Сущность административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел (полиции)

Административно-юрисдикционная деятельность тесно связана с государственным управлением и во многом составляет его сущностную характеристику. Если представить эту связь в наиболее общем, принципиальном выражении, то административно-юрисдикционную деятельность можно определить как часть управленческой деятельности, в ходе осуществления которой происходит применение норм как материального, так и процессуального права (прежде всего административного), разрешение конкретных дел в сфере государственного управления.

Процесс управления охватывает деятельность всех управляющих систем государственных (законодательных, исполнительных, судебных, прокуратуры) и иных (местного самоуправления) органов. Управленческий процесс нередко определяется применительно к деятельности лишь одной из систем органов государственного управления и иных институтов, наделенных на то полномочиями. Следовательно, «процесс управления» — более широкое понятие, чем «управленческий процесс», так как последний является лишь частью или разновидностью процесса управления[1].

Административный процесс характеризуется всеми признаками, присущими юридическому процессу:

  • • властным характером управленческой деятельности;
  • • регламентацией ее осуществления в установленных законодательством процессуальных формах;
  • • целевой деятельностью, которая осуществляется компетентными государственными органами в соответствии с установленным предметом ведения, направлена на достижение определенных юридически значимых результатов и оформлена в

документах. Она представляет собой составную часть управленческой (исполнительно-распорядительной) деятельности, подлежащей четкой правовой регламентации.

Общность между управленческой деятельностью и административным процессом выражается в их единой сущности, которая реализуется компетентными государственными органами системы исполнительной власти. Административный процесс считается в концептуальном аспекте видом управленческого, и он должен быть частью управленческого процесса[2].

Административный процесс — это также нормативно установленная форма упорядочения правовых актов органов и процедурной деятельности исполнительной власти, где раскрываются все особенности органов исполнительной власти: их многообразие и многочисленность; реализация, помимо федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации, нормативных актов исполнительной власти.

Из сказанного следует, что понятие «управленческая (исполнительно-распорядительная) деятельность» значительно шире понятия «административный процесс» и включает, наряду с правовыми, и иные (организационные, материально-технические) отношения. Многие правовые управленческие отношения не подвергаются процессуальному регулированию (лишь часть правотворческих, право-наделительных, юрисдикционных отношений).

До настоящего времени ученые-административисты не пришли к единому мнению по поводу границ и объема административного процесса, его соотношения с уголовным и гражданским процессами, выделения административно-процессуального права в самостоятельную отрасль права.

Вместе с тем многие вопросы в данной области до сих пор остаются нерешенными. В частности, отсутствует единство взглядов на определение понятия «административный процесс» и его соотношение с категорией «административно-юрисдикционный процесс».

В настоящее время существует два основных подхода к определению термина «административный процесс».

Одна группа ученых выступает за широкую трактовку понимания административного процесса[3]. По мнению сторонников данного «управленческого» подхода, любая материальная норма административного характера реализуется через административно-процессуальные нормы юридического процесса. Под административным процессом в рамках данного подхода наиболее часто понимается правовая деятельность исполнительно-распорядительных органов (административных органов) по реализации норм материального права, урегулированная процессуальными нормами, в которую включают также нормотворческую и юрисдикционную деятельность. Некоторые авторы в рамках данного подхода к субъектам административного процесса наряду с административными органами относят и суд.

Другая группа ученых придерживается узкого подхода к определению понятия «административный процесс».

Так, один из сторонников данного подхода, Е.Г. Лукьянова, рассуждая о происхождении процессуального права, приходит к выводу, что в основе возникновения процессуального права в целом и административного процесса в частности лежит правовая аномалия, которая проявляется в юридических конфликтах и которая может быть нивелирована только с помощью процессуальной деятельности (процесса).

Позиция относительно содержания деятельности, которая может быть включена в рамках данного подхода в понятие «административный процесс», в том числе перечня производств, относящихся к административному процессу, среди сторонников указанного подхода различна. Одни полагают, что по правилам административного процесса осуществляется деятельность по рассмотрению

административно-правовых споров, а также по применению мер административного принуждения[4]. Другие считают, что административный процесс — это исключительно производство по делам об административных правонарушениях.

При этом ряд авторов в рамках данного подхода связывают наличие административного процесса только с деятельностью судебных органов. Другие же специалисты полагают, что юрисдикционными полномочиями наряду с судебными органами наделены также иные органы, в связи с чем в некоторых работах характерной чертой административного процесса, отличающей его от процесса гражданского или уголовного, называют внесудебное разрешение дел.

Указанный подход к пониманию административного процесса также нередко именуют юрисдикционным, имея в виду, что ряд его сторонников при определении понятия «административный процесс» указывают на то, что он складывается в рамках осуществления юрисдикционных полномочий административных органов государства.

Представляется, что данная точка зрения правомерна лишь в случае определения административного процесса и юрисдикции через дефиниции, аналогичные друг другу, т.е. понимания и в том и в другом случае их как деятельности одного и того же характера, одних и тех же органов.

Вместе с тем наряду с отсутствием в рамках науки административного права единого понимания административного процесса существует множество вариантов суждений относительно того, что следует понимать под юрисдикционной деятельностью.

Так, Ю.К. Осипов фактически отождествляет административную юрисдикцию с компетенцией. Другие специалисты отмечают, что юрисдикционной является деятельность, осуществляемая ком

петентными органами, по разрешению административно-правовых споров[5], либо конфликтов, либо и того и другого.

А.П. Шергин указывает на то, что административная юрисдикция включает в себя только процедуру рассмотрения дел об административных правонарушениях. С.В. Комлев, присоединяясь к данной точке зрения, уточняет, что административно-юрисдикционная деятельность включает в себя также исполнение решений, принятых по делам об административных правонарушениях.

Существует и прямо противоположный подход. По мнению О.В. Гречкиной, административная юрисдикция включает в себя деятельность уполномоченных органов по применению мер административно-процессуального принуждения, не носящих характера административной ответственности.

Некоторые авторы при определении рассматриваемого понятия смещают акцент в сторону правовых мер, которые могут быть применены уполномоченными органами при разрешении административных дел, и полагают, что юрисдикционная деятельность осуществляется при необходимости применения (возникающей не только при наличии правового спора) мер государственного принуждения, в том числе не являющихся мерами ответственности.

Среди правоведов отсутствует также единая точка зрения на определение органов, уполномоченных осуществлять юрисдикционные функции. Ряд специалистов под административной юрисдикцией понимают деятельность, осуществляемую во внесудебном порядке. Другие авторы усматривают наличие юрисдикционных

функций исключительно у судов[6]. Третьи правомерно указывают на то, что суды не являются единственными органами, уполномоченными рассматривать правовые споры, и юрисдикция не может отождествляться с судебной деятельностью по отправлению правосудия.

Относительно правомерности с нашей точки зрения того или иного подхода к пониманию категории «административный процесс» отметим следующее.

Полагаем, не вызывает сомнения тезис сторонников расширительного толкования категории «административный процесс», согласно которому любая правовая деятельность, затрагивающая права и интересы ее участников, а не только деятельность по разрешению споров, должна быть четко регламентированна (например, регистрационная, разрешительная). Такая регламентация должна гарантировать надлежащую реализацию как прав и интересов невластных субъектов административной деятельности, так и публичных интересов, укрепления законности и правопорядка, минимизации возможностей для злоупотреблений со стороны властных субъектов указанной деятельности. Кроме того, наличие четких и понятных процедур, отражающих принципы правового государства и закрепленных нормативно, способствует формированию стабильности и доверия в отношениях между гражданами и государством.

Однако, как представляется, не всякая урегулированная правом деятельность уполномоченных государственных органов, относящаяся к сфере административного права, может быть названа административным процессом. Полагаем, что административный процесс имеет несколько обязательных признаков.

  • 1. Административный процесс является правоприменительной деятельностью. На этом основании не могут быть отнесены к административному процессу законотворческий, бюджетный и иные виды процедур, в наименовании которых хоть и использовано законодателем слово «процесс», но по существу процессами они не являются.
  • 2. В рамках административного процесса происходит рассмотрение конфликтов (в том числе споров).

Понятия «спор» и «конфликт» необходимо разграничивать как близкие, но не идентичные, поскольку спор является формой конфликта.

В литературе существуют разные точки зрения на соотношение данных понятий. В частности, выделяются такие формы юридического конфликта, как административное правонарушение и административно-правовой спор[7]. Некоторые авторы дополнительно выделяют также дисциплинарный проступок. Однако встречаются и совершенно иные точки зрения. В частности, некоторые авторы рассматривают административный спор, как разновидность административного правонарушения. По мнению А. Зеленцова, рассмотрение дела об административном правонарушении, по сути, представляет собой спор об ответственности, являющийся разновидностью спора об обязанности (если рассматривать ответственность не как наказание, а как обязанность правонарушителя претерпеть определенные ограничения). Другими авторами указывается на то, что спор лежит в основе конфликта. Н.Ю. Хаманева считает, что в административном праве конфликт всегда выражается в форме спора. Аналогичной точки зрения, видимо, придерживаются авторы, полагающие, что факт обращения в суд по делу, вытекающему из публичных правоотношений, всегда свидетельствует о наличии спора.

Данные утверждения могут быть признаны верными лишь отчасти, поскольку не каждый конфликт перерастает в спор. Безусловно, в большинстве дел, возникающих из публичных правоотношений и рассматриваемых по правилам глав 23, 24, 26, § 2 главы 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

(АПК), подраздела III раздела II[8] Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, имеет место спор о праве (например, в делах об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов). Однако в рамках производства по привлечению лиц к ответственности административно-правового характера не всегда имеет место спор, но всегда в наличии административно-правовой конфликт.

Как представляется, в рамках рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности само правонарушение выступает как конфликт делинквента с государством, охраняющим и защищающим законность и правопорядок в обществе. Данный конфликт возникает в результате противоречия между деянием делинквента и интересами общества в связи с несоблюдением первым административных законоположений императивного характера.

Результатом данного конфликта является возбуждение дела о правонарушении с его последующим рассмотрением в целях привлечения виновного лица к административной ответственности и предотвращения новых правонарушений. При этом лицо, привлекаемое к ответственности, может и не иметь разногласий с позицией по его делу органа, возбудившего производство по делу об административном правонарушении, по существу предъявленного ему «обвинения» и признавать факт совершения им правонарушения. В таком случае спор на стадии рассмотрения дела по существу отсутствует. Однако может возникнуть и обратная ситуация, когда лицо, привлекаемое к ответственности, уже на стадии рассмотрения дела по существу не согласно даже с самим фактом возбуждения в отношении его дела об административном правонарушении, например, по причине отсутствия, по его мнению, состава правонарушения.

При этом спор всегда возникает на этапе обжалования вынесенного по делу решения, когда один из участников производства по делу (или административный орган в порядке ч. 1 ст. ЗО. 1, ч. 5 и 6 ст. 30.9, ч. 1, 4 и 5 ст. 30.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях[9]), несогласный с указанным решением, инициирует его пересмотр. В процессе указанного пересмотра данное лицо отстаивает свою позицию, отличную от позиции, выраженной в постановлении (решении) по делу и удовлетворяющей интересы других участников производства и (или) разделяемой ими. Например, спор может возникнуть, в том числе, в случае, если лицо, в отношении которого ведется производство по делу, не имевшее возражений на стадии рассмотрения дела, не согласно с назначенной ему мерой ответственности.

3. В порядке административного процесса происходит рассмотрение конфликтов (в том числе споров), имеющих административно-правовой характер.

Конфликт, разрешаемый в рамках административного процесса, всегда носит административно-правовой характер, и в этом его отличие от сходных явлений в других областях права. Для признания конфликта (спора) административным необходимо, чтобы характер материально-правового отношения, являющегося его предметом, был административно-правовым, т.е. был связан с властными полномочиями и их реализацией.

4. Административный процесс имеет определенную цель. Как было сказано выше, в рамках административного процесса происходит рассмотрение административно-правовых конфликтов и споров. Данная деятельность осуществляется в целях их легального разрешения, в ходе которого рассматривается вопрос о законности и (или) обоснованности действий или решений участвующих в указанном конфликте (споре) лиц и возложении на лицо, чьи действия (решения) признаны незаконными и (или) необоснованными, в предусмотренных законом случаях установленной законом обязанности, в том числе претерпеть меру ответственности административно-правового характера.

Достижением указанной цели административный процесс способствует защите и охране прав, свобод и интересов общества и государства, реализации принципа верховенства закона, поддержанию нормального функционирования общества и его институтов, правомерности и эффективности реализации государством своих полномочий.

5. В административном процессе разрешение конфликта (спора) между сторонами осуществляется так же, как и в других видах процесса с участием органа (лица), уполномоченного на его разрешение.

Как правомерно отмечается в литературе, именно наличие двух сторон в деле, а также «арбитра», уполномоченного на разрешение дела, является показателем наличия именно процесса, а не процедуры[10]. Для процесса, и в частности административного, необходимо наличие «арбитра», общеобязательность решений которого обеспечена возможностью применения государством принудительных мер по их исполнению. Арбитр — незаинтересованная сторона в разрешаемом им конфликте. Примеры преобладания внутриведомственных интересов при разрешении административными органами административно-правовых конфликтов, полагаем, следует относить к «эксцессу исполнителя».

6. В административном процессе лицом, уполномоченным на разрешение дела, — арбитром — может быть как суд, так и административный орган.

Позиция законодателя относительно содержания административного процесса косвенно уже отражена в положениях глав 29—30 КоАП, согласно которым дела об административных правонарушениях рассматриваются как судьями, так и административными органами по единым правилам производства, установленным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Та точка зрения, что производство по делам об административных правонарушениях является составной частью административного процесса, поддерживается всеми учеными, независимо от того, какой концепции административного процесса они придерживаются. Ввиду этого представляется сомнительным вывод, что административный процесс является прерогативой только судебных органов, поскольку иначе необходимо прийти к утверждению, что одно и то же производство, осуществляемое по идентичным правилам, в одних случаях является процессом, а в других — нет, в зависимости от органа, рассматривающего по этим правилам дело.

Осуществление административного процесса должно происходить по единым унифицированным правилам с равным объемом прав участников, независимо от того, в каком органе (судебном или административном) происходит рассмотрение дела. Данное правило позволит заинтересованным в исходе рассмотрения дела лицам

быть уверенными в «полноценности» производства по рассмотрению их дела и в конечном итоге увеличить процент конфликтов и споров, разрешаемых без передачи дела в суд, и тем самым быстро и экономично.

Отказ от включения в понятие «административный процесс» деятельности административных органов по рассмотрению административно-правовых конфликтов и споров, как предлагается рядом исследователей[11], фактически означает признание того, что данная деятельность не нуждается в увеличении объема и совершенствовании гарантий прав участников административно-правового дела, рассматриваемого административными органами, и может осуществляться не по единым унифицированным правилам ведения административного процесса, установленным федеральным законодателем, а по внутриведомственным правилам рассмотрения дел без вызова сторон, участия защитника, с усеченными возможностями по предоставлению доказательств и т.д., что представляется недопустимым.

Полагаем, что указанные выше признаки являются достаточными для отграничения административного процесса от сходных явлений, имеющих процедурный характер.

Таким образом, придерживаясь узкого подхода к пониманию административного процесса, отметим, что указанный подход может быть назван юрисдикционным только в совокупности с пониманием термина «юрисдикция» как деятельности административных органов или суда по рассмотрению конфликтов (споров) в качестве не заинтересованной в исходе дела третьей стороны. В таком случае весь административный процесс по своему характеру должен быть признан юрисдикционным, и термин «административноюрисдикционный процесс» становится синонимом узкого понимания административного процесса, в противовес управленческому (широкому) пониманию административного процесса. Именно в рамках такого понимания административно-юрисдикционного процесса возможно его выделение в качестве подвида административ-

ного процесса в рамках управленческой концепции, как иногда предлагается в литературе[12], имея в виду стремление сторонников указанной концепции отграничить как минимум правоприменительную деятельность от нормотворчества.

Однако в случае, когда весь административный процесс признается процессом юрисдикционным, выделение в его составе отдельных видов невозможно и, следовательно, следует признать, что структуру административного процесса составляют только производства, его составляющие.

В случае же понимания юрисдикции как компетенции какого-либо органа использование понятия «юрисдикционный» с термином «административный процесс» ведет к расширительному толкованию последнего и, по сути, автоматически приводит к тому, что вся деятельность, включаемая сторонниками широкого подхода в понятие «административный процесс» (т.е. в том числе и нормотворчество), может быть названа административно-юрисдикционным процессом, что представляется неверным.

В теории права под юрисдикцией обычно понимают установленную законом (или нормативным актом) совокупность правомочий государственных органов разрешать правовые споры и решать дела о правонарушениях, то есть оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности, применять юридические санкции к правонарушителям.

Многие правоведы, занимающиеся разработками общетеоретических проблем права, юрисдикцию определяют как «деятельность компетентных органов, управомоченных на рассмотрение юридических дел и на вынесение по ним юридически обязательных решений».

А.Ф. Виноградов административную юрисдикцию рассматривает как вид государственной, подзаконной, правоприменительной, правоохранительной, административной деятельности специальной системы государственных органов исполнительной власти, выражающейся в компетенции по рассмотрению и разрешению по су

ществу дел об административных правонарушениях, жалоб и протестов по ним в установленных законом формах и порядке[13].

А.П. Шергин административную юрисдикцию определяет как вид правоохранительной деятельности органов государственного управления и других компетентных органов, охватывающих рассмотрение дел об административных правонарушениях и принятие решений по ним в установленном законом формах и порядке.

С.В. Комлев административную юрисдикцию также определяет как особый вид государственной правоприменительной правоохранительной деятельности, носящей процессуальный характер, осуществляемой специально уполномоченными на то органами в судебном и внесудебном порядке и состоящей в рассмотрении дел об административных правонарушениях и принятии решений по ним, а также в исполнении этих решений.

Односторонние исследования юрисдикционной деятельности органов исполнительной власти привели к отсутствию в науке общепризнанного понятия «юрисдикция». Под юрисдикцией также подразумевают подведомственность, подсудность разрешаемых дел, полномочия разрешать дела и применять санкции; также ее отождествляют с правоохранительной (праворазрешительной) деятельностью государства и общественности.

Неоднозначному толкованию понятия «юрисдикция» способствовал и не совсем удачный перевод этого термина с латинского языка (jurisdictio — суд, судопроизводство), хотя на латыни этому понятию соответствует слово justitio.

В советских энциклопедических словарях, юридических словарях (юридических энциклопедиях) юрисдикция определялась как круг полномочий суда или административных органов по правовой оценке конкретных фактов, в том числе по разрешению споров и применению предусмотренных законом санкций. Из такой трактовки юрисдикции просматривается неоправданно расширенное ее содержание, в связи с чем становится неясным отличие юрисдикционной деятельности от неюрисдикционной.

Существует и та точка зрения, что термин «юрисдикция» образован от сочетания латинских слов «jus» и «dicere» и переводится как разрешение конфликта или применение подлежащей властью установленных правил[14].

В основе юрисдикционной деятельности лежат рассмотрение и разрешение спорных вопросов применения материальных правовых норм, правовая оценка поведения тех или иных лиц, применение в необходимых случаях при негативной оценке поведения данных лиц предусмотренных действующим законодательством мер государственного (юридического) принуждения.

В теории административного права юрисдикция рассматривается большинством ученых-административистов в качестве самостоятельного вида правоохранительной деятельности органов государственного управления, охватывающим рассмотрение дел об административных правонарушениях и принятие решений по ним.

Вместе с тем неверно рассматривать административную юрисдикцию только как деятельность по осуществлению производства по делам об административных правонарушениях.

Под административной юрисдикцией следует понимать:

  • 1) рассмотрение и разрешение индивидуальных дел в случае возникновения спора о праве в сфере государственного управления (исполнительной власти);
  • 2) рассмотрение и разрешение дел об административных правонарушениях.

Более точное название юрисдикционного производства по делам об административных правонарушениях — административноделиктная юрисдикция.

В научной литературе существует точка зрения, согласно которой в составе административной юрисдикции выделяют:

  • • производство по жалобам;
  • • производство по делам об административных правонарушениях;
  • • согласительное производство.

О.В. Чекалина в содержании административной юрисдикции выделяет:

  • • производство по делам об административных правонарушениях;
  • • производство по административно-правовым спорам;
  • • дисциплинарное производство.

А.Ф. Виноградов отождествляет административную юрисдикцию лишь с производством по делам об административных правонарушениях и в содержании названного производства выделяет:

  • • обычное (полное) производство;
  • • ускоренное (упрощенное) производство;
  • • расширенное производство;
  • • производство, связанное со случаями отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела при наличии в действиях нарушителя признаков административного правонарушения;
  • • производство по возмещению имущественного ущерба;
  • • производство в органе второй инстанции[15].

И.М. Серебрякова в содержание административно-юрисдикционной деятельности включает:

  • • производство по делам об административных правонарушениях;
  • • разрешение административно-правовых споров;
  • • применение мер административно-юрисдикционного обеспечения.

По мнению В.А. Поникарова, в содержание административной юрисдикции входят производства:

  • • по делам об административных правонарушениях;
  • • по дисциплинарным проступкам;
  • • по жалобам;
  • • материальное производство.

Охранительная функция административной юрисдикции реализуется применением санкции, предусмотренной действующим законодательством за совершение того или иного административного проступка. Охранительная функция административной юрисдикции неразрывно связана с ее воспитательной функцией. Последняя проявляется не только в применении административного взыскания, целью которого является и воспитание лица, совершившего административное правонарушение, а также предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, но и в особых организационно-правовых формах ее осуществления, способствующих воспитанию граждан в духе соблюдения законов.

Правовую основу административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел (полиции) составляют Конституция РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Федеральный закон «О полиции», законы субъектов Российской Федерации, ведомственные нормативные правовые акты (приказы, инструкции).

Административную юрисдикцию органов внутренних дел (полиции) отличает от юрисдикционной деятельности органов территориальной подсистемы единоличный порядок рассмотрения и разрешения дел о правонарушениях.

Своеобразие административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел (полиции) заключается также в наличии юрисдикционных полномочий у относительно широкого круга должностных лиц органов внутренних дел. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 3.3 КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания от имени органов внутренних дел вправе начальники территориальных и транспортных органов внутренних дел и их заместители, начальники и заместители начальников отделений полиции и др.

Особенностью административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел является участие в ее осуществлении сотрудников полиции, не наделенных полномочиями по разрешению дела об административном правонарушении по существу и наложению административных взысканий. Так, оперативные дежурные, участковые уполномоченные полиции, сотрудники других служб полиции выясняют обстоятельства совершаемых административных правонарушений, квалифицируют содеянное правонарушителем, составляют протоколы об административных правонарушениях, выполняют иные процессуальные действия, обеспечивающие рассмотрение и разрешение дела полномочным должностным лицом или органом.

Основные юрисдикционные полномочия органы внутренних дел реализуют в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности. Такое положение обусловлено тем, что в соответствии с законодательством охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности являются одной из важнейших задач, стоящих перед органами внутренних дел (полицией). Бесспорно, административно-правовая охрана в названных сферах осуществляется с использованием и неюридических форм и методов, направленных на предупреждение и выявление нарушений установленных правил (предупредительных действий сотрудников патрульно-постовой и дорожно-патрульной службы, участковых уполномоченных полиции; различного рода разъяснений, консуль таций; устранения противоправных ситуаций и др.). Однако один лишь надзор не может оптимально обеспечить правомерность поведения граждан в рассматриваемых сферах. Поэтому органы внутренних дел (полиция) и наделяются правом осуществлять не только надзорную, но и юрисдикционную деятельность, связанную с применением мер административно-принудительного воздействия. Таким образом, наряду с административным надзором юрисдикционная деятельность должна обеспечить защиту от противоправных посягательств общественного порядка, общественной безопасности и других общественных отношений, охрана которых возложена на органы внутренних дел. Широта охраняемых органами внутренних дел общественных отношений обусловливает больший по сравнению с другими органами объем юрисдикционных полномочий. Если другие административно-юрисдикционные органы отраслевой компетенции рассматривают, как правило, небольшую группу однородных административных правонарушений, то органы внутренних дел уполномочены разрешать более 60 разновидностей дел об административных правонарушениях (ст. 23.3. КоАП РФ): о нарушении правил дорожного движения, правил хранения, использования огнестрельного оружия, правил в сфере охраны общественного порядка и др. В системе органов внутренних дел юрисдикционными полномочиями наделен значительный круг должностных лиц. Их компетенции присуща определенная степень специализации. Если для начальников органов внутренних дел характерен универсализм юрисдикционных полномочий, то большинство других сотрудников вправе разрешать только строго определенные категории дел. Так, сотрудники ГИБДД, имеющие специальное звание, рассматривают лишь дела о нарушении правил дорожного движения.

Особенностью административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел является и то, что кроме рассмотрения и разрешения дел об административных правонарушениях на них возлагается обязанность по пресечению и процессуальному оформлению правонарушений, подведомственных другим органам административной юрисдикции. Так, органы внутренних дел осуществляют надзор за соблюдением правил в сфере предпринимательской деятельности, пограничного режима, правил привлечения и использования иностранной рабочей силы и др. В случае нарушения указанных правил должностные лица органов внутренних дел принимают необходимые меры (доставление, административное задержание, личный досмотр), чтобы обеспечить возможность рассмотрения данного правонарушения компетентным органом (должност ным лицом). Такими полномочиями наделены практически все сотрудники органов внутренних дел, что обусловлено необходимостью принятия оперативных решений в отношении нарушителей правопорядка.

Административную юрисдикцию органов внутренних дел отличает также использование трех видов производства по административным правонарушениям:

1) обычное, когда последовательно реализуются все стадии производства по делам об административных правонарушениях (возбуждение дела, оформление материалов, рассмотрение дела, пересмотр постановлений (решений), исполнение постановления).

Каждая стадия характеризуется своей спецификой, которая обусловлена:

  • • фактическими процессуальными основаниями возникновения;
  • • содержанием — совокупностью процессуальных действий, этапов;
  • • кругом компетентных органов и иных участников;
  • • наличием процессуальных сроков;
  • • особенностями процессуального оформления промежуточных и итоговых процессуальных решений;
  • 2) упрощенное производство; характеризуется минимумом процессуальных действий и наибольшей оперативностью. При этом протокол об административном правонарушении не составляется, а решение принимается компетентным должностным лицом на месте правонарушения. Такая процедура является исключением из общих правил и предназначается для наиболее очевидных дел. Чаще всего она применяется при нарушении правил дорожного движения и пользовании средствами транспорта, когда к виновному применяется предупреждение или налагается штраф;
  • 3) особое производство — понятие собирательное, применяется в тех случаях, когда общий порядок производства видоизменяется отдельными федеральными законами. Например, особенности порядка производства по делам об административных правонарушениях в отношении отдельных категорий субъектов установлены: Законом Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 6 апреля 2015 г.), Федеральным законом от 8 мая 1994 г. № З-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Российской Федерации» (в ред. от 6 апреля 2015 г.), Федеральным законом от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»» (в ред. от 6 апреля 2015 г.) и т.д.

В соответствии со ст. 23.3. КоАП РФ органам внутренних дел подведомственны дела о нарушениях в сфере:

  • • охраны окружающей природной среды (ст. 8.22, 8.23);
  • • контроля за охраной посевов, мест хранения и переработки наркотикосодержащих растений (ст. 10.4, 10.5);
  • • транспорта (ст. 11.1 (ч. 1, 3—5), 11.9, 11.14, 11.15, 11.17 (ч. 1 и 2), ст. 11.23);
  • • дорожного движения (ст. 12.1; 12.2 (ч. 1—3); 12.3 (ч. 1—3); 12.4 (ч. 3 за исключением случаев незаконного нанесения цветографической схемы легкового такси); 12.5 (ч. 1, 2, 3.1); 12.6; 12.7 (ч. 1 и 3); 12.9 (ч. 2—6 и 7 в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи); 12.10 (ч. 1 и 2); 12.11 — 12.14; 12.15 (ч. 1—4, ч. 5 в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи); 12.16 (ч. 1—3, ч. 3.1 в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, ч. 4, ч. 5 за исключением случаев, когда эти полномочия переданы в соответствии с ч. 1 ст. 23.79 КоАП РФ), ч. 6 и 7; 12.17—12.21.2; 12.21.3 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи); 12.22, 12.23; 12.25 (ч. 1 и 2); 12.27 (ч. 1); 12.28-12.31; 12.31.1 (за исключением легковых такси); 12.32—12.34; 12.36.1; 12.37;
  • • связи и информации (ст. 13.24.);
  • • предпринимательской деятельности (ст. 14.3.1 (ч. 1 в части привлечения к административной ответственности за распространение табачной продукции или табачных изделий среди населения бесплатно, в том числе в виде подарков); 14.4.1 (ч. 2); 14.16 (ч. 2.1 и 3); 14.26; 14.53 (ч. 2);
  • • защиты Государственной границы Российской Федерации и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории Российской Федерации ст. 18.8 (ч.1 и 2);
  • • порядка управления (ст. 19.2; 19.15; 19.15.1; 19.15.2; 19.22 (ч. 1 в части регистрации автомототранспортных средств с рабочим объемом двигателя более пятидесяти кубических сантиметров, имеющих максимальную конструктивную скорость более пятидесяти километров в час, и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования); 19.24 (ч.1 и 2);
  • • общественного порядка и общественной безопасности (ст. 20.1; 20.8 (ч. 1, 3, 4, 4.1 и 5); 20.10-20.12; 20.14; 20.16; 20.17; 20.20 (ч. 1 и 2); 20.21; 20.23 (ч. 1); 20.24 (в отношении руководителей частных охранных организаций (объединений, ассоциаций) КоАП РФ.

Рассматривать дела от имени органов внутренних дел вправе:

  • • начальники территориальных управлений (отделов) внутренних дел и приравненных к ним органов внутренних дел, их заместители, начальники территориальных отделов (отделений, пунктов) полиции, их заместители — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 6.24 (в части административных правонарушений, совершенных в общественных местах), ст. 8.22, 8.23, 10.4, 10.5, 11.9, 11.14, 11.15, 13.24, ч. 1 ст. 14.3.1 (в части привлечения к административной ответственности за распространение табачной продукции или табачных изделий среди населения бесплатно, в том числе в виде подарков), ч. 2 ст. 14.4.1, ч. 2.1 и 3 ст. 14.16, ст. 14.26, ч. 2 ст. 14.53, ч. 1 и 2 ст. 18.8, ст. 19.2, ч. 1 ст. 19.22 (в части регистрации автомототранспортных средств с рабочим объемом двигателя более пятидесяти кубических сантиметров, имеющих максимальную конструктивную скорость более пятидесяти километров в час, и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования), частями 1 и 2 ст. 19.24, статьей 20.1, частями 1, 3, 4, 4.1 и 5 ст. 20.8, ст. 20.10—20.12, 20.14, 20.16, 20.17, частями 1 и 2 ст. 20.20, ст. 20.21, ч. 1 ст. 20.23, ст. 20.24 (в отношении руководителей частных охранных организаций (объединений, ассоциаций) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • начальники линейных отделов (управлений) полиции на транспорте, их заместители — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 6.24 (в части административных правонарушений, совершенных в общественных местах), ч. 1, 3, 4 и 5 ст. 11.1, ст. 11.9, 11.14, 11.15, ч. 1 и 2 ст. 11.17, ст. 13.24, 14.26, ч. 2 ст. 14.53, ч. 1 и 2 ст. 18.8, ст. 20.1, ч. 1, 3, 4, 4.1 и 5 ст. 20.8, ст. 20.12, 20.17, ч. 1 и 2 ст. 20.20, ст. 20.21, ч. 1 ст. 20.23 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • начальники дежурных смен дежурных частей линейных отделов (управлений) полиции на транспорте, начальники линейных отделений (пунктов) полиции — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 6.24 (в части административных правонарушений, совершенных в общественных местах), частями 1, 3, 4 и 5 ст. 11.1, ст. 11.9, 11.14,11.15, частями 1 и 2 ст. 11.17, ст. 13.24, частью 2 ст. 14.53, ст. 20.1, частью 1 ст. 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • начальники дежурных смен дежурных частей линейных отделов (управлений) полиции на транспорте, начальники линейных отделений (пунктов) полиции и другие сотрудники полиции, на которых возложен надзор за соблюдением соответствующих правил, — об административных правонарушениях, совершенных на железнодорожном транспорте и предусмотренных ст. 6.24 (за совершение нарушений на железнодорожном транспорте), частями 1, 3, 4 и 5 ст. 11.1, ст. 11.14, 11.15, частями 1 и 2 ст. 11.17 (за совершение нарушений на железнодорожном транспорте), частью 2 ст. 14.53 (за совершение нарушений на железнодорожном транспорте) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • начальник государственной инспекции безопасности дорожного движения, его заместитель, начальник центра автоматизированной фиксации административных правонарушений в области дорожного движения государственной инспекции безопасности дорожного движения, его заместитель, командир полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместитель — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.22, 8.23, 11.23, 12.1, частями 1—3 ст. 12.2, частями 1, 2, 3 ст. 12.3, частью 3 ст. 12.4 (за исключением случаев незаконного нанесения цветографической схемы легкового такси), частями 1, 2 и 3.1 ст. 12.5, статьей 12.6, частями 1 и 3 ст. 12.7, частями 2—6 и частью 7 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи) ст.
  • 12.9, частями 1 и 2 ст. 12.10, ст. 12.11 — 12.14, частями 1—4, частью 5 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи) ст. 12.15, частями 1—3, частью 3.1 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), частью 4, частью 5 (за исключением случаев, когда эти полномочия переданы в соответствии счастью 1 ст. 23.79 настоящего Кодекса), частями 6 и 7 ст. 12.16, ст. 12.17—12.21.2, ст. 12.21.3 (в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото-и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи), ст. 12.22, 12.23, частями 1 и 2 ст. 12.25, частью 1 ст. 12.27, ст. 12.28—12.31, 12.31.1 (за исключением легковых такси), 12.32—12.34, 12.36.1, 12.37, частью 1 ст. 19.22 (в части регистрации автомототранспортных средств с рабочим объемом двигателя более пятидесяти кубических сантиметров, имеющих максимальную конструктивную скорость более пятидесяти километров в час, и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • сотрудники государственной инспекции безопасности дорожного движения, имеющие специальное звание, — об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 и 2 ст. 12.1, частью 1 ст. 12.2, частями 1, 2, 3 ст. 12.3, частями 1 и 3.1 ст. 12.5, статьей 12.6, частями 2, 3 и 6 ст. 12.9, частью 2 ст. 12.10, статьей 12.11, частями 1 и 2 ст. 12.12, ст. 12.13, 12.14, частями 1—3 ст. 12.15, частями 1, 2, 4, частью 5 (за исключением случаев, когда эти полномочия переданы в соответствии с частью 1 ст. 23.79 КоАП РФ), частями 6 и 7 ст. 12.16, частями 1 — 1.2 ст. 12.17, ст. 12.18—12.20, частью 1 ст. 12.21, ст. 12.22, 12.23, 12.28, частями 1 и 2 ст. 12.29, частью 1 ст. 12.30, ст. 12.36.1, 12.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • старшие государственные инспектора безопасности дорожного движения, государственные инспектора безопасности дорожного движения — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.22, 8.23, частями 1 и 2 ст. 12.31, ст. 12.32, 12.32.1, частью 1 ст. 19.22 (в части регистрации автомототранспортных средств с рабочим объемом двигателя более пятидесяти кубических сантиметров, имеющих максимальную конструктивную скорость более пятидесяти километров в час, и прицепов к ним, предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • старшие государственные инспекторы дорожного надзора, государственные инспекторы дорожного надзора — об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.33, 12.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;
  • • старшие участковые уполномоченные полиции, участковые уполномоченные полиции — об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 6.24 (в части административных правонарушений, совершенных в общественных местах), ст. 12.1, частями 1 и 2 ст. 12.2, частями 1, 2, 3 ст. 12.3, ст. 12.22, 12.23, 12.28, частями 1 и 2 ст. 12.29, частью 1 ст. 12.30, ст. 19.2, 19.15, 19.15.1, 19.15.2, частями 1 и 2 ст. 19.24, статьей 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Подведомственность конкретных административных правонарушений, рассматриваемых должностными лицами органов внутренних дел, определяется прежде всего кругом их служебных функций, осуществляемых в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

Специфичность административной юрисдикции в деятельности органов внутренних дел проявляется в том, что она осуществляется во внесудебном порядке органами государственного управления и должностными лицами, обладающими квазисудебными полномочиями. Основным признаком юрисдикционной деятельности является наличие в конкретном деле правового спора или признаков правонарушения, что требует властного вмешательства компетентного органа для разрешения конфликтной ситуации и восстановления правопорядка в соответствии с предписанием закона.

Учитывая сложившиеся представления о понятиях «юрисдикция» и «административная юрисдикция», следует определить понятие следующим образом.

Административно-юрисдикционная деятельность органов внутренних дел — это осуществляемая в определенной процессуальной форме деятельность, носящая правоохранительный, государственно-властный характер, состоящая в рассмотрении и разрешении юридических конфликтов в досудебном порядке, дел об административных правонарушениях, включающая также производство по жалобам, дисциплинарным проступкам, а также производство по применению мер административного принуждения, осуществляемого в рамках административно-юрисдикционного производства уполномоченными на то органами исполнительной власти и их должностными лицами.

  • [1] Поникаров В.А. Теоретико-прикладные основы организации и осуществления административно-юрисдикционной деятельности в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. Рязань, 2009. С. 48.
  • [2] Бахрах Д.Н. Формы государственного управления. М., 1983. С. 24. 2 Панова И.В. Административный процесс в Российской Федерации: понятие, принципы и виды // Правоведение. 2000. № 2. С. 35.
  • [3] Гречкина О.В. Административное производство по делам о нарушении таможенных правил: Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2004. С. 17, 20; Панова И.В. Административно-юрисдикционный процесс. Саратов, 1998. С. 14; Сорокин В.Д. Административный процесс и административно-процессуальное право. СПб.: Изд-во Юрид. ин-та (Санкт-Петербург), 2002. 2 Хаманева Н.Ю. Административный процесс и административная юстиция // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права: Сб. тез. статей. М.: Моск, ун-т МВД России, 2003. С. 130—131. 3 Напр.: Тадевосян В.С., Мельников А.А. Цит. по: Хомякова Т.П. Обсуждение проблем административного процесса в СССР // Советское государство и право. 1963. № 1. С. 130—131; Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс: Полный курс. М., 2001. 4 Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М.: Норма, 2003. С. 62—66.
  • [4] Салшцева Н.Г. Административный процесс в СССР. М.: Юрид. лит., 1964. С. 16. 2 Комлев С.В. Административно-юрисдикционный процесс: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 69; Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 89. 3 Старилов Ю.Н. Административный процесс в системе современных научных представлений об административной юстиции // Государство и право. 2004. № 6. С. 5. 4 Советское административное право: Учебник / Под ред. П.Т. Василенкова. М.: Юрид. лит., 1981. С. 196. 5 Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 26.
  • [5] Максютин М.В. Юрисдикционный процесс: Вопросы общей теории: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 11. 2 Чекалина О.В. Административно-юрисдикционный процесс: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 27; Шергин А.П. Указ. соч. С. 11, 18. 3 Протасов В.И. Основы общеправовой процессуальной теории. М.: Юрид. лит., 1991. С. 29-31. 4 Шергин А.П. Указ. соч. С. 37, 45. 5 Комлев С.В. Указ. соч. С. 38-39, 40, 89. 6 Гречкина О.В. К вопросу о понятии административной юрисдикции // Российская юстиция. 2010. № 3. С. 50—51. 7 Лебедева Е.А. Особенности производства и исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях // Журн. российского права. 2012. № 9. С. 71-82. 8 Бахрах Д.Н. Административно-процессуальная деятельность государственной администрации // Административное право и процесс. 2009. № 3; Старилов Ю.Н. От административной юстиции к административному судопроизводству. Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2003. С. 75.
  • [6] Максютин М.В. Указ. соч. С. 43. 2 Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова и Л.Л. Попова. М.: Юристъ, 2001. С. 413-414. 3 Горшенев В.М. Функции и содержание норм процессуального права по советскому законодательству. Новосибирск, 1967. С. 21—22.
  • [7] Надолъская Ю.В. Административное судопроизводство (теоретические, правовые и организационные аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 8. 2 Чекалина О.В. Указ. соч. С. 8, 12. 3 Петухов А.П. Административный процесс в юрисдикционной деятельности органов советского государственного управления: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1981. С. 8—9. Цит. по: Зеленцов А.Б. Административно-правовой спор: Теоретико-методологические подходы к исследованию // Правоведение. 2000. № 1. С. 68-79. 4 Зеленцов А. Административное судопроизводство в России: проблемы правового регулирования // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 2003. № 2. С. 95. 5 Комлев С. В. Указ. соч. С. 23. 6 Хаманева Н.Ю. Теоретические проблемы административно-правового спора // Государство и право. 1998. № 12. С. 30. 7 Арбитражный процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Инфотропик Медиа, 2010. С. 23. 8 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (в ред. от 06.04.2015) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
  • [8] В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится проект Федерального закона № 246960-6 «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, а также ряд взаимосвязанных с ним законопроектов, в том числе законопроект № 246965-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» (внесение изменений в федеральные законы в связи с принятием Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации). Данными законопроектами предлагается рассмотрение дел, возникающих из публичных правоотношений и разрешаемых в настоящее время по правилам подраздела III раздела II Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассматривать по правилам Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации с одновременным исключением рассмотрения данных дел из сферы регулирования Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. 2 Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 6 апреля 2015 г.) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
  • [9] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 8 июня 2015 г.) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  • [10] Демин А.А. Материальное и процессуальное в административных правоотношениях // Административное право и процесс. 2007. № 2.
  • [11] Казанцев П. Место административного права в системе российского права // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 11. С. 40—42. 2 Существуют, безусловно, и иные точки зрения. Так, М.Я. Масленников указывает в качестве критерия «детальную регламентированность процесса» {Масленников М.Я. Административно-юрисдикционный процесс: понятие и соотношение с иными видами процессуально-правовой деятельности // Административный процесс: теория и практика / Отв. ред. А.С. Дугенец. М.: Витязь, 2008. С. 47—56). Однако, по нашему мнению, данная характеристика с полным правом может быть распространена и на все иные, помимо процесса, процедуры, урегулированные нормами права.
  • [12] Бахрах Д.Н. Указ. соч. С. 3—4. 2 Например, В.Д. Сорокин, будучи приверженцем широкого подхода к пониманию административного процесса, также полагал, что административный процесс не имеет подвидов, а состоит исключительно из составляющих его видов производств (Сорокин В.Д. Указ. соч. С. 29). 3 См.: Юридическая энциклопедия. М., 1998. С. 504. 4 Алексеев С.С. Государство и право. Начальный курс. М., 1994. С. 148.
  • [13] Виноградов А. Ф. Административная юрисдикция органов внутренних дел: Авто-реф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1996. С. 21. 2 Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 1979. С. 45. 3 Кошев С.В. Административно-юрисдикционный процесс: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 9. 4 Краткий словарь иностранных слов. М., 1952. С. 472. 5 Александров Н.Г. Теория государства и права. М., 1968. С. 491. 6 Поникаров В.А. Основы административно-юрисдикционной деятельности в уголовно-исполнительной системе. М., 2007. С. 11. 7 Юридическая энциклопедия... С. 504.
  • [14] Перетерский И.С. Всеобщая история государства и права. М., 1945. С. 74. 2 Чекалина О.В. Административно-юрисдикционный процесс: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 19.
  • [15] Виноградов А.Ф. Указ. раб. С. 21. 2 Серебрякова И.М. Административно-юрисдикционная деятельность милиции Республики Беларусь: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Минск, 1998. С. 4. 3 Поникаров В.А. Указ. раб. С. 11.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >