Мастерство заголовка. Заголовочный комплекс

вка. Заголовочный комплекс

Если первая строка написана криво, то и все письмо не годится.

Еврейская поговорка

Вековая мудрость гласит, что начало — полдела, что первая строка не может быть написана криво. А что уж говорить о заголовке! Если рассматривать роль заголовка в тексте, то вот тут-то снова приходится обратиться к разнице между журналистикой и литературой. В океане мировой и отечественной словесности есть классические образцы заголовков, запавших нам в память и будоражащих воображение: «Золотой осёл», «Германия. Зимняя сказка», «Трое в лодке, не считая собаки», «Тартарен из Тараскона», «Боги жаждут», «Преступление и наказание». По легенде, Константин Симонов долго искал название для своей военной эпопеи и вдруг натолкнулся на название повести у одного провинциального автора — «Живые и мёртвые». Он понял — вот исчерпывающее название для романа-воспоминания о реальных и выдуманных, ушедших и выживших. Пригласил писателя в ЦДЛ и прямо сказал: проси, что хочешь, и прости — беру у тебя! Но чаще-то всего шедевры литературы от «Дон Кихота» до «Капитанской дочки» особой выразительностью заглавий не отличались. Почему? На это дал ответ в своей итоговой книге «Имя розы» нобелевский лауреат Умберто Эко. «Автор не должен интерпретировать свое произведение. Либо он не должен был писать роман, который по определению — машина-генератор интерпретаций. Этой установке, однако, противоречит тот факт, что роману требуется заглавие. Заглавие, к сожалению, — уже ключ к интерпретации. Восприятие задается словами “Красное и черное” или “Война и мир”. Самые тактичные, по отношению к читателю, заглавия — те, которые сведены к имени героя-эпонима. Например, “Давид Копперфильд” или “Робинзон Крузо”. Но и отсылка к имени эпонима бывает вариантом навязывания авторской воли. Заглавие “Отец Горио” фокусирует вни мание читателей на фигуре старика, хотя для романа не менее важны Растиньяк или Вотрен-Колен. Наверно, лучше такая честная нечестность, как у Дюма. Там хотя бы ясно, что “Три мушкетера” — на самом деле о четырех. Редкая роскошь. Авторы позволяют себе такое, кажется, только по ошибке. У моей книги было другое рабочее заглавие — “Аббатство преступлений”. Я забраковал его. Оно настраивало читателей на детективный сюжет и сбило бы с толку тех, кого интересует только интрига. Эти люди купили бы роман и горько разочаровались. Мечтой моей было назвать роман “Адсон из Мелька”. Самое нейтральное заглавие, поскольку Адсон как повествователь стоит особняком от других героев. Но в наших издательствах не любят имен собственных. Переделали даже “Фермо и Лючию”... Заглавие “Имя розы” возникло почти случайно и подошло мне, потому что роза как символическая фигура до того насыщена смыслами, что смысла у нее почти нет: роза мистическая, и роза нежная жила не дольше розы, война Алой и Белой розы, роза есть роза, розенкрейцеры, роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет, rosa fresca aulentissima. Название, как и задумано, дезориентирует читателя. Он не может предпочесть какую-то одну интерпретацию. Даже если он доберется до подразумеваемых номиналистских толкований последней фразы, он все равно придет к этому только в самом конце, успев сделать массу других предположений. Название должно запутывать мысли, а не дисциплинировать их».

Запутывать? Вот и нет! — как раз к журналистскому произведению это не должно относиться: печатный заголовок должен привлечь и объяснить или заинтриговать. Например, замечательный заголовок в «Литературной газете» о ситуации вокруг Сирии и запрещённого исламского государства: «Курды решают всё!», каламбурно отсылающий к знаменитой сентенции: «Кадры решают всё!» Хотя и тут теперь, особенно с воцарением Интернета, идёт попрание вековых законов. Так, Анатолий Вассерман остроумно заметил: «Можно сказать, что искусство сочинения заголовка, не соответствующего содержанию, довольно давнее. Такой способ провокаций очень давний и очень популярный. Я видел подобных провокационных заголовков несметное множество.

Понятно, что они рассчитаны на то, что большая часть аудитории не имеет времени читать все издание целиком и успевает просматривать только заголовки. Я, кстати, сам от этого тоже страдаю, поскольку тоже вынужден обращать больше внимания на заголовки и только в редких случаях успеваю прочесть полный текст новости. Но я для себя выработал правило: чем скандальнее заголовок — тем больше шансов, что он не соответствует фактическому положению дел. Поэтому для меня скандальный заголовок — это индикатор того, что в этом месте заложена “мина”. И, соответственно, я другим тоже рекомендую ориентироваться в информационном пространстве именно таким образом: если видишь агрессивный заголовок, то вероятность 99%, что этим заголовком тебя пытаются обмануть»[1].

Функции заголовка, говоря наукообразно, в современных СМИ расширяются: при первенстве коммуникативной функции усиливается рекламная функция, и новое наполнение получает функция информативная. Кроме того, современный дизайн СМИ позволяет сделать заголовок более броским, содержательным, запоминающимся. Более того, сегодня мы говорим не просто о заголовке, а о заголовочном комплексе. Доктор филологических наук Элла Лазарева, профессор кафедры стилистики и русского языка факультета журналистики Уральского государственного университета им. А. М. Горького, утверждает, что «заглавие текста — его ключевая позиция», и теоретически рассматривает любые дискурсы, содержащие сложные, составные текстовые конгломераты: СМИ, телерадиопроизведение, сборники текстов разной функциональной направленности, Интернет). Заглавия разных типов (заголовки отдельных текстов, внутренние заголовки, рубрики, подзаголовки, вводки, лиды, надзаголовки — предтексты, как выражаются сейчас) «передают содержание в компрессированной, сжатой форме». «Это явление, — пишет Э. Лазарева, — находит объяснение в психологических закономерностях восприятия. Психологи выявили, что в восприятии реципиента существует механизм, который реконструирует структуру большого текстового массива на материале небольшо-

го текста. Этот механизм позволяет читателю, воспринимающему небольшой по объему текст (в нашем случае — заголовок, подзаголовок, лид, анонс), формировать представление о его структуре так, что она экстраполируется (проецируется) на структуру и характеристики большого текста — инварианта.

Элементы заголовочного ансамбля, сегментируя содержание, являются средством обеспечения коммуникативных интересов воспринимающего информацию. Выполняя информативно-ори-ентирующую роль, они являются опорными пунктами, представляющими содержание отдельных материалов. Заголовочный ансамбль дискурса — одно из основных средств членения её содержания. Такая предтекстовая система дает возможность на первом, прогнозирующем, этапе восприятия определиться в дальнейших действиях: воспринимать ли всю информацию, заключенную в дискурсе (читать газету, смотреть телепередачу, слушать радио). Прогноз составляется на первом, дотекстовом, этапе, здесь возможно составить достаточно полное представление о произведении. Сегментация информации в заголовочном комплексе идет по линии “общая тема, потом сужение до конкретной проблемы”. Заголовки и вводки — это специальные средства, помогающие построить тематическую структуру текста, они представляют собой опорные точки, показывающие наиболее важную текстовую информацию»[2].

Именно эти выдвинутые элементы текста служат опорой для читателя в понимании содержания, при беглом восприятии они дают достаточно полные знания о целом тексте. Части заголовочного комплекса, выполняя информативно-ориентирующую роль, обращаются и к рекламно-экспрессивной функции. Кроме того, заголовок играет графически-выделительную роль, отделяя текст от других текстов в составе комплексного произведения и определяя его границы. В этом смысле название служит своеобразным пограничным знаком, сигнализирующим о существовании текста на определенном месте в целом пространстве, каковыми являются газетная полоса или сетка телепрограммы.

В центре заголовочного ансамбля находится заголовок отдельного текста. Это наиболее независимый, самостоятельный элемент, передающий определенное текстовое содержание. Значение текстового заголовка индивидуально, оригинально, оно обусловлено непосредственными содержательными соотношениями с называемым им текстом. «Заголовок — текст» — первый вид семантических соотношений. Заголовок вступает и во второй вид содержательных связей — с рубрикой и подзаголовком на той же полосе или в общей программе. Заголовочное ядро многочисленными СМЫСЛОВЫМИ нитями связано с разными рубриками и подзаголовками. Рубрики и подзаголовки непосредственно семантически соотносятся или с текстовым заглавием, или друг с другом. Эти соотношения напоминают вращение электронов вокруг ядра атома и воспроизводятся автором даже графически, но схему можно даже усложнить, если добавить к тексту эпиграф или, как сегодня делается на сайтах, выделить и даже иллюстративно оформить авторский лид или пространный врез от редакции. Возможностей и вариантов — неограниченное количество. Поэтому сегодня порой говорят даже не о заголовочном комплексе, а о заголовочной композиции.

Авторы, естественно, стремятся обратить внимание своей аудитории на заголовки и побудить её приступить к восприятию всего текста. При этом вступает в силу вторая роль заголовков — рекламно-экспрессивная. Название материала должно быть интересным, привлекательным, в меру интригующим, тогда есть шанс рассчитывать на то, что возникнет этап внимательного чтения текста. По заголовкам можно оценить важность публикации и быстро выбрать необходимую. Если говорить о печатной прессе, то композиционно заголовки являются опорными центрами страниц, усиление и ослабление интенсивности которых означает руководство вниманием читателя. Стиль, методы, способы оформления заголовков тесно связаны с такими факторами, как формат и объем издания, количество материалов на полосе, содержание и объем публикации.

Отличительным признаком газетного или журнального заголовочного комплекса могут служить варианты расположения заглавия относительно текста. Скажем, «утопленный» заголовочный комплекс — газетный прием, «боковик» больше присущ оформлению журналов, хотя встречается и в газетных изданиях. Также заголовочный комплекс может быть размещен над текстом (открытая верстка). Заголовочный комплекс должен накрывать не менее двух третей ширины публикации. Максимальная длина заглавия равна ширине полосы (так называемый флаговый заголовок). Переходный подвариант — закрытые заголовочные комплексы и заголовки в «оборку» (объект соприкасается с текстом боковой стороной и верхом/ни-зом). Длина комплекса в таком случае может равняться формату колонки. Общее правило построения комплекса: одна часть (строка) должна иметь двойной контраст (по размеру и начертанию) с последующим.

Далее следует сказать, что заголовок нельзя путать с тем, что называется порой «хедлайном» и выглядит внешне как заголовок. «Хедлайн» — это один из элементов особой организации новостного текста, выработанной в западной журналистике. Он существует в органичной взаимосвязи с такими элементами данного рода текстов, как «лид» и «корпус»: в «хедлайне» излагается суть новости, в «лиде» она углубляется, а в «корпусе» дополняется второстепенными деталями. Понятие «хедлайн» в западной журналистике существует параллельно с понятием «заголовок», под которым, как правило, подразумевается то, что в нашей прессе называется «рубрика» или «анонс» полосы.

При организации материала важен эффект проведения читателя по разным ступеням смысла, постепенность включения в текст. Подзаголовок, например, используется как уточнение концепции, как пояснение и как дополнительная интрига, эпиграф — как дополнительная опора на авторитет знаменитой личности или научного высказывания. А виды собственно заголовков — многообразны и вариативны, хотя в современных СМИ всё чаще используются игровые, каламбурные или прикольные заголовки. «Миша “ноль процентов”» — на сайте «Столетие» так говорится о шансах на выборах Михаила Касьянова, которого звали за смешные по нынешним меркам откаты «Миша — 2 процента». Теперь испытанному либералу и двух процентов голосов не набрать...

Ещё примеры: «Организация уединенных наций» — 70 лет ООН и современные коллизии геополитики»; «Грекопадение» — очередные выборы с победой Ципраса и рухнувшие надежды греков; «Выждавший» — о вручении долгожданной премии Оскар Ди Каприо за фильм «Выживший». Примеры можно множить до бесконечности.

Студенты, выполняя учебные задания, часто выбирают интересную и практически важную тему «Заголовочный комплекс», но порой ограничиваются теоретическими выкладками и перечислениями, которых полно в Интернете, в чужих рефератах. Студентка третьего курса Галина Янюк из Уфы написала мне дежурную и не очень самостоятельную курсовую работу (примеры из тех лет, когда она в пятом классе училась), но, когда я нелестно отозвался об отписке и посетовал, что она не развивает свои явные способности, Галина за ночь решительно переделала работу и обратилась к знакомому опыту республиканской прессы. Работа стала называться: «Заголовок журналистского материала на примере газеты “Стерлитамакский рабочий”», она прямо так и начиналась:

Не каждое СМИ может похвастаться оригинальностью своих заголовков, притягательностью их для читателей. В поисках ярких примеров различных видов заголовков я обратилась к газете «Стерлитамакский рабочий». Объект исследования: новостные материалы газеты за апрель — май 2016 года. Официальный сайт газеты «Стерлитамакский рабочий» (http://srgazeta.ru/).

Существует множество классификаций, которые относят заголовки к тем или иным видам. Здесь заголовки классифицируются с точки зрения информационной составляющей, насыщенности информацией.

1. Заголовок-хроника

Примеры из газеты «Стерлитамакский рабочий»: «Башкирская содовая компания перечислила в бюджет 6,4 миллиарда», «Борьба с несанкционированной рекламой приносит первые результаты», «Бороться с рекламным мусором в Стерлитамаке будет специальный центр», «В Стерлитамаке прошёл конкурс исполнителей сказания “Урал-батыр”», «Подведены итоги конкурса “Рыцари золотого пера — 2016”».

Заголовок-хроника дублирует новость вопреки мнению, что дубля текста никак допускать не следует. В целом, конечно, «дубль» нежелателен, но эта давняя рекомендация корректируется особыми соображениями. Новость должна побыстрее дойти до читателя любыми способами, в том числе и методом её сообщения «поверх текста». (К примеру, когда усваивают, не читая, просто пробежавшись по заголовкам развернутой газеты, которой шуршит твой сосед на две минуты в переполненном транспорте.)

2. Заголовок — «бегущая строка»

Примеры из газеты «Стерлитамакский рабочий»: «КАК ЧАСТО МЫ НЕ ЗАМЕЧАЕМ, что новую весну встречаем», «ЗИМА СОВСЕМ ОТ РУК ОТБИЛАСЬ: опять с небес водой грешит».

В качестве заголовка выступает самое начало материала, переходящее в текст. Время от времени такие заголовки становятся модными, но поветрие быстро проходит, поскольку есть опасность соседства одинаковых форм, их повторяемости в разных газетах. Выделяемое, примелькавшись, перестает выделяться.

3. Заголовок-резюме

Примеры из газеты «Стерлитамакский рабочий»: «Ожидали свистка, дождались поражения», «В родильном отделении и “В ночь лунного затмения”», «И принц, и скоморох».

Этот заголовок популярен в разных репортерских материалах (тогда как первые две упомянутые формы заголовков используют преимущественно для жестких новостей). Он дает возможность репортеру, пекущемуся о самоочевидности факта, скрывающему прямые оценки, косвенно прокомментировать событие. Подается такой заголовок в спокойно-повествовательной, «объективной», иногда чуть ироничной или в игровой манере. Прямое резюме не исключает скрытой иронии.

4. Заголовок-цитата

Примеры из газеты «Стерлитамакский рабочий»: «Татьяна Кравченко: “Антреприза помогает актёрам не потерять форму”», «Марина Бортова: “Знаю, что буду полезной людям”».

Заголовки, называющие имена или главных действующих лиц, помогают удвоить интерес. Поэтому широко распространены заголовки-цитаты (прямые и косвенные), которые иногда выглядят вполне законченным разоблачительным материалом.

Отдельного внимания и классификации заслуживают игровые заголовки.

1. «Вирши»

Самый игровой из игровых заголовков — это, конечно, рифмованный. Бывают периоды повального увлечения таким «стихотворством». Вкрапления в общую массу заголовков ритмически организованных заглавий встречаются в изданиях всего мира. «Великий той под Алма-Атой» (речь о национальном празднике казахов, отпразднованном «на президентском уровне» со всевозможной пышностью).

2. Аллитерация

Уловив звукоподражание в заметной, выделенной шрифтом фразе заголовка, читатель тоже получает, помимо информации, эстетическое удовольствие: «Дуэль, кончившаяся дуэтом» (о неожиданно согласном выступлении на политическую тему скандально известного политика и популярного артиста-пародиста, чьей мишенью этот самый политик долгое время был).

3. «Цветной заголовок»

Широко распространены вариации названия популярного фильма «Белое солнце пустыни»: «Черное солнце Чечни», «Яркое солнце Домбая...». Особенно в зарисовках и репортажах «цветопись» используют не только в тексте, но и в заголовках: «Белые перчатки и черные дубинки» (о вмешательстве полиции в молодежный праздник, перехлестнувший границы общественного порядка); «Зеленое знамя Аллаха» (репортаж из лагеря повстанцев-исламистов); «Оранжевый плотик в синей дали» (о спасательной операции — поиске жертв кораблекрушения).

4. «Лозунги» и «призывы»

Поскольку лозунги и призывы в сознании современных россиян накрепко связаны с недавним советским прошлым, эта форма чаще используется как пародийная: «По экологии — газом! Знай наших», «Даешь новый праздник — День зарплаты! Смешные поправки».

5. Иногда репортер, сочиняя заголовок, использует хорошо известные читателю выражения, словосочетания, но «подправляет» их. Изменяются крылатые слова и знакомые цитаты. Читатель, зная исходный материал, может фантазировать, играть и забавляться вместе с журналистом: «Ломаный грош для бесценной культуры», «Булыжник — оружие правозащиты», «Госпожа теория и госпожа удача».

Использование даже не измененных афоризмов создает второй смысловой план, появляются ассоциативные связи: противоречие, смысловая перекличка, ироническое переосмысление. Если же текст меняется, чита тель, сличая ему известный вариант с предложенным, игровым, дополнительно получает удовольствие от того, что помнит первоисточник и разгадывает «ход» журналиста. Однако заголовок может быть очень остроумным, но при этом путать читателя. Поэтому «игра» должна вестись со всей осторожностью, с оглядкой на интеллектуальный уровень аудитории.

Для заголовков современной журналистики характерно увлечение разговорностью интонаций, как будто автор уверен в понимании, обращаясь поверх текста к читателю как к единомышленнику. Существует также и феномен речевой моды: перелистывая газетные страницы, мы в разные периоды ощущаем разное речевое воздействие: периодами явно активен натиск профессионально-жаргонной стихии, некоторое время доминируют доверительные интонации, или, напротив — вызывающий сленг, порой явственно преобладание сдержанной иронии, в другое время — поветрие афористичных «газетных максим» и прямых обращений к читателю.

Похвалил Галину за толковую и конкретную работу, попросив разрешение использовать её в будущем пособии. Вот. Использую.

Хочу в заключение этой короткой главы добавить для молодых журналистов только одно: не соблазняйтесь искушением давать непременно «сенсационные» заголовки, не грешите против истины. Да, теперь в СМИ, особенно в Интернете, стремятся привлечь внимание читателей, посетителей сайта прежде всего с помощью заголовка. Например, после отъезда бразильца Халка в Шанхай на сайте солидного холдинга РБК появляется заголовок: «Халк рассказал о главном разочаровании в “Зените”». Ждёшь разоблачения футбольных принципов да и человеческих нравов, царящих в Северной столице. Заходишь по сноске: Подробнее на РБК: http://sport.rbc.ru/news/577a. Ну, читаем подробнее: «Самым большим разочарованием был период сразу после приезда. Я ожидал другого приема. Некоторые игроки проявили неуважение ко мне, и это очень огорчило. К счастью, в скором времени они ушли, и после этого в команде всегда царила отличная атмосфера. Думаю, в “Зените” у меня была очень продуктивная карьера. Сначала все шло не так хорошо, но я перешагнул через это, и после этого мне удалось помочь команде как на поле, так и вне его. Мы расстались очень хорошо, и как мне кажется, дверь в “Зенит” для меня осталась открытой.

Эта команда стала моей семьей, и надеюсь навсегда сохранить с ней добрые отношения. Я с нежностью отношусь как к клубу, так и к Санкт-Петербургу» — цитирует Халка «Спорт-Экспресс». Вот и на РБК процитировали очень тёплую, по сути, прощальную заметку — славицу просто! — но озаглавили подловато по вы-соким-то журналистским меркам. Кстати, это может быть хорошим учебным заданием: «Дайте заметке адекватный заголовок». При этом надо студентам уже расшифровывать причину отправных слов Халка: «Я ожидал другого приема. Некоторые игроки проявили неуважение ко мне, и это очень огорчило. К счастью, в скором времени они ушли, и после этого в команде всегда царила отличная атмосфера». Он имел в виду Игоря Денисова и других звёзд, которые потребовали схожей оплаты своего не блестящего труда: напомним, что за Халка и Витцеля «Зенит» (читай Газпром) выложил баснословную тогда сумму в 100 000 евро. Сегодня это тянет по отношению к рублю почти на 200 000 евро! С другой стороны, и кондовые, бюрократизированные заголовки сегодня не проходят. Как пишет читательница на сайте: «Я от таких заголовков просто падаю: “Ветеранам семейной жизни вручат благодарственные письма”... Еще молоко за вредность и льготы на оплату лекарств добавьте!» И читательница права — ну зачем бюрократические штампы навязывать?

Стиль заголовков в газете — одно из ее отличий от других периодических изданий. Этот стиль не следует менять в течение достаточно длительного времени. По стилю заголовков публикаций, как и по другим особенностям дизайна издания, постоянный читатель может узнавать свою газету, даже не глядя на ее название. Особое значение в газете имеют её рубрики. Именно они позволяют сформировать основу содержательно-тематической модели издания, определить важнейшие тематические направления его публикаций. Рубрики облегчают и разработку композиционной модели газеты, определение её структуры и построение каждого номера. Поэтому для обеспечения процесса планомерной подготовки выпуска газеты необходимо сформировать систему рубрик газеты. В эту систему входят рубрики двух видов. Важнейший из них — тематические рубрики, определяющие тематику публикаций. К ним примыкают служебные рубрики, которые облегчают систематизацию публикаций в газете по другим их характеристикам.

Тематическая рубрика обозначает и объединяет как однотемную подборку публикаций на газетной полосе, так и целую тематическую полосу. В многополосных изданиях, большинство которых выходит в формате АЗ, для организации структуры номера часто используют такие постоянные полосные тематические рубрики, как «Политика», «Экономика», «Культура», «Спорт» и др., стоящие над соответствующей полосой. Столь же активно в газетах используют и служебные рубрики. Они также помогают организации материалов номера, а читателям — в поиске интересующих их публикаций. Применяют несколько видов служебных рубрик. Жанровые рубрики — «Наше интервью», «Репортаж», «Обозрение», «Факт и комментарий» и др. — определяют жанр публикаций. Временные рубрики — «Пульс недели», «Сегодня и вчера» и др. — обозначают время событий, о которых сообщают публикации. Региональная рубрика — «Вчера в нашем городе», «В России», «Заграница» и др. — ограничивает регион, о котором сообщает газета. Аудиторная рубрика — «Для вас, книголюбы», «Советы садоводам» и т. п. — нацелены на определенную группу читателей газеты. Служебные рубрики могут подсказывать источник информации, публикуемой в газете: «От наших собственных корреспондентов», «Информационные агентства сообщают» и др. Иногда служебная рубрика дает развернутую характеристику публикации, над которой она стоит, указывая и ее жанр, и источник информации: «Письма наших читателей».

Газетные рубрики разделяются и на две другие части. Многие из них могут быть использованы в любой газете. Например, тематические рубрики, обозначающие различные области и отрасли жизни общества или граждан, где бы они ни жили: «Политика», «Экономика», «Культура», «Человек и общество», «Служба здоровья», «Разговор с интересным собеседником». Или служебные рубрики — жанровые, определяющие источник информации или время событий. Но кроме общих рубрик в газете используют и монопольные рубрики, которые встречаются толь ко в данном издании. Например, в архангельской областной газете долгое время использовали рубрики «Поморское ожерелье», «Панорама Севера», «Рыбацкими румбами», «У кромки континента», «Ледокольная хроника» и др., связанные с местной жизнью и особенностями региона, где читают эту газету. Понятно, что ни в Москве, ни в Курске или Екатеринбурге в газетах не могли бы появиться подобные тематические рубрики. Между тем от системы тематических рубрик, ориентированных на интересы и информационные запросы читателей данного периодического издания, во многом зависит его имидж. И монопольные рубрики играют в формировании этого имиджа не меньшую, а подчас большую роль, чем общие рубрики. Так, «Литературная газета» развивает и постоянно обновляет свои монопольные рубрики: «Писатель у диктофона» — мысли вслух и интервью с литераторами; «Литпрозектор» — собственно критические материалы и нелицеприятные суждения; «Телеведение» — материалы по современному ТВ сродни литературоведческим. В каждом периодическом издании — своя система рубрик, которые диктуют характер заголовков и заголовочных комплексов печатного СМИ. Помню, при становлении журнала «Русский дом» мы всей редакцией придумывали и добавляли рубрики, стремясь подчеркнуть содержание и направленность русского, православного по духу издания. Теперь их больше ста, среди них есть выразительные и понятные: «Живая надежда России» — о детстве и воспитании; «За други своя» — борьба за твердыни славянского мира; «Зри в корень» — аналитические, бескомпромиссные материалы; «Повреждение нравов» — о борьбе за душу человека. Конечно, такая рубрикация и обязывает, и задаёт тон статьям.

Ещё одно важное добавление: на любой печатной полосе внимание читателей привлекает образная или неожиданная фотография (про иллюстративный материал, который впрямую связан с текстом, — речь не идёт), но столь же важна, как заголовочная композиция на полосе, выразительная подпись другим шрифтом под броской фотографией. В моей журналистской коллекции собраны любопытные работы — как свои, так и чужие. Порой я раздаю студентам на занятиях по литмастерству их распечатки и прошу каждого придумать две подписи: одну — деловую, спокойную, остроумную, но отражающую суть снимка, а не только отношение автора, а вторую — хлёсткую, парадоксальную, провокационную, пусть и на грани фола по дерзости. Практика показывает, что мало какое задание вызывает столь долгие и мучительные раздумья на первом этапе. Как ни поторапливай: представьте, что фото с подписью сейчас уйдет в номер, студенты не решаются сдавать по две, казалось бы, простых фразы. И удач на этом учебном поприще — немного, с каждым потоком — всё меньше. Загадка просто...

Ещё о прозорливости Пушкина — даже в заголовках. Первоначально он хотел назвать свою поэму не «Полтава», а «Мазепа», но в последний момент, перед тем как отдать поэму в печать, переменил название, хоть его за это и ругали. Но гений понял, что символ победы, куда возвышенней и вековечней, чем символ предательства.

  • [1] URL: http://www.nakanune.ru/articles/! 11478/#sthash.OWfUcl6S.dpuf
  • [2] Лазарева Э. А. Заголовочный комплекс текста как средство и организация восприятия // Известия УрГУ. 2006. № 40. С. 158.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >