Влияние музыки на развитие творческих способностей

Музыка как вид духовной культуры человека

Музыка и жизнь неразделимы. Музыка является частицей нашего духовного бытия. Если искусство в целом — это особая форма эстетической деятельности, направленная к познанию действительности, и совокупность, порожденных этой деятельностью предметов, которые воспринимаются и используются как специфические духовные ценности. То музыка — это такой вид искусства, в котором звуковые комплексы несут в себе определенное содержание.

Любой звук как материальное явление характеризуется объективными физическими свойствами: силой (амплитудой колебания), акустическим составом (тембром), частотой колебаний (высотой), продолжительностью. Эти свойства звуков в совокупности образуют сопряжения, несущие определенное содержание. Мы осмысливаем звуки, когда они имеют свои значения, то есть выполняют роль знаков, информирующих о каком-либо явлении. Связь между звуком и его восприятием носит ассоциативный характер, основывающийся на сходстве звука с объектом, либо на причинно-следственном отношении, либо на индивидуальном условном представлении из жизненного опыта.

В результате многовекового развития музыкального искусства эмоциональная реакция на музыку оказывается особенно глубокой и сильной. В частности, велико эмоциональное воздействие динамики: интенсивное нарастание или снижение звучности вызывают синхронное изменение эмоциональных или других психофизиологических процессов, видимо из-за того, что подобное человек привык воспринимать как знаки необычно интенсив ных или положительных для него природных процессов и переживаний.

Эмоциональное воздействие ритма связано с его особой биологической ролью: важнейшие жизненные процессы (дыхание, сердечная деятельность) протекают в определенном ритме, причем, его постоянство необходимо для нормальной деятельности всего организма. Поэтому у людей сложились наследственные реакции на синхронные с ними ритмы [12].

Эмоциональное переживание рождается лишь тогда, когда в сознании возникает музыкальный образ, и мы его субъективно оцениваем. При этом человек исходит не только из субъективных, но и из социально детерминированных духовных ценностей. Открытие личностного смысла есть акт высшего эмоционального напряжения.

Такие виды искусства, как поэзия и живопись, невозможно воспринимать на уровне физиологических реакций, а музыка может восприниматься и даже воспроизводиться без включения интеллекта [311].

В то же время, по замечанию Т. В. Чередниченко [283], музыку признают наиболее обобщенным и абстрактным видом искусства, художественным эквивалентом математики и философии. И хотя критерии наиболее чувственного и предельно абстрактного исключают друг друга, автор считает, что ключ к этому парадоксу — в пении и в игре на инструментах. С развитием пения возникает предпосылка для установки разнообразных связей между звуками, и появляются возможности для подбора интеллектуальных операций их уравнивания и противопоставления, а в инструментальной игре эта тенденция усиливается.

В то же время, качество звука вызывает у человека определенные ассоциации и образные окраски, которые, в свою очередь, формируют различные культурные символы. Их смысл и ценность связаны с логическими категориями и эстетическими оценками [310].

Техническое, логическое и эстетическое взаимосвязаны в музыкальном произведении и представляют как бы единое целое, сформированное по определенным правилам. Вся звуковая организация никогда не остается статичной Пока существует музыкально-художественное мышление, будет существовать и «система взаимодействия элементов музыкального организма». На базе функциональности создаются разновидности звуковысотных связей и предопределяются все музыкально-звуковые контакты в конкретном случае [68].

Внутренняя моторика музыкального восприятия указывает на скрытое озвучивание слышимого. Это нашло свое подтверждение в экспериментальных исследованиях А. Г. Костюка [125]. В качестве показателя двигательного компонента восприятия были использованы биотоки мышц гортани и языка, регистрируемые осциллографом. Согласно полученным данным, внутренняя моторика, отсутствуя при равнодушном восприятии звучания, сохраняется при восприятии различных по содержанию и стилевым особенностям произведений. Она может приобретать характер подпевания. Таким образом, установлено, что восприятие музыки является активным процессом, который обусловливает создание художественного образа, звучащего в сознании слушателя. Формирование же более развитого восприятия связано с интонированием и рождением специфических и мыслительных операций. Это важный шаг в понимании творческих потенций музыки. Для понимания музыки необходима сложная работа сознания, направленная на выделение и объединение основных элементов звуковой ткани произведения, их осмысливание и активизацию эмоционально-образных ассоциативных комплексов, их обобщение. Восприятие и понимание музыки в значительной степени зависят от музыкального сознания и уровня эстетического и духовного развития человека,

У ребенка младшего школьного возраста процесс углубленного анализа играет еще незначительную роль в восприятии музыки. В восприятии одних объектов учащиеся могут стоять на более высоком уровне, в восприятии других — оставаться на низком. Переход к более углубленным формам анализа при восприятии музыки связан с общей перестройкой личности [270]. Вместе с развитием музыкального слуха развивается и музыкальный вкус: способность отличать художественное от нехудожественного, ремесленные поделки, нагромождение фальшивых, неоправданных приемов от эстетически значимого в исполнительстве.

Музыка всегда была одним из самых сильных средств во всевозможных магических заклинаниях: начиная с той поры, когда шаман-дикарь, монотонно повторяя один и тот же звук, доводил себя до исступления, и, кончая сложными гимнами, литургическими песнопениями, повергавшими толпу верующих в состояние религиозного экстаза. Быт народа был и всегда остается насыщенным музыкой, обычно такое искусство не было организованным и развивалось на основе устных традиций, передавалось по слуху и по памяти. Музыка облегчала труд людей, особенно коллективный, организовывала их досуг.

В музыке скрыт могучий стимулятор человеческой деятельности — от отдельных видов физического труда до высших форм научного и художественного творчества. Общественно-историческая практика каждого народа или этнической общности выработала различные музыкальные системы: гомофонную, полифоническую и другие. Каждое звучание, входящее в связное последование тонов и созвучий, воспринимается сознанием человека с точки зрения его места в музыкальной системе.

Музыкальная логика — это улавливаемое сознанием слушателя проявление закономерностей усвоенной им музыкальной системы. В ней нет жестких правил, как в на уке, даже в рамках одной системы. За каким-либо звучанием в любом контексте может последовать не единственно допустимое «верное» продолжение, окончание, а одно из нескольких возможных. Совершенно иная музыкальная логика характеризует индийскую традиционную музыку в сравнении с европейской. Различны также музыкальные логики разных эпох. Музыкальная логика, в отличие от общенаучной, содержит не только объективные моменты, но и субъективные, поскольку ладовые и жанровые системы — продукт многовекового развития. Поэтому у разных народов, в разных музыкальных культурах сформировались свои ладовые системы, хотя физические свойства звуков, физиологические и психологические механизмы их восприятия примерно одинаковы [165].

Воспринимая музыку, каждый из нас опирается на предшествующий опыт (апперцепцию) и в рамках усвоенной музыкальной системы как бы предугадывает следующее звучание. В результате слушатель или обманывается, или получает удовлетворение. Таким образом, повышается острота восприятия. Композитор может в определенной мере внушить свою музыкальную логику, отличную от привычной, в то же время каждый композитор может творчески внести нечто новое в логику, выработанную его предшественниками. И такая логика принимается не сразу, требует для понимания многократного восприятия новой музыки. Чем богаче музыкально-слуховой опыт, тем быстрее происходит осмысление музыкальной логики. Содержательность музыки, ее образность существуют в сознании композитора и слушателя. Но «возрождение» ее в слушательском сознании свидетельствует об определенном содержании в потенциальном виде в самой музыке. Именно содержание не может быть полностью воплощено иными средствами, кроме как музыкальными, и постигается оно переживанием и осмыслением самой музыки.

Музыка в специфической форме отражает действительность и является образом конкретной действительности. Воспринимая музыку, слушатель преобразует ее в сознании соответственно своим потребностям и опыту. В результате содержание музыкального произведения актуализируется в сознании воспринимающего не совсем так, как оно существовало в сознании автора, поэтому нельзя говорить о единственном и неизменном содержании. Произведения народного музыкального творчества не только отражают жизнь, но и активно участвуют в ней. Таким образом, музыка порождается обществом, отражает его жизнь и воздействует на него [251].

Восприятие музыки неотделимо от других видов человеческого восприятия. Перцептивный образ, возникающий в сознании слушателя, является отражением произведения с его звучанием и содержанием, а восприятие музыки — одним из способов художественного видения мира. Это не простая рецепция внешних звуковых воздействий, а сложная психическая деятельность субъекта, направленная на присвоение данного вида искусства.

Эмоциональная реакция изменяет поведение слушателя, его настроение и мысль, становится доминирующей тенденцией психической деятельности. Но в переживании слушателя при восприятии наблюдаются значительные расхождения, заметно проявляющиеся при регистрации отклика.

Б. М. Теплов [261], исследовавший музыкальные слуховые представления, пришел к выводу, что последние могут иметь огромную амплитуду градаций по степени яркости, живости: от смутных и схематических представлений до высокой степени наглядных и конкретных. Слуховые представления, возникающие в процессе музыкальной деятельности, включают определенную переработку слуховых впечатлений. Представления могут быть слуховыми, но в то же время не быть музыкальными. Музыкальные произведения никогда не бывают чисто слуховыми представлениями, то есть не включающими зрительные, двигательные или какие-либо другие компоненты.

Нередко наблюдается тесная связь слуховых представлений со зрительными (Н. Римский-Корсаков, А. Скрябин), и это свидетельствует о том, что ярко выраженный слух не исключает присутствия неслуховых моментов в музыкальных представлениях (синестезии). Зрительные образы зависят от целого комплекса факторов: субъективных и объективных. Среди объективных ведущую роль играют индивидуально-типологические особенности, направленность восприятия. К объективным факторам относятся характер музыкальной образности произведения, наличие в нем программности.

С повышением музыкально-перцептивной способности восприятие расширяется и становится структурным и целостным. Но понятие целостности музыкального восприятия неадекватно понятию его полноты и дифференцированности. Мало подготовленный слушатель не может адекватно воспринимать всю систему средств, создающую музыкальный образ, как это способен сделать профессионал. Тем не менее, воспринимается целостный образ-настроение, характер произведения.

Восприятие тесно связано с мышлением, то есть оно всегда осмысленно. В. К. Белобородова, Г. С. Ригина, Ю. Б. Алиев [23] утверждают, что мышление выполняет функцию «все более полного и многостороннего мысленного восстановления объекта» по отношению к воспринимаемому музыкальному произведению. Оно всегда эмоционально окрашено. Осознание эмоционально-смыслового содержания воспринимаемой музыки необходимо. Оценивая выразительные средства музыки, мы понимаем то или иное произведение. Логическое мышление при восприятии музыки направлено на восприятие музыкального образа. Наиболее важны и зна чительны операции сравнения, классификации, обобщения. По мнению авторов, формы мышления — суждения и умозаключения — лежат в основе оценки конкретного музыкального произведения.

Одно из характерных свойств музыкального восприятия — ассоциативность. В основе разнообразных ассоциаций лежит связь музыкального языка с многообразным социальным опытом человека.

Избирательность — выделение определенных предметов, которые одновременно воздействуют на человека. Избирательность музыкального восприятия проявляется в умении уловить выразительность мелодических интонаций, проследить за развитием мелодий, тем, ритмического рисунка и гармонической основы. Константность проявляется в восприятии характерных для процессов узнавания главных элементов музыкального образа, которые являются основными носителями музыкальной выразительности, — мелодии, метроритмики, гармонии.

Авторы цитируемой работы выделяют пять главных структурных компонентов музыкального восприятия, составляющих его психический механизм; эмоциональную отзывчивость на музыку; музыкальный слух; мышление; память; способность к сотворчеству.

Процесс сотворчества слушателя и композитора понимается как сопереживание и внутреннее воссоздание слушателем содержания сочиненного композитором музыкального произведения, обогащенного деятельностью воображения. Поскольку каждый человек имеет свой жизненный опыт, то воображение создает свой субъективно окрашенный вариант услышанного. От него прямо зависит глубина и тонкость восприятия музыки. Способность к сотворчеству — ведущий синтезирующий компонент восприятия.

В музыкальном восприятии субъективное отношение и переживание приобретают доминирующее значение.

Эмоционально-моторное уподобление выполняет гностическую функцию и составляет материальную основу для формирования музыкального образа, поэтому можно говорить о фрагментарном и поверхностном или более глубоком восприятии, которое свойственно как музыканту профессионалу, так и обычному слушателю.

Однако каждому свойственны не одна, а множество форм и способов восприятия, поэтому разделение слушателей на четко разграниченные типы слишком формально. Анализ электро-энцефалографических и психологических данных, полученных А. Л. Готсдинером [75] от испытуемых различного уровня музыкальной одаренности и образованности, изучение характеристик содержания музыкально-перцептивных особенностей процессов дали основание для выделения следующих основных форм восприятия: а) эмоциональной; б) интеллектуальной; в] образной; г) психомоторной и д) смешанной. За основу здесь взяты следующие признаки: преобладающая форма реакций, отразившаяся в энцефалографических записях и психологических отчетах; наиболее характерное содержание перцептивных процессов, четкое изменение эмоционального состояния от музыки различного содержания, зафиксированное в отчете внутреннее слежение за звучанием и вербализация своих впечатлений, сравнение (исполнительское, музыковедческое) и идентификация, наличие наглядных образов и ассоциаций, их постоянство или изменчивость, наличие мышечных реакций; степень устойчивости основных признаков реакций в процессе обучения и экспериментального исследования.

Анализ полученных данных показывает, что наиболее распространенной формой музыкального восприятия является смешанная, включающая характерные проявления разных форм.

Процесс стимулирования познавательной активности научной мысли средствами музыки мало изучен. Фрагментарные знания в этой области фиксируют признаки воздействия музыки на различные иерархические уровни системы свойств человека. По Н. Я. Пэрна [220], организм человека является «сложнейшей тканью, сотканной из бесчисленных разнообразнейших ритмов». При этом речь идет только о живой ткани, находящейся в постоянном движении и развитии, клетки и атомы которой резонируют на соответствующие колебания в природе. Каждая из клеток трудится в своем ритме, определяемом характером функции, выполняемой тканью (сокращение мышц, выделение какого-либо секрета, сообщение нервного импульса и т. д.). Однако периодичность их редко превышает секунды, либо ее доли. Внутренние органы человека имеют частоты колебаний порядка 6-9 Гц, альфа-волны мозга — 7 Гц, биотоки мозга — 25 Гц. Обращает на себя внимание близость указанных частот к «музыкальным» частотам.

Психический акт восприятия музыки, отвечающий высшей форме индивидуального познания и заключающий в себе связи между музыкой и творческим процессом, реализуется на личностном уровне, с возникновением в сознании слушателя образа того или иного предмета и подсознательного сопоставления этого предмета с личной системой ценностей, а также трансформацией музыки в высшие, собственно человеческие эмоции.

Я. А. Пономарев [202] творческой деятельностью называет воспроизводство новых знаний. Потребность в таких знаниях возникает на высшем (мыслительном) уровне индивидуального познания, а средства к удовлетворению данной потребности складываются на чувственном уровне. Эти средства, включаясь в функционирование высшего уровня, приводят к возникновению нового способа взаимодействия субъекта с объектом, что и влечет за собой появление нового знания. И воспроизведение внешнего предмета в мышлении происходит иначе, чем в чувственном образе. Мыслительный образ теряет непосредственную связь с внешним миром и свойство наглядности, но исключает из своего содержания все несущественное, поверхностное, второстепенное и концентрирует внимание слушателя на сущности предмета, его внутренних закономерностях. Мыслительный образ представляет собой результат переработки чувственных данных, но при этом не сводится к логическим действиям над наглядночувственным материалом. Подобные действия составляют лишь один вид, или уровень, мыслительной деятельности. Человек способен, кроме того, осознать такие свойства предметов и явлений, которые не были даны в его чувственном опыте и не могли поэтому быть предметом непосредственного наблюдения. В процесс познания включаются воображение и фантазия, нарушающие строгий строй логических приемов и правил. Это их участие позволяет при создании мысленного образа опускать некоторые стороны отражаемого.

В реальном творческом процессе происходит не прямая подсказка средствами искусства, они лишь стимулируют реализацию познавательных потенций человека.

Образно-оценочное восприятие музыки неразрывно связано с ее ассоциативной, эмоциональной, эстетической и эвристической функциями, являющимися неотъемлемыми элементами творческого процесса [253]. Музыка формирует и организует сферу чувственного восприятия человеком окружающего мира. При этом переживания, связанные с восприятием музыки, охватывают не только эмоциональную, но и другие области психической деятельности — интеллектуальную и волевую. Эстетическое восприятие действительности, развиваемое музыкой, помогает преодолению автоматизма обыденного восприятия и выработке нового подхода к предмету, а также видения того, что выпадает из поля зрения человека, не имеющего музыкальной подготовки. Активность восприятия окружающего мира, в свою очередь, раскрепощает человеческую фантазию и продуктивное воображение, обеспечивающие избирательность поиска при решении сложных интеллектуальных задач. Эвристическая функция музыки определяется двумя основными факторами: 1) «зарядкой» слушателя творческой энергией композитора и исполнителя, которые не только создают произведение, но и воплощают сами принципы композиции и исполнительского мастерства и 2) возбуждением у слушателя «творческого подъема».

По мнению Л. М. Кадцына [111], если творчеством называют деятельность композитора, музыканта-исполнителя, то и деятельность слушателя в высшем ее проявлении должна быть названа творческой.

Деятельность слушателя заключает в себе поиск и открытие нового; потребности представлений в музыкальном восприятии и музыкально-слуховых представлений.

Звучащее произведение может быть фоном для деятельности, объектом непосредственного общения, а также средством общения. В процессе формирования представления слушателем выделяются два качественно разных этапа. На первом этапе формируются представления, обусловленные только звучанием данной композиции. Их особенность — отражение личностного мира слушателя. Иногда эти представления сходные, но полнота, глубина и качество у всех индивидуальны. Второй этап процесса восприятия — интерпретация, то есть осмысление социальной значимости, обусловленное потребностями композитора и слушателя. В основном она осуществляется после повторных прослушиваний.

На первом этапе исходные представления — результат взаимодействия трех форм отражения сознания: интеллектуальной, эмоциональной и ассоциативной. Взаимодействие этих трех форм может быть различно, хотя формируются они одновременно. При восприятии непрограммных инструментальных произведений интеллектуальные представления служат источником эмоционального и ассоциативного отражения (интеллектуальные + эмоциональные + ассоциативные). Интеллектуальные и эмоциональные представления — основное средство формирования исходных образов, ассоциативные — лишь вспомогательное.

При восприятии программных инструментальных произведений, а также теле- и радиомузыки зависимость представлений иная: интеллектуальные + ассоциативные + эмоциональные. Сюжет требует для осмысления активных ассоциативных представлений. Полнота и глубина переживания зависят от ассоциативных представлений. На первом этапе механизм отбора и контроль ассоциаций еще не обладают достаточными возможностями, а на втором, при развитии музыкальных тем, смене музыкально-звуковых представлений осознанные переживания наполняются логикой, обретают смысл, проявляются предугадывание, предчувствие, интуитивное постижение смысла.

Мы можем объективно и субъективно оценивать воспринимаемое, имея в виду личностный смысл для слушателя. Объективная оценка заключается «в самих мыслительных операциях, установлении сходства и различия, в умозаключениях и предвосхищениях», а субъективная — независимо от социального опыта и норм.

Л. С. Выготский в «Психологии искусства» [62] сделал предположение о посредничестве искусства между личностью и средой, мотивируя это тем, что избыточность средового влияния и недостаточность личностного реагирования реализуются в искусстве.

В. Н. Холопова [280; 281], продолжая рассуждения психолога, утверждает, что «в природе человека заложен необычайно многообразный комплекс способностей на все те случаи жизни, неблагоприятные повороты судьбы, которые индивидуум не в состоянии предвидеть, охватить и предотвратить». По ее мнению, то, что не было затребовало от человека и человечества в какой-то период онто- и филогенеза, должно сохраниться для дальнейших периодов существования.

Искусство выступает в качестве важнейшего способа сохранения, удержания и «тренажа» этих ценнейших резервных способностей человека, обеспечивая развитие всего комплекса человеческих возможностей в их совокупности и целостности.

В качестве примера автор приводит четыре критерия оценки: позитивность; крупность; оригинальность; полнота выражения.

Позитивность заключается в том, что, проходя через призму эстетической гармонии, музыка должна быть нравственной и духовной.

Крупность означает большую значимость для человечества.

Оригинальность органически связана с эвристическим началом творчества, одухотворяет художественную индивидуальность.

Полнота выражения проявляется в наиболее вероятностно полной реализации, в напряжении системы выразительных средств.

Музыка как вид искусства имеет дело не со значениями, а со смыслом, выступающим в качестве психологического эквивалента ценности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >