась наследницей инициативы Петра I. И она считает, что умение танцевать - один из показателей культуры человека. Дворянина всегда можно было отличить по внешней выправке, потому что дворянин прошел танцевальную школу. К примеру, менуэт (он долго доминировал в танцевальной культуре) приучал ловко кланяться, ходить прямо, грациозно протягивать руку, делать все движения и манеры приятными. У сутуловатых от природы выпрямлялась спина. А главное - душа. Грациозность физическая порождала грациозность духовную. И чем больше Ивлева вчитывалась в документы истории, тем становилась все более убежденной сторонницей танцевального всеобуча.

Уже после смерти Петра I в Петербурге в 1738 г. была основана

Государственная балетная школа, в Москве подобное заведение возникло в 1773 г.

Собственно русскую школу танца Ивлева связывает с именем французского танцовщика Шарля Дидло. Дидло в 1801 г. возглавил в Петербурге театр, при нем достигший мировой славы («Там и Дидло венчался славой» А. Пушкин).

Дидло был поклонником русских народных танцев. В его хореографии угадывалось их присутствие. В результате выработалось то направление искусства, которое получило название первой русской школы классического танца (1801-1831).

Дидло принадлежит авторство позы «стояние на пальцах». Это был переворот в искусстве. Танцовщица заняла главенствующее положение в балете. Дидло воспитал немало замечательных русских балерин, в том числе Истомину. «Блистательна, полувоздушна», - писал о ней Пушкин.

Вторая русская школа танца (1848-1888) связана с именем «русского француза» Мариуса Ивановича Петипа. В этот период происходит окончательная дифференциация танца. Классический танец подымается на уровень условного языка искусства, близкого по значению к языку симфонической музыки. Петипа довел пальцевую технику до совершенства. Изменился даже балетный башмак. Его мягкий заостренный носок становится тверже и квадратнее. Поэзия выразительного танца отступала перед техникой «стального носка», «удивительных пуант». Параллельно рождается характерный танец, впитавший в себя стихию народных танцев, характер народа.

В эпоху Петипа российский балет считался образцовым во всех отношениях.

Рубеж XIX - XX вв. (1898-1908) Ивлева называет эпохой Э. Чеккетти (третьей русской школой). Итальянский темперамент этого хореографа оказывал колдовское влияние на исполнителей, помогал осваивать технику бесконечных вращений, пируэтов, свободно владеть виртуозным исполнением. Влияние Чеккетти испытывали даже не учившиеся у него непосредственно артисты (например, А. Я. Ваганова).

Последним из могикан русской школы классического танца оставался Н. Г. Легат, являвшийся знатоком балетного катехизиса. Педагогика Н. Легата была умной, атмосфера занятий мягкая, дружеская. Чего другие педагоги достигали за год, он добивался за месяц. Его величайшее достижение - гениальный ученик Вацлав Нижинский.

Дух захватывает, когда углубляешься в историю борьбы взаимоисключающих концепций танца. М. М. Фокин бросил перчатку святая святых - классике. Его захватила всепоглощающая страсть «естественного движения», обогащенного пантомимой и мимикой. «Фокинизм» преподавания (четвертая русская школа) открыл новые возможности мужского танца, но не привел к революции в женском балете (конец феминизма в балете?).

Советская балетная школа - ценнейший хореографический пласт. Она связана с новаторством в области хореографической педагогики (А. Ваганова, В. Тихомиров и др.). Открываются новые балетные театры и школы. Советский балет покорил мир.

Современная хореографическая Россия стоит перед соблазнами зрелищных шоу. Тем внимательнее надо изучать хореографическую литературу Ивлевой. Ее книги не бальный разговор («мазурочная болтовня»). Они - камертон хореографической мысли, требуют вдумчивого серьезного чтения. Даже беглый обзор показывает многообразие школ, россыпь мировоззренческих установок. Нужен осознанный выбор. Ивлева сделала его. Для нее классический танец - «наше все». Особое место Ивлевой в ряду хореографов определяется тем, что она сформулировала и обосновала педагогические принципы и методы в обучении классическому танцу. Собственно говоря, Ивлева создала новое научное направление - педагогику классического танца. Важное место в новой научной дисциплине занимает разработанная Ивлевой история экзерсиса (комплекса тренировочных упражнений) классического танца.

Уже было сказано, что поза - основная «речевая единица» классического танца. Но методик обучения движению, положению человеческого тела с позиции анатомии, физиологии, биомеханики практически нет. Ивлева заполнила и этот пробел. В соавторстве с А. В. Куклиным она разработала анатомо-физиологические основы хореографии, а спустя 11 лет расширила и углубила тему, подготовив к изданию уже самостоятельно предлагаемое учебное пособие.

И, наконец, последнее. Сила танца в его массовости. Сегодня танцевать хотят все. Любительские хореографические коллективы заполонили все пространство. Они есть в школах, вузах, на предприятиях, в учреждениях культуры, в детских садах и домах престарелых. Тем востребованнее становится методика педагогического руководства любительским коллективом, подготовленная Ивлевой. Это в полном смысле слова настольная книга для руководителя хореографической самодеятельности.

7. Все флаги в гости будут к нам

Л. Д. Ивлева издала библиографический аннотированный указатель статей из журналов «Советский балет» и «Балет» за 1981-2007 гг.

Хорошее начало. Теперь бы потянуть за историческую ниточку и замахнуться на указатель публикаций по всей истории хореографии, а там и на собрание самих публикаций. Другими словами - заложить фундамент хореографической библиотеки. Это нужно прежде всего для того, чтобы не произошла ампутация хореографической памяти.

О хореографии важно не только читать и рассказывать. Балет нужно видеть, и потому нужен хореографический музей, в котором были бы собраны графика, живопись, фильмы, скульптуры, связанные с историей танца. Выдающийся хореограф О. М. Виноградов уже приступил к созданию хореографического Эрмитажа.

Во весь голос необходимо ставить вопрос о создании регионального Центра хореографии, Дворца танца. Это должно быть открытое культурное пространство с лекциями, выставками, спектаклями, хореографическими фестивалями, интерактивными программами, мастер-классами. Пусть балы в стиле ампир (поздний классицизм) станут брендом Челябинска. Пусть возродится танцующая эпоха, вновь появятся «очаровательные франты минувших лет», «цари на каждом бранном поле и на балу» (М. Цветаева).

Ну и, наконец, надо готовить документы, обоснования, объединять заинтересованных людей, формировать общественное мнение о введении уроков хореографии в общеобразовательной школе.

Сегодня все эти направления сконцентрированы на кафедре педагогики хореографии Челябинского института культуры. На ней трудится человек-драйв Любовь Дмитриевна Ивлева. Кажется, это про нее написал С. Маршак: «Все, до чего коснется человек, озарено его душою». Но масштабы задач по превращению Челябинска в региональную (а там, глядишь, и во всероссийскую) столицу танцев требуют расширения субъектов деятельности: привлечение СМИ, учреждений культуры, образования, творческой интеллигенции, ну и, конечно, танцующей аудитории. Челябинск будет прирастать креативным пространством танца. Все флаги в гости будут причаливать к Челябинску. Время, вперед.

В. Е. Триодин,

доктор педагогических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ, заслуженный работник культуры РФ, почетный председатель Санкт-Петербургского отделения Российского творческого союза работников культуры

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >