Женский взгляд на Шекспира

«Видение мира, в котором живут женщины, глазами самих женщин» [1], — так начинается статья о феминизме в одном из толковых словарей. Не углубляясь в историю и идеологию женского общественно-политического движения, мы не можем игнорировать того влияния, которое феминизм уже не один десяток лет оказывает на все области жизни современного мира, прежде всего в США и западной Европе, включая сферу научного знания и, в частности, литературоведения. Исследовательницы феминистского направления критикуют традиционный литературный анализ за тенденциозный ограниченный взгляд на мир и героев литературных произведений, создаваемых с позиции социально-привилегированных мужчин патриархального общества, угнетающих женщин. Богатейший материал для критического анализа дискриминационного патриархального общества, неоспоримо, предоставляет Шекспир, провозгласивший: «Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры» [4, с. 47], однако исторически женские роли в этом театре исполняли мужчины.

Феминистские исследования произведений Шекспира представляют собой относительно новое, но уже набравшее силу и влияние направление в западном шекспироведении. Можно говорить о том, что первые приметы его наметились в конце 1960-х - начале 1970-х гг. в США в рамках «второй волны» движения феминизма, идейными вдохновителями которой можно считать французов, отличавшихся более философским и литературным подходом к «женскому вопросу», ключевой работой которых стал трактат Симоны де Бовуар «Второй пол». Однако именно в США ее исследование, посвященное угнетению женщин на протяжении всей истории человечества, получило настоящее признание в 1960-х гг. и вдохновило на появление в американских университетах спецкурсов

N.V. Zonina по тематике «женских исследований» в различных областях знаний. Первый такой курс был заявлен в 1969 г. в Корнельском университете. Его успех определил учебную программу данного университета на следующий 1970 г.: в нее был включен междисциплинарный курс «Эволюция женской личности», предлагавший, кроме общественно-социологических тем, такой аспект, как «образ женщины в литературе» [2, с. 25]. Этот почин был подхвачен и другими университетами: в частности, в 1970 г. в университете Сан-Диего в рамках учебной программы были прочитаны курсы «Женщины в сравнительных культурах», «Женщины в литературе», которые не могли обойти вниманием трактовку женских образов в английском патриархальном социуме произведений Шекспира. В 1976 г. при «Ассоциации Современного Языка» (Modern Language Association) возникли секции феминистского шекспироведения и проблем брака и семьи в пьесах Шекспира. В настоящее время ни одна литературоведческая конференция на Западе по проблемам Возрождения не обходится без выступлений на «женскую» тему в творениях Шекспира. Представительницы феминистской литературной критики с гордостью подчеркивают, что: «феминистское шекспироведение очень молодо и поэтому не отягощено никакими догмами и ортодоксальными подходами» [15, с. 21412]. Заявление звучит довольно самонадеянно, так как определенная политизация любого направления не может не сказаться на полной объективности и свободе взглядов при анализе того или иного произведения.

Первое серьезное исследование феминистского толка в шекспироведении появилось в 1975 г. Это была книга Джульеты Дазинберр «Шекспир и женская природа» [11]. Анализируя пьесы Шекспира и его современников, автор утверждает, что ренессансная драма дает четкое представление о структуре взаимоотношений мужчин и женщин того времени, определяемых патриархальной системой и пуританской церковью. В настоящее время список критической литературы по Шекспиру женских авторов насчитывает не один десяток томов и мы можем даже говорить о существовании феминистской школы в шекспироведении [19, c.xvi].

Практически все представительницы феминистского шекспироведения в своих работах опираются на трехуровневую систему подхода к исследованию «женской» темы в шекспировских текстах. Эта система детально излагается в работе Кэрол Нили «Феминистские методы шекспировской критики: компенсирующий, оправдательный, преобразующий» [16].

Первый, «компенсирующий» метод направлен на пересмотр устоявшихся оценок и характеристик шекспировских героинь, прежде всего

Н.В.Зонина

«сильных героинь», таких как Катарина («Укрощение строптивой») и Клеопатра («Антоний и Клеопатра»), с тем, чтобы, разбив сложившиеся «односторонние стереотипы», реабилитировать этих героинь, вернув им их истинную индивидуальность, приниженную при традиционном анализе пьес. Второй подход, «оправдательный», характерен при рассмотрении шекспировских героинь с пассивной жизненной позицией, как в отношении к окружающей действительности, так и в видении своей собственной судьбы. Эти героини подавлены и унижены всей системой патриархата, ярким примером чему является Офелия. Особый акцент в таких работах делается на анализе представлений о женщинах у шекспировских героев-мужчин, выявляющем, как правило, их презрительно-дискриминационный характер в обществе, в котором «Мужчина — брюхо, Женщина — еда» [5, с. 361]. Неотъемлемой чертой «оправдательных» исследований является историзм. В них прослеживается история развития отношений между полами, условия и причины формирования у шекспировских героев мнения о женщинах как о низшей категории рода человеческого. Исследовательницы приходят к выводу, что безволие героинь и притеснительный характер отношения к ним героев пьес обусловлены всей культурой шекспировской эпохи, которая, в силу патриархального устройства общества, создала и культивировала определенный стереотип женщины, ее поведения и роли в обществе, ее миссии в жизни. Таким образом с героев снимается в определенной мере личная ответственность за их поведение по отношению к противоположному полу. Третий подход — «преобразующий». На основании анализа и выводов, сделанных с помощью первых двух, дискутируются уже основополагающие вопросы в контексте феминистской идеологии: черты характера, присущие женским образам, помогающие им, в своем большинстве, выстоять и сохранить себя; силы, вдохновляющие их на сопротивление системе депрессивно-репрессивного патриархата, и способы противоборства. Особое внимание уделяется гендерным взаимоотношениям в ходе исторического развития и процессу их трансформации.

Весь подход к шекспировским текстам, трактовка характеров в феминистских исследованиях однозначно показывают их нацеленность на решение задач современного феминистского общественно-политического движения в целом: «В перспективе такая критика предполагает <...> освобождение женщин от стереотипов и угнетающих их социальных структур» [12, с. 30]. Исследовательница Гриер Жермен считает, что, читая тексты прошлого, включая шекспировские, нужно в них «искать корни возникновения бесправия женщин и, найдя и проанализировав их, разработать стратегию с целью уничтожения этого бесправия» [13, с.616]. Для литературоведов этой направленности шекспировский текст важен тем, что он, «показывая женщин прошлого, является зеркалом, в котором современные мужчины и женщины могли бы увидеть всю историю возникновения и развития неравенства между полами во всех сферах жизни, что способствовало бы в наши дни процессу изменения положения вещей» [10, с. 735] и укреплению их (женщин — Н. 3.) в современной борьбе за свои права и равенство.

В феминистском шекспироведении сильна также тенденция поиска корней и свидетельств зарождения борьбы женщин против гендерной дискриминации в истории английского общества эпохи Возрождения и в текстах драматургии того времени. Ряд представительниц этого направления утверждают, что феминизм как движение за женские права существовал уже во времена Шекспира со всеми характерными чертами, присущими и современному нам движению: «Растущее осознание необходимости равенства между полами, которое находило свое выражение в идеологии, литературе, социальных реформах и явной активности в этом направлении того времени, уже доминировало в обществе, для которого Шекспир писал свои пьесы» [11, с. 2].

Подобные изыскания и их выводы невольно вызывают вопрос: а не был ли сам Шекспир феминистом? [7, с. 25]. Не все коллеги по женскому прочтению Шекспира соглашаются с такими смелыми умозаключениями, скорее, они склонны отрицать наличие феминистских идей и движения как в английском обществе XVI-XVII вв., так и в пьесах Шекспира. Специалист в области гендерных исследований, профессор университета Тафтса (США) Линда Бамбер в своей работе доказывает, что драматург был весьма далек от подобных воззрений, хотя в некоторых его пьесах и можно найти точки соприкосновения с феминистскими позициями в отношении роли женщины в обществе. Но это происходит лишь в силу его гениальности, которая в некоторых вопросах, в том числе и в понимании природы женщин, ставила его как бы над обществом того времени [8, с. 2-4].

При этом есть немало исследовательниц, которые вообще отказывают Шекспиру в понимании женской природы и демократичном отношении к женщине. В английской литературе Ренессанса, как подчеркивает Линда Вудбридж в своей книге о женщинах Возрождения, всегда существовало четкое различие в статусах мужчины и женщины, в их роли и месте в обществе. Что же касается самого драматурга, то, как бы ни пытались найти свидетельства обратному, в «женском вопросе» он нисколько не опережал свою эпоху, а если и вкладывал в уста женщин слова в защиту своей личности, то «правозащитные» речи в его пьесах произносят и мужчины, включая отпетых мерзавцев [20, с. 222]. Отдавая все же должное гению Шекспира, автор отмечает, что дело тут не в его сочувствии женщинам в их приниженном положении, а в широте отображения жизни в его пьесах и в той глубочайшей симпатии, которую он питал ко всем людям, к их слабостям и добродетелям во всех их проявлениях.

Базовым историческим сочинением о положении женщин в Англии XVI в. для шекспироведов феминистского толка является книга Лоренса Стоуна о семье, браке и сексуальных отношениях, рисующая чудовищную картину дискриминации женщин в английском обществе того времени [18]. Несомненно, взаимоотношения мужчин и женщин, как личные, так и на общественно-социальном уровне, были не столь уж однозначны в Англии той эпохи, как это демонстрирует Стоун, но другие свидетельства часто не заслуживают внимания исследовательниц. Их вывод предсказуем, так как он определен всей идеологией феминизма: во всем повинен патриархат, и за него пришлось и до сих пор приходится платить высокую цену, что и подтверждают герои Шекспира, как мужчины, которых эта система сделала слабыми и вероломными, так и женщины, ставшие ее жертвами (Корделия — жертва мужского властолюбия Лира и Эдмунда). Коварство, жестокость и похоть Гонерильи и Реганы вообще остаются за текстом. По мнению многих феминистских критиков, большинство героев Шекспира поражены женоненавистничеством, причина которого кроется, опять же, в патриархате. Женоненавистничество Гамлета, Лира, Антония, Отелло и других объясняется тем, что они, в силу отведенной им обществом главенствующей роли, не в состоянии ни в чем признать свою вину и поэтому проецируют на женщин собственные слабости и недостатки. И чем вероломней ведет себя герой, тем большую ненависть вызывают у него женщины.

Нельзя отрицать, что часто слова, которые шекспировские герои бросают в адрес женщин, уничижительны и оскорбительны: «Если бы земля / Давала плод от женских слез, то эти / Плодили б крокодилов» [5, с. 379]. Однако стереотипный подход во всех деяниях и словах героев винить порочную систему патриархата упрощает и в определенной степени обезличивает шекспировские образы и их переживания. Нелестные эпитеты и хлесткие сравнения, которые представители сильного пола обрушивают на женщин, вызваны прежде всего сильными эмоциями: обидой, яростью, ревностью, разочарованием, и ни коим образом не могут свидетельствовать в пользу женоненавистничества мужского населения пьес Шекспира. Из уст тех же героев звучат и слова любви, преклонения перед женщиной, монологи огромного горя при их потере: «Нет больше у меня жены на свете./ Какой доселе небывалый час! / Как будто в мире страшное затменье, / Луны и солнца нет, земля во тьме, / И все колеблется от потрясенья» [5, с. 412]. И сложное отношение Гамлета к матери вызвано не презрением к ее полу, а поспешным, предательским по отношению к его отцу новым браком: «Через месяц! / Еще и соль ее бесчестных слез / На покрасневших веках не исчезла, / Как вышла замуж. Гнусная поспешность — / Так броситься на одр кровосмешенья!» [3, с. 19]. Не мягче, а, может быть, и беспощадней звучит речь героев в момент сильного потрясения, направленная на мужчину, такого же представителя «правящего слоя» патриархального общества: «Убийца и холоп; / смерд.... / шут на троне, вор, своровавший власть и государство... / Стянувший драгоценную корону...» [3, с.97].

Литературоведы феминистской школы считают своей заслугой тщательный текстуальный анализ пьес Шекспира, который они заимствовали у «Новой критики» [15, с. 10]. И, надо отдать им должное, они действительно внесли свой вклад в изучение текстов Шекспира своим скрупулезным вниманием к деталям текста и соотнесением действий пьес и характеров с эпохой, в которой те жили. Однако и здесь просматривается тенденциозный подход. Как правило, исследовательницы склонны разрабатывать лишь те тематику и материал пьес, которые работают исключительно на достижение социально-политических целей их идеологии: патриархат, характеристика и поведение мужчин в контексте их взаимоотношений с женщинами. [14, с. 149-150] Поэтому анализ пьес Шекспира часто сводится к обсуждению отдельных характеров в отрыве от всего сюжетного комплекса пьесы, и суждение об этих характерах выносится исключительно с позиций феминистского движения сегодняшнего дня. В большинстве работ это суждение не в пользу героев и тем более героинь — ведь последние, даже самые сильные и свободолюбивые, в конце концов сдаются и добровольно подчиняются мужской воле (Розалинда, Беатриче, Катарина).

Подобная тенденция рассматривать пьесы Шекспира в основном как свидетельства, отражающие войну полов, не только превращает разбор произведений в социально-политический заказ, но и упрощает сами произведения, сводя на нет их многогранность и многослойность, часто искажая тем самым смысл текста, что ведет к смещению этико-нравственной нагрузки пьес. Все, что не вписывается в выработанную картину гендерных взаимоотношений, игнорируется, так что за рамками исследований остаются злодеяния и нравственные преступления как со стороны героев-мужчин, так и героинь-женщин. Причину трагедий, которые разыгрываются в пьесах, эти исследовательницы видят исключительно в социальной структуре общества: «Офелия, Геро, Дездемона являются жертвами традиционной властной и жесткой структуры, которая рассматривает женщину исключительно как женщину-мать» [9, с. 27]. В этом контексте делаются попытки обелить даже леди Макбет: «леди Макбет попала в сети, в которые неизбежно попадают все женщины патриархального общества — это ее и погубило» [9, с. 24]. Таким образом с нее снимается всякая нравственная ответственность за содеянное.

Особенно пострадала от подобного анализа этическая сторона «Отелло». Трактовка этой трагедии рядом феминистских критиков приводит к довольно абсурдной ситуации — из нее практически исчезает Яго как источник зла, приведшего к трагедии. По мнению некоторых исследовательниц, Дездемона сама своей покорностью, безволием — продуктами дискриминации — подготовила свою смерть. Ее беспомощное, а отсюда и безответственное поведение завело ее в такой тупик, что Отелло ничего не оставалось делать, как ее убить [17, с. 21]. Приговор суров, Яго с его злодейством как бы и ни при чем.

Таким образом, исследования феминистского направления в шекспироведении в силу их ярко выраженного социального и политизированного характера часто сводятся к схематичной трактовке шекспировских произведений, низводя их до исторических свидетельств о положении женщины в английском обществе эпохи Возрождения. Это обусловлено прежде всего тем, что нередко цели, задачи и программа общественно-политического движения женщин за равенство, против дискриминации, за отмену традиционных гендерных ролей в обществе, навязанных патриархатом, переносятся сторонниками этого движения на анализ литературных сочинений. Это, к сожалению, не всегда работает в пользу исследований творчества Шекспира, поскольку превращает его тексты в некий пропагандистский материал современной феминистской кампании.

Тем не менее определенная тенденциозность феминистской литературной критики произведений Шекспира не умаляет ее положительной сути: женское шекспироведение осветило немало важных вопросов социальной истории елизаветинской эпохи, которые до сих пор не были в поле зрения исследователей, способствуя лучшему пониманию многих деталей поведения и взаимоотношений героев шекспировских текстов. Исследовательницы шекспировской эпохи вывели из забытья немало произведений того времени, авторских имен, среди которых также и женские.

Что же касается Шекспира, то он был великим гуманистом, жившим в великую эпоху гуманизма под названием Возрождение. Все его творения проникнуты гуманистическим духом, который априори предполагает равенство между людьми независимо от их гендерной принадлежности: «Одна судьба у наших двух сердец — замрет твое и моему конец!» [6, с. 438].

Литература:

  • 1. Андерхилл Д., Барретт С., Бернелл П., Бернем П. и др. Политика: толковый словарь. М.: ИНФРА-М, 2001. 769 с.
  • 2. Быкова Е. В. К вопросу об институционализации женских исследований в США и Японии (конец 1960-х - начало 1990-х годов) //Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых учёных: сб. материалов докл.1-й Всерос. молодежной конф. (Новосибирск, 25-27.08. 2011 г.). Новосибирск: Параллель, 2011. С. 25-31.
  • 3. Шекспир В. Гамлет // Шекспир В. Полное собрание сочинений: В 8 т. Т. 6. / Под ред. А. Смирнова, А. Аникста. М.: Искусство, 1960. С. 5-158.
  • 4. Шекспир В. Как вам это понравится // Шекспир В. Полное собрание сочинений: В 8 т. Т. 5 / Под ред. А. Смирнова, А. Аникста. М.: Искусство, 1959. С. 5-112.
  • 5. Шекспир В. Отелло И Шекспир, В. Полное собрание сочинений: В 8 т. Т. 6 / Под ред. А. Смирнова, А. Аникста. М.: Искусство, 1948. С. 281-426.
  • 6. Шекспир В. Сонет 22 И Сонеты. Полное собрание сочинений в 8-ми т.

Т. 8. / Под ред. А. Смирнова, А. Аникста. М.: Искусство, 1960. С. 427-504.

  • 7. Шестаков В. П. Шекспир и феминизм И Вопросы культурологии. № 12. 2007. С. 25-28.
  • 8. Bamber L. Comic Women, Tragic Men: A Study of Gender and Genre in Shakespeare. Stanford, Ca. Stanford Univ. Press:, 1982. 228 p.
  • 9. Berggren P. The Womans Part: Female Sexuality as Power in Shakespeare’s Plays 11 Feminist Criticism of Shakespeare // Ed. C. R. Swift, G. Green, С. T. Neely. Chicago: Univ, of Illinois Press, 1980. P. 17-34.
  • 10. Boose L. The Family in Shakespeare Studies 11 Renaissance Quarterly. No. 40. 1988. P. 707-742.
  • 11. Dusinberre J. Shakespeare and the Nature of Women. London: Macmillan Press, 1975. 329 p.
  • 12. Greene G. Feminist and Marxist Criticism: An Argument for Alliances 11 Womens Studies: An Interdisciplinary Journal: Feminist Criticism of Shakespeare. Vol. 9. No. 1-2. London: Gordon and Breach Science Publishers, Inc., 1981. P. 29-45.
  • 13. Greer G. The Proper Study of Womankind 11 Times Literary Supplement. 3-9 June. 1988. P. 616-629.
  • 14. Jardine L. Still Harping on Daughters. Women and Drama in the Age of Shakespeare. Brighton: Barnes & Noble; Harvester Press, 1983. 202 p.
  • 15. Lenz Swift C. R. Introduction 11 The Woman’s Part. Feminist Criticism of Shakespeare I Ed. C. R. Swift, G. Green, С. T. Neely, 1980. P. 5-14.
  • 16. Neely С. T. Feminist Modes of Shakespearean Criticism: Compensatory, Justificatory, Transformational 11 Womens Studies: An Interdisciplinary Journal: Feminist Criticism of Shakespeare. Vol. 9. No. 1-2. London: Taylor & Francis, 1981. P. 3-15.
  • 17. Novy M. Demythologizing Shakespeare // Womens Studies: An Interdisciplinary Journal: Feminist Criticism of Shakespeare. Vol. 9. No. 1-2. London: Taylor & Francis, 1981. P. 17-27.
  • 18. Stone L. The Family, Sex, and Marriage in England, 1500-1800. London: Weidenfeld & Nicolson,1977. 783 p.
  • 19. Vickers B. Appropriating Shakespeare. Contemporary Critical Quarrels. New Haven; London: Yale Univ. Press, 1993. 508 p.
  • 20. Woodbridge L. Women and the English Renaissance. Literature and the Nature of Womankind, 1540-1620. Chicago: Univ, of Illinois Press, 1984. 364 p.

АННОТАЦИЯ

Зонина H. В. Женский взгляд на Шекспира.

В статье рассматривается феминистское направление в современном западном шекспироведении. Дается краткий экскурс в историю появления и развития данного течения литературной критики в контексте общественно-политического феминистского движения XX в. Делается обзор основных тенденций в исследованиях представительниц феминистского шекспироведения, методов и подходов их к анализу шекспировских текстов. Особое внимание уделяется трактовкам пьес Шекспира с позиции гендерного подхода к образам героев, интерпретации взаимоотношений в них мужчин и женщин, определяемых всей системой патриархального общества, в котором живут и действуют шекспировские герои.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ