Бременская советская социалистическая республика (10 января - 4 февраля 1919 г.)

Провозглашение и первые шаги БСР

Приготовления к провозглашению советской республики производились лишь в узком кругу коммунистических функционеров Бремена. Не ставя в целом в известность солдатский совет1, им удалось добиться нейтрализации бременского гарнизона, что являлось решающим предварительным условием для выполнения их плана. По тревоге были подняты оба рабочих батальона для придания военной поддержки назначенной на пятницу демонстрации.

Примерно в 16 часов 10 января 1919 г. рабочие двинулись из пролетарских кварталов Грёпелингена, Вольтмерхаузена, Хаштедта и других с красными флагами и плакатами во внутренний город на торговую площадь[1] . Три оркестра играли не только революционные мелодии, Марсельезу, Интернационал, но и дерзкое «Ах, мой милый Августин», музыку из оперетт. В колоннах несли плакаты с надписями:

Долой сенат и бюргершафт!

Да здравствует социалистическая республика!

Да здравствует пролетарская диктатура!

Долой правительство Эберта-Шейдемана!

Да здравствует Либкнехт!

Долой профсоюзных бонз!

Да здравствует пролетарская революция!

Долой аккордную работу!

Да здравствует международный пролетариат!

Около 16 ч 45 мин рыночная площадь наполнилась массами. Собралось не менее 30 тысяч человек.1 Здесь были рабочие и работницы помимо Хаштедта и Хемелингена с восточных окраин города, Валле из западной части, из южных пригородов и Фельдмарка[2] . На лестнице биржи и в других местах площади были расставлены лёгкие и тяжёлые пулемёты.

К собравшимся с балкона ратуши обратились с речами активисты КПГ Карл Иёрн и Карл Штуке, глава солдатского совета Бернгард Экс, «независимей» Адам Фразункевич и др. Вслед за ними руководитель «Молодой гвардии» Конрад Браукмюллер перед кафедральным собором призвал социалистическую молодёжь к сотрудничеству за установление пролетарской диктатуры.

Особо надо выделить выступление Карла Иёрна. Оперативно получив информацию, что накануне признанного лидера бременских коммунистов Иоганна Книфа положили в больницу, оратор от его имени с балюстрады ратуши озвучил опубликованные накануне в «Коммунисте» требования о смене буржуазных властей в городе, а от себя к восторгу толпы добавил, что «сенат только что выгнали к чёрту». На возглас из толпы о немедленной передаче предприятий народу Иёрн пообещал, что новое правительство займётся социализацией частной собственности. Так прекрасный солнечный день фактически явил рабочим окраинам Бремена уличного лидера коммунистов, чей мягкий увещевающий голос легко ложился на душу измученных военными тяготами людей.

Собравшиеся у ратуши, где как раз заседал комитет действия из девяти человек, направили делегацию с требованиями немедленного, окончательного упразднения сената; назначения народных комиссариатов; исключения социалистов большинства из совета рабочих; полного проведения вооружения рабочих, а также разоружения без остатка буржуазии.

В половине восьмого вечера после короткого обсуждения пленум рабочесолдатского совета голосами коммунистов (75 депутатов) и «независимцев» (74 депутата) решил провозгласить город Бремен и подчинённые ему территории советской социалистической республикой. После этого от имени комитета действия на площади перед демонстрантами выступил лидер бременских «независимцев» А. Фразункевич. После двухдневного ареста белогвардейцами в Берлине он находился в самом решительном настроении, развил бурную деятельность, превратился в страстного оратора, зажигающего массы энергией и волей к борьбе. Он словно вырос и избавился от природного физического недостатка - горбатости1, когда произносил главную речь в своей жизни:

«Бременские пролетарии продемонстрировали и выразили, что с сегодняшнего дня в Бремене создана коммунистическая республика. Бременские пролетарии сегодня свободны от закона военного времени, они упразднили сенат и на его место поставили совет народных уполномоченных. Совет берёт в свои собственные руки правительственные полномочия сената...

Бременские рабочие сегодня объявляют советскую систему единственной приемлемой для пролетариев формой правительства. Кто против этого, тот враг пролетариев...»[3] .

Произнесённые с балкона ратуши слова были встречены бурной овацией собравшихся, после чего был зачитан манифест, провозгласивший социалистическую республику Бремен. Этот ёмкий исторический документ, прозвучавший на весь мир, мы считаем необходимым привести целиком.

«Жители Бремена! Решение принято!

Чтобы порвать с самоубийственным капиталистическим хозяйственным порядком, трудящийся народ Бремена, революционный пролетариат взял свою судьбу в собственные руки!

В Бремене объявлено чрезвычайное положение!

Вся хозяйственная и политическая власть находится в руках пролетарского народного правительства.

Бремен - самостоятельная социалистическая республика! Сенат низложен!

iinwiher Brcmens!

bit f ntfaridung iff jjtfaUcn! Um ni

Ueber Bremen 1st das Standredit verhangtl M« Hwmte wirtscUfWdM und pailtlsch* Nacht Hart in dan HMm der jtrolatarischen Voiksrerieruag.

Brrmrn ift cine fdbfldnirigr iojialiftildie Hepublif.

Der Senat 1st abgesetzt!

діл iwi Dvnl we iDflnni Of пни .нет. cacgn uno ігупс дані до івпппссгя імпп bb5имкШ.да 11. Jaw till.Wbaattov 5 Mk V maОДм OwMta. Mod) Mdrtn Тгпяія in миНяиЫetn ВгТц voa Vaflen belroflenen JJerfanra orrlallm bem Stanbrc^lt

ОПя »И|»ІПІП|І ям 1>ЫЦИ.

DiebstaM, Raub, Pliinderung

ІШ0 ixtcitujnl ЩЯ W Ю]ШІІ|ипде ФСМтфЩІ!

Jn їмйЬшц ВетЬгсфеп brttoffftK JJetfown iwtten іоіоп mu*o|ifn.

JeJrgMOTrmlutiQnlri hnuch wire *h Htch-vemt nit lofortittffl ErtchiesMti oeahndet "Tr ' "“'тугу1!! У ТТ'їДЬУ.УгЦ,

3tn Mtreflr Ort бПепПіфеті Sidjcrfodt roirt dir Bolijdftun&r aotUluflfl auf 9 Uf)t abend* fanf non Wein und Spidtuofen oerboten!

Binrootjner firemens! “

H’tX'enen ЯіШиціі мм * Mt SkjnfcJt „„ n.niiinalrit- Мм HI Mr Mt ИрМІЩІМл МгПіМІмгМшч rMrtt. Mr Hr •rWolMII

1П Rat Det BollslommiOstictL

Всё имеющееся у горожан и офицеров оружие необходимо сдать в новую ратушу до 5 часов вечера субботы 11 января 1919 г. После этого срока уличённые в недозволенном обладании оружием лица переводятся на чрезвычайное положение! Все знаки различия немедленно отменяются. Воровство, грабёж и мародёрство - преступление против социалистического

общества! Уличённые в этом преступлении лица немедленно расстреливаются! Всякая

контрреволюционная попытка

является государственной изменой

Прокламация Бременского советского правительства от 10 января 1919 г.

и карается немедленным расстрелом. В интересах общественной безопасности временно устанавливается с 9 вечера комендантский час и запрещается торговля вином и спиртными напитками!

Жители Бремена! Все принятые меры служат защите общества. Позаботьтесь сами для проведения данных мер, тогда станет невозможной гражданская война, будет обеспечено введение социалистического хозяйственного строя, гарантировано в целом общее благо.

Бремен, 10 января 1919 г. Совет народных комиссаров»1.

Таким образом, на территории Германии в пользующемся с раннего Средневековья правами автономии городе не только была провозглашена первая реальная советская социалистическая республика, но и возглавил её по российскому образцу Совет народных комиссаров. Больше на немецкой земле в этот период подобного прецедента не было[4] .

Под бурные возгласы рабочих было объявлено, что за многочисленные фальсификации на выборах члены СДПГ исключаются из совета рабочих и замещаются представителями НСДПГ и КПГ по 30 от каждой. Ещё вечером 10 января в зале конвентов биржи А. Генке объявил об учреждении совета народных уполномоченных из новых девяти человек как преемников сената: по три члена НСДПГ, коммуниста и солдатского совета. С учётом военнослужащих НСДПГ представляли Генке, Фразункевич, Кайзер, Ритшель и Дреттман; КПГ - Книф, Даннат, Яннак и Боймер. Книф был избран в его отсутствие в надежде на скорое выздоровление. Сопредседателями СНУ Бремена стали Генке и Фразункевич. Совет народных уполномоченных был ещё радикальнее, чем совет рабочих и солдат, которому он был подотчётен.

Наряду с советом народных уполномоченных был введён исполнительный совет, состоявший из девяти руководителей народных комиссариатов (по делам школ и образования, полиции и суда, продовольствия, финансов, социального обеспечения, труда и производства, строительства и жилья, судоходства и транспорта, прессы и пропаганды) и по три представителя НСДПГ и КПГ, в совокупности девять независимых и шесть коммунистов.

Состав народных комиссариатов был определён следующим образом:

1. Народный комиссариат по делам школ и образования.

Руководитель: Герман Бёзе. Советники: Генрих Эйльдерман, Клавиттер.

  • 2. Народный комиссариат по делам полиции и судебному производству. Руководитель: Герольд. Советники: Дюэ, Беккер.
  • 3. Народный комиссариат по делам продовольственного обеспечения. Руководитель: Фёгединг. Советники: Клима, Грабовски.
  • 4. Народный комиссариат по делам финансов и страхования. Руководитель: Эртингер. Советники: Август Хагедорн, Фритц.
  • 5. Народный комиссариат по делам социального обеспечения. Руководитель: Керрис. Советники: Йёрн, Кульрих.
  • 6. Народный комиссариат по делам труда и производства.

Руководитель: Радцун. Советники: Зоммер, Озерман, Мантей.

7. Народный комиссариат по делам строительства и жилья.

Руководитель: Штаркер. Советники: Гётц, Хойер.

  • 8. Народный комиссариат по делам судоходства и транспорта. Руководитель: Шааре. Советники: Дидрихс, Шапер.
  • 9. Народный комиссариат по делам печати и пропаганды.

Руководитель: Альфред Фауст. Советники: Штёрмер, Виллеме.

В отличие от Совета народных уполномоченных, где коммунисты за счёт «независимцев» Фразункевича и Кайзера часто оказывались при голосовании

1

Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrats in Bremen. 1919.10 Januar. S. 2 - 3.; Die Bremer Linksradikalen... S. 43.

в большинстве, ситуация в Совнаркоме была обратной. Среди руководителей комиссариатов половина была коммунистами, но они часто присоединялись к НСДПГ, ибо не обладали соответствующими специалистами1.

Пока на торговой площади Бремена шёл массовый митинг и произносились зажигательные речи, в здании ратуши сенаторская часть 12-членного комитета действия терпеливо дожидалась революционную половину. Появившись «на короткое время», независимый социал-демократ Фразункевич с двумя сопровождающими показал присутствующим «красный плакат» с объявлением создания социалистической республики и сообщил сенаторам, «что они упразднены». Несколько минут спустя в комнату вошёл Экс и пригрозил, если что-нибудь случится с арестованными в Дельменхорсте партийными товарищами (речь шла о задержанных военными сторонников КПГ - Н.Ф.), то сенаторы «будут поставлены к стенке». Так шесть представителей старой власти вольного ганзейского города до выяснения инцидента оказались на несколько часов в качестве заложников[5] .

Напуганные случившимся прецедентом и грозными заявлениями радикалов в новой советской власти наиболее подверженные опасности бременские буржуа на некоторое время покинули город. Среди них оказались сенаторы Спитта, Апельт, военные - полковник Энгельбрехт и майор Каспари. Если последние скоро перебрались в ставку будущих контрреволюционеров -Ферден, то сенаторы неделю скрывались в деревушке Обернойланд (предместье Бремена) у изготовительницы народных промыслов А. Папендик. Поддерживая связь через сыновей-гимназистов Спитты, они быстро поняли, что никто их даже арестовывать не собирается, потому вернулись в город и 19 января участвовали в выборах в Национальное собрание Германии.

Бременский совет рабочих депутатов понимал, что обеспечить длительную победу в городе и области будет невозможно, если весь

германский пролетариат не поднимется на борьбу против буржуазии и её агентов в правительстве. Поэтому 10 января совнарком отправил две телеграммы: одну - в Берлин, другую - всем советам рабочих и солдатских депутатов Германии.

В первой телеграмме под заголовком «Нашим борцам за социализм в Берлине!» совет народных комиссаров писал: «Нашим товарищам по классу, ведущим неслыханную борьбу против правительства Эберта - Шейдемана, наш братский привет и проявление симпатии! Бременский пролетариат сегодня, 10

|<Ч«аа>---- .? St trMta «V10 I0/S5 1 . * *" ' *r. ?

-- w________

н ИІ и oenia UK sin неп имг и'.іег ііи імам tUMt ttrtnittMsi srsasrsnts gia was їв utntn :«m»n sit . ttwiw «ad sonata* ws arnaan tetri aeaeiaenna .

aoaae aur . tart «миг н tariaswa • )X8il|tni etnao:

января, взял свою судьбу в собственные руки, создав своё собственное рабочее народное правительство и готов бороться вместе с берлинскими товарищами по классу против всех эксплуататоров.. .»1.

Солдатский совет от своего имени отправил телеграмму имперскому правительству

с требованием его отставки

(cm. рисунок).[6]

Во второй телеграмме говорилось: «Ко всем рабочим и солдатским советам Германии! Бременский пролетариат, возмущённый кровавым режимом, заключившим союз с эксплуататорами правительством Эберта, сегодня, 10 января 1919 г. отказался оттого общества с кровавым террором буржуазии, который проявился в Берлине в борьбе против пролетариата. Бременский пролетариат передал свою судьбу в руки собственного пролетарского народного правительства. Бременский пролетариат призывает местные советы рабочих и солдатских депутатов присоединяться к нему в борьбе против кровавого режима буржуазии».

По настоянию коммунистов в этот знаменательный день была отправлена и третья телеграмма. Посланная по телеграфной связи в Москву, она выражала солидарность с русским советским правительством и высказывала пожелание победы пролетарской революции в обеих странах*.

История этой телеграммы до настоящего времени сохраняет интригу. Дело в том, что точный текст её не сохранился. Живой свидетель эйфорической манифестации на рыночной площади Бремена Клеменс Кунис примерно в 1964 г. рассказал П. Кукуку, какую радость местных коммунистических функционеров вызвал даже искажённый ответ из России на посланную телеграмму[7] .

Не прояснён до конца и вопрос контактов К. Радека с товарищами по бременской юности, хотя известно, что после нелегального приезда в Германию в конце 1918 г. он обзавёлся неким документом, выданным за подписью руководителей местного совета. По крайней мере А. Фразункевич на одном из заседаний исполнительного совета БСР интересовался у комиссара по продовольственному обеспечению Фёгединга, нельзя ли ганзейскому городу заручиться поддержкой Советской России в прорыве блокады имперского центра.

Демонстрация рабочих 10 января завершилась шествием под музыку до дома профсоюзов, который заняли, а реформистским профбоссам порекомендовали обратиться на биржу труда. Профсоюзная касса была конфискована в пользу советской республики. Чтобы не создавалось впечатление грандиозности произошедшего вокруг дома профсоюзов, нужно отметить, что от своих должностей освобождено было всего несколько функционеров во главе с председателем «Немецкого союза табачных рабочих» социал-демократом Дайхманом.

Новая власть в Дельменхорсте установилась ещё 8 января, а 11 января -в окрестностях Бремена Вегезаке и Блюментале1.

Так в многовековой истории вольного ганзейского Бремена был произведён ещё один уникальный эксперимент в городском самоуправлении -учреждена советская социалистическая республика. Рождённая на эмоциональной волне, не пролившая ни капли крови, при невмешательстве военных властей, она стала совместным успехом КПГ и левой части НСДПГ. Правда, главный специалист по истории советов в Ноябрьской революции Германии Э. Кольб иронично заметил, что «передача власти 10 января 1919 г. была единственным событием в трёхнедельной истории советской республики Бремен, которое прошло беспрепятственно»[8] .

Если после 14 ноября 1918 г. в Бремене было устранено политическое двоевластие, но сохранялось экономическое, то 10 января 1919 г. и оно устранилось в пользу единовластия советских органов. При этом подчёркивалось, что провозглашение советской республики представляет переход к диктатуре пролетариата.

Бременская советская республика просуществовала лишь три полных недели; но для реальной и творческой политики времени ей было отведено всего неделя, так как попытка финансового удушения отказом в кредитовании 16 января 1919 г., угроза военной интервенции правительственных войск Носке оставляла коммунарам возможность лишь рефлексивной политики. Бременское советское правительство, таким образом, лишь неделю могло потратить на создание социалистического общества. Столь короткого времени для этого было недостаточно, но обозначить направления своей деятельности везерские революционеры успели.

Как уже выше говорилось, после короткого обсуждения 10 января 1919 г. комитет действия, состоявший к тому времени только из представителей КПГ и НСДПГ, принял следующие решения: полное отрешение сената,

бюргершафта и их комиссий, образование правительства социалистической республики Бремен, удаление социал-демократов из рабочего совета и замещение их членами НСДП и КПГ, дальнейшее вооружение пролетариата и разоружение буржуазии, объявление военного положения, предварительная цензура буржуазной прессы, занятие дома профсоюзов и конфискация кассы. Всё это было зафиксировано на первом заседании совета периода БСР1.

Вечером того же дня городское управление было преобразовано по новой форме. Обязанности высшего законодательного органа остались за СРиС, состоявшим примерно из 200 рабочих и солдат; поскольку перевыборы 6 января были объявлены недействительными, то исполнение депутатских обязанностей продолжили те, кого избрали ещё 6 ноября 1918 г.[9]

Первые же дни существования Бременской советской республики показали, что надежды наследование других городов Германии их примеру сбылись в малой мере. Так, 11 января 1919 г. массовые демонстрации вынудили уйти в отставку городской совет в Вегезаке, а также старые органы управления в Блюментале. В тот же день советская республика была провозглашена в Куксхафене. Хотя Бременская советская республика охватила и дальние предместья города, его жители не успели осознать новые времена и испытывали к ним малую симпатию. Гамбург и Ганновер - более крупные индустриальные города, отстоявшие от Бремена на сотню километров, - по-разному относились к затеянному на Везере эксперименту. Если от Гамбурга, где председателем совета рабочих и солдат был коммунист Лауфенберг, можно было ожидать хотя бы надежду поддержки, то из Ганновера она была минимальна, ибо там крепко держали в руках бразды правления социалисты большинства.

Западнее Бремена, над Восточной Фрисландией господствовал Ольденбург во главе с независимым социал-демократом Кунтом, подозрительно относившимся к агитации бременских коммунистов даже в Дельменхорсте. В Бремерхафене, составной части Бременской области, был свой совет рабочих и солдат, который практически не ощущал влияния ганзейского города1. Лишь от радикального правительства Брауншвейга бременские революционеры могли ожидать более сильных симпатий[10] .

Тем не менее за короткий период своего существования в условиях острой классовой борьбы Бременская советская республика провела ряд законов для улучшения положения трудящихся.

На четырёх заседаниях совета между 10 января и 1 февраля 1919 г. обсуждался законопроект о поддержке безработных. Как уже отмечалось во второй главе, в Бремене ещё 11 ноября 1918 г. с помощью «Социально-политической программы комитета действий по фабричным делам» было осуществлено введение восьмичасового рабочего дня и посредничество в устройстве на работу, по которому работодатели были обязаны информировать государственную инстанцию о свободных вакансиях. Раньше это посредничество осуществляло большое число организаций. Это имело особое значение для бременской биржи труда над объединёнными корпорациями работодателей. Впрочем, это было сделано специально для установления рамок потенциальных волнений ищущих работу, не допуская их организованности.

Фронт выкидывал всё новые и новые массы людей: с 7 декабря 1918 г. по 8 января 1919 г. число безработных увеличилось с 1583 до 9476 человек. За неполный месяц существования БСР удалось найти тысячу рабочих мест. Когда Бременский совет и совнарком увеличили помощь безработным на 40 %, доведя её до миллиона марок, городская буржуазия пришла в крайнее

негодование по поводу такой «растраты» денег и высокой ставки помощи вернувшимся с войны фронтовикам1.

Народный комиссариат по делам продовольственного обеспечения установил твёрдые цены на хлеб, масло, сахар, утвердил нормы выдачи по карточкам хлеба, муки, картофеля, мяса, жиров и т.д.[11] Чтобы справедливее распределять скудные запасы продовольствия, пресекалась деятельность посредников, жёстко штрафовались спекулянты. Советское правительство предпринимало также усилия для предоставления жилья особо нуждающимся.

15 января работники местного транспорта потребовали повышения заработной платы, восстановления минимума ежемесячной оплаты труда мужчинам в 360 марок, женщинам - 300 марок. Когда дирекция отказала им, то была объявлена забастовка, а в ратушу прибыла делегация транспортников. Совнарком провёл переговоры с дирекций и добился выполнения требований бастующих.

Данный пример побудил советское правительство Бремена разработать чрезвычайно важную реформу, провести которую помешало вторжение фрейкора. Дороговизна жизни в Германии достигла того, что в Бремене семья из 6 человек должна была для покрытия самых необходимых потребностей тратить 4800 марок ежегодно. Советское правительство провело новую тарифную сетку. Были выведены такие категории:

«группа 1 (прежде класс 1 - 11, 1450 - 3000 марок) прожиточный минимум 4800 в год;

группа 2 (прежде 12 - 20, 2100 - 5500 марок) прожиточный минимум 5400 марок в год;

группа 3 (прежде 21 - 31, 3600 - 13500 марок), прожиточный минимум 6000 марок в год.

Высший оклад не мог превышать 9000 марок ежегодно1. Из этого следует, что высокие доходы срезались в пользу низших категорий трудящихся. Естественно, что подобная тарифная сетка вызывала также негодование со стороны буржуазии.

За короткий период существования БСР населению города более всего запомнились преобразования в сфере просвещения. Коммунист Герман Бёзе в качестве народного комиссара советской республики вместе со своим заместителем очень интенсивно опекали своё направление, выступая с мнением, что все участники образовательного процесса должны иметь равные права. Это должно касаться и учащихся. Будучи преподавателем музыки, Г. Бёзе ещё в 1904 г. организовал в промышленном городе большой хор рабочих. Одним из первых распоряжений народного комиссара по делам общего и школьного образования Бременской советской республики стал запрет преподавания в школах закона божьего. Бурные дебаты в городе вызвало и решение, по которому вводился предмет «Библейская история» на общехристианской основе в земле Бремен.

Среди прочего в школах воспрещалась героизация войны и Гогенцоллернов, библиотеки очищались от шовинистической литературы, восстанавливались в должностях уволенные ранее прогрессивные учителя. «Ни одному учителю периода советской республики не будет позволено пропагандировать войну и шовинизм на школьных занятиях», - провозглашал Вильгельм Эйльдерман[12] .

Его однофамилец, автор рабочего гимна «Навстречу красному рассвету» Генрих Эйльдерман накануне провозглашения БСР писал: «Прежде всего, конечно, следует очистить путь, тормозивший свободное развитие образования, служивший опорой старой политической системы». Школа должна быть направлена на производительный труд, чтобы уметь внедрять «новейшие достижения науки и техники непосредственно в практику». При этом автор

ссылался на опыт Советской России, где «действуют стремительно», чтобы эксплуататорское государство не успело восстановиться1.

При провозглашении советской республики второй её руководитель Адам Фразункевич объявил о предварительной цензуре «буржуазной прессы». Совет народных уполномоченных санкционировал это последующим решением: «Немедленное объявление предварительной цензуры над всеми буржуазными газетами Бремена, контроль за всеми службами информации возложить на уполномоченного совета народных комиссаров»[13] .

Бременцы и в самом деле запомнили тяжёлую руку заместителя наркома по делам печати, члена КПГ Штёрмера. При отказе буржуазной прессы помещать «без всяких условий и комментариев» в редакционной части тексты, посылаемые СНУ или комиссариатом, ставился вопрос о выпуске газеты. Часто они выходили с белыми полосами, а 18 января, в день митингов, посвящённых убийству К. Либкнехта и Р. Люксембург, буржуазным газетам вовсе не дали выйти.

Отметив скромные успехи БСР в социальной сфере, необходимо указать, что на этом организационная энергия новых властителей исчерпалась. Так о деятельности комиссариата, заменившего налоговую и финансовую комиссии сената и должного заниматься решением безнадёжного финансового положения советской республики, ничего не известно. Он не выработал ни решительных мер по новому регулированию, ни представил какие-либо проекты в СРиС.

Столкнувшись с большими финансовыми затруднениями, БСР не национализировала банки, а просила у них займы. 12 января в её распоряжении было 2,5 млн марок. Этой суммы могло хватить на выплату пенсий инвалидам войны, работникам коммунальных предприятий и служб, на содержание рабочих батальонов и оказание помощи безработным только в течение двух недель. Буржуазия знала об этом и пыталась использовать

затруднения Бременского совета, добиваясь его согласия на проведение выборов городского парламента (бюргершафта), то есть восстановления прежней власти.

Основное время на заседаниях совета рабочих и солдат с первых дней уходило на выяснение внутренних противоречий. Поскольку своих специалистов у рабочих и солдат не было, то в городском аппарате управления были сохранены прежние служащие. Они с удивлением внимали бурным дебатам в зале ратуши, но почти никаких реальных документов в виде решений, указов и распоряжений не получали1.

Было очевидно, что между рабочими и солдатами в совете, как и между КПГ и НСДПГ не только сохранились, но и возникли новые противоречия, которые при политическом давлении извне ещё больше усиливались. Становилось ясно, что с провозглашением советской республики вопрос о парламентаризме или советской системе политически и идеологически не был разрешён.

В вопросе, должен ли Бремен участвовать в выборах Национального собрания или нет, новое советское правительство не было единым. Некоторые называли Национальное собрание «смертельным врагом советской республики». Другие признавали, что в рабочем классе имелись демократические традиции и что Бремен в империи был изолирован. Вследствие этого возможны репрессалии извне. 12 января советское правительство 18 голосами против 6 «независимцев»[14] одобрило предложение КПГ запретить проведение выборов в Национальное собрание 19 января 1919 г. на территории города и просило совет рабочих и солдатских депутатов утвердить это решение.

По сути дела уже 13 января, то есть на третий день существования БСР, её судьба была предрешена. Когда радикальный коммунист К. Плетнер предложил без малого двум сотням совета рабочих и солдатских депутатов, собравшихся в ратуше на пленарное заседание не только утвердить решения совнаркома1, но и поддержать от своего имени уже посланную в Берлин телеграмму-ультиматум «расстреливать трёх представителей бременской буржуазии за каждого расстрелянного в столице и других местах Германии»[15] , то руководитель БСР, лидер фракции НСДПГ в СРС А. Генке резко выступил против: «Дело сводится к тому, что маленькая коммунистическая часть населения хочет навязать свою волю всему прочему населению, а также независимой социал-демократии». Перечислив трудности положения (вся Германия окажется против Бремена, город лишится кредита, ввоза угля, продуктов питания и пр.), Генке продолжал: «Для нас рядом с упомянутыми вырастают новые трудности, связанные с поражением спартаковцев в Берлине. Нельзя быть слепым по отношению к подобным вещам. Если разбили берлинских спартаковцев, выступят против них и во всём государстве». В заключение бывший депутат рейхстага сделал вывод, что «советская республика может устоять только в случае выборов в Национальное собрание», при этом он ссылался на то, что за участие в выборах были К. Либкнехт, Р. Люксембург, а в Бремене сам Иоганн Книф. С места бросили реплику, что мнение Книфа среди коммунистов было единственным. Однако из рядов солдатских депутатов, наоборот, слышалось одобрение позиции Генке.

Со своим коллегой не согласился второй сопредседатель совета народных уполномоченных, также «независимец» А. Фразункевич. Он сказал: «Если Национальное собрание соберётся, то надо будет или подчиниться его диктатуре, или бороться не на жизнь, а на смерть. Но есть борцы, которые испытывают страх засвою жизнь, и поэтому, мой милый Альфред Генке,

делают уступки в любом направлении. Если бы Генке мог, он охотно бы вычеркнул пятницу прошлой недели из истории Бремена»1. В конце своего выступления Фразункевич повторил своё твёрдое убеждение, что советская система единственная и лучшая форма власти пролетариата и потому необходимо утвердить решение совнаркома об отказе участвовать в выборах в Национальное собрание[16] .

От коммунистов ещё резче высказался один из заместителей народного комиссариата по делам социального обеспечения, молодой школьный учитель, активист КПГ, фактический уличный её вожак К. Йёрн. Назвав Бремен «больверком (бастионом) большевизма», он с горечью прибавил, что «спартаковская партия достигла бы в Берлине совершенно другого исхода, если бы выступала прежде более террористским образом». Йёрна поддержал другой коммунистический депутат Мантей, напомнивший, что 10 января 30-тысячная демонстрация рабочих высказалась за систему советов, и фракция КПГ поддерживает их. «Решение участвовать в выборах, - предупредил он, - может привести к тому, что революционные рабочие снова окажутся на улице и разобьют урны».

С ними не согласился «независимей» Керрл, напомнивший о демократических традициях рабочего класса, о праве на выборы, ибо Бремен полностью изолирован. Он взывал к сознанию членов совета: «Не думаете ли вы, товарищи слева и справа, что всё так быстро произойдёт, как мы того желаем, что мы соорудим остров счастливых. Это же немыслимо».

В свою очередь исполнявший в составе нового правительства должность коменданта Бремена Б. Экс пообещал 14 января окончательно разоружить

городской гарнизон1. Социал-демократ А. Мейер, солдатский депутат избранный от Дельменхорста[17] , решительно воспротивился такому предложению. В зале заседаний начались перепалки, стоял такой неумолкаемый шум, что принявший на себя обязанности президента городской республики Генке пригрозил в этом бардаке (Schweinerei) больше не участвовать. В конечном итоге бременские народные избранники 101 голосом против 88 (среди последних были 16 «независимцев» во главе с Фразункевичем) отклонили предложение совнаркома о непроведении в городском округе выборов в НС. Не поддержана была соответственно и кровожадная резолюция радикальных коммунистов о буржуазных заложниках.

В этот же день центральный орган СДПГ «Форвертс» опубликовал стихотворение со следующими заключительными строфами: «Много сотен смертей в ряд/ Пролетариат!/ Карл, Роза, Радек и кампания - / Их туда же, их туда же!/ Пролетариат!». Фактически это было скрытой угрозой и бременским революционерам, которые, кстати, предлагали вождям германских левых перебраться в город на Везере.

Позиция солдатского совета (наиболее резко выступал А. Мейер) на пленарном заседании 13 января насторожила коммунистов (здесь главным оппонентом был К. Плеттнер), и они предложили пересмотреть его состав, выведя оттуда буржуазно настроенных членов, действующих по указке офицеров. Комендант города Экс, несмотря на соглашение, разрешил рабочим часть оружия (винтовки и пулемёты) перенести на верфь и заводы.

Закончившееся только к утру 14 января собрание представителей новых властей города не удовлетворило наиболее радикально мыслящих депутатов

и тогда они стали действовать на свой страх и риск. Первой начнёт действовать верхушка солдатского совета Бремена во главе с председателем её исполкома Мейером. Эти прошедшие войну люди отдавали себе отчёт, что после разгрома левых в Берлине неизбежна зачистка мятежного города, поэтому лучше поменять власть в нём самим. Так вольные ганзейцы на Везере оказались свидетелями попытки первого путча в условиях существования Бременской советской республики.

  • [1] Коммунисты действовали по согласованию только с председателем солдатского совета Б. Эксом. См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen Revolution 1918 - 1919. Revolution, Raterepublik, Restauration. Bremen, 1986. S. 166. 2 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 168. 3 Beutin W. Knief oder des groBen schwarzen Vogels Schwingen. Wurzburg, 2003. S. 146. 4 Die Bremer Linksradikalen. Aus der Geschichte der Bremer Arbeiterbewegung bis 1920. Bremen, 1979. S. 43.
  • [2] lllustrierte Geschichte der deutschen November Revolution 1918/1919. Berlin, 1978. S. 327. 2 Beutin W. Op. cit. S. 146. 3 ’ Kommunist. 1919, 12Januar. 4 Klaus Dede [Электронный ресурс]. URL: http://www.klausdede.de/index.php?content= weserundjade&sub=49 (дата обращения 05.02.2009). 5 Muller P. und Brewes W. Bremen in der deutschen Revolution vom November 1918 bis zum Marz 1919. Bremen, 1919. S. 212. 6 Kuckuk, P. Bremen in der Deutschen... S. 168. 7 Филатов Н.М. Карл Иёрн - уличный вождь советского Бремена // Германия на перекрестках истории. Проблемы внутренней и внешней политики в контексте трансформаций международных отношений: сборник статей. Воронеж, 2017. Вып. С. 159.
  • [3] Beutin W. Op. cit. S. 211. 2 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 169; Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 327; Beutin W. Op. cit. S. 147.
  • [4] Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrats in Bremen. 1919. 10 Januar. S. 1 - 2. 2 Термин «совнарком» применялся также к восьмичленному кабинету «независимца» Мергера в Брауншвейге в ноябре 1918 г. - феврале 1919 г. См.: Novemberrevolution in Braunschweig [Электронный ресурс]. URL: https://de.wikipedia.org/wiki/ Novemberrevolution_in_Braunschweig (дата обращения 05.02.2018). 3 Ebd. S. 2 - 3. 4 Лидер местных «независимцев» Генке узнал о своём «назначении „президентом14 республики Бремен дома. Он сначала отбивался от этого номинирования и осуждал послеобеденные события как „коммунистический сдвиг44, но в конце концов после „напористых речей44 и протестов своих товарищей пошёл на уступку, чтобы „предотвратить худшее44». См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 172; Uphoff С. E. Eine Woche sozialistischer Freistaat Bremen I Ein Bericht, nach eigenen Beobachtungen // Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens. Revolution 1918/1919 in Bremen. Aufsatze und Dokumente. Bremen, 2010. Band. 27. S. 91. 5 Illustrierte Geschichte der deutschen ... S. 339.
  • [5] Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 173. 2 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen... S. 169-170. 3 Spitta T. Aus den Erinnerungen eines Senators // Kuckuk P. Revolution und Raterepublik in Bremen. Frankfurt/M., 1969. S. 159.
  • [6] Цит. по: Сапожнікова Г.А. Бременська Рада робітничих депутатів з 7 листопада 1918 р. 4 лютого 1919 р. И Труди історичного факультету Харківського державного університету. 1957. Т. 6. С. 348. 2 Illustrierte Geschichte der deutschen..,S. 328. 3 Die Bremer Linksradikalen... S. 43.
  • [7] Правда. 1919. 21 января; Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 328. 2 Kuckuk P. Revolution und Raterepublik...S. 54; Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 346. 3 Артёмов В.А. Карл Радек: идея и судьба. Воронеж, 2000. С. 61. 4 Protokoll der Sitzung des Vollzugsrates am 17 Januar, 1919 П Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 324. 5 Beutin W. Op. cit. S. 149. 6 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 218.
  • [8] ' Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 329. 2 Kolb E. Op. cit. S. 339.
  • [9] Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrates in Bremen. 1919. 10 Januar. S. 1-3. 2 Kolb E. Die Arbeiterrate in der deutschen Innenpolitik. 1918 - 1919. Frankfurt a. M./Berlin/Wien, 1978. S. 340. 3 Попытки комиссариата по печати БСР попридержать информацию из Берлина о том, что «спартаковский мятеж локализуется» там, успеха не имели. - См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 204. 4 Kommunist. 1919. 15 Januar. 5 Kommunist. 1919. 14 Januar.
  • [10] Подробнее см.: Kuckuk Р. Die Ratebewegung in den Unterweserstadten Bremerhafen, Geestemunde und Lehe 1918/1921 // Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens. Revolution 1918/1919 in Bremen. Band. 27. S. 140- 166. 2 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen.. .S. 174- 175. 3 Ebd. S. 213.
  • [11] Шелавин К. Авангардные бои западногерманского пролетариата: очерки германской революции 1918 - 1919 гг. Л., 1929 - 1930. Ч. 2. С. 219. 2 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 349. 3 Illustrierte Geschichte der deutschen.. ,S. 329. 4 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 348.
  • [12] Шелавин К. Указ. соч. С. 219. 2 Цит. по: Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 329.
  • [13] Kommunist. 1919. 9 Januar. 2 Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 203 - 204; Uphoff C.E. Op. cit. S. 92. 3 Шелавин К. Указ. соч. С. 173. 4 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 349.
  • [14] П. Кукук взял в 1971 г. интервью у одного избывших чиновников комиссариата по жилищному строительству о стиле руководства своего шефа «независимца» Штаркера: «Он лишь выслушивал доклады подчинённых и согласно кивал им». См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 175. 2 Garbrecht G. Ein Streifzug durch die Jahrhunderte [Электронный ресурс]. URL: https:// www-user.uni-bremen.de/~bremhist/Raeterepublikl918-19.html (дата обращения 20.06.2016).
  • [15] Заседание продолжалось до утра и проходило весьма бурно. См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 194. 2 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen...S. 211. 3 Цит. по: Шелавин К. Указ. соч. С. 174. 4 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С.349.
  • [16] Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrats in Bremen. 1919. 13. Januar. S. 10-11. 2 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С.349. 3 Кукук П. называет сторонников К. Йёрна в КПГ «январскими коммунистами», которые вступили в партию на волне формирования списков при переизбрании Бременского совета рабочих 06.01.1919. Недалеко от них ушла и группа интеллектуалов из Ворпсведе, так называемые «ноябрьские коммунисты» X. Вогелер, К. Штормер и др. См.: Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 178, 181. 4 Цит. no: Kolb Е. Op. cit. S. 343. 5 Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrats in Bremen. 1919. 13 Januar. S. 8. 6 Kuckuk P. Bremen in der Deutschen.. .S. 194.
  • [17] 2 BeutinW. Op. cit. S. 150. 3 Интервью с бургомистром Бремена Гансом Кошником 18 декабря 2008 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dielinke-bremen.de/nc/politik/aktuell/detail/zurueck/space-park- waterfront/artikel/novemberrevolution-raeterepublik-und-gedenkfeiern-interview-mit-hans-koschnick/ (дата обращения 20.06.2016). 4 Forwarts.1919. 13 Januar. 5 СапожніковаГ.А. Зазн. твір. С.350; Kuckuk Р. Bremen in der Deutschen...S. 185.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >