Обобщение опыта гражданского образования военнослужащих в советских вооруженных силах

Приступая к изучению второго периода в развитии гражданского воспитания военнослужащих России, необходимо раскрыть роль и значение для вооруженных сил страны важнейших социальных перемен, предшествующих и произошедших во время становления Советского государства. Прежде всего нужно отметить глубокое и полномасштабное моральное разложение царской армии, уже более трех лет к 1917 году участвующей в беспрецедентно жестокой Первой мировой войне, практически лишившей вооруженные силы нашей страны профессиональных военных. Создаваемые по всей стране для восполнения гигантских потерь младшего офицерского состава школы прапорщиков не могли обеспечить армию необходимыми кадрами и в течение трех-четырехмесячного срока подготовки сформировать необходимые для военнослужащего профессиональные качества. Наспех овладев азами военной науки, выпускники этих школ, бывшие несколько месяцев назад обычными чиновниками, студентами и другими гражданскими лицами, скорее всего отнюдь не переполнялись чувством долга по защите Родины, ответственностью за ее судьбу, чувством офицерской чести и достоинства. Тем более весь курс профессиональной подготовки прапорщиков в таких школах целиком состоял из классных и строевых занятий, а воспитательная работа, способствующая развитию профессионально важных личностных качеств военнослужащих, полностью отсутствовала.

Именно низкий уровень мотивации к военной деятельности и несформированность профессионально важных качеств личности явились важнейшими причинами снижения боевого духа, нравственного, а затем и организационного распада дореволюционной армии России. Февральская революция 1917 года лишь ускорила этот процесс, когда военная присяга, данная военнослужащими царю, потеряла свой смысл, как, впрочем, и сами военные действия. По этим причинам к октябрю этого же года Российская армия представляла собой разрозненные и малоуправляемые вооруженные объединения, из которых лишь пятая часть находилась на фронте. Очевидно, что уже в таких условиях, когда открытым был вопрос о существовании не только армии, но и целостности самого Российского государства, задача гражданского воспитания военнослужащих не могла быть поставлена.

Однако столкнувшаяся с первых же дней прихода к власти с необходимостью наличия боеспособной армии партия большевиков приложила все усилия к решению этой задачи. К сожалению, представить себе подлинную картину создания и первых лет существования Вооруженных сил Советского государства крайне сложно ввиду сильнейшей заидеологизированности информации по данному вопросу и секретности соответствующих данному процессу документов. Тем не менее очевидно, что Советская армия создавалась совершенно на других принципах, нежели дореволюционная армия.

Главное отличие новой армии заключалось в совершенно ином видении рядового состава, представители которого в царской армии практически до окончания монархии в нашей стране фактически рассматривались как крепостные, служившие своим офицерам. С момента создания рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) советская власть полностью изменила такое положение дел, не только уравняв в гражданских правах рядовых и офицеров, но даже отменив знаки различия между ними. Как справедливо указывает в своем диссертационном исследовании О.Н. Посвятен-ко, в процессе военного строительства как составной части формирования новой государственности для политических лидеров РКП (б) и руководителей Советского государства стало ясным, что политическое воспитание военнослужащих Красной армии — это, если не достаточное, то уж точно одно из самых необходимых условий повышения боеспособности частей и соединений, укрепления морального духа войск [30, с. 14].

Декрет о создании РККА от 15 января 1918 года говорил о том, что путь в армию открыт для всех граждан страны, которые после вступления в вооруженные силы стали называться одинаково — красноармейцы. Однако такая демократизация основных принципов организации армии уже не могла базироваться на безразличном отношении солдат к военному делу. Советской армии потребовался новый тип военнослужащего — активного, целеустремленного, искренне верящего в важность и необходимость своего дела. В связи с этим важнейшей задачей подготовки военнослужащих стало не только овладение сугубо боевыми знаниями, умениями и навыками, но и морально-психологическая подготовка.

Правовой основой военной подготовки красноармейцев выступал декрет В ЦИК «Об обязательном обучении военному искусству», изданный 22 апреля 1918 года и просуществовавший до 1923 года, согласно которому все мужчины в возрасте от 18 до 40 лет были обязаны пройти соответствующие курсы, продолжительностью до двух месяцев. По состоянию на 1920 год более половины РККА составляли солдаты, обученные на курсах. При этом необходимо учитывать, что большинство красноармейцев, призванных в армию в ходе Гражданской войны, были людьми безграмотными или малообразованными, что существенно снижало возможности управления создаваемыми войсковыми подразделениями и усиливало подверженность военнослужащих влиянию контрреволюционных настроений. Политическое воспитание воинов шло параллельно с процессом ликвидации неграмотности, обеспечивавшим минимум общей образованности. Был издан специальный приказ Реввоенсовета республики № 1415 от 4 сентября 1919 года о ликвидации неграмотности среди красноармейцев [12, с. 4].

Реализация функции политического воспитания военнослужащих РККА осуществлялась посредством педагогической работы комиссаров и политруков — должностей абсолютно новых для армии нашей страны. На первых этапах становления советских вооруженных сил комиссары также осуществляли и надзорные функции, поскольку существенный процент командиров РККА составляли бывшие офицеры царской армии, не отличавшиеся приверженностью к какой-либо власти.

Для руководства деятельностью комиссаров и политработников в 1918 году создается бюро военных комиссаров, переименованное в 1919 году в политотдел Реввоенсовета, а в 1922 году — в политуправление Красной армии (ПУРККА), осуществлявшие, кроме собственно управления, и функции методического руководства. Анализ ряда документов, изданных ПУРККА, позволяет сделать вывод о том, что, кроме сугубо политического воспитания, политруки в военных частях также осуществляли гражданское воспитание красноармейцев. При этом необходимость гражданского воспитания военнослужащих РККА была обусловлена объективной необходимостью в создании некоторого внутреннего фундамента личности, с которого начинается понимание общественных отношений, на котором в дальнейшем осуществлялась надстройка политического воспитания.

Очевидно, что прежде чем убеждать несведущего человека в правильности действий руководства страны, необходимо было показать ему основные достижения советской власти, за которые в дальнейшем предстояло бороться, а именно: равенство, свободу, возможность избирать и быть избранным и другие гражданские права человека, ставшие доступными для всех граждан нашей страны после событий 1917 года. Таким образом, нужно было объяснить красноармейцу, что он гражданин и обладает рядом гражданских прав и обязанностей, что постоянно подчеркивалось во многих военных документах. Так, например, текст уже первой военной присяги РККА периода Гражданской войны представлял новобранца как гражданина Советской республики и призывал его к воздержанию от поступков, порочащих и унижающих гражданское достоинство. Представление новобранцев гражданами Советского Союза сохранилось и в более поздних версиях военной присяги. Однако если для призывников 50-70-х годов прошлого века понятие «гражданин» к моменту принятия военной присяги уже было наполнено определенным содержанием, сформированным усилиями образовательных учебных заведений, то для красноармейцев начала 20-х годов это понятие, скорее всего, ничего не значило.

С целью усиления значения этого и других важнейших понятий в общественной жизни человека армейские органы политпросвещения также вели работу и по гражданскому воспитанию красноармейцев. Осуществление гражданского воспитания в армии в условиях Гражданской войны могло носить только эпизодический и бессистемный характер, а ведущими методами этого воспитания являлись пример, убеждение, принуждение и др. Однако после окончательного утверждения в нашей стране советской власти эта работа стала носить более целенаправленный характер.

Так, например, в 1922 году ПУРККА выпускает первое издание из серии пособий политрукам, где целый раздел отводится гражданскому воспитанию красноармейцев. Составителем данного пособия Д.Я. Кином в разделе книги «Красноармеец-гражданин» в достаточно доступной форме приводится разъяснение и описание ряда гражданских прав, которыми обладает красноармеец. На конкретных примерах раскрывает роль и значение права на равенство, права на свободу передвижения, объединения и др. В этом же разделе пособия актуализируется мысль о гражданской сознательности и честном отношении красноармейцев к своим гражданским обязанностям, о необходимости уважения человеческого достоинства [18]. Безусловно, представленная в пособии информация не исчерпывала всех гражданских прав, зафиксированных в советском законодательстве того времени. Однако уже этих сведений должно было быть вполне достаточно, чтобы провести одно или даже несколько учебных занятий по гражданскому воспитанию в общем курсе политической подготовки военнослужащих РККА. В то же время, несмотря на выпуск таких пособий, невысокий уровень подготовки политруков, отсутствие разработанной методики проведения политических занятий, а также использование сугубо коллективных форм воспитательной работы выступали факторами, снижающими эффективность гражданского воспитания красноармейцев.

Важность гражданского воспитания красноармейцев хорошо осознавалась многими военными руководителями того времени. Так, М. В. Фрунзе в марте 1922 года подчеркивал, что воспитательная работа в Красной армии должна иметь своей целью «превращение каждого бойца в сознательного гражданина, знающего свое место в Советской республике...» [43, с. 207].

В сентябре 1922 года совещание начальников политуправления РККА завершилось принятием резолюции «О единой системе политвоспитания». Данный документ выражал принципиальную позицию руководства Советской армии относительно задачи политвоспитания красноармейцев, которая заключалась в воспитании сознательного гражданина-бойца [36, с. 295-296]. Таким образом, гражданское воспитание военнослужащих было возведено в разряд основных задач развития вооруженных сил нашей страны. При этом еще в октябре 1921 года второй съезд политпросветов определил эту же задачу как необходимость воспитания красноармейцев и военморов в духе социалистической гражданственности и хозяйственности.

Таким образом, уже в самом начале развития советских вооруженных сил была поставлена и в той или иной мере решалась задача гражданского воспитания военнослужащих.

В 1924 году Реввоенсовет СССР издает приказ № 2663, согласно которому политические занятия включаются в общий распорядок дня красноармейцев, ежедневно занимая часть дообенного времени в объеме двух часов. При этом занятия стали носить более индивидуальный характер, поскольку приказом предписывалось проводить их уже в масштабе взвода, а не роты, как это было ранее.

Дальнейшее становление системы гражданского воспитания военнослужащих РККА происходило в условиях перехода к смешанному, территориально-милиционному принципу комплектования армии, что явилось едва ли не единственным способом сохранения и развития вооруженных сил нашей страны в тот период. Согласно данному принципу 8о % кадрового состава Красной армии в течение первых пяти лет прохождения военной службы ежегодно участвовали в военных сборах продолжительностью три месяца, что существенно сокращало расходы на подготовку бойцов по сравнению с регулярными войсками. Поскольку большая часть армии стала территориальной, и морально-психологическая подготовка стала носить эпизодический характер, необходимость политического и гражданского воспитания красноармейцев приобрела еще большую актуальность. В связи с этим кадровые военные части стали приобретать характер военных школ, готовящих во время военных сборов из красноармейцев не столько рядовых, сколько уже младших командиров, что требовало усиления воспитательной работы.

В результате ряда военных реформ 1924-1925 годов реорганизованный орган политического управления РККА разрабатывает и внедряет новую программу политического обучения и воспитания, рассчитанную на двухлетний период подготовки военнослужащих. Гражданская направленность данной программы подчеркивается ее задачами, предполагавшими «воспитание красноармейца как гражданина СССР путем его ознакомления с правами и обязанностями воина, общественно-политическим строем страны, основами политики и международного положения нашей страны и рядом других вопросов» [8, с. 23-44].

Другой важной задачей данной программы была организация общественной работы красноармейцев на селе, поскольку 90% военнослужащих были выходцами из крестьянских семей, тесную связь с которыми стремилась наладить советская власть. Укреплению тесного взаимодействия армии и деревни и развитию гражданских навыков военнослужащих способствовал и территориально-милиционный принцип комплектования армии, когда красноармеец, приобретя новые знания, регулярно возвращался на родину и распространял эти знания среди односельчан.

Партийно-политическая работа в территориальных частях проводилась в соответствии с особым порядком прохождения службы в них в несколько последовательных стадий: 1) подготовка к учебным сборам; 2) работа во время учебных сборов; 3) работа между сборами [14, с. 34-45]. В связи с этим программа политического обучения и воспитания предполагала осуществление работы, связанной с разъяснением красноармейцам важности и необходимости союза крестьян и советской власти. Так, в программе раскрывались вопросы организации местного управления на новых принципах, роли партии в происходящих переменах, дальнейших задачах общественного развития и т.д. Особое место отводилось разъяснению роли армии в данном вопросе, для чего в программе предусматривался раздел «Красная армия — школа сознательных воинов-граждан». Эта пропаганда подкреплялась и реальным положением дел. В армию приходил безграмотный новобранец в оборванной одежде. После же нескольких месяцев службы кардинально менялся не только его внешний вид, но и внутренний мир: он получал полное обмундирование, а также начальное образование, существенно расширяющее его общекультурный уровень. И самое главное, формировалась его гражданская активность: этот красноармеец начинал осознавать свою необходимость для государства, что он сам может участвовать в различных общественных мероприятиях, разрешать те или иные проблемы.

После демобилизации такой красноармеец выступал в роли носителя и агитатора идей советской власти на селе и помощника, помогая в осуществлении ее политики в деревне. Важным инструментом такой агитации являлись и письма красноармейцев на родину, в которых они восторженно отзывались о Красной армии, а также приобщение крестьян к чтению, для чего демобилизованным выдавались значительные объемы газет и журналов.

Выпущенный в 1927 году в качестве основного методического обеспечения этой программы учебник политграмоты для красноармейцев объемом в 242 страницы также содержал соответствующие разделы. Уже в первом разделе этого учебника военнослужащие РККА могли ознакомиться с ключевыми гражданскими правами и обязанностями граждан Советского государства: избирательные права, право на свободное волеизъявление, воинская обязанность и др. Так, например, на одной из страниц пособия говорится о том, что «красноармеец имеет действительную возможность многому научиться и стать политически грамотным и сознательным бойцом-гражданином», что подчеркивает тесную взаимосвязь поли тического и гражданского воспитания [42, с. 12]. Однако следует отметить, что приводимый дидактический материал носил достаточно поверхностный и фрагментарный характер, не позволяющий сформировать достаточный объем устойчивых знаний по этому вопросу. В других разделах пособия рассматривались принципы создания Советского государства, его структура, международное положение страны и др. В заключительных разделах пособия приводились сведения о бюджете СССР и об основных принятых кодифицированных законодательных актах. В целом данное пособие могло использоваться в целях гражданского воспитания, несмотря на неразвитость соответствующей терминологии и ориентации на низкий образовательный уровень читательской аудитории.

Одним из важнейших средств гражданского воспитания в этот период являлась агитация и пропаганда, активно осуществляемая как устно, так и на страницах периодической печати. Так, например, в изданном в 1924 году под редакцией М. Лядова материале для агитаторов и пропагандистов «Семь лет после победы 1917-1924» говорилось о том, что «Красная армия готовит не только бойца, технически обученного военному делу, но и гражданина Советской республики» [33, с. 65].

В1927 году А. Лавинским был создан плакат «Красная армия — школа гражданина», убеждающий его зрителя в необходимости овладения политической грамотой и участия в работе ленинских уголков. Таким образом, гражданское воспитание также включало в себя преодоление безграмотности и привитие любви к чтению. Итак, вынесение темы гражданского воспитания на страницы учебных пособий и наглядных материалов свидетельствует о существенном внимании руководства РККА к проблеме формирования гражданственности военнослужащих. Эта тенденция сохраняется до следующего этапа реформирования армии — 1939 года и начала Великой Отечественной войны, о чем свидетельствует, например, введенный в действие в ноябре 1937 года Устав внутренней службы РККА, уже первая глава которого декларирует возможности пользования военнослужащими всеми правами граждан СССР.

Однако можно отметить и некое снижение «гражданской» риторики в некоторых обновляемых к этому времени нормативно-правовых актах, регламентирующих жизнедеятельность красноармейцев. Так, например, сравнительный анализ текстов Закона «Об обязательной военной службе» 1925 и 1930 годов позволил выявить множественный отказ в источнике 1930 г. от термина «гражданин» в пользу термина «военнослужащий». В то же время в нем значительно расширен раздел, описывающий права, обязанности и ответственность военнослужащих, которые, впрочем, уже дистанцированы от гражданских прав. Тем не менее изучение этого раздела закона вполне могло способствовать решению задач гражданского воспитания красноармейцев.

В 1940 году Управление боевой подготовки Красной армии выпускает крупнейшее руководство для бойца пехоты объемом в 540 страниц, часть которого отводилась освещению вопросов гражданского воспитания военнослужащих РККА. Так, глава III руководства, описывающая правила поведения красноармейцев на службе и вне ее, начинается с раздела, характеризующего бойца как гражданина страны. Здесь подчеркивается, что «красноармеец — это примерный гражданина страны Советов» [31, с. 50-51], важными качествами которого выступают дисциплинированность, культурность, наличие чувства чести и личного достоинства, вежливость, воздержанность и др. Значительная часть руководства посвящена описанию прав и обязанностей красноармейца, что также является важным основанием гражданского воспитания военнослужащего РККА.

Необходимо отметить и обилие периодической литературы, целиком посвященной вопросам общекультурного, политического и гражданского воспитания военнослужащих. Так, на всем протяжении истории СССР в армии издавался журнал, на страницах которого освещались данные вопросы. Журнал часто менял свое название: вначале он назывался «Политработник», через четыре года после начала издания название меняется на «Спутник политработника», еще через два года — это «Военный вестник», а далее — «Пропагандист и агитатор РККА» и т.д. С 1957 года непродолжительный период времени (три года) в армии издавалось даже два журнала политической и гражданской тематики.

Однако, несмотря на наличие учебно-методической литературы, учебные планы политических занятий с красноармейцами 1939-1940 годов не включали в себя отдельные темы по гражданскому воспитанию бойцов [27, с. 45-46]. Однако вопросы гражданского воспитания могли затрагиваться в ходе проведения политзанятий, содержащих, кроме рассказа по теме групповода, самостоятельное чтение красноармейцев, а также последующую беседу.

С началом Великой Отечественной войны система профессиональной подготовки военнослужащих была коренным образом преобразована. Изменения коснулись сокращения сроков обучения и интенсификации учебно-воспитательного процесса. В то же время в ходе подготовки красноармейцев большее внимание стало уделяться гражданскому воспитанию, и учебный план политзанятий с молодым пополнением осеннего набора 1941 г. уже включал в себя раздел, связанный с изучением прав и обязанностей военнослужащих и мер государственной поддержки их семей, на освоение которого отводилось 2 часа [32, с. 372].

В связи со сложной обстановкой на фронте в этом же году вводится система всеобщего военного обучения для всех граждан мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет, что позволяло освоить минимальный объем навыков владения оружием. При этом около 10% iio-часовой программы Всевобуча отводилось на политическую подготовку военнообязанных, заключавшуюся главным образом в изучении воинских уставов. Несмотря на острую нехватку преподавателей и учебных пособий, за годы войны в системе Всевобуча было подготовлено ОКОЛО 10 млн человек.

Для курсантов военных училищ Главное политическое управление РККА в 1942 году приняло новый план политзанятий, согласно которому их длительность варьировалась от 40 до 6о часов. Кроме того, реализуя на практике слова И. В. Сталина о том, что необходимо учить лишь тому, что пригодится в бою, в ходе подготовки командиров значительно увеличили удельный вес военной и военно-технической подготовки политработников при одновременном сокращении времени на изучение общественных дисциплин [17].

В этом же году практика боевых действий и острая нехватка хорошо обученных офицерских кадров вынудила руководство Красной армии вернуться к реализации принципа единоначалия, что привело к упразднению института войсковых комиссаров и политических руководителей в подразделениях. В то же время в армии появляется новая должность заместителя командира по политчасти. Однако в условиях боевых действий и постоянной смены части личного состава подразделений их деятельность не могла приводить к существенным результатам. Воспитательная работа с военнослужащими в годы войны носила лишь эпизодический и кратковременный характер. Ведущими формами воспитания личного состава являлись политинформации, беседы, митинги, читки газет, доведение сводок Совинформбюро, разъяснение приказов Верховного главнокомандующего и обращений военных советов [44].

Широкое распространение также получила и культурно-массовая работа в войсках, главной целью которой было скорее поднятие боевого духа красноармейцев, особенно в начальный период войны, нежели ведение воспитательной работы. Гражданскому воспитанию военнослужащих в годы Великой Отечественной войны способствовали циклы лекций и бесед, посвященные героическому прошлому русского народа, в ходе которых изучалась история Российской армии и деятельность ее наиболее выдающихся полководцев.

В целом за годы Великой Отечественной войны сложилась стройная система воспитания военнослужащих, характерными чертами которой являлись: ярко выраженная политическая направленность; гибкость и непрерывность; соответствие содержания, организации и методики воспитания замыслу решаемых задач и др. [39, с. 15].

В послевоенные годы в системе гражданского воспитания военнослужащих происходит постепенный переход от агитации и пропаганды к более глубоким и устойчивым формам воспитательной работы. На первый план выходят не количественные, а качественные показатели результатов политзанятий. Переименование РККА в Советскую армию в 1946 году совпало с этапом становления целостной системы политподготовки военнослужащих, основанной на наработках довоенного периода и опыте воспитательной работы в годы войны. С небольшими изменениями эта система просуществовала до момента распада СССР. В рамках данной системы основной формой политзанятий становится семинар, для проведения которого привлекались наиболее опытные офицеры. В этот же период в военно-учебных заведениях вводится курс педагогики и психологии, знакомящий будущих офицеров с основами воспитательной работы, с ее различными направлениями, в том числе с гражданским воспитанием. Однако в связи с реакционным политическим решением руководства СССР в 50-е годы XX века система воспитания и вся военная педагогика в целом подверглись мерам репрессивного характера, в ходе которых педагогика в военных учебных заведениях стала считаться излишней, а некоторые военные институты даже потеряли свой статус.

С 6о-х гг. XX века в рамках военной педагогики начали проводиться научные исследования и усилось внимание к проблемам воспитания военнослужащих. К 8о-м годам практически во всех высших военно-политических училищах были созданы кафедры военной педагогики и психологии и введен курс военной педагогики и психологии. Тем не менее гражданское воспитание военнослужащих Советской армии как отдельная задача в послевоенный период не ставилась и решалась в рамках коммунистического, идейно-политического и других видов воспитания. При этом терминология, связанная с понятиями «гражданин», «гражданственность», «гражданское воспитание» и другими, полностью отсутствовала как в научной, так и в публицистической литературе. Кроме того, в 8о-х годах в связи с общими застойными явлениями в советском обществе эффективность воспитательной работы в армии существенно ослабевает, чему способствует формализм и использование морально устаревших методов воспитания.

Таким образом, изучение практики гражданского воспитания военнослужащих в советских вооруженных силах позволяет сделать следующие выводы:

  • — гражданское воспитание военнослужащих всегда являлось одной из приоритетных задач становления и развития советских вооруженных сил и находилось под пристальным вниманием наиболее крупных военачальников в течение всего рассмотренного периода;
  • — объективная необходимость формирования гражданственности военнослужащих была обусловлена новым статусом солдат в вооруженных силах Советского государства, а также изменившимся к началу XX века характером боевых действий, предполагавшим активность и мотивированность каждого бойца;
  • — регулярная постановка задач гражданского воспитания в нормативно-правых актах различного уровня, регламентирующих военную службу, и освещение этих вопросов в методической литературе по политподготовке позволяют говорить о создании необходимых предпосылок к формированию гражданственности военнослужащих советских вооруженных сил;
  • — ко времени распада СССР гражданское воспитание военнослужащих не стояло в числе приоритетных задач воинского воспитания, оно приобретает завуалированный характер, скрытый терминологией политической конъюнктуры.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >