Вопросы квалификации преступлений террористического характера

Среди преступлений террористической направленности, посягающих на общественную безопасность, преступления, предусмотренные ст. 205,205.1,205.2,205.3,205.4,205.5 УК РФ, наиболее ярко характеризуют социальную опасность терроризма. Поэтому данные составы следует рассмотреть подробнее.

Террористический акт (ст. 205 УК РФ).

Основным непосредственным объектом выступает общественная безопасность1. В качестве дополнительного объекта могут выступать жизнь, здоровье, отношения собственности, нормальное функционирование органов власти государственных, общественных учреждений, иных социальных институтов. Поэтому терроризм относят к многообъектным преступлениям.

Террористический акт обладает высокой степенью общественной опасности и относится к преступлениям международного характера.

Объективная сторона террористического акта состоит в альтернативных действиях:

  • 1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий;
  • 2) угроза совершения указанных действий.

Взрыв, поджог и иные действия являются способами совершения преступления. Под иными действиями понимаются общественно опасные действия, которые могут вызвать такие же последствия, как при взрыве или поджоге (например, провоцирование обвала горных пород, затопление объектов жизнеобеспечения путем разрушения ирригационных сооружений, плотин, шлюзов, отравление источников водоснабжения, запасов продовольствия, захват объектов атомной энергетики, школ, больниц, театров, блокирование транспортных коммуникаций, средств связи, распространение радиоактивных, отравляющих веществ, эпидемий, эпизоотий и т.д.).

Значительный имущественный ущерб должен определяться с учетом стоимости и значимости уничтоженного или поврежденного имущества, материальных ценностей. Однако определяющим является то, насколько уничтожение и повреждение либо угроза этого были способны повлиять на устрашение населения или на решения органов власти или международных организаций.

Иные тяжкие последствия должны быть сопоставимы с указанными в законе последствиями, создавать опасность причинения вреда здоровью людей, возникновения среди населения паники, страха, ухудшения экологической обстановки в регионе, появления большого количества беженцев, дезорганизации нормальной деятельности органов государственной власти и управления, длительного нарушения работы предприятий, средств связи, транспорта и т.д.

Угроза совершения вышеуказанных действий может быть выражена различным способом: письменно, устно, по телефону, по Интернету, путем личной передачи, анонимно и т.п. Обязательным признаком угрозы в данном составе является ее объективная реальность. В этом случае на практике требуется установления факта реальной возможности виновного ее осуществить.

Преступление считается оконченным с момента совершения вышеуказанных действий либо когда возникла угроза их совершения и они создали реальную опасность гибели хотя бы одного человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий. Устрашающими признаются действия, которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п.[1] Фактическое наступление указанных последствий образует квалифицированные виды террористического акта.

Субъективная сторона террористического акта характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что совершает взрыв, поджог или иные действия, устрашающие население и создающие опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба

либо наступления иных тяжких последствий, либо сознает угрозу совершения указанных действий и желает так действовать. Обязательным признаком террористического акта является специальная цель - дестабилизация деятельности органов власти или международных организаций либо воздействие на принятие ими решений.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

К квалифицирующим признакам террористического акта относятся деяния, предусмотренные ч. 2 статьи:

а) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

При этом понятие группы лиц по предварительному сговору определяется по ч. 2 ст. 35 УК, организованной группы - ч. 3 ст. 35 УК. При квалификации действий членов организованной группы ссылки на ст. 33 УК не требуется.

б) повлекшие по неосторожности смерть человека.

При этом дополнительной оценки по ст. 109 УК РФ не требуется.

в) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий.

При причинении значительного материального ущерба дополнительной квалификации по ст. 167 УК не требуется.

К иным тяжким последствиям могут относиться причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести двум и более лицам и др.[1]

К особо квалифицирующим признакам террористического акта (ч. 3 ст.205 УК РФ) относятся вышеуказанные деяния, если они:

а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных

материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ.

Объекты атомной энергетики - это сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и другие летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами, сооружениями; комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях; другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядер-ных материалов; места нахождения комплексов, установок, аппаратов, оборудования и изделий, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируются ионизирующие излучения; стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов.

Ядерные материалы представляют собой материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющие) ядерные вещества. Радиоактивными веществами, не относящимися к ядерным материалам, являются вещества, испускающие ионизирующие излучения.

Источники радиоактивного излучения - это не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение.

Под ядовитыми понимают вещества, которые при их употреблении оказывают тяжелое отравляющее воздействие на организм человека, способное причинить смерть или тяжкий вред здоровью (например, цианистый калий, зарин, синильная кислота, змеиный яд и др.).

Отравляющие вещества представляют собой химические реагенты и их соединения, которые воздействуют на центральную нервную систему человека или органы дыхания и даже в незначительных количествах вызывают их поражение, но не относятся к химическому оружию (например, аммиак, хлор).

Токсичные вещества выделяются живыми организмами. Они могут быть бактериального, растительного или животного происхождения. Действие токсинов проявляется в угнетении функций живого организма и способно вызвать ботулизм, дифтерию, пищевые токсикоинфекции и т.д.

К опасным химическим или биологическим веществам относятся те, применение которых может причинить вред жизни и здоровью людей или окружающей среде и которые подлежат обязательной государственной регистрации. При этом государственной регистрации подлежат все потенциально опасные химические и биологические вещества природного и искусственного происхождения, производимые на территории РФ и закупаемые за рубежом для использования в народном хозяйстве и быту. Это не распространяется на химические и биологические средства защиты растений, регуляторы роста сельскохозяйственных растений и лесных насаждений, фармацевтические препараты. Государственная регистрация осуществляется Российским регистром потенциально опасных химических и биологических веществ, действующим в соответствии с учредительными документами. Регистрация впервые внедряемых в производство и ранее не использовавшихся химических, биологических веществ и изготовляемых на их основе препаратов, потенциально опасных для человека (кроме лекарственных средств), осуществляется Роспотребнадзором.

б) повлекли умышленное причинение смерти человеку.

Умышленное причинение смерти потерпевшему при терроризме не влечет квалификацию по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 105, 277, 295, 317 УК.

Умышленное причинение смерти двум и более лицам дополнительной квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ не требует[1].

Квалификация и разграничение составов. Юридическая оценка деяний, совершаемых взрывом, поджогом и т.п. действиями осуществляется на основе субъективных признаков: цели и мотивам. Если указанные в законе действия (взрывы, поджоги и т.д.) совершены, например, с целью ослабления экономической безопасности и обороноспособности страны, содеянное квалифицируется по ст. 281 УК РФ (диверсия), по мотивам мести, то содеянное квалифицируется по ст. 167 УК РФ или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и т.д. в зависимости от фактических обстоятельств. Так, когда посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное квалифицируется по ст. 277 УК РФ. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воспрепятствования их законной деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется соответственно по ст. 295 УК РФ или ст. 317 УК РФ.

Действия участников террористического сообщества, террористической организации, незаконного вооруженного формирования, совершивших террористический акт, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 205 УК РФ и соответственно статьей 205.4, 205.5, 208 УК РФ.

Если при терроризме использованы незаконно приобретенные либо хранящиеся ядерные материалы и радиоактив-

ные вещества, а также незаконно приобретенные, хранящиеся либо изготовленные огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, то содеянное оценивается дополнительно.

Следует разграничивать террористический акт в форме реальной угрозы совершения указанных в ч. 1 ст. 205 УК РФ действий и заведомо ложной угрозы в составе, предусмотренном ст. 207 УК РФ. Разграничение проводится по объективной стороне - в первом случае угроза подкрепляется действиями, подтверждающими ее реальность, и по субъективной стороне - в ст. 207 лицо заведомо осознает ложный характер выраженной угрозы.

Содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ).

Основным непосредственным объектом выступает общественная безопасность, основные принципы и содержание деятельности по обеспечению которой устанавливает Федеральный закон от 28.12.2010 N 390-ФЗ «О безопасности»[4]. Дополнительными объектами являются жизнь, здоровье, отношения собственности, нормальное функционирование органов власти государственных, общественных учреждений, иных социальных институтов.

Объективная сторона преступления предусматривает несколько альтернативных самостоятельных действий, связанных с содействием террористической деятельности:

  • - склонение, вербовка лица к совершению хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ;
  • - иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из вышеназванных преступлений;
  • - вооружение лица в целях совершения хотя бы одного из

указанных преступлений;

  • - подготовка лица в целях совершения хотя бы одного из вышеуказанных преступлений;
  • - финансирование терроризма.

При этом под склонением понимаются активные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания, решимости, побуждения участвовать в совершении хотя бы одного из перечисленных преступлений и начало фактического совершения хотя бы действий по приготовлению к ним. Способ склонения может быть любым, например, уговоры, призывы к религиозному единству, к национальной сплоченности и солидарности, к чувству патриотизма, подкуп, обман, угроза, принуждение, психическое воздействие и т.д.

Например, в декабре 2012 года Г., действуя умышленно, склонял других лиц к совершению преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, путем демонстрации другим лицам видеороликов, на которых запечатлены политические события, происходящие в Сирийской Арабской Республике, в частности боевые действия между правительственными войсками и незаконными вооруженными формированиями, которые пропагандировали свержение светского государства, создание радикального исламского государства на территории Сирийской Арабской Республики, призывая к религиозному единству[5].

Под вербовкой понимаются действия, носящие систематический характер, направленные на поиск соучастников указанных террористических преступлений, на формирование преступной группы, преступной организации, включение в них новых членов и т.д.

Под иным вовлечением лица в совершение хотя бы одного из террористических преступлений следует понимать действия, носящие более широкий и не такой конкретный характер как склонение и вербовка, например, идеологическая обработка и воспитание молодого поколения с привитием на будущее

время навыков, определяющих содействие террористической деятельности, подражания взрослым террористам, обработка родственников, родных в таких же целях и т.д. Так, например, Т, являясь имамом, пользуясь неоспоримым авторитетом среди лиц, исповедующих ислам, способным воздействовать на их религиозные чувства, достоверно зная, что его слова будут восприняты ими как должное, посредством электронной переписки на сайте социальной сети «Одноклассники» в целях обеспечения содействия террористической противоправной деятельности незаконных вооруженных формирований, склонил жителя Республики Бурятия, исповедующего религию ислам, Р. к совершению преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ. В результате этого 26 января 2014 года Р. вылетел авиарейсом в г. Стамбул для дальнейшего выезда на территорию Сирийской Арабской Республики с целью участия в деятельности международных террористических организаций. Суд признал Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ[6].

Склонение, вербовку или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, перечисленных в ч. 1 ст. 205.1 УК РФ, следует считать оконченным преступлением с момента совершения указанных действий, независимо от того, совершило ли вовлекаемое лицо соответствующее преступление террористической направленности.

Под вооружением следует понимать снабжение любыми видами оружия, как предусмотренного Законом об оружии, так и боевыми видами вооружения, боевыми припасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, оружием массового уничтожения.

Под подготовкой к совершению хотя бы одного из террористических преступлений понимаются такие действия, как, например, обучение лица, его идеологическая обработка, физическая тренировка, огневая подготовка, привитие ему конкретных

знаний, навыков, приемов, способов, тактики, методики совершения таких преступлений, разработка планов осуществления террористической деятельности, правил конспирации, приобретения оружия, изготовления и подделки документов, организация материальной базы, транспорта и т.д.

В понятие «финансирование терроризма» согласно примечанию 1 к статье включено предоставление средств либо оказание финансовых услуг с осознанием виновным лицом того, что они предназначены: 1) для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК; 2) для финансирования или иного материального обеспечения лица в целях совершения им хотя бы одного из этих преступлений, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из этих преступлений.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком этого преступления является специальная цель - обеспечение совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Субъект преступления - общий: вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет.

Квалифицирующие признаки. Часть 2 статьи предусматривает использование лицом своего служебного положения. Оно выражается не только в умышленном использовании такими лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния, определяемого значимостью и авторитетом занимаемой ими должности, на других лиц в целях побуждения их к совершению действий, направленных на содействие террористической деятельности.

В ч. 3 ст. 205.1 УК РФ предусматривается ответственность за пособничество в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч.1 ст. 208 УК РФ. Под пособничеством понимаются умышленное содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий к его совершению, а также обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно обещание приобрести или сбыть такие предметы.

Например, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины А. в содействии террористической деятельности. Из анализа вышеприведенных показаний виновного и свидетелей было установлено, что А., устраняя препятствия в подготовке террористического акта, арендовал квартиру для тайного размещения лиц, его готовящих, перевез их, оружие и боеприпасы и поселил в квартире, обеспечивая их тайное нахождение в ней, изъял от нее все комплекты ключей, обеспечивал их продуктами питания, информировал о возможном наблюдении за ними. На основании этого действия осужденного были правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 205.1 и ч. 2 ст. 222 УК РФ[7].

Пособничество охватывается ч. 3 ст. 205.1 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 205, ч. 3 ст. 206 или ч. 1 ст. 208 УК РФ.

Как указывается в п. 17.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 1, ответственность за пособничество в совершении террористического акта, захвата заложника или организации незаконного вооруженного формирования, осуществленное участником организованной группы, совершившей такие преступления, наступает по соответствующей статье Особенной части УК РФ и не требует квалификации по ч. 3 ст. 205.1 УК РФ.

В части 4 предусмотрена ответственность за организа

цию совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.3, чч. 3 и 4 ст.206, ч. 4 ст. 211 УК РФ, или руководство его совершением, а равно организация финансирования терроризма. При этом дополнительной квалификации по ст. 205, 205.3, чч. 3 и 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211 УК РФ, а равно по чч. 1 и 2 ст. 205.1 УК РФ в части финансирования терроризма не требуется.

Организация совершения или руководство совершением иного преступления террористической направленности, в том числе организация осуществления других видов содействия террористической деятельности, квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда такие действия осуществлены участником организованной группы.

Квалификация и разграничение составов. Интересным примером судебной практики является следующий случай по оправданию Л. в рассматриваемом преступлении. При вынесении решения суд отметил, что предоставленных материалов не достаточно для вывода о причастности последнего к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ. Посещение Л. занятий по минно-взрывному делу не является основанием для признания его виновным по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ. Не установлено, что на этих занятиях Л. был осведомлен об их целях - о подготовке к осуществлению военного мятежа. Таким образом, в суде не установлено, что Л., храня в своем доме вооружение, понимал, что оно предназначалось для использования в военном мятеже. В связи с этим суд правильно пришел к выводу об оправдании его по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ[8].

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ).

Объектом преступления является общественная безо-

пасность. Общественная опасность данного преступления определяется тем, что в обществе может насаждаться и морально оправдываться идеология террора, подготавливаться основы его распространения, формироваться общественное мнение об оправдании террористов, терпимости к их действиям, на изменение мировоззрения относительно этой преступной деятельности и т.д.

Объективная сторона преступления предусматривает два альтернативных самостоятельных действия:

  • 1) публичные призывы к осуществлению террористической деятельности;
  • 2) публичное оправдание терроризма.

Под призывами следует понимать воздействие на сознание и волю людей к осуществлению террористической деятельности. Форма воздействия может быть различной: устная, письменная, аудио- и видеозаписи, плакаты, транспаранты и т.д. Публичность предлагает, что содержащуюся в призывах информацию должны слышать, видеть, читать, воспринимать группа, толпа, неопределенно широкий круг лиц.

В отличие от подстрекательства к осуществлению терроризма и от содействия террористической деятельности, публичные призывы не несут такой конкретизации, практической направленности, не предполагают склонение конкретного лица или группы лиц к совершению конкретного преступления или преступлений террористического характера.

Законодатель раскрывает понятие публичного оправдания терроризма в примечании к данной статье. Это публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Под идеологией и практикой терроризма понимаются идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправних насильственных действий (и. 18 постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012 № 1). Подобные действия могут выражаться как в прямой, так и в завуалированной форме, например, в литературных произведениях, кинофильмах, в которых с приведением различных доводов политического, социального, религиозного, националистического характера идеологически обосновывается допустимость терроризма, а террористы представляются в образе положительных героев, заслуживающих поддержки, подражания и уважения, и т.д.

В п. 2 примечания указывается, что под террористической деятельностью в настоящей статье понимается совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 205-206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ.

Вопрос о публичности призывов к осуществлению террористической деятельности или оправдания терроризма должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (например, обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, распространение обращений путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи и т.п.).

Как указывается в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 № 1 публичные призывы к осуществлению террористической деятельности считаются оконченным преступлением с момента публичного провозглашения (распространения) хотя бы одного обращения независимо от того, удалось побудить других граждан к осуществлению террористической деятельности или нет, а публичное оправдание терроризма - с момента публичного выступления лица, в котором оно оправдывает идеологию и практику терроризма.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъект осознает, что публично призывает к осуществлению террористической деятельности либо публично оправдывает терроризм и желает этого.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В связи с изменениями, внесенными в редакцию нормы 6 июля 2016 года, квалифицирующим признаком данного состава преступления выступает использование средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» (ч. 2 ст. 205.2 УК РФ).

Преступления, связанные с использованием средств массовой информации, следует считать оконченными с момента распространения продукции средств массовой информации (например, продажа, раздача периодического печатного издания, аудио- или видеозаписи программы, начало вещания теле- или радиопрограммы, демонстрация кинохроникальной программы, предоставление доступа к сетевому изданию).

При совершении публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи или с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», преступление следует считать оконченным с момента размещения обращений в указанных сетях общего пользования (например, на сайтах, форумах или в блогах), отправления сообщений другим лицам.

Квалификация и разграничение составов. Одним из обязательных признаков состава исследуемого преступления является публичность. О значении этого признака для юридической оценки деяния и его правовых последствий свидетельствует следующий пример. Гражданин А. признан виновным в совершении публичного призыва к осуществлению террористической деятельности и публичном оправдании терроризма. В апелляционной жалобе адвокат изложил, что высказывания А. не носили публичный характер, т.к. совершались только в присутствии близких людей. По его мнению, в действиях А. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 205.2 УКРФ.

Из показаний свидетелей следует, что А. во время посещений мечети неоднократно проводил с молодыми людьми разговоры, восхваляющие ваххабизм и действия участников незаконных вооруженных формирований. Говорил, если они мусульмане и не должны прислуживаться и подчиняться неверным, то есть русским, что с ними, в том числе и их прислужниками (сотрудниками правоохранительных органов, администрации и т.д.), необходимо вести джихад, демонстрировал со своего мобильного телефона различные видеоролики, призывающие к джихаду, а также видеозапись о том, как собирать самодельное взрывное устройство. Судебная коллегия определила приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 27 января 2014 года в отношении А. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката - без удовлетворения1.

В связи с тем, что предыдущая редакция ч. 2 ст. 205.2 УК РФ была сформулирована значительно уже, возникали трудности с привлечением виновных к ответственности в соответствии с действительной общественной опасностью совершенного деяния. Так, органами предварительного расследования действия К. были квалифицированы по ч. 2 ст. 205. 2 УК РФ. Решая вопрос о законности квалификации действий подсудимого К, суд нашел их неверными в части излишней квалификации по признаку «с использованием средств массовой информации». В материалах уголовного дела нет сведений о том, что сайт «В Контакте» зарегистрирован в качестве средства массовой информации в установленном порядке. Поэтому суд переквалифицировал действия К. на ч. 1 ст. 205.2 УК РФ[9] .

Современные требования к антитеррористической за-

щищенности населения нашли отражение в ст. 205.3, 205.4, 205.5 УК РФ, введенных Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. N 302-Ф31 и вызвавших разные мнения специалистов (от резкой критики[10] до одобрения).

Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205.3 УК РФ).

Объектом преступления является общественная безопасность.

Объективная сторона преступления состоит в прохождении лицом обучения, заведомо для виновного проводимого в целях осуществления террористической деятельности либо совершения одного из преступлений, предусмотренных ст.ст. 205.1, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, в том числе приобретение знаний, практических умений и навыков в ходе занятий по физической и психологической подготовке, при изучении способов совершения указанных преступлений, правил обращения с оружием, взрывными устройствами, взрывчатыми, отравляющими, а также иными веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих.

Знание представляет собой усвоенный результат познавательной деятельности человека и сохраняется на его сознательном или подсознательном уровне. Умения приобретаются на основе знаний субъекта, его опыта, развиваются путем тренировок и упражнений. Навык можно определить как деятельность в определенной сфере, области, которая настолько освоена, что доведена до автоматизма.

Состав преступления формальный. Деяние окончено с момента начала обучения, участия хотя бы в одном занятии независимо от того, приобрел ли виновный соответствующие умения и навыки, которые мог бы использовать при совершении указанных в диспозиции преступлений.

Субъект преступления общий - вменяемое физическое лицо, достигшее 14 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, когда лицо осознает общественную опасность совершаемых действий и желает их совершить.

Квалификация и разграничение преступлений. Если наряду с прохождением обучения лицо совершает иные действия, направленные на создание условий для осуществления конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления террористической либо иной направленности, то указанные действия дополнительно квалифицируются как приготовление к данному преступлению.

Следует иметь в виду, что по аналогии со ст. 205.3 в ч. 4 ст. 212 УК РФ установлена ответственность за прохождение лицом обучения, заведомо для обучающегося проводимого в целях организации массовых беспорядков либо участия в них, в том числе приобретение знаний, практических умений и навыков в ходе занятий по физической и психологической подготовке, при изучении способов организации массовых беспорядков, правил обращения с оружием, взрывными устройствами, взрывчатыми, отравляющими, а также иными веществами и предметами, представляющими опасность для окружающих[11]. При этом для наступления ответственности по ч. 4 ст. 212 УК необходимо доказать факт прохождения лицом обучения с осознанием им того, что приобретенные знания и умения будут использоваться именно в процессе организации массовых беспорядков. В случае если прохождение подготовки осуществляется в терро-

ристических целях или членами экстремистских сообществ и организаций, то такого рода действия должны получать самостоятельную уголовно-правовую оценку по ст. 205.3 или 282.1, 282.2 УК РФ в зависимости от фактических обстоятельств дела.

Организация террористического сообщества и участие в нем (ст.205.4 УК РФ).

Объект преступления - общественная безопасность.

Объективная сторона преступления заключается в следующих действиях:

  • 1) создание террористического сообщества, то есть устойчивой группы лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма (ч. 1);
  • 2) руководство таким террористическим сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями (ч. 1);
  • 3) участие в террористическом сообществе (ч. 2).

Для признания организованной группы террористическим сообществом не требуется предварительного судебного решения о ликвидации организации в связи с осуществлением террористической деятельности.

В литературе отмечается, что террористическое сообщество представляет собой разновидность организованной группы (см. ст. 35 УК РФ)[12]. Однако законодатель конкретизирует целевую направленность данного преступного объединения (осуществление террористической деятельности или подготовка или совершение иных связанных с террористической деятельностью преступлений), тем самым подчеркивая его повышенную об

щественную опасность. Не исключен вариант, что такая группа может быть структурированной и состоять из двух или более подразделений (частей), сформированных по территориальному и функциональному принципу. Такие структурные подразделения (части) могут не только совершать отдельные преступления террористической направленности, но и выполнять иные задачи по обеспечению функционирования террористического сообщества. При этом для признания организованной группы террористическим сообществом не требуется решения Верховного Суда Российской Федерации о признании организации террористической и запрете ее деятельности.

Создание террористического сообщества предполагает такой этап развития преступного намерения, когда организационные действия одного или нескольких лиц привели к образованию соответствующей криминальной структуры, объективно способной к осуществлению террористической деятельности. Признак «заранее», используемый при конструировании состава рассматриваемого преступления, означает, что субъект (субъекты) данного преступления уже на стадии организационной деятельности имеет (имеют) умысел на осуществление террористической деятельности, альтернативно - совершение преступлений террористической направленности.

На практике возникает вопрос: может ли террористическое сообщество быть создано для подготовки или совершения террористического акта (ст.205 УК РФ)? В литературе можно встретить на него положительный ответ. Отмечается, что для уяснения содержания понятия террористической деятельности в данном случае необходимо обратиться к Федеральному закону от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ «О противодействии терроризму», где указано, что оно включает в себя в том числе и организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта. Однако, представляется, что такое деяние подпадает под ч. 4 ст. 205.1 УК РФ.

Понятием «руководство» охватывается осуществление управленческих функций в отношении соответствующего преступного объединения, его части или структурных подразделений, а также отдельных его участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности данного объединения. Такое руководство может выражаться, в частности, в разработке общих планов деятельности сообщества, в подготовке к совершению конкретных преступлений террористической направленности, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных террористическим сообществом или входящими в его структуру подразделениями при их создании (например, в пропаганде, поддерживающей и оправдывающей террористическую деятельность участников организованной группы, распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов сообщества).

Участие в террористическом сообществе предполагает участие лица, ранее вошедшего в состав такого сообщества, в осуществлении террористической деятельности, в подготовке или совершении одного или нескольких из указанных в ч. 1 статьи преступлений, а также выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества.

Преступление в форме участия лица в террористическом сообществе считается оконченным с момента вхождения в состав такого сообщества с намерением участвовать в осуществлении террористической деятельности либо в подготовке или совершении одного либо нескольких преступлений, предусмотренных статьями 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма. При совершении участником террористического сообщества конкретного преступления его действия следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Субъект преступления в ч. 1 статьи - физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, а в ч. 2 статьи - физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом и специальной целью осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений, предусмотренных ст. ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278,279, 360 и 361 УК РФ, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

При этом под поддержкой терроризма в УК РФ понимается оказание услуг, материальной, финансовой или любой иной помощи, способствующих осуществлению террористической деятельности.

Квалификация и разграничение составов. Статья 205.4 УК РФ не предусматривает ответственность за совершение членами сообщества действий, образующих самостоятельные составы преступлений. Поэтому совершенные участниками преступления оцениваются самостоятельно. В таких случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ. Данное правило распространяется и на преступления, перечисленные в ч.1 ст. 205.4 УК РФ[12].

Организаторы террористического сообщества несут ответственность за все преступления террористической направленности, совершение которых охватывалось их умыслом при организации данного сообщества, без ссылки на ст. 33 УК РФ; участники сообщества несут ответственность за те преступления террористической направленности, в совершении или подготовке которых они принимали непосредственное участие, без ссылки на ст. 33 УК РФ вне зави-

симости от выполняемой в преступлении роли.

Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ).

Признаки объекта данного преступления идентичны признакам объекта организации террористического сообщества.

Объективная сторона преступления характеризуется активными действиями по организации или участию в организации, которая признана террористической в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Под организацией деятельности террористической организации следует понимать действия организационного характера, направленные на продолжение или возобновление ее противоправной деятельности. Таковыми следует считать: учреждение средства массовой информации; пользование государственными и муниципальными средствами массовой информации; организацию и проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий, пикетирования и иных массовых акций или публичных мероприятий; участие в выборах и референдумах; использование банковских вкладов и т.д.

Участие в деятельности такой организации состоит в выполнении конкретных действий, направленных на достижение целей организации, в том числе пропаганде деятельности запрещенной организации, взносе или собирании членских взносов и пожертвований, участии в проводимых организацией акциях, создании или распространении материалов террористического характера, осуществлении издательской деятельности и т.д.

При совершении организатором (руководителем) или участником террористической организации конкретного преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 205.5 УК РФ и соответствующей статьей УК РФ.

Состав преступления формальный.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 статьи -физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В отношении деяния, предусмотренного ч. 2 статьи, минимальный возраст субъекта - 14 лет.

С субъективной стороны анализируемое преступление характеризуется виной в форме умысла. Умыслом организаторов и участников должны охватываться все обстоятельства совершения преступления, в том числе и террористический характер осуществляемой деятельности.

Квалификация и разграничение составов. В литературе обсуждаются проблемные вопросы юридической оценки преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 205.4 и 205.5 УК РФ1. В частности, указывается, что для правильного разграничения данных составов преступлений следует исходить из следующих положений:

  • 1. Основное отличие террористической организации от террористического сообщества заключается лишь в наличии вступивших в законную силу решений суда о признании организации террористической либо обвинительного приговора суда в отношении лица за создание, руководство или участие в террористическом сообществе[14] .
  • 2. Если лицо участвует в деятельности организации, признанной террористической, или руководит ею, то такое действие должно быть квалифицировано по ст. 205.5 Уголовного кодекса РФ.

Если же лицо участвует в деятельности устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений,

предусмотренных ст. ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 Уголовного кодекса, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма, либо руководит ею, то тогда квалификация должна осуществляться по ст. 205.4 Уголовного кодекса РФ1.

3. Для разграничения оснований уголовной ответственности за организацию и участие в деятельности террористической и экстремистской организаций на основании Федерального закона от 2 ноября 2013 г. N ЗО2-ФЗ в ч. 1 ст. 282.2 УК РФ внесены изменения, согласно которым данная норма устанавливает ответственность только за организацию и участие в деятельности экстремистской организации за исключением организаций, которые признаны террористическими.

Следует отметить, что, несмотря на несовершенство нормы, наличие спорных вопросов квалификации деяний по данной статье, в Российской Федерации началась практика привлечения виновных к уголовной ответственности[15] .

Среди новелл уголовного законодательства обращает на себя внимание ст. 205.6 УК РФ - Несообщение о преступлении. Однако ни в одном из первоисточников данное преступление не относится к преступлениям террористической направленности (подробнее см. предыдущий параграф). В данном случае речь идет не о совершении преступления террористической направленности, а о прикосновенности к нему.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ).

Объект преступления - общественная безопасность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного

ч. 1 ст. 208 УК РФ, включает три альтернативных действия: создание, руководство и финансирование незаконного вооруженного формирования. Объективная сторона преступле-

ния, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, состоит в участии в вооруженном формировании.

Под незаконным вооруженным формированием в ст. 208 УК РФ следует понимать не предусмотренные федеральным законом объединение, отряд, дружину или иную вооруженную группу, созданные для реализации определенных целей (например, для совершения террористических актов, насильственного изменения основ конституционного строя территориальной целостности Российской Федерации).

Вооруженность как обязательный признак незаконного формирования предполагает наличие у его участников любого вида огнестрельного или иного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, в том числе кустарного производства, а также боевой техники. При этом незаконные приобретение, хранение, использование, передача ядерных материалов и радиоактивных веществ, приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, ношение или изготовление огнестрельного оружия и его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств квалифицируются соответственно по ст. 220,221,222, 222.1,223,223.1 или 226 УК РФ.

Создание незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК РФ) считается оконченным преступлением с момента фактического образования формирования, то есть с момента объединения нескольких лиц в группу и приобретения хотя бы некоторыми из них оружия, боеприпасов, взрывных устройств, боевой техники.

Руководство незаконным вооруженным формированием (ст. 208 УК РФ) заключается в осуществлении управленческих функций в отношении объединения, отряда, дружины или иной группы, а также в отношении отдельных его участников в целях обеспечения деятельности незаконного вооруженного формирования.

Такое руководство может выражаться, в частности, в утверждении общих планов деятельности незаконного вооружейного формирования, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных таким формированием (например, в распределении функций между членами незаконного вооруженного формирования, в организации материально-технического обеспечения, в принятии мер безопасности в отношении членов такого формирования).

Под финансированием незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК РФ) следует понимать предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для обеспечения деятельности объединения, отряда, дружины или иной группы.

В тех случаях, когда лицо содействует террористической деятельности путем финансирования незаконного вооруженного формирования, его действия охватываются частью 1 статьи 208 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ как финансирование терроризма не требуется.

Уголовная ответственность по ч. 2 ст. 208 УК РФ за участие в незаконном вооруженном формировании наступает в случаях, когда участники этого формирования осознают его незаконность и свою принадлежность к нему и действуют для реализации его целей.

Под участием в незаконном вооруженном формировании надлежит понимать вхождение в состав такого формирования (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого формирования (обучение его участников; строительство временного жилья, различных сооружений и заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в местах расположения незаконного вооруженного формирования и т.п.).

Преступление в форме участия лица в незаконном вооруженном формировании считается оконченным с момента совершения конкретных действий по обеспечению деятельности незаконного вооруженного формирования.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 -общий: вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет; по ч. 2 статьи - специальный, так как минимальный возраст снижен до 14 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Вопросы квалификации. При совершении участником незаконного вооруженного формирования конкретного преступления его действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208 и соответствующей статьей УК РФ (например, ст. 205, 205.1, 205.2 или 206 УК РФ).

Если отдельные члены незаконных вооруженных формирований объединились в устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации либо в террористическое сообщество, руководят такой группой (бандой) или террористическим сообществом, а также участвуют в совершаемых ими нападениях или преступлениях террористической направленности, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 208 и 209 или 205.4 УК РФ.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, сопряженный с совершением террористического акта либо иным осуществлением террористической деятельности (ч. 4 ст. 211 УК РФ).

Основной объект преступления - общественная безопасность. Дополнительный объект - отношения по охране жизни и здоровья, собственности граждан и юридических лиц.

Предметом преступления является судно воздушного или водного транспорта, а также железнодорожный подвижной состав.

Объективная сторона преступления включает следующие альтернативные действия, при условии, что они сопряжены с совершением террористического акта либо иным осуществлением террористической деятельности:

  • 1) угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава;
  • 2) захват такого судна или состава в целях угона.

Угон - это противоправное завладение судном воздушного, водного транспорта, а также подвижным железнодорожным составом и использование его для полета, поездки или в качестве плавающего средства.

Захват означает противоправное завладение судном воздушного, водного транспорта, а также подвижным железнодорожным составом и установление над ним контроля с целью последующего угона.

Захват и угон возможны в отношении как движущегося, так и находящегося на стоянке судна либо железнодорожного подвижного состава.

Состав преступления формальный. Угон окончен с момента начала движения транспортного средства или, если судно во время угона находилось в движении, с момента изменения направления движения. Захват окончен с момента завладения судном.

Субъект преступления - вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом. При захвате обязательным признаком субъективной стороны является цель угона судна воздушного, водного транспорта или подвижного железнодорожного состава.

Вопросы квалификации. Деяние в соответствующих случаях требует дополнительной оценки со ст. 205 УК РФ и иными преступлениями террористического характера.

Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (277, 278, 279 УК РФ) и против мира и безопасности человечества (ст. 360, 361 УК РФ).

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) относится к преступлениям, за совершение которых законодатель устанавливает наказание вплоть до смертной казни. Данный факт подчеркивается разными специалистами в области юриспруденции1.

Важным вопросом для оценки деяния по ст. 277 УК РФ является то, что состав этого преступления - усеченный. Преступление окончено с момента покушения на убийство[16] .

В первую очередь для целей применения ст. 277 УК РФ конструктивное значение имеют признаки потерпевшего. Так, к государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов федерации и другие высокопоставленные лица, в частности, занимающие государственные должности категории «А». К государственным деятелям следует относить также депутатов, официально зарегистрированных кандидатов для избрания в органы власти, их доверенных лиц, членов избирательных комиссий и т.п. Например, М. признан виновным в совершении действий по обвинению в посягательстве на жизнь К. как депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в целях прекращения

его деятельности и из мести за такую деятельность1.

В другом случае, Г. и Г. обвинялись в том, что осенью 2004 года с другими неустановленными лицами создали организованную группу для совершения посягательства на жизнь государственного деятеля - заместителя Председателя Правительства... - Управляющего ГУ отделения Пенсионного фонда РФ... в целях прекращения его деятельности. 3 ноября 2004 года и 16 февраля 2005 года указанная группа совершила подрывы служебной автомашины А. самодельным взрывным устройством, в результате которых потерпевший не пострадал, но погибли три человека и шесть человек получили ранения различной тяжести[17] .

Общественные деятели - это руководители и видные функционеры органов местного самоуправления, политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

В то же время не всякое посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть квалифицировано по ст. 277 УК РФ. Обязательным признаком состава является связь посягательства именно с государственной или иной политической деятельностью потерпевшего. В связи с этим, например, посягательство на жизнь общественного деятеля из числа представителей средств массовой информации или науки, совершенное в связи с его профессиональной (например, журналистской) деятельностью, не образует состав преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ.

Кроме этого, государственный или общественный деятель в смысле ст.277 УК РФ не должен являться представителем иностранного государства или сотрудником международной организации, пользующимся международной защитой (их перечень определен Конвенцией ООН о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (1973 г.)). Посягательства на жизнь указанных лиц рассматриваются УК РФ в качестве преступлений против мира -как нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК РФ)[18].

Посягательство на жизнь близких государственному или общественному деятелю лиц, совершенное в целях прекращения его политической деятельности, не может быть, согласно диспозиции, квалифицировано по ст. 277 УК РФ. Такое деяние заслуживает правовой оценки по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На практике ключевое значение для квалификации рассматриваемого преступления имеют признаки субъективной стороны - цель прекращения государственной или иной политической деятельности лица либо месть за такую деятельность. Так, Московским городским судом 27 декабря 2006 г. Г. Г. признан виновным в организации приготовления посягательства на жизнь депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ М. в целях прекращения его государственной деятельности, а А. - в пособничестве в этом преступлении. Свои умышленные действия они не смогли довести до конца по не зависящим от них обстоятельствам - были задержаны правоохранительными органами. В кассационных жалобах осужденные и адвокаты в защиту их интересов указывали о частичной невиновности Г., о том, что все действия он совершил в связи с неприязненными отношениями с потерпевшим после конфликта между ними, а не в связи с деятельностью потерпевшего как депутата. Адвокат просил действия Г. переквалифициро-

ватъ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 4 апреля 2007 г. приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения. Версия осужденного Г. о том, что все действия были совершены им в связи с неприязненными отношениями с потерпевшим, тщательно проверялась судом и была обоснованно опровергнута.В своих показаниях потерпевший М. утверждал, что никаких конфликтов у него ни с кем не было. Оснований для переквалификации действий осужденного Г. не установлено1.

При квалификации насильственного захвата власти или насильственного удержания власти (ст. 278 УК РФ) имеет значение, что состав является формальным. Это предполагает признание его оконченным с момента совершения действий, направленных на насильственный захват или удержание власти или на насильственное изменение конституционного строя, независимо от степени реализации поставленных целей.

Данное преступление имеет сходство с государственной изменой (ст.275 УК). Так, если виновные лица совершают действия по захвату власти в контакте с иностранным государством, иностранной организацией или их представителями, совместно с ними, то содеянное ими следует квалифицировать как государственную измену в форме оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности России, а также как насильственные действия, направленные на захват власти, то есть по совокупности преступлений[19] . Применение насилия в данной статье не охватывает причинение смерти (независимо от формы вины) и требует дополнительной квалификации по

соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

Вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ) определяется как активная, насильственная, совершаемая с применением или угрозой применения оружия деятельность широкого круга лиц, направленная на свержение, изменение конституционного строя либо нарушение территориальной целостности Российской Федерации1.

При этом на практике особенное значение имеет активный характер действий виновного. Так, X был оправдан в преступлении, предусмотренном ст. 279 УК РФ. В апелляционном представлении государственный обвинитель выразил несогласие с приговором. Вопреки доводам представления, суд пришел к выводу, что непосредственно X. организационных действий, направленных на вооруженный мятеж в целях изменения конституционного строя страны, не совершал. План военного мятежа с конкретными поэтапными задачами X. не составлял и не поручал это лицу, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Показаний свидетелей по делу недостаточно, поскольку наличие идеи мятежа у X. должно подкрепляться фактическими действиями. Таким образом, в чем конкретно выразились действия, направленные на организацию военного мятежа, судом не установлено. На основании этого оправдательный приговор оставлен без изменения[20] .

К числу преступлений террористического характера безусловно следует отнести акт международного терроризма (ст. 361 УК РФ). По ряду объективных и субъективных признаков состав этого преступления близок к составу террористического акта, предусмотренного ст. 205 УК РФ. Так, общими чертами преступлений являются их многообъектность, способы совершения деяния, формальный вид составов по конструкции

объективной стороны, прямой умысел как форма вины. В тоже время данные преступления разграничиваются по основному объекту уголовно-правовой охраны, месту совершения преступления - вне пределов территории Российской Федерации (в ст. 361 УК РФ), разным целям: в ст. 361 УК РФ - цель нарушения мирного сосуществования государств и народов либо цель причинения вреда интересам Российской Федерации.

Таким образом, вышеизложенное позволяет утверждать, что преступления террористической направленности по УК РФ характеризуются высокой общественной опасностью, поскольку несут угрозу причинения вреда одновременно нескольким объектам уголовно-правовой охраны, включая наиболее приоритетные - такие, как жизнь и здоровье человека, общественная безопасность, а также мир и безопасность всего человечества. Большинство спорных вопросов квалификации, возникающих на практике и анализируемых в литературе, связаны с систематическими изменениями УК РФ.

Вопросы для повторения и самоконтроля:

  • 1. В чем заключается угроза как деяние, альтернативно предусмотренное в ч. 1 ст. 20 УК РФ?
  • 2. Что следует понимать под «иным вовлечением лица» в ч. 1 ст. 205.1 УК РФ и «публичностью» в ч. 1 ст. 205.2 УК РФ? Как Вы относитесь к оценочным категориям уголовного права?
  • 3. Как Вы думаете, почему новые ст.ст. 205.3, 205.4, 205.5 УК РФ вызывают неоднозначные мнения специалистов? Какие проблемные вопросы их применения на практике Вам кажутся наиболее интересными?
  • 4. Покажите, как признаки потерпевшего влияют на квалификацию преступлений, предусмотренных ст. 277 и 360 УК РФ.

ГЛАВА 4 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

  • [1] О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 февраля 2012 г. № 1 (в ред. 03 ноября 2016 г.) И Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 4; Российская газета. 2016. 16 ноября.
  • [2] О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 февраля 2012 г. № 1 (в ред. 03 ноября 2016 г.) И Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 4; Российская газета. 2016. 16 ноября.
  • [3] О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 февраля 2012 г. № 1 (в ред. 03 ноября 2016 г.) И Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 4; Российская газета. 2016. 16 ноября.
  • [4] О безопасности: Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ (в ред. 05 октября 2015 г.) И Собрание законодательства РФ. 2011. № 1. Ст. 2; Собрание законодательства РФ. 2015. №41,ч. II. Ст. 5639.
  • [5] Решение по делу 1-36/2014 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-krasnodarskij-kraevoj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-499850893/ (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [6] Решение по делу 1-248/2014 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-krasnodarskij-kraevoj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-499850893/ (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [7] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.06.2013 № 19-АПУ13-10 [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [8] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.08.2013 № 45-АПУ13-34 [Электронный ресурс] И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [9] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 27.03.2014 № 23-АПУ14-4 [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 См.: Решение по делу 1-5/2015 (1-33/2014) [Электронный ресурс]. URL: https:// rospravosudie.com/court-karachaevskij-gorodskoj-sud-karachaevo-cherkesskaya-respublika-s/ act-488523576/ (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [10] Трунцевский Ю.В. В помощь судьям: о признаках криминализации новых видов опасного поведения и их учете при квалификации преступлений и назначении судом наказания [Электронный ресурс] И Российский судья. 2014. № 6 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 См., например: Ростокинский А.В., Толпекин К.А. Очередные "антитеррористические" новеллы или введение в «уникальную» часть Уголовного кодекса? [Электронный ресурс] И Российский следователь. 2014. № 18 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс»; Кочои С.М. Общеевропейское законодательство о борьбе с терроризмом и перспективы реформирования УК РФ [Электронный ресурс] И Lex russica. 2014. № 9 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 3 См., например: Савельева В.С. Усиление ответственности за преступления террористической направленности: проблемы комплексного подхода [Электронный ресурс] И Актуальные проблемы российского права. 2015. № 6 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [11] Меркурьев В.В., Агапов П.В. Ответственность за массовые беспорядки: вопросы квалификации и доказывания [Электронный ресурс] И Законность. 2015. № 1 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [12] Агапов П.В. Организация террористического сообщества и участие в нем: проблемы криминализации и правоприменения [Электронный ресурс] И Российская юстиция. 2015. № 7 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [13] Агапов П.В. Организация террористического сообщества и участие в нем: проблемы криминализации и правоприменения [Электронный ресурс] И Российская юстиция. 2015. № 7 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [14] Осипов М.Ю. О некоторых проблемах квалификации преступлений террористической направленности [Электронный ресурс] И Российская юстиция. 2015. № З И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Ульянова В.В. Террористическое сообщество и террористическая организация: проблемы квалификации [Электронный ресурс] И Уголовное право. 2015. № 1 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [15] Осипов М.Ю. О некоторых проблемах квалификации преступлений террористической направленности [Электронный ресурс] // Российская юстиция. 2015. № З И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Решение по делу 22K-6334/2015 [Электронный ресурс]. URL: https://rospravosudie.com/court-krasnodarskij-kraevoj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-499850893/ (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [16] См., например: Уткин В.А. Пенитенциарные стандарты Совета Европы и векторы реформирования уголовно-исполнительной системы [Электронный ресурс] И Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2016. № 1 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.); Токтоназарова Ч.М. Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания (теоретические и правоприменительные проблемы) [Электронный ресурс] И Ленинградский юридический журнал. 2015. № 4 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.); Иванов А.В. Проблемы отмены смертной казни в решениях Конституционного Суда Российской Федерации [Электронный ресурс] И Российский судья. 2015. № 7 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.); Защита прав и интересов организаций и граждан: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и криминологический аспект (состояние, проблемы, пути совершенствования). Общее состояние и региональная специфика: монография [Электронный ресурс] / отв. ред. Л.А. Воскобитова. М.: НОРМА, І4НФРА-М, 2015 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Здесь и далее см.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник. 2-е издание, переработанное и дополненное [Электронный ресурс] / под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [17] Определение Верховного Суда РФ от 17.06.2008 № 5-008-110СП [Электронный ресурс] И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Определение Верховного Суда РФ от 14.10.2008 № 20-008-53 [Электронный ресурс] И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [18] К сожалению, по ст. 360 УК РФ отсутствуют опубликованные материалы судебной практики.
  • [19] Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2007 № 5-о07-35С. Лицо обоснованно признано виновным в организации приготовления посягательства на жизнь депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации [Электронный ресурс] И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) 13-е издание, переработанное и дополненное [Электронный ресурс] / отв. ред. B.M. Лебедев. М.: Юрайт, 2013 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
  • [20] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник. 2-е издание, переработанное и дополненное [Электронный ресурс] / под ред. А.В. Бриллиантова. M.: Проспект, 2015 И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.). 2 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.08.2013 № 45-АПУ13-34 [Электронный ресурс] И Справочная правовая система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 10 декабря 2016 г.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >