АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ГОСУДАРСТВЕННОМ КАДАСТРОВОМ УЧЕТЕ НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА И КАДАСТРОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В числе основных направлений государственной политики использования земельного фонда в Российской Федерации названы:

обеспечение гарантий прав на землю и защита прав и законных интересов правообладателей земельных участков;

совершенствование порядка образования земельных участков;

совершенствование порядка предоставления государственных услуг в области земельных отношений[1].

Отдельные исследователи отмечают, что в настоящее время на территории государства в отношении 30 млн земельных участков суммарной площадью, превышающей 60 % земельного фонда страны, отсутствует точное описание границ. Такая ситуация не может не вызывать затруднений для правообладателей объектов недвижимости при совершении с ними сделок, в случаях изъятия участков для государственных или муниципальных нужд, а также при возникновении конфликтов между правообладателями смежных участков. Несомненно, имеется необходимость упорядочить границы земельных участков.

Совершенно обоснованно в качестве основной причины совершения противоправных деяний в сфере землепользования указываются незавершенность и длительность про-

цедур по установлению границ и постановке на кадастровый учет земель[2].

Значительную роль в упорядочении границ земель играет деятельность по государственному кадастровому учету недвижимого имущества и кадастровая деятельность.

Важной правовой мерой, направленной на предупреждение и пресечение нарушений законодательства о государственном кадастровом учете недвижимого имущества и кадастровой деятельности, является административная ответственность, предусмотренная ст. 14.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) (введена в действие Федеральным законом от 13 мая 2008 г. № 66-ФЗ).

Исключительным правом возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.35 КоАП РФ, наделен прокурор.

Согласно данным судебной статистики, в 2016 году было рассмотрено 587 дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.35 КоАП РФ (в 2015 — 1 099); подвергнуто наказанию 498 лиц (в 2015 — 933), из них: 2 юридических лица (в 2015 — 1), 496 должностных лиц (в 2015 — 932); назначено наказание в виде предупреждения 313 лицам (в 2015 — 689), в виде штрафа — 180 лицам (в 2015 — 243), в виде дисквалификации — 5 лицам

(в 2015 — 1), наложено штрафов на сумму 4 289 000 рублей (в 2015 — 1 707 000)[3].

Несмотря на рост числа нарушений законодательства о государственном кадастровом учете недвижимого имущества и кадастровой деятельности и имеющиеся проблемы их квалификации (например, вызывает затруднение определение объективной стороны правонарушения), практика применения ст. 14.35 КоАП РФ недостаточно изучена.

Так, отдельными авторами рассматривались общие вопросы ответственности кадастровых инженеров. Однако подробный анализ рассматриваемого состава административного правонарушения не производился. Методические рекомендации для прокуроров по выявлению указанных правонарушений и возбуждению по ним дел об административных правонарушениях отсутствуют. На практике возникают проблемы как при возбуждении таких дел прокурорами, так и при их рассмотрении судами, что вызывает необходимость детального изучения названного состава.

Особую значимость, обусловленную распространенностью рассматриваемого вида правонарушений, имеет разрешение вопросов, связанных с применением к кадастровым инженерам ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ.

Одним из основных при возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, является вопрос о наличии признаков объективной стороны правонарушения, которую могут составлять действия (если они не содержат уголовно наказуемого деяния):

по внесению кадастровым инженером заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карту-план территории;

либо подлогу кадастровым инженером документов, на основании которых были подготовлены межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карта-план территории.

На практике возникает необходимость разграничивать указанный состав административного правонарушения с составом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 170.2 УК РФ, в случае внесения кадастровым инженером заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карту-план территории или подлога документов, на основании которых были подготовлены межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карта-план территории. При этом как преступление указанные действия будут квалифицированы, если они причинили крупный либо особо крупный ущерб гражданам, организациям или государству[4].

Наиболее распространены правонарушения, связанные с внесением ложных сведений в межевой план земельного участка.

Так, 17 мая 2010 г. между ООО <...> и С. заключен договор подряда на проведение подготовительных, сопутствующих и кадастровых работ в отношении земельного участка, расположенного в Туапсинском районе Краснодарского края, площадью 800 м. На основании данного договора 11 июня 2010 г. был подготовлен межевой план указанного участка, в который были внесены заведомо ложные сведения, в результате чего площадь земельного участка увеличилась на 187 м2 и составила 987 м2. Соответствующий межевой план был подписан генеральным директором Общества М., который впоследствии судом и был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ2.

Приведем еще один пример. Прокуратурой Советского района города Казани по результатам проверки обращения директора филиала ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии» по Республике Татарстан возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, в связи с тем, что установлен факт внесения кадастровым инженером Б. в межевой план исправления кадастровой ошибки в сведениях о земельных участках, заключающейся якобы в том, что фактические границы данных земельных участков не соответствуют границам, указанным в государственном кадастре недвижимости. Таким образом, Б. в межевой план внесены недостоверные сведения о наличии кадастровой ошибки в сведениях о границах земельных участков, а именно, что вышеуказанные земельные участки якобы не имеют общих границ с земельным участком с кадастровым номером[5].

Правильная квалификация действий виновных лиц невозможна без подробного анализа положений Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности» (до внесения изменений Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 361-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» именовался «О государственном кадастре недвижимости»), Земельного и Градостроительного кодексов Российской Федерации, приказа Минэкономразвития России от 21 ноября 2016 г. № 735 «Об установлении примерной формы извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ земельных участков и признании утратившими силу некоторых приказов Минэкономразвития России».

В постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении обязательно отражаются нарушенные положения вышеперечисленных нормативных правовых актов.

Так, возбуждая дело об административном правонарушении, прокурор установил, что Ф., являясь директором и кадастровым инженером ООО <...>, при осуществлении кадастровых работ, выполнении схемы земельного участка и межевого плана, нарушила требования ст.ст. 7, 10, 22, 38, 45 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости»: при выполнении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане не внесла необходимые сведения о наличии водного объекта с указанием береговой полосы; при выполнении межевого плана не выполнила мероприятие по согласованию границ земельного участка с лицами, права которых могли быть затронуты при проведении межевания, кроме того, эти лица не уведомлялись об осуществлении кадастровых работ. Указанные нарушения повлекли незаконную постановку на кадастровый учет земельного участка, сведения о котором имелись в государственном кадастре недвижимости как о ранее учтенном объекте недвижимости. С учетом обстоятельств дела, подтвержденных необходимыми доказательствами, Ф. была обоснованно привлечена к административной ответственности[6].

Административная ответственность наступает не только за несоблюдение требований Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О кадастровой деятельности», но и отдельных положений Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Например, К. на основании постановления прокурора мировым судьей привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, в связи с нарушением пп. 9—11 ст. 13.1 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», в соответствии с которыми проект межевания земельного участка, утверждаемый решением собственника земельной доли или земельных долей, подлежит обязательному согласованию с участниками долевой собственности. Предметом согласования являются размер и местоположение границ

выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка.

К. изготовил проект межевания земельных участков, на основании которого М. был выделен земельный участок из земельного участка, находящегося в общей долевой собственности. Размер и местоположение границ выделяемого земельного участка были согласованы путем публикации сообщения в СМИ. Решением филиала ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Росреестра» по Республике Татарстан осуществление государственного кадастрового учета земельного участка было приостановлено, поскольку одна из границ образуемого земельного участка пересекает одну из границ другого земельного участка, прошедшего государственный кадастровый учет. Затем К. изменил проект межевания, скорректировав границы земельного участка, чтобы ни одна из них не пересекала границы другого участка. К новому проекту он также приложил публикацию в том же номере газеты, однако местоположение границ выделяемого земельного участка фактически не было согласовано с другими владельцами. К. был привлечен к административной ответственности[7].

Срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ в соответствии ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ составляет один год со дня совершения правонарушения.

Согласно разъяснениям, данным Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращаю-щемся невыполнении или ненадлежащем выполнении предусмотренных законом обязанностей. Анализ содержания ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ позволяет сделать вывод, что действия по внесению кадастровым инженером заведомо ложных сведений, а также подлогу документов не могут рассматриваться как длящееся административное правонару

шение. Состав рассматриваемого правонарушения является оконченным с момента совершения неправомерных действий, т. е. с момента внесения ложных сведений либо подлога[8]. Между тем отдельными судами указанные разъяснения при разрешении дела не учитывались.

Например, 16 декабря 2013 г. прокуратурой Надеждинского района Приморского края в ходе проверки выявлено, что 25 января 2011 г. X., являясь кадастровым инженером и осуществляя кадастровую деятельность в ООО <...>, подготовил межевой план земельного участка, в который внес заведомо ложные сведения, изменив при этом конфигурацию и местоположение земельного участка. С учетом позиции Верховного Суда Российской Федерации, указанной в постановлении Пленума от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренный ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ, начал исчисляться с момента внесения кадастровым инженером ООО <...> X. 25 января 2011 г. заведомо ложных сведений в межевой план. Таким образом, срок давности привлечения к административной ответственности по данному делу истек 25 января 2012 г. Однако решением мирового судьи от 27 января 2014 г. X. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, которое при пересмотре оставлено без изменения решением судьи Надеждинского районного суда от 17 марта 2014 г. Поскольку истечение срока давности привлечения к административной ответственности согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении, Приморским краевым судом постановление мирового судьи, вынесенное в отношении X. по делу об административном правонарушении, обоснованно отменено и производство по делу прекращено.

При отсутствии основания для возбуждения дела об административном правонарушении прокурор выносит определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении (ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ).

Так, М. обратилась в Мценскую межрайонную прокуратуру Орловской области с заявлением о привлечении к административной ответственности кадастрового инженера П. за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, в котором указывала, что изготовленный им межевой план был выполнен с нарушением норм действующего законодательства, что повлекло вынесение Мценским районным судом Орловской области незаконного решения, нарушившего ее права и законные интересы. По результатам проведенной по заявлению М. проверки прокурором установлено, что в межевой план земельного участка кадастровым инженером П. сведения о размерах и площади земельного участка внесены на основании вынесенного ранее и вступившего в законную силу судебного решения. Указанные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в действиях П. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, законность определения Мценского межрайонного прокурора об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении подтверждена судом[9].

Субъективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, заключается в его умышленном совершении.

Так, Б. постановлением мирового судьи признан виновным в совершении административного правонарушения. По мнению мирового судьи, являясь кадастровым инженером, Б. при составлении межевого плана внес недостоверные сведения о наличии кадастровой ошибки в сведениях о границах земельного участка. Однако районный суд пришел к выводу о том, что в материалах дела не имеется доказательств наличия в действиях Б. умысла на внесение заведомо ложных сведений в межевой план. Кадастровые работы

во исполнение договора подряда и согласование местоположения границ земельного участка его правообладателями, а также владельцем смежного участка осуществлены с соблюдением требований Федерального закона от 24 июля

  • 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» и приказа Минэкономразвития России от 24 ноября
  • 2008 г. № 412 «Об утверждении формы межевого плана и требований к его подготовке, примерной формы извещения о проведении собрания о согласовании местоположения границ земельных участков», вина Б. в совершении административного правонарушения, а именно во внесении заведомо ложных сведений в межевой план, не доказана. При таких обстоятельствах суд отменил постановление о привлечении Б. к административной ответственности[10].

К аналогичному выводу пришел Владимирский областной суд, который, рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении кадастрового инженера Ю., отметил, что в постановлении прокурора отсутствует указание на умышленное совершение Ю. административного правонарушения, из постановления также не следует, что Ю. заведомо было известно о ложности вносимых ею в межевой план сведений об отсутствии смежных земельных участков. Фактически в вину Ю. вменялось внесение в межевой план недостоверных сведений — непроведение полного анализа обстоятельств, при которых К. предоставлен земельный участок, непринятие мер к истребованию необходимых документов, свидетельствующих о наличии смежных земельных участков, а также мер для предотвращения совершения административного правонарушения. В материалах дела отсутствуют доказательства, бесспорно свидетельствующие о «заведомости» и, как следствие, наличии у Ю. умысла на внесение в межевой план ложных сведений об отсутствии смежных участков при проведении кадастровых работ на земельном участке.

Представляется, что проведенный анализ состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, позволит избежать нарушений при вынесении прокурорами постановлений о возбуждении дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, и рассмотрении их судами.

  • [1] Основы государственной политики использования земельного фонда Российской Федерации на 2012—2020 годы : утв. распоряжением Правительства Рос. Федерации от 3 марта 2012 г. № 297-р. 2 Липски С. А. Комплексные кадастровые работы как необходимый шаг по упорядочению отношений в сфере недвижимости // Правовые вопросы недвижимости. 2015. № 1. С. 25—28.
  • [2] Батуев А. Р., Перекальский В. В., Бочарова А. А. Методические и технологические вопросы осуществления кадастровой деятельности на землях лесного фонда // Известия высших учебных заведений. Геодезия и аэрофотосъемка. 2013. № 4. С. 142—145 ; Дицевич Я. Б., Исламова Э. В О совершенствовании законодательства и правоприменительной практики в сфере охраны земель лесного фонда // Теория и практика общественного развития. 2015. № 21. С. 112—115 ; Овчинникова А. Г. О зарождении, развитии и последствиях процесса накопления ошибочных сведений в ГКН // Кадастр недвижимости. 2012. № 4(29). С. 80—85 ; Асаул А. Н., Асаул М. А., Заварин Д. А. Особенности постановки на государственный кадастровый учет земельного участка // Таврический научный обозреватель. 2015. №5-1. С. 107—115 ; Бочарова А. А. Постановка на государственный кадастровый учет земель лесного фонда: проблемы и решения // Вестник СГУГиТ (Сибирского государственного университета геосистем и технологий). 2012. № 17-1. С. 88—93.
  • [3] Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации : сайт. URL: http://www. cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 10.05.2017). 2 Овчинникова Н. Г., Шумкова Е. С. Ответственность кадастрового инженера в сфере земельно-имущественных отношений // Экономика и экология территориальных образований. 2015. № 3. С. 36—38; Батурина Н. И. Ответственность за нарушение земельного законодательства: современное состояние и перспективы // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. №4(35). С. 32—36.
  • [4] Крупным ущербом признается ущерб в сумме, превышающей два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным — девять миллионов рублей. 2 Постановление Верховного Суда Рос. Федерации от 14 февр. 2012 г. № 18-АД12-1 // Судебные и нормативные акты РФ : сайт. URL: http:// su-dact.ru (дата обращения: 15.04.2017).
  • [5] Постановление Верховного суда Республики Татарстан от 16 февр. 2016 г. № 4а-2124м/2016//Там же.
  • [6] Постановление Самар, обл. суда от 2 авг. 2013 г. №4а-541/2013 // Там же.
  • [7] Решение Алексеев, район, суда Республики Татарстан от 5 мая 2016 г. по делу № 12-40/2016 // Там же.
  • [8] Решение Свердлов, обл. суда от 15 нояб. 2016 г. №72-1635/2016 // Там же. 2 Постановление Примор. краевого суда от 31 окт. 2014 г. № 4а-854 // Там же ; Решение Шебекин. район, суда Белгород, обл. от 13 авг. 2014 г. № 12-66/2014 // Там же.
  • [9] Постановление Орлов, обл. суда от 11 марта 2015 г. по делу № 4-А-35/2015 //Там же.
  • [10] Решение Совет, район, суда г. Казани Республики Татарстан от 12 окт. 2015 г. по делу № 12-1180/2015 // Там же. 2 Решение Владимир, обл. суда от 30 июня 2016 г. № 4а-161/2016 // Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >