АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБРАЗ ГОРОДА

Бывает нечто, о чём говорят: «Смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

Книга Екклесиаста, гл. 1, 10

Негативная реакция жителей на архитектуру городов и районов, построенных в середине XX века, вызвала множество исследований, посвящённых форме городской застройки. Большинство из них отталкивалось от анализа привлекательной формы старых городов. Почему Венеция, Гейт, Амстердам и другие европейские города, сформировавшиеся в средневековье и Новом Времени, нравятся людям, несмотря на их функциональные недостатки (например, неудовлетворительное санитарное состояние)? Что именно ценится жителями в их застройке? Можно ли сохранить эти ценности в новом строительстве?

Одно из самых самых важных исследований было проведено вне Европы, в США. Начиная с 1960-х годов архитектор Кэвин Линч занимался изучением восприятия людьми городской среды. В своих книгах он опубликовал результаты опросов жителей Бостона и некоторых других американских городов, выполненных по оригинальной методике [4.3]. Графические схемы фиксировали восприятие людьми различных пространств города, целых его частей и небольших фрагментов (рис. 7.1). Выяснилось, что жители воспринимают городскую среду не так, как в проектных схемах придумали архитекторы. Линч выделил 5 основных элементов образа города: пути, границы, узлы, районы, ориентиры. Эти элементы образуются определёнными природными особенностями, формой зданий и сооружений, материалами поверхностей, функциональной спецификой, присущими той или иной территории.

В Восточной Германии в 1970-е годы было проведено другое исследование восприятия жителями городской среды, которое было вызвано специфической практической задачей. Значительные разрушения исторических городов Германии во время Второй мировой войны в течение 20-30 лет не были заменены новой застройкой. Общество и специалисты не спешили вводить в историческую среду современную архитектуру, предпочитая сохранять пустыри на месте разрушенных зданий. Новые периферийные районы в городах Восточной Германии тем временем застраивались, в соответствии с принципами Афинской хартии, полносборными крупнопанельными жилыми и общественными зданиями. Была создана мощная индустрия в виде заводов крупнопанельного домостроения.

Когда к началу 1970-х годов в Восточной Германии была решена жилищная проблема, дошла очередь до застройки пустырей в центрах исторических городов. Однако применять в этой городской среде типовые панельные дома было, по общему мнению, невозможно. Задачей было спроектировать такую систему строительства, чтобы использовались мощности крупнопанельного домостроения, но при этом чтобы новые здания были похожи на исторические. Возник вопрос: а какие именно формы зданий

Риг. ЗЛ О'їмз Бо«то:иі, вря»-II Й U JCUII.IX ИіІТір';І>?0

Рис. 7.1. Образ Бостона, выявленный в устных интервью. Источник: [4.3]

воспринимаются жителями как свойственные исторической застройке немецких городов? Каков может быть набор архитектурных элементов, достаточно повторяемый, чтобы он мог изготавливаться заводским методом, и в то же время достаточно разнообразный, чтобы он соответствовал сложности исторической застройки? Какие элементы зданий воспринимаются людьми наиболее активно и, следовательно, на какие следует обратить внимание при проектировании и строительстве в первую очередь?

Исследование социальных психологов дало конкретные ответы [4.1]. Так, зона наибольшего внимания жителей к форме застройки оказывается на пересечении пешеходных путей, на перекрёстках улиц. Размещение именно там угловых башенных зданий создаёт хорошие ориентиры в городской среде. Что касается формы зданий, то в первую очередь люди отмечают силуэт сооружения, в исторической среде традиционно образованный высокой скатной крышей с мансардными окнами и трубами.

Не менее важным качеством оказалась трактовка первого этажа зданий, которая в исторической застройке насыщена информативными деталями, разнообразна по материалам и фактурам поверхностей. Выяснилось, что восприятие застройки включает ощущение масштаба зданий, задаваемого длиной однородного фасада. Исторический масштаб немецких городов создавался ритмом разных по архитектуре фасадов шириной в 3-5 окон. Отсюда вытекали рекомендации для нового строительства. Например, даже если новое здание могло иметь большую длину, его фасад следовало составлять из фрагментов, имитирующих несколько разных фасадов.

Оказалось, что восприятие застройки включает подсознательную оценку людьми двух видов геометрических сеток: первой растровой сетки, сетки проёмов в фасадной стене, и второй растровой сетки, сетки швов облицовки и деталей. Следовательно, фасад каждого здания или фрагмент, имитирующий отдельное здание, должны характеризоваться своими отличающимися растровыми сетками. В соответствии с исследованием была разработана серия проектов крупнопанельных зданий, содержащая большой набор фасадных элементов, элементов первого этажа и крыши при унифицированной внутренней планировке (рис. 7.2).

Крупнопанельные жилые дома в историческом центре города Котбус. Фото автора

Рис. 7.2. Крупнопанельные жилые дома в историческом центре города Котбус. Фото автора

Во второй половине XX века повсюду в мире усилилось требование жителей городов сохранять региональные традиции в архитектуре города и за счёт этого подчеркнуть его особенность. Население стало требовать не только охраны и реставрации отдельных зданий-памятников архитектуры и истории, ио и создавать и реконструировать городские ландшафты в соответствии со сложившейся в городе исторической традицией. Негативная реакция на образ города, предложенный последователями Афинской хартии, породила целое направление в архитектуре города, получившее название «новый урбанизм».

Архитекторы «нового урбанизма» в той или иной степени стремятся использовать исторические приёмы формирования городского пространства и архитектуры отдельных зданий. Один из пионеров «нового урбанизма» американский архитектор Андрес Дюэйни напрямую цитирует архитектуру малых американских городов XVIII-XIX веков (рис. 7.3). Городское пространство, созданное итальянским архитектором Алдо Росси, который много работал в Германии, по масштабу застройки, по объёмно-пространственным схемам, по силуэту и цвету фасадов зданий также является историческим. Архитектура фасадов при этом выполнена в стиле постмодернизма, одного из вариантов общего течения современной архитектуры (рис. 7.4). Похожие решения использовал в новом районе Потсдама и в новом районе Хертогенбосха немецкий архитектор Стефан Коль (рис. 7.5 и 7.6).

Классические традиции, по нашему мнению, ни в коем случае не сводятся к использованию в фасадных решениях зданий декоративных элементов, являющихся фрагментами европейских построек XV-X1X веков (приставных колонн, пилястр, карнизов сложного профиля, фронтонов, скульптур и т. п.) или использованию стилизованных, как правило, упрощённых классических форм зданий и их частей (портиков, аркад, ротонд и др.). Классификация подобных приёмов определена профессором Ю. И. Курбатовым как различные виды «историцизма» в современной практике и подробно рассмотрена в его статьях [7.1] (рис. 7.7).

Проект застройки города Кэнтландс, Гейтерсбург (США). Источник

Рис. 7.3. Проект застройки города Кэнтландс, Гейтерсбург (США). Источник: Joseph Alfandre & Company Inc.

Застройка Берлина в 1980-е годы. Фото А. Кралина

Рис. 7.4. Застройка Берлина в 1980-е годы. Фото А. Кралина

Застройка Потсдама (Германия) в 2000-е годы. Источник

Рис. 7.5. Застройка Потсдама (Германия) в 2000-е годы. Источник: christophkohl.com

Застройка города Хсртогснбосх (Голландия) в 2010-е годы. Источник

Рис. 7.6. Застройка города Хсртогснбосх (Голландия) в 2010-е годы. Источник: christophkohl.com

Пример «историцизма» в архитектурном образе здания. Жилой дом на Фонтанке. Архитектурная мастерская Мамошина. 2015 год. Фото автора

Рис. 7.7. Пример «историцизма» в архитектурном образе здания. Жилой дом на Фонтанке. Архитектурная мастерская Мамошина. 2015 год. Фото автора

Существуют архитектурные традиции, не являющиеся принадлежностью определённых эпох. К таким традициям мы относим использование симметрии в объёме здания или его частей, визуальное выделение верхней и нижней зоны здания, тектонику архитектурных форм, системы пропорционирования, соотношение акцента и фона, масштабность композиции и её частей. Возникли такие традиции (назовём их «универсальными традициями») в архитектуре древнего мира, как соответствие физиологическим законам восприятия архитектурной формы человеком. Законы эти довольно хорошо исследованы в середине и конце XX века. Различение «универсальных традиций» и «традиций историцизма» является, по нашему мнению, важным для современной архитектурной практики.

«Универсальные традиции» и современная архитектура не противоречат друг другу и прекрасно совмещаются, чего нельзя сказать о разных видах «историцизма». Более того, современная архитектура, чтобы не быть отчуждённой от потребностей человека, нуждается в сознательном использовании «универсальных традиций» (рис. 7.8).

Интереснейший процесс совмещения «универсальных традиций» с современной архитектурой планируется в Берлине. Разрабатываются и обсуждаются градостроительные предложения по реконструкции ансамбля Культурного форума, расположенного в центре города [7.2].

Пример использования «универсальных традиций» в проекте жилого здания на Шпалерной улице. 2008 год. Архитектурное бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры»

Рис. 7.8. Пример использования «универсальных традиций» в проекте жилого здания на Шпалерной улице. 2008 год. Архитектурное бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры».

Фото автора

Культурный форум является выдающимся примером ансамбля современной архитектуры, редким случаем совокупности зданий, каждое из которых далеко от традиций «историзма». В ансамбль входят здания архитектора Ганса Шаруна: большой и малый залы Берлинской филармонии, Музей музыкальных инструментов, Библиотека города Берлина. Ряд зданий культурного назначения спроектированы другими архитекторами: Галерея современного искусства работы Миса ван дер Роэ, Музей прикладных искусств, Национальная картинная галерея. Кроме того, в пространстве Культурного форума находится неоготическая церковь XIX века. Следует признать, что городское пространство, образованное замечательными зданиями, пустовато, не имеет ясной формы, не соответствует «универсальным традициям» создания общественных пространств европейских городов, выработанным до XVII-XVIII веков (рис. 7.9).

Предложения по реконструкции, выполненные в 2005 г., вносят в пространство Культурного форума фрагменты симметричных построений, создают из новых объёмов фон для акцентных зданий, изменяют пропорции пространства площади и её карманов, приближая их к масштабу человека, т. е. вносят на градостроительном уровне, на уровне архитектуры общественных городских пространств «универсальные традиции» в застройку (рис. 7.10).

Вид Культурного форума в Берлине. Источник

Рис. 7.9. Вид Культурного форума в Берлине. Источник: [7.2]

Предложения по реконструкции пространства Культурного форума. Источник

Рис. 7.10. Предложения по реконструкции пространства Культурного форума. Источник: [7.2]

Есть ещё один элемент образа, присущий многим городам в силу их географического положения: это вхождение в городскую среду акваторий. Один пример проекта застройки, использующий акватории в застройке нового района, мы показали в связи с темой общественных пространств (см. главу 5). Другие примеры рассмотрим в связи с темой реконструкции промышленных зон, в том числе портов (см. главу 10).

***

Что именно ценится жителями в их застройке? Можно ли сохранить эти ценности в новом строительстве? Зона наибольшего внимания жителей к форме застройки. В первую очередь люди отмечают силуэт сооружения. Исторический масштаб городов. Направление в архитектуре города, получившее название «новый урбанизм». Архитектурные традиции, не являющиеся принадлежностью определённых эпох. Различение «универсальных традиций» и «традиций историцизма». Совмещение «универсальных традиций» с современной архитектурой.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >