ИСТОРИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОЦЕССА РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ АРМИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ

Исследование процесса зарождения и становления гражданского образования в Российской армии дореволюционного периода

в Российской армии дореволюционного периода

Вся история нашей страны свидетельствует о том, что гражданственность, патриотизм, самоотверженность всегда были присущи российским военным. Поэтому, приступая к изучению педагогических основ формирования гражданственности современных военнослужащих, представляется необходимым провести историко-педагогический анализ процесса гражданского воспитания в Российской армии. Такая работа позволит не только проследить эволюцию теоретических и практических аспектов гражданского воспитания в воинской среде, но и определить наиболее эффективные и исторически проверенные способы формирования гражданственности военнослужащих, используемые в различные исторически периоды.

Необходимо отметить, что в настоящее время военная история и педагогика богаты исследованиями, посвященными изучению, развития как Вооруженных сил России, так и процесса профессиональной подготовки военнослужащих, в том числе и их воспитания. К этим исследованиям прежде всего относятся наиболее известные и фундаментальные исторические и педагогических труды таких авторитетнейших ученых, как И.А. Алехин, Н.И. Алпатов, Л. Г. Бескровный, А. В. Барабанщиков, В. И. Вдовюк, П.А. Зайчинковский и др. Несмотря на то что ни одна из работ этих исследователей не по священа конкретно теме гражданского воспитания в Вооруженных силах России, их изучение является достаточной базой для решения интересующих нас задач и формирования соответствующих выводов.

Анализ показал, что Вооруженные силы России и система гражданского воспитания военнослужащих с момента своего возникновения и до наших дней прошли значительный путь своего развития. При этом в ходе того или иного исторического периода они сохраняли определенные характерные черты. Поэтому для удобства проведения необходимой аналитической работы целесообразно определить эти исторические периоды, в рамках которых гражданское воспитание военнослужащих обладало какими-либо характерными особенностями.

Мы пришли к выводу о том, что основанием для разделения этих этапов должны явиться крупные социальные потрясения, детерминирующие изменение отношения общества к различным ценностям и явлениям, в том числе и к гражданственности. Наиболее существенным социальным потрясением в истории нашей страны является смена государственного устройства, которая дважды произошла в России в течение XX века. Именно создание и распад СССР явились той движущей силой, которая на протяжении сравнительно небольшого исторического периода коренным образом меняла отношение людей к тем или иным общественным ценностям, явлениям, событиям. Особенно ярко это прослеживается в кардинальных изменениях уровня гражданственности населения, и в том числе военнослужащих. Поэтому проблему зарождения и развития гражданского воспитания военнослужащих представляется необходимым рассматривать с учетом именно этих государственных перемен.

Таким образом, имеется возможность определить три основных периода в развитии гражданского воспитания военнослужащих России: дореволюционный (с начала XVIII века и по 1917 г.), советский (1917-1991 гг.) и современный (с 1991 г. и по настоящее время). Как несложно заметить, продолжительность всех этих периодов существенно разнится, и современный период во временном исчислении меньше дореволюционного практически в десять раз. Однако необходимо иметь в виду, что дореволюционный период включает в себя главным образом крайне медленный этап зарождения гражданского воспитания военнослужащих, в то время как современный период характеризуется стремительным развитием данного процесса, обусловленным, в том числе, и достаточным развитием современной педагогической науки.

В целом можно говорить о том, что процесс гражданского воспитания военнослужащих формировался в России постепенно, на протяжении многих веков, при этом начальный период его развития наименее изучен, что связано со слабостью системы профессиональной подготовки военнослужащих. Однако именно в дореволюционный период начала складываться педагогическая система обеспечения качества образования офицерских кадров, которая неоднократно видоизменялась, преобразовывалась, оптимизировалась в интересах повышения качества профессиональной подготовки офицеров различного профиля [23].

Несмотря на ограниченные рамки данного периода, нижняя граница которого очерчена началом XVIII века, можно утверждать, что становление системы гражданского воспитания в России неразрывно связано с развитием как самого Российского государства, так и соответствующих государственных институтов, что, как известно, произошло гораздо раньше. Становление первого древнерусского государства — Киевской Руси — относится к IX веку н.э. Именно в это время могли зародиться основы гражданского воспитания как формы подготовки участия людей в управлении государством.

Несмотря на определенный уровень грамотности большей части населения, воспитательный процесс в те времена мог носить исключительно вербальный характер, основанный на передаче обычаев и обрядов. Однако с развитием письменности основы гражданского воспитания получили возможность быть закрепленными в литературе различного жанра. К таким видам письменных изданий, содержащих те или иные идеи гражданского воспитания, традиционно относятся такие источники, как «Поучение князя Владимира Мономаха детям», «Изборник Святослава», «Устав князя Ярослава», и другие работы, в которых речь велась, в том числе, и о воспитании гражданских добродетелей.

Педагогическая мысль средневековой Руси периода Московского государства XIV-XVII веков также была направлена на решение проблемы гражданского воспитания. В это время уже появляются работы, предназначенные сугубо для военных, в которых ведется речь и о необходимых для военной службы гражданских качествах личности. Так, например, «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной службы» 1621 года предусматривал преступления и наказания пушкарей за нарушения воинской дисциплины и важные преступления, к которым относились: неповиновение руководству, самовольное оставление службы, насилие против местных жителей и др. «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» 1674 г. утвердило требование к подготовке командного состава, где говорилось о том, что «ратному человеку надобно быть зерцалу учтивости, чести и чувства» [ю, с. 355_3бо].

Тем не менее считать все эти источники основанием гражданского воспитания военнослужащих не представляется возможным, поскольку фактически в этот период Русское государство не располагало регулярной армией, а тем более системой профессиональной подготовки к военной службе. Так, во времена Киевской Руси вооруженные силы представляли собой народное ополчение, созываемое на период проведения тех или иных военных операций. А созданное на заключительных этапах существования Московского государства первое постоянное войско, состоящее из стрельцов, в мирное время выполняло не свойственные военнослужащим функции защиты правопорядка, пожарной охраны и др. Таким образом, эти войска не были образованы военнослужащими в полном смысле этого слова, поскольку на тот период не существовало и самой воинской службы.

Только с началом преобразований Петра I появляется регулярная армия, а также возникают первые военные школы, в которых началась профессиональная военная подготовка офицеров. Первые поражения российских войск под городами Азовом и Нарвой продемонстрировали необходимость формирования вооруженных сил нового типа, что потребовало организации целой системы профессиональной подготовки военнослужащих, в которой гражданскому воспитанию отводилось одно из главных мест. В связи с этим Петром I в 1701-1721 гг. в Петербурге был открыт ряд школ, явившихся по сути первыми учебными заведениями для подготовки артиллеристов, моряков, инженеров, врачей, переводчиков и др. Образовательный процесс в этих школах носил лишь некоторое общее сходство с современной системой профессиональной подготовки военнослужащих и в целом был крайне непродуман и противоречив. Так, например, сроки обучения не были четко фиксированными и могли достигать 15 лет, а преподавание в этих школах велось, в том числе, и на иностранном языке, в связи с чем имел место и языковой барьер.

Однако наибольшая трудность была связана с набором учеников, большая часть которых являлась представителями дворянства, не испытывавшими потребности в получении военного образования. Поддержание необходимого уровня мотивации к учебной деятельности обеспечивалось главным образом посредством физического наказания учащихся. Говоря о воспитании гражданственности в этих школах, важно подчеркнуть, что низкий уровень развития педагогической науки периода начала XVIII века не позволял выделить гражданское воспитание военнослужащих в отдельное направление воспитательной работы.

В целом целью всей воспитательной деятельности в школах являлось формирование нравственности, представлявшей собой на тот период собирательное понятие, синонимом которого в современной педагогической терминологии может служить понятие воспитанности. Воспитывая нравственность, педагоги первых военных школ стремились формировать не только морально-этические представления учащихся, но и ответственность, трудолюбие, патриотизм, чувство долга и другие ценности. Поэтому, несмотря на то что воспитание гражданственности не декларировалось в качестве одной из задач профессиональной подготовки военнослужащих, сам быт учеников, организация и содержание учебных занятий, достаточно четкое видение своей дальнейшей деятельности и т.д., опосредованно способствовали решению этой задачи. Многие выпускники этих школ впоследствии стали крупными военачальниками, исследователя, педагогами, что свидетельствует и об осуществлении гражданского воспитания в этих учреждениях. Тем не менее даже частично проблема формирования гражданственности военнослужащих в только что созданной регулярной армии не могла быть решена только такими мерами, поскольку существующая на тот период времени система военного образования не в состоянии была удовлетворить существующие потребности в профессиональных кадрах.

Кардинальные перемены в жизни российского общества, осуществленные во время правления Петра I, вызвали потребность в получении разностороннего образования. В связи с этим возникает и развивается новый тип учебных заведений — кадетские корпуса, где воспитанники имели возможность получения как военной, так и гражданской специальности. Система образования в кадетских корпусах оказалась настолько эффективной, что некоторые ее элементы используются и поныне. Однако первоначально качество профессиональной подготовки в кадетских корпусах обеспечивалось главным образом отсутствием в стране системы народного образования. Нерешенность ключевых организационных вопросов, отсутствие апробированных методик преподавания и педагогического опыта в целом у большинства преподавателей, безусловно, отражались на результатах учебно-воспитательной деятельности. Но на фоне других, практически безграмотных представителей дворянства выпускники кадетских корпусов выглядели гораздо выгоднее. О качестве подготовки специалистов в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе можно говорить с марта 1765 г., после преобразований, проведенных в нем его директором гене-рал-поручиком И. И. Бецким [23, с. 31].

Именно в этот период среди задач профессиональной подготовки военнослужащих появляется идея гражданского воспитания. Новый устав Сухопутного шляхетского кадетского корпуса 1766 года предлагал «взрастить младенца здорового, гибкого и хрупкого; вкоренить в душе его спокойствие, твердость и неустрашимость и украсить сердце и разум делами и науками, потребными гражданскому судье и воину» [9, с. 447]. Таким образом, выпускник кадетского корпуса виделся уже не только военнослужащим, но и гражданином, что требовало дополнительной подготовки. В связи с этим учебный план кадетского корпуса стал крайне расширенным согласно представлениям того времени и включал 31 учебную дисциплину.

Организация воспитания кадет основывалась на комплексном подходе, предполагающем сочетание развития нравственности, умственных способностей и физической подготовки. В кадетах воспитывали стремление к самоотверженному служению Отечеству, верность воинскому долгу, патриотизм, гражданственность, чувство товарищества, порядочности и чести, высокую требовательность к себе, дисциплину и самоорганизацию [24, с. 53-57]. Конечно, как и в военных школах Петра I, все эти результаты воспитательного процесса описывались одним понятием «нравственность», которая декларировалась как главная цель образовательного процесса в кадетских корпусах. Однако на практике нравственное воспитание кадетов распадалось на более привычные и современные направления воспитательной работы: эстетическое, физическое, трудовое и др. При этом гражданское воспитание играло не последнюю роль в образовательном процессе кадетских корпусов, выпускниками которых были известный писатель А. Н. Радищев, декабрист К. Ф. Рылеев и другие известные общественные деятели, исполненные чувства гражданского долга.

Система воспитательной работы в кадетских корпусах складывалась постепенно: от интуитивного использования сочетания средств, форм и методов до разработки регламентирующих деятельность воспитателей концептуальных основ в инструктивных документах [5, с. 14]. На первых этапах становления кадетских корпусов воспитанники обучались по индивидуальному графику. Но к концу рассматриваемого периода в этих образовательных учреждениях уже сложилась близкая к современной организация учебно-воспитательного процесса, включающая в себя учебные занятия и внеклассную деятельность. Кроме того, поскольку большинство кадетов постоянно находились на территории корпусов, даже их досуг был под непрерывным педагогическим контролем.

Предполагается, что решение задач гражданского воспитания воспитанников кадетских корпусов могло происходить в ходе любого из этих видов жизнедеятельности кадетов. Так, на уроках гражданственность курсантов формировалась в ходе занятий по истории и географии, способствующих пониманию исторических предпосылок и географических особенностей развитии Российского государства. Большую роль в подготовке кадетов играло религиозное обучение, в ходе которого усваивались, в том числе, и гражданские понятия долга и ответственности за свои действия перед страной. Внеклассная деятельность кадетов, включающая в себя как обязательные, так и свободные компоненты, также способствовала становлению их гражданственности. Именно в это время предоставлялась возможность самосовершенствования в видах деятельности, которые могут оказаться полезными, если кадет решит выбрать не военную, а гражданскую специальность.

Большое значение в гражданском воспитании кадетов играли корпусные музеи, являвшиеся фактически библиотеками и выставками работ воспитанников. В музеях демонстрировались и наиболее впечатляющие, удачные результаты творчества курсантов, мотивируя их к дальнейшей деятельности. Здесь же кадеты читали и выписывали фрагменты наиболее заинтересовавших их литературных произведений, размышляли и писали свои литературные сочинения различного жанра. Основными формами досуга кадетов, способствующими гражданскому воспитанию, можно считать чтение, литературно-музыкальные вечера и праздники, экскурсии.

Чтение книг, пожалуй, основная форма гражданского воспитания кадетов, поскольку в условиях получения образования в фактически закрытом учреждении только литература могла дать воспитанникам кадетских корпусов те или иные образцы поведения в обществе. Не случайно все книги, попадавшие в кадетские корпуса, сначала проверялись офицерами-воспитателями и лишь после их разрешения допускались к прочтению воспитанниками. К началу XX века многие кадетские корпуса начали выпуск собственных журналов, причем часто их подготовку осуществляли сами кадеты. Содержанием этих журналов являлись проблемы гражданского воспитания: вопросы товарищества, дисциплины, самообразования и др. [з, с. 32-45].

Литературно-музыкальные вечера и праздники в кадетских корпусах часто проводились в форме театральных постановок, сюжетами которых были исторические и военные события, а также сюжеты пьес классических и современных авторов. Участие в подготовке и проведении этих мероприятий позволяло не только весело провести время, но и подчас способствовало размышлениям над вопросами общественного устройства, гражданских ценностей и т. д.

Каждое воскресенье с кадетами проводились экскурсии как развлекательного, так и познавательного, и воспитательного характера. К последним следует отнести экскурсии по памятным местам венных сражений, проводимые в дни юбилеев, знакомящие кадетов с мужеством российских военнослужащих и формирующие соответствующие гражданские чувства.

Таким образом, формы гражданского воспитания, реализуемые в кадетских корпусах, отличались насыщенностью и разнообразием и позволяли формировать гражданственность кадетов. Многие из этих форм позднее были перенесены в появившиеся юнкерские школы. Однако для восполнения потерь среднего офицерского состава в годы Первой мировой войны (1914 г.) начали действовать краткосрочные школы подготовки прапорщиков, учебные программы которых были направлены лишь на решение первоочередных задач, а воспитательный процесс формирования личности был полностью упразднен [40, с. 22]. Тем не менее необходимо понимать, что офицеры Российской армии были представителями такого времени, когда понятие «гражданин» еще только начинало складываться и не имело своего сегодняшнего значения. Сословный характер общества, закрепляющий правовое неравенство между различными категориями российских подданных, отражался и на гражданственности людей, в том числе и военнослужащих. Особенностью гражданственности населения в России этого периода было неравенство в обществе, когда большая часть наших соотечественников не обладала теми или иными социальными правами.

Такое же неравенство существовало и в Вооруженных силах России. Основанная по классовому принципу армия и система военной подготовки предоставляли право на получение военного образования далеко не всем сословиям. Так, офицерские чины, а вместе с тем и возможность получения военного образования были привилегией, как правило, дворянского сословия. Большую же часть армии (как и в наши дни) составляли рядовые, тогда из числа крепостных крестьян, обучение которых сводилось лишь к овладению навыками обращения с оружием и движения в строе. Служба в армии в те времена воспринималась крепостными как тяжкое бремя, что главным образом связано с тем, что она была пожизненной и могла закончиться лишь инвалидностью либо гибелью человека. Никаких выгод и перспектив для крепостных крестьян военная служба не сулила, а возможность повышения по службе практически отсутствовала. В связи с этим уровень профессиональной мотивации рядовых солдат был крайне низок, что нередко приводило к побегам, в том числе массовым, уже на этапе рекрутского набора. Бесчеловечное отношение к рекрутам, которых как преступников доставляли в колодках на сборные пункты, содержали в тюрьмах и не кормили, привело к тому, что к 1710 году из нескольких тысяч направленных в войска человек дезертировало до 40 % состава.

Для предотвращения и борьбы с дезертирством правительство прибегало к мерам исключительно принудительного характера. В случае поимки беглых рекрутов могли приговорить к битью кнутом, отрезанию ушей и ссылке на каторгу, а также к смертной казни. Такие же меры могли применяться и к дезертировавшим из частей солдатам, которых с целью предотвращения побегов обязывали круговой порукой и угрожали расправой над их семьями. Понятно, что в таких условиях о гражданском воспитании этих военнослужащих даже речи не велось, поскольку положение рядового часто ничем не отличалось от положения крепостного крестьянина.

Очевидным является тот факт, что мотивацией рядового солдата в участии в военных действиях не являлась потребность в реализации гражданского долга, поскольку она просто не могла быть сформирована в таких условиях. Скорее всего, это было простое желание жить, поскольку вне армии жизнь вчерашнего крепостного крестьянина была уже невозможной по названным причинам, а низкий уровень вооружения и способов ведения боя давал им некоторые шансы на выживание.

В то же время известно, что Петр I добивался, чтобы рядовые и офицеры понимали воинскую службу как «защиту интересов государственных», то есть интересов господствующего класса. В этих целях в устав введен текст присяги, в котором подчеркнута важность исполнения воинского долга, необходимость сохранения верности знамени и строгого соблюдения твердой дисциплины. Кроме того, офицерам рекомендовалось каждое воскресенье читать солдатам Военный артикул и разъяснять его.

Кроме Военного артикула, входящего в Воинский устав Петра I, на протяжении дореволюционного периода развития Российской армии создавались и другие документы, регламентирующие жизнедеятельность военнослужащих, которые некоторые современные авторы (А. С. Калюжный и др.) ошибочно считают основанием воспитательной работы в вооруженных силах. К таким документам относятся собственно сам Воинский устав Петра I, утвержденный в 1716 году, и его дальнейшие усовершенствованные разновидности в виде Пехотного строевого устава 1763 г., Воинского устава о пехотной службе 1846 г., Строевого пехотного устава 1908 г. и др. Изучение этих документов позволяет сделать вывод о том, что изначально они выступали не столько инструментом воспитания солдат, сколько средством поддержания порядка в воинской части, главным образом описывая санкции за различные правонарушения военнослужащих. Лишь более поздние редакции уставов были целиком сконцентрированы на вопросах функционирования вооруженных сил и взаимоотношений военнослужащих. Тем не менее и эти уставы, описывающие лишь последовательность действий солдат в различных ситуациях несения воинской службы, лишь могли служить, хотя и крайне опосредованно, решению различных воспитательных задач.

Таким образом, можно с полной уверенностью утверджать о полном отсутствии даже основ системы гражданского воспитания рядовых солдат в царской армии, победы которой были продиктованы не столько чувством гражданского долга воинов по защите Родины, сколько жесточайшей системой наказаний. Ахиллесовой пятой в воспитании солдат было их фактически бесправное положение по отношению к офицерам, отражающее классовое неравноправие и превращающее солдата в безыдейное, боящееся наказания существо [15, с. 59-65].

Отсутствие чувства гражданского долга по защите Родины, патриотизма, ответственности и других профессионально важных качеств, оборачивалось постоянным дезертирством солдат. Особенно ярко это проявлялось во времена зарубежных походов русской армии, когда на территории других государств оставались тысячи российских военнослужащих. Необходимо четко осознавать тот факт, что единственным элементом, скрепляющим воинские подразделения, была строжайшая дисциплина, основанная на угрозе физической расправы над рядовыми солдатами. Поэтому, как только эта угроза ослабевала, ничто не останавливало военнослужащих от побегов.

Решать данную проблему были призваны унтер-офицеры, по рангу представляющие собой промежуточное звено между рядовыми и офицерами. К основным функциям унтер-офицеров, аналогом которых в современной армии выступает младший командный состав, относились поддержание порядка, надзор за солдатами, а также оказание помощи при обучении молодых солдат. Однако низкий уровень педагогического образования унтер-офицеров и отсутствие воспитательной работы в воинских подразделениях делали эту работу неэффективной.

Низкий общекультурный уровень унтер-офицерских кадров, вчерашних рядовых солдат, на первых порах существования Российской армии фактически размывал границы между званиями этих военнослужащих. Созданные для пополнения рядов унтер-офицеров гарнизонные школы, во-первых, не могли удовлетворить потребности постоянно возрастающей численности войск и, во-вторых, давали учащимся крайне скудное образование. В таких условиях решение унтер-офицерами задач гражданского воспитания рядовых солдат могло носить лишь случайный, фрагментарный характер, в виде отдельных высказываний, реплик, наказов и т.д., что в целом никак не могло повлиять на становление гражданственности военнослужащих.

Основным средством психологического воздействия, способного нести хоть какую-то воспитательную нагрузку, для безграмотных и необразованных солдат могли явиться исключительно религиозные богослужения, в ходе которых проповедовалась высокая роль военнослужащих и необходимость защиты государства. Организация церковных богослужений и повседневная индивидуальная работа священников рассматривалась в качестве важного средства поддержания высокого морального духа военных кадров, нравственного состояния, воинской дисциплины и порядка в армии той эпохи [7, с. 56-64]. Именно институт полковых священников, возникший при Петре I и упраздненный при советской власти, являлся единственным средством воспитания, развития духовных сил и укрепления морально-психологического потенциала рядовых солдат дореволюционной армии [16, с. 112-116].

К исходу XVIII века армия и Церковь уже представляли собой единый отлаженный организм. Это достигалось созданием в подразделениях и частях особой атмосферы, которая подчеркивала святость воинского долга [48, с. 80-83]. Религиозный потенциал Церкви, реализуемый в ходе молитв, проповедей и поучений, способствовал формированию положительного отношения к идеологии и политике государства, сознательности и ответственности за исполнение воинского долга [6, с. 158-162].

При этом, кроме собственно духовного наставничества, военные священнослужители часто участвовали в боевых действиях лично, мотивируя и воспитывая рядовых солдат словом и личным примером мужества и бесстрашия [45, с. 219-227]. На передовой священники оказывали первую медицинскую помощь раненым солдатам, психологически настраивая их на необходимость преодоления боли. Здесь же причащали умирающих солдат. Этими действиями во всей армии создавалась убежденность в том, что гибель и страдания военнослужащих не являются напрасными, а служат святому делу. Все это существенно повышало моральную готовность войск, которая имела решающее значение при ведении в те времена боя с использованием линейного боевого порядка. Работа священнослужителей могла дать возможность рядовым солдатам хотя бы на время ощутить себя настоящими гражданами своей страны, нужными и ценимыми государством, ради которого они теперь уже были готовы рисковать своей жизнью.

Таким образом, можно утверждать, что институт полковых священников способствовал как существенному повышению мотивации в дореволюционной армии, так и решению задач гражданского воспитания солдат. Однако к концу XIX века на фоне общего снижения интереса людей к религии взаимосвязь между священнослужителями и солдатами постепенно стала утрачиваться и к началу Первой мировой войны и вовсе исчезла.

Итак, изучение процесса зарождения и становления гражданского образования в Российской армии дореволюционного периода позволяет сделать определенные выводы:

  • 1. Гражданское воспитание защитников Отечества всегда являлось одной из важных задач в нашей стране, однако во времена Киевской Руси и Московского государства оно осуществлялось лишь путем социализации либо самообразования. Педагогические основы процесса формирования гражданственности военнослужащих были заложены в ходе реформ Петра I, создавшего регулярную армию и первые военные образовательные учреждения.
  • 2. Неразвитость педагогической науки в рассматриваемый период не позволяла задекларировать задачу формирования гражданственности как отдельное направление воспитательной работы.
  • 3. В педагогическую деятельность по формированию гражданственности были вовлечены все военнослужащие, однако сословный характер российского общества четко разделял возможности гражданского воспитания рядовых солдат и офицеров.
  • 4. Главными образовательными учреждениями, осуществляющими гражданское воспитание офицеров, являлись кадетские корпуса, готовящие воспитанников не только к военным, но и к гражданским специальностям. Гражданское воспитание рядовых солдат осуществлялось главным образом в ходе религиозного воспитания.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >