Атипичные формы сибирской язвы у убойных животных

Обнаружение атипичной формы сибирской язвы при ветеринарносанитарной экспертизе продуктов убоя животных часто затрудняет постановку окончательного диагноза на заболевание, обусловившее патологические изменения в лимфатических узлах и органах животных.

Многие авторы отмечали, что сибирская язва может протекать без характерных для этого заболевания клинических признаков, а у погибших или прирезанных животных патоморфологические признаки могут быть не выраженными или сглаженными. Об этом много писали Д. М. Тетерник и другие исследователи.

Д. М. Тетерник, Т. А. Цюнская в 1973 году обобщили большой материал по исследованиям ряда ученых атипичной формы сибирской язвы у убойных животных и изложили его в своей лекции. Они отмечали, что еще в 1916 году Н.Н.Мари приводил случаи обнаружения сибирской язвы у крупного рогатого скота, когда после убоя внешне здорового животного было обнаружено, что лимфатические узлы туши только отечны, а в бронхиальных и средостенных имелись геморрагии, других изменений в органах на туше не имелось. При бактериологическом же исследовании из средостенных лимфатических узлов и крови были выделены возбудители сибирской язвы. Этот же автор сообщал, что при карбункулезной форме сибирской язвы у крупного рогатого скота поражения (припухлости) чаще всего бывают в виде серозно-фибринозного экссудата лимонно-желтого цвета, пронизанного темно-красными экстравазатами. Иногда такого рода поражения могут обнаруживаться и между мышцами. В таких случаях одновременно экстравазаты находят и в регионарных лимфатических узлах. Сообщая эти данные, Н. Н. Мари пишет, что иногда ветсанэксперт, осматривая мясо, полученное от заведомо больных сибирской язвой живот ных, вообще может не найти в нем признаков, по которым можно было бы заподозрить сибирскую язву.

Д. М. Тетерник и Т. А. Цюнская (1973) сообщали о вариабельности патолого-анатомических изменений у сибиреязвенных туш от видимых изменений (плохое обескровливание, студенистые инфильтраты, увеличение лимфатических узлов) до полного отсутствия каких-либо патологических процессов. Так, например, им удавалось наблюдать только отечность или геморрагии в 1-2 лимфатических узлах или же наличие небольших студенистых инфильтратов, чаще всего в области вымени, с поражением регионарных лимфатических узлов.

Весьма интересный случай атипичного течения антракса описал Раффнер в 1915 году, когда при убое вполне здоровой коровы туша была хорошо обескровлена, а селезенка при этом стала несколько увеличенной, плотной консистенции, кровь светло-красного цвета, хорошо свертывалась в плотные сгустки. В подчелюстном же пространстве был обнаружен студенисто-кровянистый инфильтрат. Подчелюстной лимфатический узел сильно увеличен на разрезе, кирпично-красного цвета, дряблой консистенции; аналогичные изменения наблюдались в среднем заглоточном лимфатическом узле и миндалинах. В мазках из селезенки и подчелюстного лимфатического узла были обнаружены сходные с пустыми сибиреязвенными капсулами образования. Из всех пораженных лимфатических узлов, миндалин, а также из селезенки, печени, крови удалось выделить сибиреязвенную культуру только из одного пораженного лимфатического узла. При заражении белой мыши была повторно выделена типичная культура сибирской язвы.

Еще В. Ю. Вольферц приводил случай сибирской язвы, когда после убоя быка были обнаружены изменения только в легких и левом бронхиальном лимфатическом узле, на разрезе которого имелись черного цвета кровоизлияния, а в легких— небольшой геморрагический фокус. При бактериологическом исследовании культуру сибирской язвы удалось выделить из пораженного лимфатического узла и пораженного участка легкого. Все остальные органы и лимфатические узлы видимых патологических изменений не имели.

Тетерник Д. М. с соавторами описали несколько случаев атипичного проявления сибирской язвы. Так, например, при ветсанэкспер-тизе голов крупного рогатого скота у трех туш на нижней челюсти обнаружили небольшие скопления студенистого кровянистого ин фильтрата, а подчелюстные и заглоточные лимфатические узлы были сильно увеличены и на разрезе диффузно окрашены в кирпично-красный цвет. При осмотре других лимфатических узлов туши, а также селезенки, печени, почек и легких каких-либо изменений не было обнаружено. Обескровливание туш хорошее. Кровь быстро свертывалась в сгустки. При бактериологическом и биологическом исследовании культуры сибирской язвы были выделены только из подчелюстных и средних заглоточных лимфатических узлов. Высевы из мышц, органов, непораженных лимфатических узлов, крови и костного мозга роста не дали. Заслуживают внимания описанные авторами случаи атипичного течения сибирской язвы у крупного рогатого скота с поражением кишечника. Ими были выявлены случаи сибирской язвы, когда при жизни у животного никаких признаков заболевания отмечено не было, температура была нормальная. После же убоя никаких видимых патологических изменений, как в регионарных, так и других лимфатических узлах и в органах, не имелось. Были обнаружены только геморрагически воспаленные участки в тонком отделе кишечника. При бактериологическом исследовании всех органов и тканей культуру удалось получить из пораженных участков слизистой тонкого отдела кишечника. При этом колонии Вас. anthracis при первичном посеве не напоминали рост типичных сибиреязвенных колоний, и только после многократных пересевов они приняли характерный для сибиреязвенных колоний вид — «голова медузы».

В других случаях авторы отмечали случаи сибирской язвы, когда у стельной коровы преждевременно наступали предродовые схватки. Ветеринарный врач после многочасовой безрезультатной акушерской помощи санкционировал убой животного. После убоя каких-либо патолого-анатомических изменений в органах туши не было обнаружено. В микроскопических препаратах, приготовленных из мышц, возбудитель сибирской язвы отсутствовал. Было дано разрешение на продажу мяса. Однако в ближайшие 1-2 дня реализовать мясо не удалось. На 3-й день после убоя животного владелец обратился в местную больницу с жалобами на сильные боли в животе. После обследования был поставлен диагноз «заворот кишок», и больной немедленно был подвергнут операции. При вскрытии брюшины было обнаружено диффузное геморрагическое воспаление и заподозрена сибирская язва. Спасти больного не удалось. Он погиб от сибирской язвы. При повторном бактериологическом исследовании продуктов убоя прирезанной коровы культура сибирской язвы была получена из селезенки, печени, костного мозга и лимфатических узлов. Выделить же культуру из мышц при многократных последующих посевах так и не удалось. Факт невы-деления сибиреязвенной культуры из мышц указывает на то, что в данном случае, видимо, убой животного был произведен задолго до возможной естественной его гибели, когда септицемия организма еще не наступила.

Сообщалось также и о случаях сибирской язвы крупного рогатого скота, когда стадо быков выпасалось на клеверном поле, после чего у 9 животных появилась «тимпания». Ветеринарному работнику, занимавшемуся лечением этих животных, 8 голов удалось вылечить, но у одного быка, несмотря на самые энергичные меры, «тимпания» прогрессировала, и, во избежание гибели, быка прирезали. При исследовании продуктов убоя признаков, дающих повод заподозрить сибирскую язву, выявлено не было. Мясо было реализовано среди сотрудников хозяйства, а шкура сдана в контору «Заготживсырье», где при ее исследовании по методу Асколи были получены положительные результаты на сибирскую язву. В связи с этим в хозяйстве, откуда поступила данная шкура, было проведено дополнительное бактериологическое исследование остатков от убоя быка (засоленное мясо, костный мозг и лимфатические узлы) и при этом была выделена кулыура возбудителя сибирской язвы. Из мышц и в этом случае возбудитель сибирской язвы не был выделен. Как было потом установлено, из многих лиц, потреблявших мясо от этого быка, один человек погиб от сибирской язвы.

Заслуживают также внимания и такие случаи атипичного течения сибирской язвы у крупного рогатого скота. На одном из предприятий мясной промышленности на туше коровы, при жизни внешне здоровой, с нормальной температурой, при ветсанэкспер-тизе головы и внутренних органов никаких патологических изменений, дающих повод заподозрить сибирскую язву, не было обнаружено. Вместе с тем, после снятия шкуры с левой стороны в области передней конечности была выявлена разлитая «гнойная флегмона» с резко выраженным ихорозным запахом. При обследовании всех лимфатических узлов туши видимых изменений, характерных для сибирской язвы, не было обнаружено. Пораженная четверть туши была направлена на техническую утилизацию, а оставшаяся половина и задняя четверть туши были задержаны, материал от них — предлопаточные и подколенные лимфатические узлы и мышцы — был направлен в лабораторию для исключения возбудителей септических заболеваний. При микроскопическом исследовании мазков-отпечатков как из лимфатических узлов, так и из мышц сибиреязвенные бациллы не были обнаружены. Однако при посевах из этих же проб был получен обильный рост типичных сибиреязвенных колоний, при заражении которыми мышей они погибали в установленные для сибирской язвы сроки. Обращает на себя внимание то, что части туши, не имевшие поражений, были хорошо обескровлены и имели удовлетворительный внешний вид.

А на другом мясокомбинате при экспертизе голов крупного рогатого скота было обнаружено очаговое поражение левого медиального заглоточного лимфатического узла. Пораженный узел был несколько увеличен, отечен, на разрезе имелись небольшие участки, окрашенные в кирпично-красный цвет. В других лимфатических узлах головы никаких изменений не было. При термометрии перед убоем у животного повышения температуры не было отмечено. При микроскопии мазков, приготовленных непосредственно из пораженного лимфатического узла, возбудители сибирской язвы первоначально обнаружены не были, но вместе с тем был произведен посев на МПА. Не ожидая результатов посева, голова была направлена на техническую утилизацию, а туша и внутренние органы, при ветсанэкспертизе которых не было обнаружено никаких патологических изменений, были направлены по своему назначению: туша — в холодильник, а другие продукты убоя — в субпродуктовый и кожепосолочный цеха. На следующий день при просмотре чашек с посевами из пораженного лимфатического узла был обнаружен рост типичных для сибирской язвы колоний, а при заражении мышей и морских свинок была подтверждена их принадлежность к сибирской язве. При многократных высевах из мышц, костного мозга, лимфатических узлов туши, а также при заражении лабораторных животных непосредственно материалом из этой туши культуру сибирской язвы выделить не удалось. Этим самым было подтверждено, что у коровы имел место случай локализованной формы антракса с поражением только одного левого заглоточного лимфатического узла.

Животных, зараженных сибирской язвой, без патогномоничных признаков болезни иногда вынужденно убивают непосредственно в хозяйствах. Так, например, в одном из колхозов на пастбище была прирезана корова с диагнозом «обширные травмы с прободением грудной стенки». Так как область и хозяйство десятки лет считались благополучными по сибирской язве, то материал от этого животного не был направлен в лабораторию для исследования, а туша направлена на мясокомбинат, где она и была принята как мясо вынужденного убоя. Спустя несколько дней после сдачи мяса на мясокомбинат в хозяйстве погибли две лошади, на которых туша доставлялась на мясокомбинат. При бактериологическом исследовании трупов погибших лошадей был установлен антракс. Это обстоятельство побудило к дополнительному исследованию мяса коровы, доставленного на мясокомбинат, и в результате была установлена сибирская язва.

В литературе описаны и другие случаи атипичного течения сибирской язвы у крупного рогатого скота. Один случай был описан в Германии. У лактирующей коровы было обнаружено воспаление задней четверти правой доли вымени. При бактериологическом исследовании содержимого из пораженной доли была получена чистая культура сибирской язвы. Так как при посевах молока из непораженных долей вымени культура сибирской язвы не выделялась, а у животного была нормальная температура, то корова была помещена в инфекционную клинику ветеринарного института для наблюдения и исследования. В клинике корова находилась в течение 9 месяцев, и при исследовании в течение всего времени наблюдения регулярно выделялась культура сибирской язвы из содержимого только пораженной доли вымени. За весь период наблюдения у коровы температура оставалась нормальной. После убоя животного никаких изменений в органах и тканях не было обнаружено, за исключением пораженной доли вымени. При бактериологическом и биологическом исследовании всех органов лимфатических узлов, костного мозга и мышц культуру сибирской язвы удалось получить только из пораженной доли вымени.

Описан случай, когда при ветсанэкспертизе внутренних органов у крупного рогатого скота на наружной стороне рубца при переходе его в сычуг был обнаружен процесс в виде ограниченного студневидного образования с наличием геморрагии величиной с голову ребенка. Первоначально это образование было принято за опухоль, но затем обнаружили расплавленную студневидную массу с наличием полосчатых геморрагий. При микроскопическом исследовании мазков, приготовленных из этой массы, были обнаружены характерные для возбудителей сибирской язвы длинные цепочки, с наличием в центре палочек спор. В дальнейшем было установлено, что на месте образования отека имелось инородное тело (проволока), которое и обусловило травматический ретикулит. Патолого-анатомические изменения в других органах и тканях туши отсутствовали. Высевы из брыжеечных лимфатических узлов туши, селезенки, почек, печени, мышц, крови и костного мозга роста колоний сибирской язвы не дали. Вместе с тем, посевы из инфильтрата дали обильный рост типичных для сибирской язвы колоний. При заражении полученной культурой лабораторных мышей последние погибли через 24-36 ч. Образование спор непосредственно в инфильтрате, когда он еще находился в брюшной полости, авторы объясняли тем, что при прободении инородным телом (проволокой) сетки в брюшную полость проникли возбудители сибирской язвы, где на месте их внедрения и возник воспалительный процесс. Благодаря тому, что из желудка проникал воздух (свободный кислород), создались благоприятные условия для спорообразования непосредственно в самом воспалительном очаге.

Все вышеизложенные примеры свидетельствуют, что атипичные формы сибирской язвы у крупного рогатого скота могут проявляться весьма разнообразно. При этом возбудители могут выделяться только из пораженных органов или участков ткани и регионарных лимфатических узлов и в то же время отсутствовать в других органах и тканях.

В литературе имеются сообщения об атипичных формах сибирской язвы и у лошадей. У однокопытных сибирская язва обычно проявляется в виде местного процесса, который может перейти в септический. В таких случаях на месте внедрения возбудителей можно обнаружить изменения в форме карбункула с непременным поражением регионарных лимфатических узлов в виде серозногеморрагического лимфаденита с тенденцией к некрозу. Описаны случаи проявления антракса у лошадей в виде геморрагического энтерита с наличием поражения брыжеечных лимфатических узлов. При этом видимые изменения в селезенке и других паренхиматозных органах отсутствовали, а культура сибирской язвы была получена только из брыжеечных лимфатических узлов.

Известно, что у овец сибирская язва протекает в виде острого септического процесса. Однако за последнее время накопились данные, говорящие о том, что у овец, как и других видов животных, сибирская язва может протекать атипично, бессимптомно. Поэтому не исключена возможность убоя овец с такими формами заболевания сибирской язвы. Поэтому В. Ю.Вольферц еще в 1925 году рекомендовал при вынужденном убое овец с повышенной температурой вскрывать и органные, и соматические лимфатические узлы, так как у больных животных могут быть небольшие малозаметные карбункулы, например, только на ноге или в области груди. В таких случаях воспалительные процессы могут быть обнаружены и в соответствующих регионарных лимфатических узлах. Нередко у погибших от сибирской язвы овец кровь хорошо свертывается, отсутствуют изменения в селезенке и истечения из естественных отверстий. Вместе с тем, при заражении белых мышей материалом от таких овец они гибли от сибирской язвы.

Имеются и другие сообщения о случаях атипичного течения сибирской язвы у овец. Так, например, при доставке, спустя месяц после убоя, замороженной туши овцы каких-либо патологических изменений как на поверхности, так и при вскрытии лимфатических узлов не было обнаружено. Но ввиду отсутствия документов трубчатая кость, поверхностный шейный и подколенный лимфатические узлы, почка с надпочечником и мышечная ткань были направлены в лабораторию для бактериологического исследования. В данном случае культура сибирской язвы была выделена только из подколенного лимфатического узла и почки. Из других органов и тканей сибиреязвенные микробы получить не удалось. В другом случае при ветеринарно-санитарной экспертизе хорошо упитанной туши овцы было установлено выраженное кровенаполнение поверхностных капилляров, представляющееся в виде сетки-«паутинки». При вскрытии лимфатических узлов туши отклонений от нормы не обнаружено. При бактериологическом же исследовании из мышц, поверхностно-шейного и подколенного лимфатических узлов была выделена культура сибирской язвы.

Наблюдался также случай атипичного течения сибирской язвы, когда при ветсанэкспертизс внутренних органов овцы в селезенке была обнаружена ограниченная, величиной с теннисный шарик, флюктуирующая припухлость. При этом сама селезенка не была увеличена. Туша хорошо обескровлена. При вскрытии и осмотре как соматических, так и органных лимфатических узлов каких-либо изменений отмечено не было. При микроскопическом исследовании нескольких мазков, приготовленных как из припухлости, так и из самой селезенки, сибиреязвенные микробы обнаружить не удалось. Не было выявлено роста сибиреязвенных колоний при посевах из внутренних органов, лимфатических узлов и из мышц, но в высевах из припухлости селезенки было обнаружено четыре типичные для сибирской язвы колонии. После биологической проверки этих колоний на белых мышах удалось установить возбудитель сибирской язвы. Описаны случаи, когда у овец при жизни никаких клинических признаков заболевания не было отмечено; при ветсанэкспертизе в органах и лимфатических узлах патологоанатомических изменений также не обнаруживалось. Вместе с тем, при исследовании проб овчин, полученных от этих животных, по методу Асколи наблюдались положительные реакции на сибирскую язву.

Все изложенное позволяет заключить, что у овец возможно атипичное или бессимптомное течение заболевания, что необходимо учитывать при осмотре продуктов убоя овец как на боенских предприятиях, так и на рынках.

Выше отмечалось, что у свиней сибирская язва обычно протекает в виде местного процесса, чаще в виде неполного первичного комплекса, а именно, когда на месте внедрения сибиреязвенного возбудителя никакого первичного воспалительного очага не имеется, в то время как в регионарных лимфатических узлах серозногеморрагический лимфаденит с тенденцией к некрозу всегда имеется. При этом характер поражений в лимфатических узлах всегда зависит, с одной стороны, от времени, прошедшего с момента внедрения сибиреязвенного возбудителя до момента убоя животного, а с другой — от устойчивости организма свиньи и, наконец, вирулентности штамма сибиреязвенных микроорганизмов.

Сообщалось также, что у свиней в случаях, когда на месте внедрения сибиреязвенных бацилл имеется воспалительный процесс (полный первичный комплекс), обычно поражаются миндалины, небные фолликулы, слизистая оболочка гортани, корня языка, мягкого нёба и соответствующие регионарные лимфатические узлы, чаще всего подчелюстные. Тогда говорят о наличии так называемой «ангинозной формы антракса». Но нередко воспалительный сибиреязвенный процесс с поверхности слизистой оболочки может переходить вглубь на подслизистую межмышечную соединительную ткань, в связи с чем она может на большом протяжении в области шеи пропитываться серозным желто-красного цвета студенистым инфильтратом, достигая величины кулака и вызывая подозрение еще при жизни на возможное заражение свиньи сибирской язвой. В отдельных случаях отеки могут достигать больших размеров, что является причиной гибели животных от удушья.

У свиней при кишечной форме сибирской язвы, наряду с ограниченным поражением тонкого отдела кишечника, чаще всего пейеровых бляшек, обычно встречаются изменения и в соответствующих регионарных (мезентериальных) лимфатических узлах. Пораженные сибирской язвой лимфатические узлы (подчелюстные, мезентериальные) в одном случае сильно увеличены до величины куриного яйца, отечные, в других же — остаются без изменения. На разрезе такие лимфатические узлы имеют хотя и своеобразную, но не всегда постоянную картину. На ранних стадиях заболевания обычно поражается не весь лимфатический узел, а только его часть или же отдельный участок величиной с булавочную головку. В таких случаях пораженные участки лимфатического узла бывают окрашены в кирпично-красный цвет, сам же узел остается без изменения; при диффузном же поражении в кирпично-красный цвет окрашивается вся поверхность лимфатического узла, что необходимо считать определяющим признаком при диагностике сибирской язвы у свиней на основании патолого-анатомической картины. На более поздних стадиях заболевания изменения характерны как для острых (ранних) стадий заболевания, так и для хронических, когда в пораженных лимфатических узлах имеются обширные участки некроза. Часто в таких случаях пораженные участки чередуются с участками здоровой ткани лимфатического узла. На разрезе таких узлов пораженные участки сухие, легко вылущиваются, а при надавливании выделяются пробки из омертвевшей ткани. Пораженные участки, а при диффузном поражении весь лимфатический узел, бывают как бы отграничены от здоровой ткани демаркационной (ослизлой) зоной. При хроническом длительном течении воспалительного процесса в лимфатическом узле наблюдается разрастание соединительной ткани. При этом образуются рубцы с участками, окрашенными в коричневый цвет вследствие распада эритроцитов. Изменения такого рода обычно наблюдаются при заживших формах, и, как правило, живых сибиреязвенных микробов из таких мест выделить не удается. В измененных узлах иногда можно обнаружить абсцессы различных размеров, окруженные со единительнотканной капсулой. Образование абсцессов можно считать вторичным явлением, когда в пораженные сибирской язвой участки попадают и гноеродные микроорганизмы (стрептококки, стафилококки, синегнойная палочка и др.). При микроскопическом исследовании содержимого таких узлов наряду с гноеродными микроорганизмами можно обнаружить тени сибиреязвенных бацилл.

При ветсанэкспертизе туш свиней встречаются также смешанные поражения подчелюстных, брыжеечных лимфатических узлов, обусловленные, например, туберкулезом и сибирской язвой, когда на уже имевшиеся туберкулезные поражения могут наслаиваться изменения, характерные для сибирской язвы. Так, например, при ветсанэкспертизе свиной туши было обнаружено, что подчелюстной лимфатический узел правой стороны сильно увеличен, круглой формы, на ощупь плотный, разрез неровный. На поверхности разреза, в области коркового вещества отмечались радиально расположенные возвышения желтоватого цвета с творожистым распадом. Между такого рода гнездами казеоза имелись как бы островки живой ткани. Вся эта патолого-анатомическая картина придавала лимфатическому узлу лучистое строение. Так как вся поверхность разреза была диффузно окрашена в розовый цвет, это дало повод ветсанэксперту направить пораженный лимфатический узел в лабораторию для исследования. При бактериологическом исследовании была установлена сибирская язва. Во втором случае подчелюстной лимфатический узел левой стороны не был увеличен, поверхность разреза имела кирпично-красный цвет, выявлялись участки творожисто-казеозного лимфаденита. При микроскопии мазков, приготовленных из измененных участков лимфоузлов, обнаружены характерные для сибирской язвы бациллы. При посевах наблюдался рост характерных для сибирской язвы колоний, а зараженные этой культурой белые мыши гибли в установленные для сибирской язвы сроки. В мазках, приготовленных из участков творожистоказеозного распада и окрашенных по Циль-Вильсону, наряду с наличием характерных по морфологии сибиреязвенных микроорганизмов в большом количестве имелись расположенные кучками и в одиночку туберкулезные палочки. Патологических изменений в других лимфатических узлах и органах не было обнаружено, а высевы из них роста микроорганизмов не дали.

Иногда неувеличенные лимфоузлы на разрезе имеют и участки казеозного распада и, за исключением участков некроза, окрашены в кирпично-красный цвет. Но при этом микроскопически и бактериологически была установлена сибирская язва. При сибирской язве из пораженных подчелюстных лимфатических узлов наряду с возбудителями сибирской язвы довольно часто можно выделить и пастереллы, что свидетельствует о смешанной инфекции сибирской язвы с геморрагической септицемией. Описаны также случаи смешанной инфекции, когда одновременно с сибирской язвой у свиней диагностировали чуму.

Считается, что у свиней местом внедрения возбудителей сибирской язвы являются слизистая, подслизистая и серозная оболочки тонкого отдела кишечника. В редких же случаях воротами сибиреязвенной инфекции могут служить заслонка слепой кишки и сама слепая кишка. Эти данные свидетельствуют о том, что при некоторых, еще недостаточно изученных условиях воротами сибиреязвенной инфекции у свиней может являться кишечник. При этом воспалительные изменения локализуются на слизистой оболочке, и, как правило, одновременно изменения находят в регионарных мезентериальных лимфатических узлах. Патологические изменения иногда локализуются на серозной оболочке тонких кишок и имеют вид неправильной или круглой формы геморрагии небольшой величины. Поражения могут локализоваться в пейеровых бляшках. При хроническом течении процесса эти участки могут некротизироваться и приобретать желто-серый цвет. Случается, что на слизистой оболочке образуются как бы выбитые пробойником, величиной с чечевичное зерно язвы. Чаще всего такого рода поражения появляются в местах прикрепления сальника. Цвет таких изъязвленных участков бывает от светло-красного до светло-бурого. При сильно развитом воспалительном процессе листки сальника на большем или меньшем протяжении покрываются фибринозными наложениями, а между листками сальника обнаруживается желтоватая тягучая жидкость. Лимфатические сосуды бывают сильно наполненными и имеют вид желтых шнурков толщиной с карандаш.

У свиней часто поражаются одновременно кишечник и мезентериальные лимфатические узлы. Эти изменения аналогичны наблюдаемым в подчелюстных лимфатических узлах. Разница заключается лишь в том, что при кишечной форме антракса жировая ткань, окружающая пораженные брыжеечные лимфатические узлы, часто бывает серозножелатинообразно инфильтрирована. Кроме того, может быть очаговое, в виде карбункулов, поражение селезенки. Многие исследователи, наблюдавшие кишечную форму антракса у свиней, отмечали, что культуры сибирской язвы при этой форме заболевания могут быть выделены из очагов поражения и регионарных лимфатических узлов.

О случаях сибирской язвы у свиней, когда воротами инфекции служили дыхательные пути, сообщений немного. Вместе с тем установлены случаи фибринозной пневмонии у поросят, когда только из измененной легочной ткани удалось выделить бациллы сибирской язвы. Кроме того, при вскрытии одного трупа свиньи были обнаружены плеврит и пневмония, а также инфаркты в почках. Изменений в других органах и тканях не наблюдалось. При бактериологическом исследовании сибиреязвенные бациллы были выделены только из почечных инфарктов. Из легочной ткани и бронхиальных лимфатических узлов роста сибиреязвенных колоний не наблюдалось. У свиней легочную форму сибирской язвы выявляли с образованием желто-красного узла величиной с куриное яйцо. При этом плевра была покрыта фибрином, а в грудной полости имелся серозно-фибринозный экссудат. Никаких других изменений ни в самих легких, ни в соответствующих регионарных узлах не было отмечено. При высевах из селезенки, крови, лимфатических узлов роста сибиреязвенных микробов исследователям получить не удалось. И только из пораженного участка легкого была получена чистая культура сибирской язвы.

В литературе имеются только единичные сообщения о том, что воротами сибиреязвенной инфекции у свиней может быть кожа. Так, в одном случае на коже наблюдалось образование значительного количества карбункулов сине-красного цвета, величиной с грецкий орех, из которых при бактериологическом исследовании были выделены сибиреязвенные бациллы. Описаны два случая сибирской язвы у свиней, когда наряду с поражением лимфатических узлов на коже имелись множественные кровоподтеки, напоминающие укусы насекомых, из которых при бактериологическом исследовании была выделена культура сибирской язвы.

Эти данные свидетельствуют, что у свиней сибирская язва чаще протекает с наличием воспалительного процесса в области шеи (серозно-геморрагический лимфаденит подчелюстных, шейных и др. лимфатических узлов), затем могут быть отмечены случаи с поражением кишечника и прилегающих к нему мезентериальных лимфатических узлов, и последнее место занимают сравнительно редкие случаи сибирской язвы у свиней с поражением легких и кожи.

Вместе с тем при атипичных формах проявления антракса у животных с очаговым поражением отдельных тканей и лимфатических узлов при микроскопическом исследовании мазков, приготовленных из патологически измененных участков, обычно обнаруживается возбудитель сибирской язвы. Но бывают случаи, когда их так мало, что приходится просматривать десятки мазков, чтобы обнаружить отдельные бациллы. При этом необходимо иметь в виду, что в мазках, наряду с типичными характерными капсульными сибиреязвенными палочками, можно обнаружить атипичные формы в виде разбухших, сильно изогнутых или перекрученных длинных нитей, потерявших правильные контуры, или в виде распавшихся на отдельные обломки бацилл. Иногда обнаруживаются тени бактерий различной величины с отрицательным окрашиванием контуров по Граму или в виде конгломерата пустых капсул, наполненных мельчайшими фиолетового цвета включениями.

Часто отдельные бациллы или же состоящие из них цепочки и нити окрашиваются неравномерно, при этом концы бактериальной клетки окрашены более интенсивно, что придает им вид спор. Такое разнообразие форм сибиреязвенных микроорганизмов особенно часто наблюдается при хронических процессах, сопровождающихся некрозом ткани у свиней. В микроскопических препаратах, наряду с разнообразными формами бацилл сибирской язвы, очень часто встречаются другие микроорганизмы (кокки, грамположи-тельные палочки и др.). Видимо, поэтому из пораженных участков различных органов, тканей и лимфатических узлов не всегда удается вырастить чистые типичные колонии сибирской язвы. У свиней, например, в подавляющем большинстве случаев колонии сибирской язвы растут с колониями пастерелл, возбудителями рожи, бактериями группы кишечной палочки, синегнойной палочки, стафилококков и стрептококков. Нередко вырастают колонии почти всех перечисленных микробов. В таких случаях рост сибиреязвенных колоний бывает не характерным, что затрудняет их идентификацию. Надо еще учитывать, что колонии сибирской язвы, даже свободные от колоний других микробов, ослизняются и быстро теряют характерный вид и структуру, находятся в состоянии распада. Если посевы с такого рода колониями оставить на 2-3 суток при комнатной температуре, то колонии становятся круглыми, тягучими, а спустя некоторое время делаются прозрачными. Кроме того, в практике лабораторных исследований описаны случаи, когда при заражении мышей непосредственно патологическим материалом они погибают спустя 2-3 суток, причем часто из трупов выделяют чистую культуру пастерелл, хотя в мазках до заражения обнаруживали и сибиреязвенные палочки. Видимо, в таких случаях размножение пастерелл в организме мышей происходит быстрее, чем бацилл сибирской язвы, и мыши гибнут от пастереллеза. Вот почему нельзя рекомендовать производить непосредственное заражение животных материалом при атипичных формах проявления сибирской язвы. Проверять же патогенность и вирулентность выделенного возбудителя сибирской язвы на животных необходимо после получения чистой культуры. При этом следует учитывать, что вирулентность сибиреязвенных культур при атипичном течении заболевания не всегда одинакова. В одних случаях при подкожном заражении белые мыши погибают на 2-3 сутки, морские свинки — на 3-4 сутки. В других случаях мыши при подкожном заражении погибают только через 5-21 день, а морские свинки и кролики или вовсе не погибают, или гибнут от больших доз при внутрибрюшинном заражении.

Атипичные формы проявления сибирской язвы трудно дифференцировать от других болезней. Поэтому при дифференциальной диагностике атипичных форм этой болезни необходимо исключать, прежде всего, заболевания, которые в начальной стадии своего развития имеют сходные патолого-анатомические изменения. Окончательный диагноз при всех этих исследованиях можно поставить только после бактериологического исследования, идентификации возбудителя инфекции или токсического вещества, обусловивших развитие патологического процесса. При этом следует иметь в виду, что диагностика атипичных форм сибирской язвы по реакции Асколи в первый день ее постановки не всегда может дать положительные результаты. Далеко не всегда положительная реакция получается после выдерживания материала в термостате при 37 °C более суток. Положительная реакция по Асколи обычно получается только в том случае, если одновременно из этого материала выделяется большое количество сибиреязвенных бацилл. Если их мало, то даже при выраженном сибиреязвенном процессе такая реакция не наступает. Последнее можно объяснить тем, что во время развития сибиреязвенного процесса в нем не образуется достаточного количества преципитиногена, а образуется он в необходимом для реакции количестве в результате последующего роста и разрушения бацилл при выдерживании материала в термостате. Интенсивность реакции Асколи зависит как от количества имевшихся в патологическом материале сибиреязвенных бацилл, так и от интенсивности послелующего их распада.

Таким образом, можно заключить, что при ветсанэкспертизе продуктов убоя разных видов животных можно выявить случаи сибирской язвы, протекающие не только с характерной для данного заболевания клиникой и патолого-анатомической картиной, но и обнаружить при этом сибиреязвенные палочки со значительными отклонениями от типичных и возбудителей других инфекционных болезней.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >