Ответственность за преступления в сфере незаконного оборота имущества, приобретенного преступным путем, в уголовном законодательстве других государств

В уголовном праве зарубежных государств существенное внимание уделяется преступлениям, состоящим в заранее не обещанном укрывательстве имущества, приобретенного преступным путем. Оборот имущества, приобретенного преступным путем, длительное время постоянно увеличивается в объемах, препятствуя достижению целей правосудия и нормальному развитию экономики страны[1].

Заранее не обещанное укрывательство имущества, приобретенного преступным путем, существует в простой форме — заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо для виновного приобретенного преступным путем, и в более сложной — легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем.

В уголовном праве зарубежных государств нет единства по вопросу об объекте заранее не обещанных приобретения или сбыта имущества, приобретенного преступным путем. Уголовные законодательства зарубежных государств в этом смысле условно можно распределить по нескольким основным группам.

К первой группе следует отнести законодательства государств, где объектом рассматриваемого преступления выступают общественные отношения в сфере осуществления правосудия.

Так, объектом укрывательства по уголовному праву Германии являются, как и приобретения имущества, добытого преступным путем, отношения восстановления законности, т. е. правоотношения в сфере правосудия. Ответственность за имущественное укрывательство в УК Франции предусмотрена ст. 321-1 отдела I «Об укрывательстве» главы I «Об укрывательстве и преступных деяниях, тождественных укрывательству или сходных с ним» раздела II «О прочих имущественных посягательствах» книги третьей «Об имущественных преступлениях и проступках».

В УК Болгарии (ст. 296) приобретение и сбыт имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, признаются

преступлением против правосудия. По уголовному законодательству Болгарии преследуется одновременно укрывательство вещей, добытых при совершении основного преступления, и их приобретение или сбыт[2].

Ко второй группе относятся УК Австрии (§ 164), УК Швейцарии (ст. 160), УК Грузии (ст. 186), УК Киргизии (ст. 177), УК Кореи (ст. 362), УК Польши (ст.ст. 292, 293), УК Таджикистана (ст. 254), УК Турции (ст. 512), а также уголовное законодательство Италии и Сан-Марино. Здесь объектом исследуемого преступления выступают общественные отношения собственности.

Третью группу образуют законодательства государств, где объектом рассматриваемого преступления служат общественные отношения в сфере экономической деятельности. К ним относятся УК Армении (ст. 216), УК Республики Беларусь (ст. 236), УК Дании (§ 284).

В уголовных законодательствах четвертой группы объектом заранее не обещанных приобретения или сбыта имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, признаются общественные отношения в сфере общественного порядка и общественной безопасности. Сюда относится, например, законодательство Эстонии34.

Кроме того, в уголовном законодательстве таких государств, как Голландия (ст. 416 УК)35, Бельгия (ст. 505 УК)[3] , Израиль (ст. 411 Закона об уголовном праве Израиля), предусмотрена отдельная глава, в которой расположены статьи об ответственности за незаконный оборот преступно добытого имущества. В УК Испании ответственность за оборот имущества, заведомо добытого преступным путем, предусмотрена в главе XIV «О хранении краденого и аналогичных преступлениях», ст. 298—300. По этой причине мы не согласны с мнением О. Н. Крапивиной о том, что объектом рассматриваемого преступления по УК Испании выступает собственность.

Таким образом, из анализа уголовного законодательства зарубежных государств видно, что наиболее распространенным в уголовном праве зарубежных государств является признание объектом исследуемого преступления общественных отношений по поводу собственности.

По нашему мнению, собственность нельзя признавать объектом данного преступления, так как при совершении преступления страдают прежде всего общественные отношения в части восстановления справедливости, реализации принципа неотвратимости ответственности.

Отношения собственности при совершении заранее не обещанных приобретения или сбыта имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, уже не страдают. Им был причинен ущерб при совершении основного преступления, которое может быть любым, а не только преступлением против собственности.

По этой причине мы поддерживаем мнение законодателя Германии и других государств, оценивающих данное преступление как самостоятельный вид заранее не обещанного укрывательства преступления.

При исследовании объективной стороны составов преступлений, представляющих собой незаконный оборот преступно приобретенного имущества, нами было выяснено, что в уголовном законодательстве зарубежных государств не приводится определение преступления, нет и единообразного описания способов совершения преступления.

Например, ст. 321-1 УК Франции определяет укрывательство имущества, добытого преступным путем, как деяние, выразившееся в сокрытии, хранении или передаче какой-либо вещи или оказании посреднических услуг с целью ее передачи, если известно, что такая вещь получена в результате совершения какого-либо преступления или проступка. Укрывательством равно считается деяние, выразившееся в любом использовании полученного от какого-либо преступления или проступка в случае, когда известно его происхождение.

В немецком универсальном словаре под приобретением имущества, добытого преступным путем, понимается преступление, состоящее в деянии, пригодном для того, чтобы приобретенную в результате совершения преступления вещь укрыть, приобрести для собственного пользования, сбыть ее или способствовать сбыту[4].

В части 1 ст. 160 УК Швейцарии способами совершения данного преступления признаются: приобретение, принятие в дар, в залог, утаивание или помощь в отчуждении вещи, полученной в результате совершения преступного деяния, направленного против имущества, о котором знает или должен знать виновный.

Основными преступлениями для применения законодательства об ответственности за приобретение и сбыт имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, в законода-

тельстве зарубежных государств являются по большей части имущественные преступления. В соответствии со ст. 175 УК РФ основным может выступать любое преступление, в результате совершения которого приобретается имущество.

Поскольку одним из основных свойств прикосновенности к преступлению служит вторичность ее общественной опасности по отношению к общественной опасности основного преступления, то при решении вопроса о свойствах основного преступления приоритет отдается его общественной опасности, а не противоправности.

Однако в законодательстве некоторых зарубежных государств основными преступлениями могут признаваться также общественно опасные деяния без признаков состава преступления.

Например, ст. 300 УК Испании применяется, даже если исполнитель или соучастник деяния, посредством которого было добыто используемое имущество, не несет ответственности или лично освобожден от наказания.

В. И. Морозов и Л. А. Сорока считают, что «в Германии ответственность за приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, установлена в § 259 УК. Здесь уголовно наказуемое приобретение также будет в наличии, и если лицо, совершившее предшествующее преступление, не наказывается (малолетний или невменяемый)»[5].

В § 317 УК Норвегии указано, что «приобретение краденого имеет место даже тогда, когда некого наказывать за преступление ввиду невменяемости или недостижения возраста уголовной ответственности в соответствии с § 44 и § 46».

Заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, в соответствии с уголовным законодательством зарубежных государств могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности.

В большинстве изученных нами уголовных кодексов заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем, совершаются умышленно.

Исключением являются Уголовное законодательство Норвегии (§ 317)[6], УК Бельгии (ст. 505), УК Голландии (ст. 417bis), УК Польши (§ 1 ст. 292), УК Болгарии (ст. 215), Закон об уголовном праве Израиля (ст. 413), согласно которым уголовная ответственность за приобретение или сбыт имущества, приобретенного преступным путем, может наступать и при неосторожности. Обязательным элементом неосторожности в таких случаях выступает обязанность осознания преступного происхождения имущества.

Субъектом заранее не обещанных приобретения или сбыта имущества, приобретенного преступным путем, в уголовном праве других государств выступает лицо, не участвовавшее в совершении основного преступления. Исключение составляет лишь уголовное законодательство Германии, где в соответствии с § 259 УК субъектом исследуемого преступления может быть подстрекатель или пособник основного преступления.

Как уже было сказано, способом заранее не обещанного укрывательства, имеющим самостоятельное уголовно-правовое значение, является легализация (отмывание) имущества, приобретенного преступным путем. Данное преступление представляет в настоящее время очень большую опасность для экономического развития целых регионов, служит финансовой основой для существования преступных сообществ (преступных организаций) и террористических организаций.

Эксперты МВФ оценивают суммарный объем отмываемых преступных доходов в 2—5 % от мирового ВВП, что составляет 0,6 до 1,5 трлн дол. в год.

В науке уголовного права как России, так и зарубежных государств не решен до настоящего времени вопрос, признавать легализацию (отмывание) самостоятельным преступлением или видом заранее не обещанного укрывательства, имеющим самостоятельное уголовно-правовое значение.

В законодательстве некоторых зарубежных государств статьи, предусматривающие ответственность за заранее не обещанное укрывательство преступления, расположены в одних главах со статьями, предусматривающими ответственность за легализацию имущества, добытого преступным путем. Например, в УК Швей-

царии ст. 305 предусматривает ответственность за заранее не обещанное укрывательство, а ст. 305bis — за легализацию (отмывание) денежных средств.

В УК Испании уголовная ответственность за легализацию и приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, предусмотрена в одной статье (ст. 301).

В большинстве изученных нами уголовных кодексов иностранных государств наблюдается некоторое различие в уголовно-правовой оценке данных преступлений. Так, по УК Республики Беларусь (ст. 236) ответственность наступает за заранее не обещанные приобретение, хранение или сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем, при отсутствии признаков легализации.

В соответствии со ст. 324-1 УК Франции легализация (отмывание) представляет собой деяние, выразившееся в облегчении любым способом ложного обоснования источника происхождения имущества или доходов исполнителя какого-либо преступления или проступка, обеспечивающего ему прямую или косвенную выгоду. Отмыванием равно является деяние, выразившееся в оказании содействия какой-либо операции по размещению, сокрытию или конверсии того, что прямо или косвенно получено в результате совершения какого-либо преступления или проступка.

Из этого определения видно, что легализация французским законодателем признается способом заранее не обещанного укрывательства, имеющим самостоятельное уголовно-правовое значение. Кроме того, согласно ст. 324-3 УК Франции наказание в виде штрафа, указанное в ст.ст. 324-1 и 324-2 УК Франции, может быть увеличено до половины стоимости легализуемого имущества или денежных средств.

В Модельном уголовном кодексе для государств — участников Сотружества Независимых Государств (ст. 258) легализация доходов, полученных противозаконным путем, определяется как сокрытие или искажение незаконных источников и природы происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности денежных средств или иного имущества либо прав на имущество, заведомо полученных незаконным путем, а равно использование таких денежных средств или иного имущества для занятия предпринимательской или иной экономической деятельностью[7]. В настоящее время в большинстве государств — участников СНГ уголовное законодательство содержит подобное определение легализации (отмывания) денежных средств.

Так, ст. 243 УК Республики Узбекистан легализацией доходов, полученных от преступной деятельности, признается перевод, превращение или обмен собственности, а равно сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности или ее принадлежности, если такая собственность получена в результате преступной деятельности.

Единого понятия имущества, полученного преступным путем, в законодательстве других государств нет. Например, в американском законодательстве под незаконными доходами понимаются доходы, полученные от совершения преступлений, связанных с наркотиками, фальшивомонетничеством, контрабандой, банковскими мошенническими операциями, банковскими или почтовыми ограблениями и кражами, шантажем и др. Аналогична сфера применения соответствующих норм в Италии, Австрии, в то время как в законодательстве Великобритании, Франции, Канады, Люксембурга под незаконными доходами понимаются доходы, полученные от преступлений, связанных только с наркотиками.

Основными преступлениями для легализации по УК ФРГ являются все преступления, в результате которых может быть получен доход. Это в основном имущественные и должностные преступления. Некоторую особенность представляет собой упоминание об отмывании денежных средств, где основным преступлением служит приобретение имущества, добытого преступным путем (§ 259 УК ФРГ). Здесь, по сути, наказуемо укрывательство доходов, полученных от укрывательства имущества, добытого преступным путем.

Легализация имущества, приобретенного преступным путем, по УК Германии может быть совершена как умышленно, так и по неосторожности. В иных изученных нами уголовных кодексах легализация считается лишь умышленным преступлением.

По сведениям о национальном контроле над финансовым оборотом (данные International Narcotics Control Strategy Report (march 1998) USA), из 167 исследованных государств (за исключением России) лишь в 61 государстве присутствует законодательство, направленное на борьбу с отмыванием денег, и в законодательстве 60 государств присутствует положение, обязывающее банки регистрировать крупные финансовые сделки[8].

Несмотря на то что общественная опасность заранее не обещанного укрывательства преступлений обусловлена общественной опасностью основного преступления, наказуемость этого преступления строго не зависит от наказуемости основного преступления. Лишь в некоторых государствах наблюдается такая зависимость. Например, в соответствии с УК Испании наказание за оборот имущества, добытого преступным путем, ни в коем случае не может быть строже, чем за основное преступление.

Такое же правило установлено в УК Франции. В соответствии со ст. 321-3 УК Франции наказания в виде штрафа, предусмотренного ст.ст. 321-1 и 321-2 УК Франции, могут составлять до половины стоимости укрываемого имущества.

В некоторых уголовных кодексах зарубежных государств установлена ответственность за преступление, сходное с составом преступления, предусмотренного ст. 191.1 УК РФ. Например, в ст. 332 УК Испании установлена ответственность тех, кто сорвет, срубит, сожжет, вырвет, соберет или осуществит незаконную торговлю любым видом или подвидом растений, угрожаемым или размножающимся.

В УК КНР установлена ответственность за незаконную покупку в лесных районах заведомо тайно вырубленного леса с целью извлечения выгоды.

  • [1] Черных А. В. Соучастие по английскому уголовному праву : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1986. С. 2. 2 Schmidt R., Seidel S. Strafgesetzbuch: Besonderer Teil I Klausuraufbauorientierte Examensvorbereitung im Strafrecht. 3 iiberarbeite Auflage. Bremen, 1999. S. 163. 3 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Франции / пер. Н. Е. Крыловой. СПб., 2002.
  • [2] Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Болгария / пер. Д. В. Милушева, А. И. Лукашова. СПб., 2001. 2 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Австрии / пер. Л. С. Вихровой. СПб., 2004. 3 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Швейцарии / пер. А. В. Серебренниковой. М., 2000. 4 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Грузии / пер. И. Мериджанашвили. СПб., 2002. 5 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Кыргызской Республики. СПб., 2002. 6 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Корея / пер. В. В. Верхоляка. СПб., 2004. 7 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Польша / пер. Д. А. Барилович. СПб., 2001. 8 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Таджикистан / науч. ред. и предисл. А. В. Федорова. СПб., 2001. 9 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Турции / науч. ред. и пер. Н. Сафарова, X. Бабаева. СПб., 2003. 10 Крапивина О. Н. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем: сравнительно-правовое, уголовно-правовое, уголовнополитическое и криминологическое исследование : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 12. 11 1 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Армения / пер. Р. 3. Авакяна. СПб., 2001. 12 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001. 13 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Дании / пер. С. С. Беляева, А. Н. Рычсвой. СПб., 2001.
  • [3] 34 Репина Н. В. Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства о приобретении или сбыте имущества, добытого заведомо преступным путем // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2007. № 2. С. 146—148. 2 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Голландии / пер. И. В. Мироновой. 2-е изд. СПб., 2001. 3 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Бельгии / пер. Г. И. Мач-ковского. СПб., 2004. 4 7 Здесь и далее приводится по: Закон об уголовном праве Израиля / пер. М. Дорфман. СПб., 2005. 5 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Испании / пер. В. П. Зыряновой, Л. Г. Шнайдер. М., 1998. 6 Крапивина О. Н. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем: сравнительно-правовое ... С. 12.
  • [4] Deutsches Universal Wortebuch. 2, vollig neu bearbeitete und stark erweiterte Auflage. Mancheim-Leipzig-Wien-Zurich, 1989. S. 678.
  • [5] Морозов В. И., Сорока Л. А. Уголовная ответственность за заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо для виновного добытого преступным путем : монография. Тюмень, 2011. С. 25. 2 Уголовное законодательство Норвегии / пер. А. В. Жменя. СПб., 2003. С. 255.
  • [6] Там же. 2 Приводится по: Саруханян В. О. Международно-правовые средства борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 4.
  • [7] Модельный уголовный кодекс для государств — участников СНГ : одобрен 17 февр. 1996 г. // Известия вузов. Правоведение. 1996. № 1. С. 137. 2 Здесь и далее приводится по: Уголовный кодекс Республики Узбекистан. СПб., 2001. 3 Ларичев В. Д. Сравнительный анализ российского уголовного законодательства об отмывании незаконных доходов с соответствующим зарубежным законодательством // Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем : сб. ст. М., 1999. С. 32.
  • [8] Борьба с отмыванием денег от индустрии наркобизнеса в странах Содружества / Б. С. Болотский [и др.]. М., 2001. С. 227—231. 2 Ахметшин X. М., Ахметшин Н. X., Петухов А. А. Современное уголовное законодательство КНР. М., 2000. С. 375.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >