История криминалистики

Зарождение криминалистики и развитие ее в начальный период

Криминалистика как наука появилась в конце XIX в., но этому предшествовал длительный период накопления знаний о лицах, совершивших преступления, материальных следах и методике раскрытия преступлений.

Еще в глубокой древности охотники накопили огромный опыт работы со следами животных, который применялся и в тех случаях, когда необходимо было найти соплеменников, совершивших преступления.

Насколько высоко было развито искусство первобытных следопытов, можно понять по примерам из жизни примитивных обществ в Новое время. Так, в конце XIX в. в США суды использовали помощь американских индейцев, которые на профессиональном уровне осуществляли поиск преступников по оставленным теми следам. В Австралии подобным образом к поискам привлекали австралийских аборигенов племен трэкеров и нешрахов, занимавшихся поиском украденного или заблудившегося скота, которые также успешно производили розыск преступников по следам, оставленным и обнаруженным на месте совершенного преступления. Так формировались криминалистическая практика и знания по исследованию и учету отдельных следов.

С появлением древних государств выделились специальные органы власти, исполнявшие функции, направленные на раскрытие и расследование преступлений. Законодательство стран Древнего Востока, Древнего Египта, Древней Греции и Древнего Рима касалось вопросов уголовного преследования, и, следовательно, раскрытия преступлений. Наиболее известны законы вавилонского царя Хаммурапи (1792—1752 до н.э.), древнеримские Законы XII таблиц (450—448 до н.э.), законы Египта эллинистического периода (305—30 до н.э.).

Во всех рабовладельческих государствах особой проблемой становился поиск беглых рабов. Описание внешности человека приобретало очень важное значение. В Древнем Египте была разработана и использовалась розыскная таблица с перечислением внешних признаков человека. Люди, занимавшиеся сыском, запоминали особые приметы преступников. В качестве примера описания беглых рабов времен эллинизма можно привести объявление 14 г. до н. э.: «Молодой раб Аристогена, сына Хризиппа, представителя от Алабанды, бежал в Александрию, имя его Герман, прозываемый также Нейлос, он уроженец Сирии, из Бамбико, 18 лет от роду, среднего роста, с прямыми ногами, безбородый, с ямочкой на подбородке, с рубцом через левый угол рта».

Первое дошедшее до нас описание преступника на Руси XVI в.: «Микита плешив, бородат. Швец портной. Бородавица на правом лици, пятно у него в коснице».

Несмотря на накопление криминалистических знаний, основой получения информации о преступнике в Западной Европе и в России считалась пытка. Способы пыток были самыми разнообразными — винты, ломающие кости, раскаленное железо, дыба, кнут и др. Признание, полученное под пыткой, как правило, ложилось в основу обвинения.

Российский уголовный процесс к середине XVII в. приобрел форму судебнорозыскного характера. Проводились допрос («расспросные речи»), очные ставки, изучение приказных книг и других документов.

С появлением письменных документов возникли преступления, связанные с их подделкой. Еще в XV и XVI вв. писари и дьяки Московского государства в ходе судебных разбирательств занимались выявлением подложных документов путем сличения подписей в рукописных текстах. В Судебнике 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. предусматривалась ответственность за подлог документов, описывались способы подделки печатей, царских грамот и приказных писем.

В XIV—XVI вв. к рассмотрению уголовных дел привлекались лица, сведущие в распознавании ядов и сличении почерков, обладающие медицинскими и другими специальными познаниями.

Уже в XVIII в. в России использовался метод поиска и отождествления лица по способу совершения преступления.

В 1741 г. разбойник Ванька-Каин (Иван Осипов) явился в полицию и предложил свои услуги по поимке воров и разбойников. Предложение его было принято, после чего ему присвоили звание доносителя сыскного приказа и в его распоряжение выделили военную команду. Хорошо зная преступный мир, Ванька-Каин выдал множество мелких преступников, одновременно покровительствуя крупным.

Подобный метод использовал и французский сыщик Эжен Видок, бывший профессиональный преступник. В 1811 г. он сформировал особую бригаду из бывших уголовников по принципу «только преступник может побороть преступление». Бригада получила название «Сюрте» («Безопасность»),

Приемы уголовной регистрации преступников зачастую носили характер членовредительства и клеймения. В Древнем Египте лицам, совершившим преступление, выбивали передние зубы, в Древней Греции и Древнем Риме раскаленным железом выжигали буквенное клеймо. Жестокими и разнообразными были неизгладимые повреждения в Средние века и Новое время в Европе: отрезание носа — за разбой, ушей — за кражу, ампутация пальцев, клеймение. Такой же была и «уголовная регистрация» на Руси и в России с IX в. вплоть до 1863 г. Это отрезание пальцев рук у карманных воров, руки — у хулигана, языка — у клеветника, преступникам зачастую рвали ноздри. При Петре I вместо наложения раскаленного клейма стали прикладывать к телу пластинку, утыканную иглами, а затем в ранки втирали порох, чтобы «от прочих людей были отличны», «чтобы было по чему познать». Иглы располагались либо в форме орла, либо в виде букв: «В» — вор, «У» — убийца, «Л» — лжец, «СК» — ссыльнокаторжник, «СП» — ссыльнопоселенец. Совершившим половое преступление на лоб накладывали особо позорящее клеймо. Существовали специальные «наставления» заплечных дел мастерам, предписывавшие порядок наложения клейм.

Основным методом опознания преступников, особенно после отмены клеймения и членовредительства преступников, стал так называемый «парад» преступников. Сыщики и инспектора тюрем Европы старались развить у себя фотографическую память на лица. С этой целью среди отбывающих срок заключенных, зачастую менявших имена и фамилии, старались выявить находившихся в розыске. На каждого преступника заводилась карточка. Только во Франции их скопилось больше 5 млн. Поиск преступников упростился, когда в одной из брюссельских тюрем с 1840-х гг. начали фотографировать заключенных. Этот новый метод регистрации и идентифицирования был использован и в Париже, где в префектуре накопилось свыше 80 тыс. фотографий, что, однако, не привело к революционным изменениям в области идентифицирования личности.

Научные методы расследования преступлений известны со времен Античности. Так, методику определения тяжести ран и установления того, какие раны являются смертельными, разработал еще Гиппократ. А врач, осматривавший тело Гая Юлия Цезаря, установил, что из 23 нанесенных ему ран только одна была смертельной.

Еще в XIII в. в Болонском университете преподавалась «судебная медицина». В XVI в. при расследовании преступлений активно использовались знания французского хирурга Амбруаза Паре.

Несмотря на отдельные положительные примеры использования научных знаний в расследовании преступлений, научные методы серьезно и систематически стали внедряться в следственную и судебную практику только с периода промышленной революции. Появление фотографических методов фиксации позволило существенно изменить тактику осмотра места происшествия, методику исследования вещественных доказательств и идентифицирование личности. Иоганн Риттер в 1804 г. обнаружил ультрафиолетовые лучи. Во второй половине XIX в. велись исследования, приведшие к созданию спектрофотометра. Открытия в химии позволили немецкому химику Роберту Бунзену разработать способы определять химический состав веществ и отделять друг от друга составляющие смесей.

Россия находилась в сфере европейских научных знаний и вносила существенный вклад в их развитие.

В 1805 г. в России вышло в свет первое пособие «Зерцало правосудия», содержащее общие правила и тактические приемы при расследовании преступлений, где названо несколько направлений изобличения виновного: «от лица» (потерпевшего), «от причины», «от дела» (т.е. происшествия), «от места», «от способа», «от орудий», «от времени» и пр.

С 30-х гг. XIX в. началось более активное изучение проблем уголовного судопроизводства как в России, так и за рубежом.

В 1831 г. в Санкт-Петербурге издана книга «Руководство по следственной части». В 1832 г. вышло «Краткое руководство к познанию правил для производства следственных и военно-судебных дел» В. Казанского.

Серьезные перемены в русском обществе, обусловленные отменой крепостного права и демократизацией судебной системы, вызвали необходимость измене ния системы доказывания, способствовали активному применению научных знаний. 20 ноября 1864 г. был принят Устав уголовного судопроизводства, предусматривавший отделение следствия от полиции. Высокий уровень развития науки в Европе и послереформенной России, совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства создали объективные условия для внедрения научных знаний в расследование преступлений и появления самостоятельной науки — криминалистики.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >