Сосуществование двух властей в Бремене

Соглашение между двумя властями от 15 ноября 1918 г. сохраняло законную силу два месяца. Всё это время между парламентской системой буржуазной демократии и системой советов шла борьба не только на имперском, но и на областном уровне. Причём в Бремене она происходила наиболее ярко. Соотношение сил в цитадели германского леворадикализма стало складываться в пользу советской системы, когда 18 ноября 1918 г. в Бремен прибыл их главный лидер Иоганн Книф[1] . Выглядел он очень изнурённо после пребывания в тюрьме, однако по освобождении из неё успел помочь сформировать совет сначала в Дрездене, потом в Куксхафене, чьи матросы впоследствии стали ядром вооружённой рабочей власти в ганзейском городе.

Книф в этот же день на организованном Генке собрании перехватил инициативу и настоял на требовании, что создание коммунистической гвардии нужно взять в свои руки и вести общее дело вместе с большевиками России.

Социалисты большинства, не сумев даже пробиться на упомянутое собрание, в массе своей покинули помещение, а их лидер Герман Рейн был насильно удалён с трибуны1. Таким образом, попытка СДПГ использовать старый сенат и городской парламент в Бремене была сорвана решительным противодействием НСДПГ, леворадикалов и солдатского совета.

Откровенно ревнуя к популярности И. Книфа, 19 ноября 1918 г. А. Генке предложил Бременскому СРС следующую резолюцию: «Совет рабочих и солдат Бремена видит в созыве Национального собрания не укрепление, углубление и расширение революции, чьей целью является социалистическая республика, а помеху для неё. Поэтому совет рабочих и солдат Бремена выступает против созыва Национального собрания, он, наоборот, требует созыва народного собрания из представителей немецких рабочих и солдатских советов»[2] . Эта резолюция была принята 116 голосами против 23 при 13 недействительных.

Бременская буржуазия не хотела смириться с утерянными в городе позициями, и 21 ноября в здании музея собрались все их представители бюргершафта, члены торговой и промышленной палат для обсуждения вопроса о способах борьбы против революционного пролетариата. В решении собрания указывалось, что главной своей задачей они ставят борьбу против вооружения рабочих и диктатуры пролетариата. Условились также о созыве Национального собрания в Германии и перевыборах палаты представителей Бремена. Была избрана комиссия для установления отношений с имперским правительством.

22 ноября участники созванного левыми радикалами массового собрания приняли представленную на рассмотрение И. Книфом резолюцию, ставшую политической платформой союза «Коммунисты-интернационалисты Германии»

(Internationalen Kommunisten Deutschlands, IKD), созданного наследующий день. Она предусматривала немедленное вооружение пролетариата, устранение всех буржуазных и социал-демократических сил из СРС, передачу «Бремер-бюргер-цайтунг» от СДПГ левым радикалам, конфискацию всех запасов бумаги буржуазной прессы и продовольствия крупной буржуазии и упразднение сената, общей и уголовной полиции. Эти требования пропагандировались на

предприятиях города.

Содержание принимаемых рабочими резолюций перекликалось с мыслями брошюры Петера Унру (псевдоним И. Книфа) «От краха германского империализма к началу пролетарской революции», выпущенной тиражом в 100 тысяч экземпляров и за короткое время разошедшейся Германии. Однако вследствие слабой коммунистической и господствовавшей политической неграмотности рабочих брошюра лишь ограниченное воздействие на рейх1.

Не соглашаясь с требованием

по всей

прессы

оказала

А01ПШ unift

3lug}eitDn| Ьп Jrlrrnalwialni Яотншшрси Itiiifrfiloiib-j

Название органа ИКГ

правых социалистов на проведение выборов в Национальное собрание, большинство депутатов СРиС в тот

же день не приняло коммунистических

требований о передаче «Бременской городской газеты». Не получив поддержки участи «независимцев» во главе с А. Генке[3] , из леворадикалов в группу Интернациональные сторонники И. Книфа 27 ноября создали газету и СДПГ, работая в гарнизоне, пытались помешать

в этом вопросе даже трансформировавшиеся коммунисты Германии «Коммунист». НСДПГ

коммунистической агитации среди солдат, чьи доверенные лица высказывались за Национальное собрание. Городская буржуазия в ожидании возвращения фронтовых частей готовила контрреволюционные воззвания.

24 ноября 1918 г. в Бремене открылся съезд советов рабочих и солдатских депутатов северо-западной Германии с целью создать в ней отдельную советскую республику. Она мыслилась как союз следующих десяти свободных социалистических государств: Саксония, Тюрингия, Гессен, Рейнланд-Вестфалия, Ганновер, Ольденбург, Бремен, Брауншвейг-Люнебург, Гамбург с Шлезвиг-Голштинией и Альтмарк с Ангальтом1. Однако левые радикалы оказались на нём в меньшинстве, что через два дня позволило СДПГ 81 голосом против 20 провести решение о выборах в Национальное собрание[4] . Делегаты Бременского рабочего совета на этом съезде - Фразункевич, Буххольц, Данак и Яннак из солдатского совета - голосовали против созыва Национального собрания.

В тот же день на собрании фактически руководящих солдатским советом доверенных лиц бременского гарнизона было принято решение отклонить создание красной гвардии. Говорилось: «Вооружённые силы рассматриваются как носитель революции и являются единственной профессиональной силой её безопасности; поэтому солдатский совет единственный полномочен претендовать на обладание и применение оружия. Чтобы предотвратить грабежи воинских складов, со стороны солдатского совета немедленно устанавливаются меры военного времени» . Эта точка зрения объяснялась в первую очередь тем, что СДПГ в гарнизоне имела более сильное влияние, чем рабочие предместья Бремена, так как состав гарнизона не был социально однородным, в нём были и буржуазные силы как часть действующего войска.

Только что учредившаяся ИКГ настаивала, чтобы коммунисты имели большинство среди промышленных рабочих. Но это зависело не от одного Бремена, считавшегося центром революционного движения в рейхе и особенно в северо-западной Германии, где чётко и ясно выдвигались классовые требования. Их необходимо было распространить на все территории. «Вы, -

писали в «Коммунисте» - стоите на передовых рубежах! Вы не должны лишь в безрассудном духе борьбы идти напролом. Вы должны свои взгляды распространять шире - за пределы Бремена! Вы стоите на форпосту! Вы должны вести других за собой. Создавайте здесь в Бремене центр

Рабочие АГ «Везер» вынуждают директора увеличить почасовую оплату труда1

революционной пропаганды в северо-западной Германии. Пусть этот центр рассылает лучших из вас по всей округе. Пусть он печатает листовки. Позаботьтесь об их широчайшем распространении. Если вы будете передавать их из рук в руки, то борьба распространится всё дальше и дальше»[5] . КПГ в последующие дни и недели разослало известное число товарищей в другие населённые пункты.

С конца ноября коммунисты поставили рабочий совет под нажим мощных собраний и демонстраций, чтобы принудить его к леворадикальной платформе: принципиальному решению против Национального собрания, разоружению буржуазии, вооружению рабочих, передачу газеты СДПГ совету.

Именно эти вопросы стояли в повестке дня шести собраний, проведённых 27 ноября1.

28 ноября во дворе судостроительной верфи митинг рабочих в присутствии Книфа и Генке вынудил директора АГ «Везер» Тетенса отдать распоряжение об увеличении почасовой оплаты труда[6] .

Активизации левых радикалов в Бремене социал-демократы большинства могли противостоять лишь устами своих депутатов в совете, высказывая сожаление о непрофессионализме новой власти. Так, Даммер говорил: «Они не знают, с чего должны начинать, так как ничем самостоятельно не руководили».

29 ноября по призыву коммунистов тысячи рабочих собрались на рыночной площади. Книф обратился к бременскому пролетариату со следующими словами: «Бременский рабочий класс высказывается против Национального собрания, за пролетарскую диктатуру, бременский рабочий класс требует окончательного разоружения буржуазии и вооружения промышленного пролетариата. Он требует передачи Burger Zeitung совету рабочих и солдатских депутатов, требует создания редакции, составленной из представителей „независимых44 и левых радикалов. Бременский рабочий класс предлагает совету рабочих депутатов выразить своё отношение к этим требованиям посредством именного голосования и сообщить немедленно о своём отношении собравшимся».

После нескольких часов томительного ожидания бременские пролетарии получили ответ: при голосовании первого пункта требования - о Национальном собрании - на пленуме совета за Национальное собрание было подано 97 голосов против 56. «Независимые» голосовали вместе с социал-демократами «за», мотивируя своё решение, в частности, «тяжёлыми продовольственными затруднениями».

В связи с решением рабочего совета 29 ноября о выборах в НС коммунисты организовали давление на СРиС, их представитель Штокингер с трибуны заявил, что «совет рабочих должен делать то, что от него требует пролетариат». Когда правые социалисты и присоединившаяся к ним группа «независимцев» во главе с Генке покинула заседание, совет проголосовал за вооружение пролетариата, разоружение буржуазии (100 голосов против 19), решил забрать у СДПГ газету «Бремер Бюргер-цайтунг» и назначить редакцию из членов НСДПГ и ИКГ (89 - «за», 31 - «против»)1, постановил начать подготовку перевыборов центрального рабочего совета[7] .

Ответом на проигрышное голосование по вопросу о Национальном собрании было заявление Книфа в редактируемом им «Коммунисте»: «Окраска рабочего совета стала известной. В сегодняшнем его составе он разоблачил себя как реакционный орган. Он высказался за Национальное собрание. По основополагающему вопросу он выступил против воли масс. Вывод? Перевыборы совета. Новые выборы и исключение социалистов большинства. Создание совета, способного не к болтовне, а к делам».

С лидером коммунистов полемизировала газета независимцев «Республика». «Сегодня, - писала она - когда каждый знает, что мы не можем обойтись без Национального собрания, коммунисты хотят направить освободительное движение в анархическое русло, чтобы всё кончилось общим хаосом и чтобы наши буржуазные противники, которые теперь повсюду объединяются, получили перевес над всеми пролетарскими достижениями». Осторожный лидер местной организации НСДПГ А. Генке выражал своё мнение чуть тоньше: «Массы на улице - это неопределённое понятие. Вы даёте буржуазии плохой спектакль. Покажите, что вы на революцию имеете трезвый взгляд». Пытаясь использовать разногласия левых оппонентов и опираясь

на поддержку солдатского совета, СДПГ 1 декабря пригрозило покинуть совет рабочих, если совет свои решения не отменит.

Как нестандартную оценивал ситуацию в вольном ганзейском городе и представитель Пруссии в нём. Автор докладной записки Ф. Эберту в Берлин 4 декабря 1918 г. писал, что «Бремен во всей империи с полным правом считается цитаделью и экспериментальным полем группы Спартака, так как по количеству спартаковская группа здесь достигает численности сторонников больше, чем где-либо. Причина тому - нерешительный характер Генке и обстоятельства, что местные социалисты большинства равноценно своим противникам противостоять не могут.

Настроение в бюргершафте, первоначально надеявшемся, что экстремистское течение сойдёт на нет, между тем изменилось. Было ясно, что нынешним власть имущим нет никакого сочувствия в том, что невозможно добиться конкурентоспособности предприятий и потому скоро они должны будут закрыться, так как в этих условиях более или менее рациональный труд невозможен.

Воздействие событий на бюргершафт, видевшего пагубные последствия развивающегося кризиса, когда от правительства не приходит никакой помощи, приводило к принятию отчаянных комбинаций. В тех кругах, в которых перед тем была сильна преданность рейху, обратили взор в другом направлении. Те же самые люди, которые уже готовы были смириться с мыслью о социалистической республике и начать осваивать её, теперь говорят, что перед лицом возрастающего беспокойства за нерациональное хозяйствование, которое ведётся «любимым Альбионом Спартака» через рабочий класс в промышленности.

Чиновничье донесение заканчивалось словами: «Известные события в Бремене дают Англии право и обязанность ввести свой флот в Вильгельмсхафен и вновь установить порядок в портовых городах немецкого Северного моря».

1

Из выступления Йорга Воленберга на памятных мероприятиях к 90-летию падения БСР [Электронный ресурс]. URL: http://www.dielinke-bremen.de/fileadmin/user_upload/Texte_ aktuell/09-02-04_wollenberg.doc (дата обращения 13.02.2009).

Ещё одна попытка полного восстановления в правах сената и городской думы 9 декабря советом рабочих и солдат 173 голосами против 34 была отклонена. Он также запретил собрания и демонстрации в поддержку сената и Национального собрания1. Наиболее радикальные депутаты, в частности Клавиттер, говорили на этом заседании: «Нужно просто пойти к банкирам и капиталистам и забрать у них средства на нужды рабочих»[8] . 12 декабря в качестве заложников были задержаны 22 горожанина. В середине декабря председателя солдатского совета убрали за то, что он пытался проводить откровенно оппортунистическую линию среди солдат.

Наиболее заметной сферой деятельности нового органа городского самоуправления была школьная. Так, в одном из его документов говорилось: «Итогом сотрудничества революционных учителей в леворадикальном движении со времён школьной стачки 1905 г. были предложения школьной комиссии совета рабочих и солдат в сфере их компетенции, чьими членами являлись Герман Бёзе, Генрих Эйлдерман, Клавиттер, Эсдорн и Альфкен. Преподавание закона божьего и утреннюю молитву отменить. История религиозных учений переносится в уроки гражданской истории. Последние даются в соответствии с культурно-историческими учениями в свете научного социализма. Там, где до сих пор на уроках истории прославлялись династия Гогенцоллернов и война, впредь это должно быть прекращено. Критические высказывания о революции не допускаются. Нельзя допускать, чтобы вновь разжигались настроения контрреволюции.

Школьные библиотеки должны пополняться литературой научного социализма. Трактовка в школьных учебниках не должна допускать тенденциозных по историческим последствиям материалов. Картины тенденциозного содержания о Гогенцоллернах и войне также изымаются из школ. Учителя не должны преследоваться за свои убеждения и борьбу

с школьной бюрократией. Отменяется автократическая система управления в просвещении. Директор школы создаёт педсовет, с которым согласует свои решения. Выборы директора школы производятся демократическим путём и на ограниченный срок. Директор не вправе контролировать методы и результаты преподавания. Обучаемые подконтрольны в своей деятельности комиссии совета рабочих по вопросам образования. Желательно, чтобы в каждой школе был создан совет родителей и учеников»1.

21 декабря солдатский совет согласился с передачей «Бремер Бюргер-

“і* tqn № Irtntr- n> Sdkantin

SBremifrfjes.

ttn ЇТ. Uli.

5їфІтХПД фвГНІДОоП**!

Ти Ыс tMluiiwfa -lire Iwmrt trr*« mb

BastaSe» «ralrtcrtrt «ttWetirtra, tat bn aj ВЛЛМІ ««r. irtbWm. Ш m Elrrr,

tar ЯЛпЛйіиі u bratlfnm, ?n bm ihfadftn

цайтунг» и проголосовал за вооружение рабочих, к чему его подтолкнуло возвращение в Бремен с фронта полка инфантерии № 75, набиравшегося из горожан. Местная буржуазия возлагала на него свои надежды на нейтрализацию СРиС.

Призыв радикалов к вооружению[9]

Принятие первым съездом рабочих и солдатских советов в Берлине (16 - 21 декабря 1918 г.) решение о созыве в следующем году Национального собрания, кровавое столкновение «народной морской дивизии» с полицией в столице и последующий выход НСДПГ из коалиционного правительства Ф. Эберта радикализировали ситуацию в Бремене. Местный совет рабочих и солдат уже 24 декабря объявил о непризнанию решения Всегерманского съезда в Берлине относительно выборов в Национальное собрание, закрыл на три дня буржуазную «Везер-Цайтунг», а 27-го - на четыре дня газету «Бременер Тагенблатт».

Хотя опытный вожак местных революционеров И. Книф в телефонном разговоре с приехавшим 19 декабря 1918 г. в Берлин из Советской России

Карлом Радеком1 прогнозировал, что «после блока Эберта и Гаазе к власти придет блок Ледебура-Либкнехта-Люксембург и лишь после них придем мы»[10] , и потому выступал за участие левых в буржуазных выборах, он не смог убедить в этом даже свою партийную организацию.

Уже в конце декабря на первые позиции в северо-западном партийном округе Германии стал выдвигаться её секретарь К. Яннак. Очень ёмкую и точную характеристику этой персоне дал его анонимный идеологический противник в своей статье «За кулисами солдатского совета», опубликованной в уникальном сборнике материалов, выпущенного по горячим следам революционных событий в ганзейском городе уже весной 1919 г.

Очевидец «кухни» революции в Бремене охарактеризовал этого политика как «Мефистофеля солдатского совета». Убеждённый сторонник порядка в рейхе признавал, что «Яннак был уверенным, чётко мыслящим и целеустремлённо действующим человеком. Он понимал, что его персоне всегда надо держаться на заднем плане и всех подчинять своей воле...Он был знаком со всеми видными персонажами коммунистического движения Германии». В Бремене Карл опирался на самую крупную первичку во главе с В. Дайзеном на судоверфи АГ-Везер.

Последовательно выступая против преждевременного завоевания власти левыми в родном городе, Книф однако целиком поддержал идею вооружения рабочих, что в известных рамках уже было проведено. Ещё 27 декабря 1918 г. «Бремер Бюргер-цайтунг» опубликовала призыв «Вниманию партийных товарищей», в котором говорилось:

«Поскольку контрреволюционеры выступают против борющегося пролетариата всё наглее и беспощаднее, то совет рабочих и солдат в Бремене решил вооружить пролетариат для сохранения революции. С этой целью

на крупные предприятия направлены списки, в которые вносятся те, кто готов с наибольшей настойчивостью нести ответственность за создание социалистической республики. Мы просим умелых, стоящих на почве классовой борьбы трудящихся как на крупных, так и на мелких предприятиях, желающих вступить в рабочие батальоны, немедленно сообщить об этом правлениям НСДПГ и коммунистов. Все пролетарии старше 24 лет, которые хотят защитить с оружием в руках, пусть приходят в воскресенье 29 декабря, в первой половине дня на казарменный двор. Явиться должны только те товарищи, которые могут удостоверить себя как члены НСДПГ или компартии»1. Нелегально часть коммунистических рабочих получила оружие ещё ранее от прибывших из Куксхафена матросов, а 28 декабря значительное число рабочих было вооружено и размещено в казармах[11] .

  • 28 декабря совет арестовал несколько представителей бременской буржуазной молодёжи, обвинив их в контрреволюционной работе среди воинских частей и в подготовке путча.
  • 30 декабря в город прибыл пехотный полк численностью в 600 человек, включая 60 офицеров, его депутация сразу выдвинула требования совету рабочих и солдат:
  • 1. Возобновление деятельности сената и думы.
  • 2. Принятие шести представителей (полка) в совет солдат.
  • 3. Передача полку караульной службы.
  • 4. Размещение в казармах. Ничего больше!

Их поддержала буржуазная «Везер-цайтунг», распространив 31 декабря 1918 г. анонимную листовку антисоветского содержания:

«Солдаты! - говорилось в ней - Мы все стоим на почве революции. Мы все хотим свободы и равенства, но прежде всего мы хотим спокойствия и мира. Революции и миру на Родине сильнее всего угрожает вооружение

пролетариата, мнимо выдаваемое как защита революции. Это мы можем сами! Мы более четырёх лет перед врагами показывали, что мы ваши мужи. За эти меры стоит солдатский совет.

Фронтовики! Разве Вы выбирали совет солдат? Разве Вас спрашивают, согласны ли Вы с ним? Разве Вы довольны, что члены солдатского совета растранжиривают деньги бременского государства? Сходите в кафе, там найдёте Вы Ваш Совет солдат за распитием шампанского и вина.

Фронтовики! Положите конец этому вопиющему положению. Изберите новый солдатский совет, который перед врагами показал, что он достоин представлять паши интересы»1.

В свою очередь представители судоходных кампаний обосновывали свои обращения к правительству Эберта заботами обеспечения немецкого населения импортным продовольствием, чтобы предотвратить угрозу «большевистского террора и постоянных грабежей в порту Фет 6olb

Э. й, м ». И Бремена»[12] . Буржуазные власти встретили

Mtattt М w» М 5« н» tnMtsam м

.м* « полностью вооружённую воинскую часть ЗНпга, кчЛ ж и Smfcra

Іатіеі веіп««Fecit. ЯгїНіїЬ» МаЛ

на рыночной площади шовинистической WlXlnTvM Ї>ГТКГ!Ї. «ИЛ bi* Mi XMlXV “ГИ *?: 1

ha CffWrta впіпгя ті

lufantppwn fad ІАМПД Ы* M* wit Bwr гчлїїї іл

bftwftxlni TtWC* ax» ka MW рСЧ ЬЮ.

fsn Wtarrai кпі brtrr kfl* Dlrtilew. Ьсі k-?Ms* Ва^гаГсмгМ и kUrtrrtrt,

Bl',Bn В ответ на это совет солдат за подписью

своих председателей Шиллинга и Мейера

Листовка солдатского совета

издал свою листовку, в которой говорилось:

«Рабочие, горожане и солдаты!

Наш кадровый 75-й полк стоит перед воротами Бремена. Он на последнем привале перед прибытием. Чувства радости, победы и борьбы, как перед штурмом, веют над ним. Наконец, он триумфально возвращается на родину.

Пожелания полка как и многих горожан были переданы вчера комиссией 75-го полка местному солдатскому совету.

Что это за требования? - Возвращение в казармы! Так точно, вы рабочие, горожане и солдаты, товарищи, ставшие верными борцами гарнизона для защиты революции от реакции, должны освободить казармы! А почему?

Разве отличается плоть воинов 75-го от нашей, одинаково страдавшей от старой кабалы империализма? Разве им неинтересно, что наши люди восстанавливают разваленное военной политикой старых правителей хозяйство, создавая вместо системы рабской эксплуатации порядок, где невозможна эксплуатация человека человеком. Человек будет свободен и к нему придёт радость и труд. Рабочий, горожанин, солдат, кто организует братоубийство? Реакция развернула клеветнический поход против совета рабочих и солдат, для чего использует гром фанфар.

Солдаты, вы хотите новой войны? Нет, вас хотят использовать для кровавого подавления революции. Вы мечтаете вернуться домой. Вы хотите после многолетних лишений покоя и радости и мы в солдатском совете за братство, а не братоубийство. Протяните нам руку!

Товарищи 75-го полка, вы идёте как друзья или враги?! Знаете ли вы, что тёмные силы распускают зловещие слухи, чтобы использовать вас в качестве орудия попытки нового путча?

Товарищи, покажите открыто, что с кровавыми элементами вы ничего общего не имеете, что очистит атмосферу в городе от напряжённости, объясните чётко, противники вы совета солдат или нет. Искренность и правда даст покой и порядок!».

В обед 31 декабря в городе раздавали воззвание совета и рабочих «Бременскому пролетариату!». «Паролем противников революции звучит низложение совета рабочих и солдат. Офицеры пехотного полка № 75 перед реакционерами Бремена поставили задачу вернуть вновь себе господство. На борьбу! Сборный пункт на казарменном дворе, сегодня вечером, в 6 часов».

1

1 января 1919 г. бременцы очутились награни гражданской войны. Если большинство солдат после горького разочарования поражением пребывали в глубоком пессимизме, их офицеры находились в контакте с буржуазными кругами и недвусмысленно выступали против революции и выставляли соответствующие требования: восстановление в прежних правах сената и городской думы; расквартирования полка в казармах Нового города на валу. Переговоры с Генке как представителем рабочего совета и с Эксом и Вилемом как солдатскими уполномоченными привели к соглашению: полк признаёт сложившуюся политическую обстановку; по примеру Гамбурга сенат и городской парламент должен снова быть восстановлен, причём совет рабочих и солдат получает право вето. Он также должен дополниться шестью членами полка; военные также должны перенять от рабочих патрулирование города.

Встреча 75-го полка на рыночной площади Бремена 1 января 1919 г.1

Находящееся во владении рабоче-солдатского совета оружие должно оставаться там же. В качестве расквартирования предусмотрели казармы в Новом городе на валу. Офицеры надеялись, что этим компромиссом можно избежать столкновения с применением оружия.

Ближе к полудню 1 января 1919 г. полк под командованием подполковника Хагедорна произвёл торжественное построение на торговой площади, приветствуемый Ламбертом Виллемом от имени солдатского совета и десятью тысячами зевак. После исполнения гимна Германии с патриотическими речами выступили бургомистр Гильдебранд, подполковник Хагедорн и Адольф Виннен. После этого произошёл уход во временное жильё в школе на Корнштрассе в Новом городе*.

В это время вооружённые рабочие Экса и Виллема расставляли в школе посты. В операцию были посвящены Книф от КПГ и Фразункевич от НСДПГ, а Яннак от солдатского совета принял самое активное участие в предстоящей акции. Когда полк вступил на школьный двор, комендант города Б. Экс предложил им сдать оружие и присоединиться к революции. Оставшийся за командира полка майор Каспари, уловив подвох, скомандовал «К оружию!». Тогда на огораживающих школу стенах с винтовками наперевес появились матросы, которые ещё в ноябре с Книфом прибыли в Бремен. На несколько минут установилась напряжённость. Лишь после переговоров с солдатским советом полка было принято решение оставить личное оружие офицерам, а у солдат его складировать под совместную охрану[13] .

Успех радикалов после обеда был отпразднован демонстрацией во внутреннем городе. Экс в своём выступлении оправдывал нарушение договора пением гимна Германии при приёме полка, хотя вооружённые рабочие ещё до этого были посланы в школу на Корнштрассе. Решено было пойти на разоружение потому, что попытка путча получила огласку. 3 января собрание доверенных лиц гарнизона и солдатский совет одобрили меры по обеспечению остальных соглашений Зебальдбрюка.

Когда левосоциалистические круги воспротивились посылке шести представителей полка в солдатский совет, оба офицера, майор Каспари

и лейтенант Зис, смирились со своей участью1. Вывод офицеров из состава солдатского совета позволил им посвятить себя всецело организации добровольческого корпуса. Однако первая попытка правых военных устроить путч в городе была раскрыта уже 4 января, когда они собрались в казино. Благодаря бдительности активистов красной гвардии зачинщики были разогнаны и некоторые из них арестованы[14] .

Вдохновлённые громким успехом по разоружению регулярного полка, рабочие батальоны на заседании совета рабочих и солдат 5 января 1919 г. подняли вопрос об отказе бременским бургомистром финансирования их декабрьской вахты в размере 60 000 рейхсмарок. В качестве поддержки данного требования находившийся уже месяц в Бремене 26-летний учитель из Ниенбурга Карл Йёрн вместе со своим соратником Штуке выставил вооружённый рабочий батальон перед ратушей. На стороне бургомистра Донандта были представители социал-демократов большинства в рабочем совете, которые также не видели необходимости в вооружении рабочих батальонов, они находили положение в Бремене спокойным. Если такие батальоны станут необходимы, - говорили они, - можно будет обратиться за финансированием в Берлин к имперскому правительству.

Так, казалось бы, рутинный спор по финансовым вопросам был максимально драматизирован коммунистами. Несколько членов их фракции потребовали полного отстранения сената как органа управления и замены его комиссариатами и комиссиями рабочего совета, т.е. советской республикой.

Приведём ниже несколько депутатских высказываний. «Мы сейчас должны обстоятельно заняться обсуждением будущей организации, отдавая себе отчёт в предстоящем решении» (Буххольц); «история в самом деле не так

сложна. Вы убедитесь, что мы не предлагали бы этого, если бы видели трудности» (Даннат); «сенат не может быть для нас больше авторитетом. Мы просто не будем больше вести с ним переговоры. Сенат должен немедленно исчезнуть, если он говорит, что нет необходимых миллионов, поэтому мы должны сделать так, чтобы они были. Деньги нужно достать (возглас: Спасибо за предложение!). Мы должны прийти к системе, которая обременяет нерабочих и работниц, а буржуазию» (фрау Беккер)1. Входе дискуссии неоднократно звучали предложения о создании на месте сената необходимых рабочим комиссариатов[15] .

Как уже отмечалось выше, у левых Бремена с самого начала наблюдались разногласия на право участия в выборах. Коммунисты настаивали на исключении всех буржуазных и социал-демократических сил, НСДПГ не хотела исключать социал-демократов большинства. НСДПГ и коммунисты нуждались в организационно опытных специалистах. Поэтому они полагали, что не могут отказываться от опытных членов профсоюза и функционеров СДПГ. В конце концов решили, что все члены партии и профсоюза должны были уравняться в избирательных правах.

Ограничение избирательных прав политических организаций, ориентация на чисто пролетарские слои были выигрышной идеей для КПГ, чья партийная организация в Бремене быстро росла. Однако новый избирательный порядок разбавлял более или менее сильное ядро рабочих организаций и «независимцы» получали возможность прироста своих голосов за счёт КПГ. Но самую большую выгоду из этого извлекла СДПГ, так как сделала опору на служащих, полицейских, торговцев, записывая в свои члены даже крупных предпринимателей вплоть до директоров производств, добиваясь большинства на трудно контролируемых мелких предприятиях. 6 января, в соответствии

с постановлением от 29 ноября, состоялись перевыборы совета рабочих. СДПГ получила 112, НСДПГ - 58 и КПГ - 59 мандатов1.

Итог выборов и действия СДПГ вызвали резкое недовольство у обеих левых партий. Поэтому представители НСДПГ предложили, чтобы ни одного представителя социал-демократов большинства в комитет действия не выбирать. КПГ объявила своей главной задачей открытую войну СДПГ, заклеймив её «предательницей рабочего класса». Она призывала рабочих изгонять из рабочих советов членов СДПГ.

В связи скачавшимися в Берлине 4 января 1919 г. событиями вокруг полицмейстера Эйхгорна для консультаций с руководством партий как раз в промежутке между перевыборами СРС 5 и 9 января 1919 г. из Бремена в столицу рейха выехали два координатора по северо-западу рейха К. Яннак (от КПГ) и А. Фразункевич (от НСДПГ). Первый встретился с руководителями только образовавшейся Компартии Германии Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург, выразившими восхищение действиям коммунистов на Везере и прежде всего разоружением вернувшегося с фронта элитного полка и созданием двух рабочих батальонов, однако отказались от приглашения перебраться в целях безопасности туда[16] .

Фразункевичу не повезло, он не только не добрался до руководства своей партии, включая Э. Эйхгорна, но даже был арестован реакционными военными. Лишь через двое суток Адаму удалось бежать. В Бремен он вернулся в самом решительном настроении, развил там бурную деятельность, превратился в страстного оратора, зажигающего массы энергией и волей к борьбе.

Небольшой перевес «независимцев» и коммунистов над СДПГ на перевыборах рабочего совета 5 января 1919 г. придавал определённую

легитимность действий левым радикалам Бремена. Они исходили из того, что с январским восстанием в столице рейха революция вступила в новую фазу, как это уже случилось с Февральской революцией в России, углублённой Октябрьской, и должна завершиться победой пролетариата в Германии. Потому рабочий класс города призвали выйти на торговую площадь в день заседания сената 10 января с требованием провозгласить Социалистическую Республику Бремен1.

Не прислушавшись к предупреждению признанного лидера бременских коммунистов И. Книфа, слегшего по причине тяжёлой болезни 9 января в больницу, его молодые соратники поступили истинно по-мефистофельски, решив предоставить право первой скрипки своим союзникам из Независимой социал-демократической партии. В этой связи любопытен диалог двух только вернувшихся из Берлина друзей - Карла Яннака и Адама Фразункевича.

К. Яннак: Планируется провозглашение Бременской советской республики, солдаты готовы встать на её защиту.

А. Фразункевич: (испуганно) А что бы об этом плане сказал Генке?

К. Яннак: Генке не в курсе и сообщить об этом должен как раз ты.

А. Фразункевич: Когда планируется провозглашение и кто возглавит её?

Яннак имел поручение от коммунистического руководства (П. Фрёлиха) обещать, что Генке должен принять на себя председательство, а Фразункевич будет его заместителем. Польщённый, что ему доверено провозглашение БСР, Адам снова спросил о дате.

К. Яннак: На следующий день, утром![17]

Призыв, опубликованный в тот же день в «Коммунисте», гласил: «Работницы и рабочие!

В Берлине разгорелась ожесточённая борьба за власть между буржуазией и пролетариатом. Неслыханно для масс берлинские рабочие восстали против самого лицемерного, против самого предательского правительства в мире -

против режима Эберта-Шейдемана. Берлинский рабочий класс не хочет больше терпеть господство социал-демократов. Он твёрдо решил поставить на их место господство диктатуры пролетариата....

Вы хотите праздно наблюдать за борьбой революционного берлинского пролетариата против кровавого правительства Эберта-Шейдемана? Вы не хотите присоединиться к этой борьбе в тот же час, с равной силой, с одинаковой страстью? Вы хотите в то время, когда социал-патриотическое правительство убивает ваших братьев в Берлине, вести мирно за столом переговоры с их представителями в советах? Разве может ещё вам что-то дать сотрудничество в какой-либо форме с этими душителями и убийцами?..

Вы не можете оставаться в этот час пассивными. Вы должны выступить на стороне берлинского рабочего класса. Прекратите работу и не приступайте к ней до тех пор, пока правительство Эберта-Шейдемана не подаст в отставку и не будет заковано в кандалы, так как вы знаете: они и их представители больше не смогут избежать суда рабочих, что их участь решена. Изгоняйте их из всех советов, из всех служб, они виновны перед вами больше вас!

Берлинские рабочие сражаются под одним паролем. Они потерпят поражение, если вы будете праздно наблюдать за их борьбой. Они победят, если вы выступите на их стороне, если поведёте себя с такой же страстью, неутомимостью и несгибаемостью как в большом, так и малом. Мы призываем вас: боритесь вместе с нами! Приходите на демонстрацию в пятницу 10 января, в 4 часа после обеда к ратуше. Там состоится мощный массовый митинг с нижеследующими требованиями:

  • 1. Немедленное и полное отрешение от дел сената.
  • 2. Немедленное введение института народных комиссаров.
  • 3. Немедленное исключение социалистов большинства из совета рабочих (на их места избрать по тридцать представителей коммунистов и независимцев на их членских собраниях).
  • 4. Исключение всех буржуазных элементов (включая правительственных социалистов) из солдатского совета»1.

Как позже вспоминал один из руководителей бременской коммунистической организации К. Яннак: «Текст прокламации не был заранее детально обсуждён. Для нас, коммунистов, были важнее вооружённые кадры, революционное настроение»1. Следует обратить внимание и на мнение другого очевидца событий К. Упхоффа, который по горячим следам писал: «масса...дозрела до готовности без сигнала своих вождей подняться, как скоро появится для этого повод. Достаточно было рабочему классу почувствовать контрреволюцию, и он поднялся на штурм без всякой подготовки, не имея ещё власти. Если в Берлине поводом к выступлению послужила одна причина (снятие с должности Эйхгорна - Н.Ф.), то в Бремене этой причиной была неуклюжая позиция сената в вопросе оплаты рабочих батальонов, чем тут же воспользовались» .

Таким образом, на втором этапе бременского двоевластия после возвращения в город левого радикала Иоганна Книфа произошла поляризация борьбы за власть внутри совета рабочих и солдат. На собраниях и дискуссиях господствовал полный хаос, который особенно с 29 ноября внешне сопровождался волнением масс. Экзальтированные участники связывали свои желания с политическими переменами, но никто не знал точно, как они могли реально дальше происходить.

В этой напряжённой атмосфере, по мнению правящих социал-демократов Бремена, маленькая группа радикалов[18] (с этим официальным тезисом до сих пор спорят современные левые), попыталась взять власть над рабочим классом и с его помощью принудить буржуазию к подчинению. Возвращение в ганзейский город на Везере 75-го полка и перевыборы совета 6 января 1919 г. совпали с началом «спартаковской недели» в Берлине, что не могло не радикализировать развитие событий в Бремене. Иллюзию скорого успеха

79 поддерживало то, что на стороне так называемых «ноябрьских» коммунистов было ядро промышленного пролетариата (судостроителей), которые объединились с частью гарнизона и красными матросами.

Так совокупность объективных и субъективных факторов вела вольный город на Везере на совершение отчаянной и практически заведомо обречённой на поражение попытки первым на немецкой земле по примеру Парижской коммуны и Советской России создать общество социальной справедливости, не допускающее классового расслоения и развязывания войн.

  • [1] Kolb Е. Op. cit. S. 329. 2 Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 185. Во время заключения И. Книфа руководителем организации леворадикалов в Бремене был Ф. Шмидт. - см.: Миллер 3. Указ. соч. С. 402.
  • [2] Из выступления Йорга Воленберга на памятных мероприятиях к 90-летию падения БСР [Электронный ресурс]. URL: http://www.dielinke-bremen.de/fileadmin/user_upload/Texte_ aktuell/09-02-04_wollenberg.doc (дата обращения 13.02.2009). 2 Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrates in Bremen. Sitzung. 1918.19 November. S. 5. 3 Schelze-Brandenburg T. Die Bremer Raterepublik [Электронный ресурс]. URL: https:// www-user.uni-bremen.de/~bremhist/Raeterepublik.html (дата обращения 20.06.2016). 4 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 341.
  • [3] Артёмов В.А. Иоганн Книф. М., 1990. С. 127. 2 Генке на этом этапе революции не мог поддержать движение И. Книфа по пути только диктатуры пролетариата. См.: Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrates in Bremen. 1918. 22 November. 3 Спивак С.И. К истории Бременской группы «Интернациональные коммунисты Германии» И Вопросы истории. 1956. № 9. С. 126.
  • [4] Шелавин К. Авангардные бои западногерманского пролетариата: Очерки германской революции 1918 - 1919 годов. Ч. 1, 2. Л.,1929 - 1930. 4.2. С. 228. 2 Ковалева А. Указ. соч. С. 92; Цветков Г.К. Указ. соч. С.141. 3 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 342. 4 Цит. по: Schelze-Brandenburg Т. Op. cit.
  • [5] Рисунок даётся по: Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens... S. 72. 2 Цит. no: Die Bremer Linksradikalen... S. 37 - 38.
  • [6] Kolb Е. Op. cit. S. 329. 2 Миллер 3. Указ. соч. С. 404. 3 Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrates in Bremen. 1918. 28 November. 4 Цит. no: Muller P. und Brewes W. Bremen in der deutschen Revolution. Bremen, 1919. S. 69.
  • [7] Ковалёва А. Указ. соч. 92. 2 Миллер 3. Указ. соч. С. 405 - 406. 3 Цит. по: Kolb Е. Op. cit. S. 329. 4 Цит. по: Ковалева А. Указ. соч. С. 91. 5 Цит. по: Kolb Е. Op. cit. S. 329.
  • [8] lllustrierte Geschichte der deutschen...S. 185. 2 Цит. no: Kolb E. Op. cit. S. 330. 3 Kolb E. Op. cit. S. 329. 4 Шелавин К. Авангардные бои западногерманского пролетариата: очерки германской революции 1918 - 1919 гг. Л., 1929 - 1930. Ч. 2. С. 89.
  • [9] Die Bremer Linksradikalen...S. 40. 2 См. вт.ч. и заголовок призыва радикалов к вооружению: Vor 90 Jahren...: Was bisher geschah. 2008. 27 Dezember [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 27.12.2008). 3 Muller P. und Brewes W. Op. cit. S. 42. 4 Шелавин К. Указ. соч. С. 89.
  • [10] Артемов В.А. Карл Радек: идея и судьба. Воронеж, 2000. С. 58. 2 Радек К. Немецкий ноябрь. М., 1927. С. 25. 3 Muller Р. und Brewes W. Op. cit. S. 233 - 238. 4 Ebd. S. 234. 5 Wilhelm Deisen [Электронный ресурс]. URL: http://de.wikipedia.org/wiki/Wilhelm_Deisen (дата обращения 12.09.2017.)
  • [11] Bremer Biirger-Zeitung. 1918. 27 Dezember. 2 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 344. 3 Шелавин К. Указ. соч. С. 89. 4 Цит. по: Die Bremer Linksradikalen... S. 40.
  • [12] Beutin W. Op. cit. S. 113.; Vor 90 Jahren... Biirgertum, Soldatenrat und Kampf um die Waffen. 1918. 31 Dezember [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 18.12.2008). 2 Schelze-Brandenburg T. Op. cit. 3 См.:Уог 90 Jahren... Biirgertum, Soldatenrat und Kampf um die Waffen. 1918. 31 Dezember [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 08.01.2009).
  • [13] Миллер 3. Над бременской верфью развевалось красное знамя И Ноябрьская революция в Германии: сборник статей и материалов. М.,1960. С. 407. 2 Jannack К. Op. cit. S. 150 - 151.
  • [14] Garbrecht G. Op. cit. 2 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 345. 3 Цит. по: Jugend-Offensive 2009. 4 Februar. 4 Филатов Н.М. Карл Йёрн - уличный вождь советского Бремена И Германия на перекрестках истории. Проблемы внутренней и внешней политики в контексте трансформаций международных отношений: сборник статей. Воронеж, 2017. Вып. 8. С. 159. 5 Jugend-Offensive 2009. 4 Februar.
  • [15] Protokoll der Sitzungen des Arbeiter- und Soldatenrates in Bremen. 1919. 5 Januar. 2 Beutin W. Op. cit. S. 160.
  • [16] Kolb Е. Op. cit. S. 330. Авторы группы «Рабочая политика» отдают СДПГ 113 мест, НСДПГ -64 и КПГ - 62. См.: Die Bremer Linksradikalen... S. 41 - 42. Википедия приводит следующие цифры: СДПГ завоевала 104 места, КПГ только 60 и НСДПГ - 59. См.: Bremer Raterepublik [Электронный ресурсі. URL: https://de.wikipedia.org/wiki/Bremer_Raterepublik (дата обращения 14.05.2018). 2 BeutinW. Knief oder des groBen schwarzen Vogels Schwingen. Wurzburg, 2003. S. 130-131. 3 Филатов H.M. Адам Фразункевич... С. 160 - 161.
  • [17] Подгорная Л.И. Указ. соч. С. 168; Kuckuk, Р. Bremen inder Deutschen Revolution 1918 — 1919. Revolution, Raterepublik, Restauration. Bremen, 1986. S. 165. 2 Jannack K. Op. cit. S. 152.
  • [18] Jannack К. Op.cit. S. 152 - 153. 2 Uphoff С.Е. Eine Woche sozialistischer Freistaat Bremen / Ein Bericht, nach eigenen Beobachtungen // Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens. Revolution 1918/1919 in Bremen. Band. 27. S. 90. 3 Garbrecht G. Op. cit. 4 Junge Welt. 2009. 4 Februar.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >