Бременское двоевластие 1918 г.

Ганзейский город на Везере в начале революции

Накануне революции, 4 и 5 ноября 1918 г., по Германии прокатились массовые собрания. Когда они добрались до Бремена, то ни одного известного леворадикала не застали на месте. Они были раскиданы по фронтам, находились в Берлине или сидели в тюрьмах1.

Революционные события в ганзейском городе на Везере начались 4 ноября. В этот день вечером независимые устроили митинг. Главным оратором на нём выступил депутат рейхстага от НСДПГ А. Генке, который заявил, что «в годовщину русской революции независимые перейдут к действию и дело русской революции сделают своим делом»[1] . Попытка социалистов большинства сорвать митинг не удалась.

Собрание приняло резолюцию, в которой говорилось: «Сегодня, 4 ноября 1918 г., в „Газино“ шестью тысячами мужчин и женщин высказано требование о немедленном перемирии в целях скорейшего достижения мира... Далее собрание потребовало немедленной отмены чрезвычайного положения и законов военного времени, устранения династий, полной демократизации империи, её государств и местных сообществ вплоть до создания социалистической республики.. .».

На организованном следующим вечером СДПГ собрании произошла суматоха. Когда правые социал-демократы Рейн и Данат попытались оправдать военную политику своего партруководства в Берлине, их просто стащили

с трибуны1. Снова брал слово Генке и повторял прежнюю позицию на скорейшее завершение войны и кардинальные изменения государственного строя[2] . В наиболее радикальном выступлении рядового Вильямса прозвучало требование уничтожения династии и учреждения социалистической республики .

Утром 6 ноября прибывшая делегация восставших в Киле матросов при поддержке рабочих АГ «Везер» в Грёпелингене потребовала освобождения 230 арестованных матросов из тюрьмы в Ослебсхаузене. В то же самое время на центральном железнодорожном вокзале взбунтовались матросы из Вильгельмсхафена, которых должны были отправить в лагерь в люнебургской пустоши.

События там разворачивались стремительно. Когда повстанец с корабля «Тюрингия» Пёрш потребовал на плацу выборов совета военнослужащих, начальник гарнизона Леман приказал наставить на него четыре пулемёта. «Не стреляйте! - прокричал матрос. - Я не отступлюсь». Буквально в последний момент из служебного помещения выбежал адъютант и передал сообщение

из штаба северогерманской группировки войск: «Господин полковник! Генеральное командование Альтоны (пригород Гамбурга) подчиняется солдатскому совету. Сопротивление бесполезно!»1.

Наконец, в казармах на валу Нового города около сотни солдат также отказались отправляться по этапу. Их уполномоченный Бернхард Экс вступил в контакт с матросами на центральном вокзале и образовал солдатский совет[3] , куда помимо него и Перша вошли Рейман и Шиллинг. Всего первоначально в совет вошло 10 человек, включая четырёх офицеров: полковника, капитана и двух лейтенантов. Социал-демократы большинства делегировали туда даже местного командира, полковника Лемана. Для них было важно, что начальник гарнизона не препятствовал противоправным по законам военного времени действиям, заняв выжидательную позицию. Над воротами казармы взвился красный флаг.

Вечером того же дня по улицам города прошествовали матросы, солдаты гарнизона и рабочие Везерской судоверфи, заводов «Атлас», «Отви» и «Ганза-Ллойд». После освобождения ими политзаключённых в здании суда и следственной тюрьме на торговой площади состоялся митинг. Не обращая внимания на заседание бременского парламента в здании биржи рядом, поздно вечером на балконе ратуши появился плотного сложения сгорбленный мужчина, хорошо известный горожанам профсоюзный активист пролетарского района Хемелинген, несколько дней назад освобождённый из-под ареста.

Это был левый социалист Адам Фразункевич (Frasunkiewicz), который проинформировал собравшихся внизу людей о создании солдатского совета и призвал заводские коллективы делегировать своих представителей в запланированное образование совместного совета рабочих и солдат. В конце своей речи оратор «провозгласил здравицу социалистической немецкой республике и предложил гражданам спокойно разойтись по домам, чтобы доказать, что социал-демократия созрела для создания социал-демократического государства без кровопролития»1.

Схема действий мятежных матросов в Бремене 6 ноября 1918 г.2

  • 1 Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 98; Цветков Г.К. Указ. соч. С. 133. К сожалению, в пособие Л.И. Подгорной вкралась ошибка, что знаменательное событие произошло 9 ноября. См.: Подгорная Л.И. Германия. Прогулки по федеральным землям: пособие по страноведению. СПб., 2008. С. 168.
  • 2 Kuckuk Р., Schroder U. Bremen in der Deutschen Revolution 1918 - 1919. Revolution, Raterepublik, Restauration. Bremen, 2017. S. 57.

Как видим, в Бремене первым был создан также солдатский совет, инициатором которого явились кильские матросы. Только потом к ним присоединились рабочие. Это было общегерманской реакцией на распространявшийся по флоту слух, что отказавшиеся вступать в последнее сражение («поход смерти») с англичанами будут расстреляны, как это уже случи-лось с двумя их товарищами в 1917 г.

Пока военные в вольном городе занимались организацией солдатского совета, в доме профсоюзов на Фауленштрассе сформировался комитет действия из четырёх членов НСДПГ (Альфред Генке, Адам Фразункевич, Карл Герольд и Эмиль Зоммер) и трёх левых радикалов (Ганс Бродмеркель, Адольф Даннат и Альфред Штокингер). СДПГ в его создании участия не принимала1.

В ратуше этот факт, как писали газеты 6 ноября, ещё не восприняли всерьёз[4] . Консервативные патриции в эти часы важно заседали в парламенте (городской думе) и пригрозили наложить в сенате вето на требование лидера фракции социалистов большинства в бюргершафте Рейна о введении в Бремене всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права для всех мужчин.

Уже утром 7 ноября началась забастовка на судоверфи и других крупных предприятиях города. В обед по улицам двигались огромные массы людей. Рабочие шли вперемешку с солдатами и матросами по 30 человек в ряд, несли красные знамёна, пели революционные песни и скандировали следующие лозунги: «Долой кайзера!», «Да здравствует республика!», «Всеобщее равное избирательное право» и др. В три часа дня на рыночной площади состоялся массовый митинг с требованием установления социалистической республики. В нём также приняли участие около 150 русских и английских военнопленных.

Уловив дух нараставшей революции, депутат-«независимец» Генке выступал перед демонстрантами смелее: «Только защищая народную власть в советской республике, - говорил он, - а не видимость мер имперского правительства, можно было выполнить американские условия перемирия. Основой этих условий были 14 пунктов президента США Вильсона, в которых среди прочего требовалось положить конец подводной войне, освободить занятые территории и избрать демократических представителей как уполномоченных немецкого народа»1. Генке представил в своей речи революционные события в Киле, Гамбурге, Вильгельмсхафене, Любеке и Ганновере как знак разворачивающейся мировой революции.

Утром того же дня проходили выборы представителей в городской совет

Рабочий совет АО «Везер»2

рабочих по предприятиям. Например, рабочие крупного предприятия АО «Везер», насчитывающего 10 тысяч занятых, избрали представителей местного рабочего совета, по партийной принадлежности депутаты распределились следующим образом: леворадикалы -

24 мандата, НСДПГ - 8 и СДПГ - 13. По требованию избранных руководство совета - рабочие Г. Хеккер, В. Дайзен и служащий 3. Миллер - были освобождены от производства. В их распоряжении оказался служебный автомобиль дирекции. Над верфью взвился красный флаг[5] .

От других производств соответственно число делегатов было меньше. Совет рабочих включал в себя приблизительно 180 человек. В его составе появились первые женщины Кэте Аренс, Гезине Беккер иМина Отто, все

принадлежавшие к бременским леворадикалам, позднее КПГ1. Возглавил рабочий совет «независимей» А. Генке. Председателем солдатского совета из 30 депутатов стал близкий к левым радикалам Экс. Совместные заседания вёл Генке[6] . Новый орган политической власти учреждался как легислатива контрольной инстанции. Его исполнительным органом стал комитет из 15 человек.

Комитет действия образовал внутри себя шесть подкомитетов, отвечающих за различные направления рабочей политики (по вопросам финансов, фабрично-заводского производства, общественной безопасности, транспорту, обеспечения продовольствием и подкомиссия для внешних сношений). Большую часть подкомитетов заполнили социалисты большинства и профсоюзные активисты, ибо левые радикалы ни в один из них не смогли представить достойные кандидатуры из своих рядов. После проверки комитет действия за счёт профсоюзов и СДПГ расширили до 21 человека. В качестве примера среди них можно привести известного социал-демократа Карла Дайхмана. Однако президиум комитета действия возглавили в качестве сопредседателей Альфред Генке (НСДПГ) и Ганс Бродмеркель (левый радикал).

7 ноября офицеры были исключены из солдатского совета и принимали участие только как «технические консультанты гарнизона». Доверенные лица числом от 30 до 50, избранные напрямую рядовым и сержантским составом, были посланы в совет, который имел правление из семи человек, исполком и несколько комитетов. В президиум совета вошли Экс, Шиллинг, Вильямс

и др1. Доверенные лица могли быть в любое время отозваны из солдатского совета и имели право вето в нём. Члены солдатского совета носили белые нарукавные повязки с маркировкой гарнизонного командования и заботилась о том, чтобы в условиях осадного положения не было мародёрства и сохранялась общественная безопасность[7] .

7 ноября 1918 г. был создан Рабоче-солдатский совет в Бремерхафене, составной части Бременской области. По его распоряжению были заняты телеграф, вокзал, комендатура и арестован начальник гарнизона Лебе.

Магистрат Бремена уже 8 ноября по требованию совета рабочих и солдат предоставил ему в ратуше помещение для заседаний. На следующий день новый орган власти обратился с воззванием к горожанам Бремена, солдатам, рабочим и товарищам по партии, в котором говорилось:

«Что произошло? Не менее чем революция. Её продукт - совет рабочих и солдат. Без всякого сомнения, задачами советов должны быть: расширение, безопасность и углубление революции. Вся власть в руки рабочего и солдатского советов. Низвержение капиталистического общественного порядка и отмена любого вида эксплуатации и гнёта, они направлены против разделения на классы, партии, пол и расы. На установление социалистического общества. Это программа советов рабочих и солдат. Приглашается каждый, кто хочет помочь в осуществлении этого. Каждому, кто борется с нами, нужно знать, что он встретит решительный отпор. Не важно, где бы он ни находился.

Солдаты, рабочие, товарищи по партии!

Мужчины и женщины!

Час освобождения пробил!

Вы нужны сейчас! Возврата назад нет! Только вперёд!»

Именно в эти дни поднимает голос известный интеллектуал Бремена,

In lie іійпііщ Bremens1

Soldaten, Arbeiter, Parteigenossen!

Was Mt art mtyiet? №№ Geriqerrs at cine ЯмМіїг. Bar Pradukt siM die Arbeiter- und SotdatenrSte.

Ueber de Wgabe der Rate kam ken Zwtitel sein:

Rusbreitung, Skherung und UertiEfung der Revolution. Die gauze Rlathl in die Hands der Arbeiter- und Soldatenrate. Stun der kapitalistisdien Desellschaftsaninung und daunt Rufhebung jeder Art der Rusbeutung und Unterdriidtung, riihte sie sicfi gegen eine Klasse, eine Partei, ein Geschlechl Oder eine Rasse. Rufrichtung der sozialistischen Gesellschaft

Das ist dis Progratum der Arbeiter- usd Soldatenrite. Jeder. der es dnreb-ffiitren heifen will, ist willkommen Jedea der es oekamp't werdeo wir mteiebts-los zo bejegneo wisseu. Eineriei. wo er slehen mag.

Sddaten, Arbeiter, Parteigenossen! Manner und Frauen!

Die Stunde der Bef reiung hat geschlagen.

Jetzt nutzt sie! Ein Zurnck gibt es nicht

Vorwarts also!

Bremen, den 9. November 1918.

Der Arbeiter-und Soldatenrot.

художник Генрих Фогелер, вошедший в состав Совета рабочих и солдатских депутатов. Он выступил в бременском доме профсоюзов с большим политическим докладом

«Экспрессионизм любви - путь к миру», опубликовав его в виде брошюры. «Война - чудовищный грех, кровавая вина всех нас. Искупить её можно лишь посредством социализма». Войну он интерпретировал как божье наказание и одновременно как колыбель «нового человека»1.

Прокламация Совета рабочих и солдат Бремена от 9 ноября 1918 г.[8]

Как видим, властью в Бремене после вооружённых волнений 6 ноября 1918 г. фактически владели мятежные солдаты и присоединившиеся к ним рабочие с радикально настроенными представителями интеллигенции, но «де-юре» высшими политическими органами в ганзейском городе всё ещё оставались сенат и городская дума, так как государственно-правовые изменения ещё не наступили, ибо государственно-преобразующий революционный акт ещё не состоялся. Ни одна из двух сил в эти дни не была в состоянии провести свою волю во всех сферах деятельности государственных органов.

С одной стороны стоял совет рабочих и солдат, который с матросами и солдатами обладал вооружённой силой и всячески препятствовал влиянию

отжившего режима; с другой стороны находился сенат, который по-прежнему с помощью аппарата служащих осуществлял касающуюся его компетенции деятельность, ограничивая влияние совета рабочих и солдат. Во время сосуществования старой и новой власти работали - с 7 ноября комитет действия; с 8 ноября - соответствующие подкомитеты; с 9 ноября - городская дума и сенат ежедневно собирались на заседания и готовили новые законопроекты. Таким образом, в вольном ганзейском городе Бремене после революции установилось классическое двоевластие.

Руководство бременских социал-демократов большинства вынуждено было смириться с избранным составом совета, а 9 ноября под давлением судостроителей солдатский совет покинули офицеры. В тот же день комитет действий вопреки сопротивлению правых социал-демократов принял черновой вариант прокламации Генке (НСДПГ). Тем самым леворадикалы и независимые социалисты показали намерение единым голосованием ограничивать политическую линию социалистов большинства. Задачей радикалов теперь стало претворить в жизнь поставленные в прокламации требования.

На созванном советом рабочих и солдат собрании женщин 10 ноября 1918 г., на котором шла речь о праве женщин на избрание в бюргершафт, Элиза Кессельбек вместе с Анной Штиглер была избрана в бюро. Пришли 2000 человек, в основном женщины. Кэте Аренс, будущая издательница газеты «Коммунист», обосновала на этом собрании необходимость избирательного права для женщин: «...Революционный переворот произошёл весам по себе, мы, левые радикалы и независимцы, изрядно подготовили его своими нелегальными листовками. Теперь мы больше не хотим требовать, мы хотим декретировать, что общество не может ни одного дня существовать без труда женщин!»[9].

И ноября 1918 г. отдел фабрично-заводского производства исполнительного комитета Бременского совета рабочих и солдат принял

временные положения для всех наёмных работников на предприятиях промышленности, торговли, ремёсел и транспорта, включая государственную и коммунальную собственность из 14 пунктов:

  • 1. Ежедневное рабочее время составляет восемь часов.
  • 2. Смена работы следует лишь тогда, когда доказывают её завершение, в этом случае тотчас может быть предоставлено другое занятие.
  • 3. Все освобождённые от военной службы, но не затребованные солдатским советом, восстанавливаются на местах, откуда призывались на службу.
  • 4. С целью трудоустройства использовать паритетную биржу.
  • 5. Управление биржи труда подчиняется совету рабочих, отделу фабричной жизни.
  • 6. В руководство бирж труда — по три представителя предпринимателей и рабочих.
  • 7. Каждый безработный немедленно вносится в списки биржи труда.
  • 8. Предприниматель обязан сообщать туда о всех занимаемых местах.
  • 9. Существующие тарифные договоры относительно зарплаты остаются в силе.
  • 10. Заработная плата занятых на предприятии лиц после сокращения рабочего времени должна остаться такой же, как и прежде.
  • 11. Выдвинутые, а также ещё нерассмотренные требования пересылаются в совет рабочих — отдел фабричной жизни.
  • 12. Всякое занятое на предприятии лицо обязано исполнять свою работу по прежнему распорядку и действующим инструкциям.
  • 13. Задача совета рабочих отдельного предприятия состоит втом, чтобы заботиться об использовании наличных орудий труда.
  • 1

Из выступления Йорга Воленберга на памятных мероприятиях к 90-летию падения БСР [Электронный ресурс]. URL: http://www.dielinke-bremen.de/fileadmin/user_upload/Texte_ aktuell/09-02-04_wollenberg.doc (дата обращения 13.02.2009).

14. Существующий распорядок работы согласуется с советом рабочих предприятия.

Целью вышеуказанных временных правил являлось обеспечение производства, ибо его спокойного развития требовали интересы всего революционного населения.

В тот же день, 11 ноября, в Бремен с фронта прибыл К. Яннак1. Второй по значимости после И. Книфа лидер местных леворадикалов и группы «Рабочая политика» с вокзала немедленно отправился в ратушу, где встретился с хорошо ему знакомым депутатом рейхстага и бывшим шеф-редактором «Бремер бюргерцайтунг» Альфредом Генке, уже возглавлявшим Совет рабочих и солдат ганзейского города и предложившим Карлу стать своим заместителем по политической части в солдатском совете[10] . Для взаимодействия с военными Бременский рабочий совет ещё раньше отправил к ним в качестве посредника окружного секретаря Независимой социал-демократической партии Германии (НСДПГ) Адама Фразункевича, который разместился в одном кабинете с Яннаком, что способствовало установлению между двумя бывшими мастерами обувного дела дружеских отношений .

12 ноября 1918 г. со своим обращением к общественности выступила буржуазия Бремена3. В нём говорилось: «Немецкий народ стоит в начале нового времени. Старые социальные противоречия должны быть исправлены. Кто относится с добрым сердцем к нашим старинным традициям, не только не останется в стороне, но и продолжит сотрудничество, находясь на своих постах.

Развитие должно вестись организованным путём. Мы не хотим гражданской войны, мы больше всего нуждаемся в порядке и безопасности.

Большие задачи ждут своего решения. Чтобы можно было продолжить жить и работать, Германии нужно очень большое количество сырья и продовольствия, которые могут быть доставлены из-за границы. Поэтому внутри Германии должны господствовать упорядоченные отношения, а не беспорядок и развал. Тем самым мы получим доверие заграницы о нашей платёжеспособности. Новое государство должен создавать весь германский народ.

Мы требуем:

  • 1. Безопасности личности и собственности.
  • 2. Свободы печати, слова и собраний.
  • 3. Независимости, непартийности и открытости общей юрисдикции.
  • 4. Созыва Всегерманского национального собрания для окончательного установления новой формы государства.
  • 5. Немедленные выборы нового бременского бюргершафта на всеобщей, равной, тайной и прямой основе для обоих полов для установления нового государственного устройства Бременской жизни.

Мужчины и женщины Бремена! Мы стоим перед полным распадом государственности, поэтому каждый на своём месте должен позаботиться, чтобы соблюдалось повиновение свободе и властям и сохранялся порядок. Чтобы каждый верно исполнял свою работу и служил в интересах всего народа. Каждый работодатель должен вновь принять на работу вернувшихся с войны бойцов». На базе этого обращения 13 ноября был образован комитет бюргерства, поставивший перед собой задачу охраны равноправия[11].

Bekanntmacluing!

Set №beiter- unh Solhatenrat hat hie ttus-ibung het polltiidjen ©email im Bremer Slants-jebiet iibemommen. Senat uni Biirqerfdiait leftetjen nicht meht.

Dae DrcaiiOht libet die meitcrc беЛаИипд det Vetbdltnijft cnt ihcidcn die fpdtcr Ml fthaffcnden gtlcfigcbendtn tdrpcrl

$ur Rube und «Drdnung »itd Ctwdbr geleiflet. kdct gcbc fcincm Dctufc natb.

Die Dcamten blciben ouf ibten Pollen; die Debdltcr werdcn fortgnablt. i as Privatrigentum viri geMiint.

Plunderer werden itandrcdididt abge-irteilt.

Der Hrbeiten und Soldatenrat tagt non icute ab im Rathaufe in Permanenz.

Wcifere Bckanntmadiungen folgen.

5tcmcn d«n 14. llettmbct МИ. »

©er flrbcitcr= und Soldatenrat.

Я. ffcnh. €

Поскольку предлагаемая реформа избирательного права была быстро рассмотрена в конституционной комиссии и принята на заключительной сессии городской думы 11 ноября, предусматривая скорое объявлении новых выборов бюргершафта уже на демократических принципах, то независимые и леворадикалы в соперничестве со своими буржуазными оппонентами очутились в цейтноте. Чтобы предупредить такое развитие и заменить двоевластие советом рабочих и солдат, сенат и бюргершафт необходимо было упразднить.

В связи с отсутствием прецедентов в империи и её монархических составных частях бременцы обратились к гамбургскому примеру, где эти органы отстранялись как политические институции. Генке (НСДПГ) 11 ноября представил совету рабочих и солдат от имени комитета действий резолюцию, принятую ими единогласно.

В опубликованном за подписью Генке и Экса 14 ноября заявлении говорилось (см. рисунок на предыдущей странице[12]):

«Совет рабочих и солдат принял на себя исполнение политической власти в Бременской области. Сенат и бюргершафт (городская дума) больше не существуют. Бременская область в будущем образует составную часть Германской народной республики. О дальнейшем государственном обустройстве будет решено позднее созданным законодательным органом. Спокойствие и порядок гарантируются. Каждый занимается своей профессией. Служащие остаются на своих постах; жалованье продолжает выплачиваться. Частная собственность находится под защитой. Мародёры подвергаются

приговору военно-полевого суда. Совет рабочих и солдат с сегодняшнего дня заседает непрерывно в ратуше»1.

На следующий день солдатский совет выступил со своим заявлением, подписанным его председателем Эксом и членами исполкома Яннаком, Мейером и Ритшелем. В нём говорилось:[13]

«Солдатский совет Бремена протестует против того, что имперское правительство хочет вновь насадить право офицеров приказывать. Крах старой системы свершился.

С правительством, работающим рука об руку со старой системой, самой себе вынесшей приговор, мы будем бороться как с врагом новой власти совета рабочих и солдат.

Парламент низложен, существующее правительство не располагает полномочиями. Власть у местных советов рабочих и солдат, и они употребляют её против власти правительства Эберта-Гаазе, ибо оно проводит буржуазную, а не социалистическую политику».

После устранения сената и городской думы как политических институций, которые в Бремене выполняли функции законодательной и исполнительной власти, совет рабочих и солдат стал не только лишь контрольным органом правительства и других правящих структур, но и высшей политической властью; он требовал для себя последнего слова в законодательной и исполнительной областях. При этом совет рабочих и солдат выполнял в значительной мере законодательные функции, переняв их от городской думы (бюргершафта). Равным образом на исполнительные функции претензии предъявил избранный ещё ранее из состава совета комитет действий. Таким образом, комитет действий образовал новое бременское «правительство» и занял в политической сфере место сената.

Тем не менее переговоры с сенатом и бюргершафтом были необходимы, чтобы заручиться их сотрудничеством для коллективного управления. Представляющий совет рабочих и солдат А. Генке вообще хотел по примеру Гамбурга, с которым он лично советовался, только формально скрыть сенат, а реально использовать его помощь в управлении. Он так объяснял свою позицию в городском парламенте: «Я полагаю возможным, что сенат свою долю прежней деятельности будет осуществлять совместно с советом рабочих и солдат. (Браво!). Это не означает возврата его к управлению. Машина мчит, но водителем её является совет рабочих и солдат, представитель всего народа. Демократия победила и должна побеждать дальше. В этом смысл нового устройства, которое всё вместе взятое может быть только временной мерой»[14].

Период между 6 — 8 и 14 ноября — от подготовки заседания по выборам и конституированию совета рабочих и его органов и до упразднения сената и городской думы как политических институций - можно было обозначить как период политического двоевластия, в который обе власти предъявляли друг другу претензии о том, какая политическая институция в Бремене является главной, причём революционные органы с каждым днём могли усиливать реализацию своих притязаний на власть.

Из конституционно заложенной двойственности сената как высшего политического органа города-государства, считавшегося органом управления, нужно было найти выход. Нужно было исключить сенат как правительственный орган, но революционеры в своей практической деятельности не могли отказаться совсем от его помощи. Они ещё не могли рисковать с полным захватом системы управления за недостатком лиц с опытом ведения городского хозяйства.

Красное знамя над ратушей1

Переговоры между советом и бывшими властями ганзейского города привели к обнародованию 15 ноября 1918 г. документа, по которому на переходный период предусматривался двенадцатичленный комитет в качестве связующего звена между представителями старой и новой власти и новой центральной инстанции в области управления, центральный земельный орган власти. В него помимо шести членов совета рабочих и солдат вошли шесть сенаторов (бургомистры Донандт и Гильдебранд, сенаторы Апельт, Бирман, Бёмерс и Спитта). Руководитель административного аппарата оставался на посту. Суд продолжал работу. Налоги, как и прежде, должны были выплачиваться. Сенаторы должны были докладывать комитету о своих административных решениях, политические решения должны были вотироваться рабочесолдатским советом[15] .

В тот же день, 15-го, около 11 часов Генке уже с балкона ратуши публично известил о передаче власти. Над ратушей было поднято красное знамя.

Договорённость между революционной и старой властью, с одной стороны, можно оценить как успех сената. Он с группой депутатов сохранил в своих руках отдельные сферы управления бременским государством. Это

касалось прежде всего подкомитета по финансам, где должен был соблюдаться финансовый суверенитет. Сенат также контролировал все государственные денежные средства и мог держать под своим влиянием ведение финансовой деятельности нового революционного правительства. Отстранённый как политическая инстанция отдел сенат смог в совместном 12-членном комитете добиться паритетного представительства и гарантировал себе сохранение прежнего состава для дальнейшего существования и уважительного отношения к должности.

16 ноября своё заявление сделали и сенаторы, в котором говорилось:1

«Совет рабочих и солдат объявил сенат и бюргершафт больше не существующими и сделал осуществление конституционных задач нами невозможным.

Служа Бремену, которому мы посвятили жизнь, мы хотели в равной мере предложить наши силы на защиту общественного блага, чтобы из политического переворота не проистекла опасность. С нашей стороны в данных условиях мы считаем своей обязанностью, чтобы государственное и общественное управление продолжилось без помех...».

Противников революционных перемен и компромиссов в этот период представляли либеральные силы и буржуазия, которые оставались скептическими и организовались прежде всего в «Гражданский комитет» под председательством бывшего председателя городского парламента доктора Эмиля Квидде, позднее под руководством судовладельца Адольфа Винена[16] . К ним скоро присоединились офицеры, которые, как и сенат, хотели соучастия. Однако их попытка втереться в доверие солдатского совета, как мы уже отмечали выше, не увенчалась успехом. Вынужденные выйти оттуда, они объективно превращались в ударный отряд контрреволюции.

Подводя итог первому этапу «двоевластия» в Бремене, нужно признать, что достигнутые договорённости были успехом для обеих сторон. Решающее предложение в обращении 14 ноября, где совету рабочих и солдат передаётся «осуществление политической власти», не было изъято. Согласие сената и впредь использовать его для управленческих задач равным образом говорит за совет рабочих и солдат, большинство членов которого рассматривались достаточно рассудительными, понимающими, что без сената прежде всего не сохранить упорядоченной управленческой деятельности. Немецкий историк Э. Кольб дал следующую оценку договорённости 15 ноября: «Совет рабочих и солдат имел ровно столько власти, сколько позволяли его кадровые и организаторские возможности»1.

  • [1] В частности И. Книф находился в заключении, П. Фрёлих - в гамбургском госпитале. См.: Kolb Е. Die Arbeiterrate in der deutschen Innenpolitik. 1918 - 1919. Frankfurt a.M./ Berlin/Wien, 1978. S. 79. 2 Цит.по: Сапожнікова Г.А. Бременська Рада робітничих депутатів з 7 листопада 1918 р. 4 лютого 1919 р. // Труди історичного факультету Харківського державного університету. 1957.Т. 6. С. 338. 3 Цит. по: Illustrierte Geschichte der deutschen November Revolution 1918/1919. Berlin, 1978. S. 97.
  • [2] Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 338. 2 Там же 3 Цветков Г.К. Киль, Гамбург, Бремен в революции 1918 - 1919 гг. И Вестник МГУ. 1947. № 7. С. 132. 4 См. снимки на сайте: АО «Везер» [Электронный ресурс]. URL: http://www.riddleofthesands.net/wordpress /201 б/02/03/where-does-bohme-come-in/ (дата обращения 23.05.2018).
  • [3] МііПег Р. und Brewes W. Bremen in der deutschen Revolution von November 1918 bis Marz 1919. Bremen, 1919. S. 233. 2 Garbrecht G. Ein Streifzug durch die Jahrhunderte [Электронный ресурс]. URL: https:// www-user.uni-bremen.de/~bremhist/Raeterepublikl918-19.html (дата обращения 24.12.2007). 3 Kruse H-J. Das Bremer Gefangniswesen in der Weimarer Republik. Bremen, 2000. S. 124. 4 Kolb E. Op. cit. S. 79. 5 Цит. no: Illustrierte Geschichte der deutschen...S. 97 - 98; Миллер 3. Над бременской верфью развевалось красное знамя // Ноябрьская революция в Германии. М., 1960. С. 402. 6 Филатов Н.М. Адам Фразункевич - глава правительства Бременской советской республики // Европа: актуальные проблемы этнокультуры. Древность, средние века, новое и новейшее время: материалы IX Международной научно-теоретической конференции. Минск, 10-11 ноября 2016 г. Минск, 2016. С. 160.
  • [4] Garbrecht G. Op. cit. 2 Bremer Biirger-Zeitung. 1918. 6 November. 3 Цветков Г.К. Указ. соч. С. 133. 4 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 339. 5 Как сообщала газета «Vorwarts» от 9 ноября 1918 г., на демонстрации присутствовало 30 000 чел. 6 Illustrierte Geschichtc der deutschen...S. 98.
  • [5] Цит. по: Bremer Raterepublik 1918/19 [Электронный ресурс]. URL: http://www.bikonline. de/histo/ratrep.html (дата обращения 12.05.2018). 2 Рисунок заимствован: Vor 90 Jahren... Niederschlagung der Bremer Raterepublik. 2009. 4 Februar [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 04.02.2009). 3 Миллер 3. Указ. соч. С.401 - 402.
  • [6] Vor 90 Jahren... Frauenwahlrecht. 2008, 12 Dezember [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 25.12.2008). 2 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 339. 3 Vor 90 Jahren...: Was bisher geschah. 2008. 7 November [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 18.12.2008). 4 Kolb E. Op. cit. S. 94. 5 Garbrecht G. Op. cit.
  • [7] Цветков Г.К. Указ. соч. С. 133. 2 Bremer Raterepublik 1918/19 [Электронный ресурс]. URL: http://www.bikonline. de/histo/ratrep.html (дата обращения 12.05.2018). 3 Сапожнікова Г.А. Зазн. твір. С. 340. 4 Цит. по: Vor 90 Jahren...: Stellungnahme des Arbeiter- und Soldatenrates gegen die Nationalversammlung. 2008. 19 November [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 10.01.2009).
  • [8] Фогелер Г. Об экспрессионизме любви (новое переработанное издание 1919 года) И Дом Бурганова. Пространство культуры. 2010. № 2. С. 26 — 32. 2 Даётся по: Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens. Revolution 1918/1919 in Bremen. Band. 27. Bremen, 2010. S. 63.
  • [9] Из выступления Хайке Хей на памятных мероприятиях к 90-летию падения БСР [Электронный ресурс]. URL: http://www.dielinke-bremen.de/nc/politik/aktuell/detail/zurueck/ space-park-waterfront/artikel/8-februar-gedenkfeier-auf-dem-waller-friedhof/ (дата обращения 30.10.2009).
  • [10] Jannack К. Wir kampften in Bremen fur die Raterepublik // Revolution und Raterepublik in Bremen. Frankfurt/M., 1969. S. 149. 2 BeutinW. Knief oder des groBen schwarzen Vogels Schwingen. Wiirzburg, 2003. S. 63. 3 Филатов H.M. Адам Фразункевич - глава правительства Бременской советской республики // Европа: актуальные проблемы этнокультуры. Древность, средние века, новое и новейшее время: материалы IX Международной научно-теоретической конференции. Минск, 10-11 ноября 2016 г. Минск, 2016. С. 160 - 161. 4 Jannack К. Op. cit. S. 149. 5 Weser-Zeitung, 13. November 1918, Zweite Morgen-Ausgabe.
  • [11] Ковалева А. Застрельщики Ноябрьской революции (Гамбург и Бремен) И Борьба классов. 1933. № И. С. 91.
  • [12] Снимок заявления взят: Beitrage zur Sozialgeschichte Bremens... S. 66.
  • [13] Protokoll der Sitzungen des Arbeiler- und Soldatenrats in Bremen. Sitzung 14. November 1918. S. 2-3. 2 Цит. no: Die Bremer Linksradikalen Aus der Geschichte der Bremer Arbeiterbewegung bis 1920. (Zweite, erweiterte Auflage). Bremen, 1979. S. 34.
  • [14] Цит. по: Die Bremer Linksradikalen... S. 35.
  • [15] Снимок взят с обложки: Kuckuk Р., Schroder U. Bremen in der Deutschen Revolution 1918 — 1919. Revolution, Raterepublik, Restauration. Bremen, 2017. 2 Vor 90 Jahren...: Was bisher geschah. 2008, 18 November [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dielinke-bremen.de (дата обращения 18.12.2008).
  • [16] Weser-Zeitung, 17. November 1918, Zweite Morgen-Ausgabe 2 Garbrecht G. Op. cit.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >