Массовые репрессивные операции НКВД

1. Познакомьтесь с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 2 июля 1937 г.

Какие социальные группы объявлены Политбюро зачинщиками антисоветских преступлений?

  • - Что предписывается сделать руководителям региональных партийных организаций и НКВД?
  • - Кто должен расследовать вину арестованных?
  • - Кем определена мера наказания?
  • - Что означает пятидневный срок представления количества подлежащих расстрелу и высылке?

Раскопки массового захоронения жертв репрессий. Донецк, 1989 г.

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антисоветских элементах». 2 июля 1937 г.

Послать секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий следующую телеграмму: «Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом, по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, — являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности.

ЦК ВКП (б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учёт всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но всё же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.

ЦК ВКП (б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке».

АП РФ. Ф. 3. On. 58. Д. 212. Л. 32.

  • 2. Познакомьтесь с оперативным приказом НКВД СССР № 00447.
  • - Чем обосновывается необходимость проведения репрессивной операции?
  • - Какое время дается региональным органам НКВД на выполнение приказа? Что для них значит регламентация таким сроком?
  • - Кто подлежал репрессии? Допускал ли приказ произвольное толкование адресности репрессий исполнителями?
  • - Как определялось наказание? Насколько это было законно?
  • - О чем свидетельствуют утвержденное приказом количество подлежащих репрессиям по 1-й и 2-й категориям? О чем свидетельствуют круглые цифры?
  • - Можно ли назвать рассмотрение дел тройками правосудием? Почему?
  • - Какие другие выводы можно сделать, изучив приказ 00447?

об операции по репрессированию бьіяшихкулдкда.

_ уголовников и др. антисоветских элементов

30 ню.

Гор Москва.

ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ

НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА СССР № 00447

"30" июля 1937 г., гор. Москва

Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов

Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, мусаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т. п.

Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства.

Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников-скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.

Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.

Перед органами государственной безопасности стоит задача самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.

В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ - С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ И ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ И УГОЛОВНИКОВ.

В УЗБЕКСКОЙ, ТУРКМЕНСКОЙ, ТАДЖИКСКОЙ И КИРГИЗСКОЙ ССР ОПЕРАЦИЮ НАЧАТЬ С 10 АВГУСТА с. г., А В ДАЛЬНЕВОСТОЧНОМ И КРАСНОЯРСКИХ КРАЯХ и ВОСТОЧНО-СИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ - С 15-го АВГУСТА с. г.

При организации и проведении операции руководствоваться следующим:

  • 1. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ
  • 1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
  • 2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
  • 3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою преступную деятельность.
  • 4. Члены антисовегских партий (эсеры, грузмеки, мусаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандоспособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
  • 5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.

  • 6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисовегскую подрывную работу.
  • 7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.

Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены.

  • 8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
  • 9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингента, находящиеся в данный момент в деревне - в колхозах, совхозах, сельскохозяйственных предприятиях и в городе -на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве.

II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ

  • 1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:
    • а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках -РАССТРЕЛУ.
    • б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.
  • 2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается следующее количество подлежащих репрессии:

Первая категория

Вторая категория

ВСЕГО

1. Азербайджанская ССР

1500

3750

5250

2. Армянская ССР

500

1000

1500

3. Белорусская ССР

2000

10000

12000

4. Грузинская ССР

2000

3000

5000

5. Киргизская ССР

250

500

750

6. Таджикская ССР

500

1300

1800

7. Туркменская ССР

500

1500

2000

8. Узбекская ССР

750

4000

4750

9. Башкирская АССР

500

1500

2000

10. Бурято-Монгольская АССР

350

1500

1850

11. Дагестанская АССР

500

2500

3000

12. Карельская АССР

300

700

1000

13. Кабардино-Балкарская АССР

300

700

1000

15. Коми АССР

100

300

400

16. Калмыцкая АССР

100

300

400

17. Марийская АССР

300

1500

1800

18. Мордовская АССР

300

1500

1800

19. Немцев Поволжья АССР

200

700

900

20. Северо-Осетинская АССР

200

500

700

21. Татарская АССР

500

1500

2000

22. Удмуртская АССР

200

500

700

23. Чечено-Ингушская АССР

500

1500

2000

24. Чувашская АССР

300

1500

1800

25. Азово-Черноморский край

5000

8000

13000

26. Дальне-Восточный край

2000

4000

6000

27. Западно-Сибирский край

5000

12000

17000

28. Красноярский край

750

2500

3250

29. Орджоникидзевский край

1000

4000

5000

30. Восточно-Сибирский край

1000

4000

5000

31. Воронежская область

1000

3500

4500

32. Горьковская область

1000

3500

4500

33. Западная область

1000

5000

6000

34. Ивановская область

750

2000

2750

35. Калининская область

1000

3000

4000

36. Курская область

1000

3000

4000

37. Куйбышевская область

1000

4000

5000

38. Кировская область

500

1500

2000

39. Ленинградская область

4000

10000

14000

40. Московская область

5000

30000

35000

41. Омская область

1000

2500

3500

42. Оренбургская область

1500

3000

4500

43. Саратовская область

1000

2000

3000

44. Сталинградская область

1000

3000

4000

45. Свердловская область

4000

6000

10000

46. Северная область

750

2000

2750

47. Челябинская область

1500

4500

6000

48. Ярославская область

7500

1250

2000

УКРАИНСКАЯ ССР

1. Харьковская область

1500

4000

5500

2. Киевская область

2000

3500

5500

3. Винницкая область

1000

3000

4000

4. Донецкая область

1000

3000

4000

5. Одесская область

1000

3500

4500

6. Днепропетровская

1000

2000

3000

7. Черниговская

300

1300

1600

8. Молдавская ССР

200

500

700

КАЗАХСКАЯ ССР

1. Северо-Казахстанская

650

300

950

2. Южно-Казахстанская

350

600

950

3. Западно-Казахстанская область

100

200

300

4. Кустанайская

150

450

600

5. Восточно-Казахстанская область

300

1050

1350

6. Актюбинская

350

1000

1350

7. Карагандинская

400

600

1000

8. Алма-Атинская

200

800

1000

Лагеря НКВД

10000

___

10000

3. Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самостоятельные увеличения цифр не допускаются.

В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства.

Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории - во вторую категорию и наоборот - разрешается.

  • 4. Семьи приговоренных по первой и второй категории как правило не репрессируются. Исключение составляют:
    • а) семьи, члены которых способны к активным антисоветским действиям. Члены такой семьи, с особого решения тройки подлежат водворению в лагеря или трудпоселки.
    • б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории, проживающие в пограничной полосе, подлежат переселению за пределы пограничной полосы внутри республик, краев и областей.
    • в) Семьи репрессированных по первой категории, проживающие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове на Дону, Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, подлежат выселению из этих пунктов в другие области по их выбору, за исключением пограничных районов.
  • 5. Все семьи лиц, репрессированных по первой и второй категориям, взять на учет и установить за ними систематическое наблюдение.

III. ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок. В Туркменской, Таджикской, Узбекской и Киргизской ССР операцию начать 10 августа с. г., а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях - с 15 августа с. г.

2. В первую очередь подвергаются репрессиям контингенты, отнесенные к первой категории. Контингента, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергаются.

В том случае, если нарком республиканского НКВД, начальник управления или областного отдела НКВД, закончив операцию по контингентам первой категории, сочтет возможным приступить к операции по контингентам, отнесенным ко второй категории, он обязан, прежде чем к этой операции фактически приступить - запросить мою санкцию и только после получения ее, начать операцию.

В отношении всех тех арестованных, которые будут осуждены к заключению в лагеря или тюрьмы на разные сроки, по мере вынесения приговоров доносить мне сколько человек, на какие сроки тюрьмы или лагеря осуждено. По получении этих сведений я дам указания о том, каким порядком и в какие лагеря осужденных направить.

3. В соответствии с обстановкой и местными условиями территория республики, края и области делится на оперативные сектора.

Для организации и проведения операции по каждому сектору формируется оперативная группа, возглавляемая ответственным работником НКВД республики, краевого или областного Управления НКВД, могущим успешно справиться с возлагаемыми на него серьезными оперативными задачами.

В некоторых случаях начальниками оперативных групп могут быть назначены наиболее опытные и способные начальники районных и городских отделений.

4. Оперативные группы укомплектовать необходимым количеством оперативных работников и придать им средства транспорта и связи.

В соответствии с требованиями оперативной обстановки группам придать войсковые или милицейские подразделения.

5. На начальников оперативных групп возложить руководство учетом и выявлением подлежащих репрессированию, руководство следствием, утверждение обвинительных заключений и приведение приговоров троек в исполнение.

Начальник оперативной группы несет ответственность за организацию и проведение операции на территории своего сектора.

6. На каждого репрессированного собираются подробные установочные данные и компрометирующие материалы. На основании последних составляются списки на арест, которые подписываются начальником оперативной группы и в 2-х экземплярах отсылаются на рассмотрение и утверждение Наркому внутренних дел, начальнику управления или областного отдела НКВД.

Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и дает санкцию на арест перечисленных в нем лиц.

7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка.

Все изъятое заносится в протокол обыска.

8. Арестованные сосредотачиваются в пунктах по указаниям Наркомов внутренних дел, начальников управлений или областных отделов НКВД. В пунктах сосредоточения арестованных должны иметься помещения, пригодные для размещения арестованных.

9. Арестованные строго окарауливаются. Организуются все мероприятия, гарантирующие от побегов или каких-либо эксцессов.

IV. ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ

  • 1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.
  • 2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.

V. ОРГАНИЗАЦИЯ И РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек:

Азербайджанская ССР — председатель — Сумбатов, члены Теймуркулиев, Джангир Ахунд Заде.

Армянская ССР председатель — Мугдуси, члены Миквелян, Тернакалов Белорусская ССР председатель — Берман, члены Селиверстов, Потапейко Грузинская ССР председатель — Рапава, члены Талахадзе, Церетели Киргизская ССР председатель — Четвертаков, члены Джиенбаев, Гуцев Таджикская ССР председатель — Тарасюк, члены Ашуров, Байков

Туркменская ССР председатель — Нодев, члены Анна-Мухамедов, Ташли Анна-Мурадов

Узбекская ССР председатель — Загвоздин, члены Икрамов, Балтабаев Башкирская АССР председатель — Бак, члены Исанчурин, Цыпнятов Бурято-Монгольская АССР председатель — Бабкевич, члены Доржиев, Гросс Дагестанская АССР председатель — Ломоносов, члены Самурский, Шиперов Карельская АССР председатель — Тениссон, члены Михайлович, Никольский Кабардино-Балкарская АССР председатель — Антонов, члены Калмыков, Хагуров Крымская АССР председатель — Павлов, члены Трупчу, Монаков Коми АССР председатель — Ковалев, члены Семичев, Литин

Калмыцкая АССР председатель — Озеркин, члены Хонхошев, Килганов Марийская АССР председатель — Карачаров, члены Врублевский, Быстряков Мордовская АССР председатель — Вейзагер, члены Михайлов, Поляков Немцев Поволжья АССР председатель — Далингер, члены Люфт, Анисимов Северо-Осетинская АССР председатель — Иванов, члены Тогоев, Коков Татарская АССР председатель — Алемасов, члены Лепа, Мухамедзянов Удмуртская АССР председатель — Шленов, члены Барышников, Шевельков Чечено-Ингушская АССР председатель — Дементьев, члены Егоров, Вахаев Чувашская АССР председатель — Розанов, члены Петров, Елифанов Азово-Черноморский край председатель — Каган, члены Евдокимов, Иванов Дальневосточн. край председатель — Люшков, члены Птуха, Федин Западно-Сибирск. край председатель — Миронов, члены Эйхе, Барков Красноярский край председатель — Леонюк, члены Горчаев, Рабинович

Орджоникидзевский край председатель — Булах, члены Сергеев, Розит

Восточно-Сибирская область председатель — Лупекин, члены Юсуп Хасимов, Грязнов

Воронежская область председатель — Коркин, члены Анфимов, Ярыгин

Горьковская область председатель — Лаврушин, члены Огурцов, Устюжанинов Западная область председатель — Каруцкий, члены Билинский, Коротченко Ивановская область председатель — Радзивиловский, члены Носов, Карасик Калининская область председатель — Домбровский, члены Рабов, Бобков Курская область председатель — Симановский, члены Пискарев, Никитин Куйбышевская область председатель — Попашенко, члены Нельке, Клюев Кировская область председатель — Газов, члены Мухин, Наумов

Ленинградская область председатель — Зэковский, члены Смородин, Позерн Московская область председатель — Редене, члены Маслов, Волков Омская область председатель — Горбач, члены Булатов, Евстигнеев

Оренбургская область председатель — Успенский, члены Нарбут, Митрофанов Саратовская область председатель — Стромин, члены Андреев, Калачев Сталинградская область председатель — Раев, члены Семенов, Румянцев Свердловская область председатель — Дмитриев, члены Абаляев, Грачев Северная область председатель — Бак, члены Коржин, Рябов

Челябинская область председатель — Чистов, члены Рындин, Малышев

Ярославская область председатель — Ершов, члены Полумордвинов, Юрчук У.С.С.Р.

Харьковская область председатель — Шумский, члены Гикало, Леонов Киевская область председатель — Шаров, члены Кудрявцев, Гинзбург Винницкая область председатель — Гришин, члены Чернявский, Ярошевский Донецкая область председатель — Соколинский, члены Прамнэк, Руденко Одесская область председатель — Федоров, члены Евтушенко,

Днепропетровская область председатель — Кривец, члены Марголин, Цвик Черниговская область председатель — Корнев, члены Маркитан, Склярский Молдавская АССР председатель — Роголь, члены Тодрес, Колодий КАЗАХСКАЯ ССР

Северо-Казахст. обл. председатель — Панов, члены Степанов, Сегизбаев Южно-Казахст. обл. председатель — Пинталь, члены Досов, Случак Западно-Казахст. обл. председатель — Ромейко, члены Сатарбеков, Спиров Кустанайская область председатель — Павлов, члены Кузнецов, Байдаков Восточно-Казахст. обл. председатель — Чирков, члены Свердлов, Юсупов Актюбинская обл. председатель — Демидов, члены Мусин, Стецура

Карагандинская область председатель — Адамович, члены Духович, Пинхасик Алма-Атинская область председатель — Шабанбеков, члены Садвакасов, Кужанов

  • 2. На заседаниях троек может присутствовать (там где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.
  • 3. Тройка ведет свою работу или находясь в пункте расположения соответствующих ИКВД, УИКВД или областных отделов НКВД или выезжая к местам расположения оперативных секторов.

4. Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности.

Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории - -к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории - ко второй.

5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговоры в отношении каждого осужденного.

Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного.

VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ

1. Приговоры приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т. е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.

Основанием для приведения приговора в исполнение являются - заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.

2. Приговоры по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.

Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.

3. Направление в лагеря лиц, осужденных по 2 категории, производится на основании нарядов, сообщаемых ГУЛАГом НКВД СССР.

VII. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА ОПЕРАЦИЙ И ОТЧЕТНОСТЬ

1. Общее руководство проведением операций возлагаю на моего заместителя -Начальника главного управления государственной безопасности - Комкора тов. Фриновского.

Для проведения работы, связанной с руководством операций, сформировать при нем специальную группу.

2. Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1.

На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела.

  • 3. О ходе и результатах операции доносить пятидневными сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца телеграфом и подробно почтой.
  • 4. О всех вновь вскрытых в процессе проведения операции контрреволюционных формированиях, возникновении эксцессов, побегах за кордон, образовании бандитских и грабительских групп и других чрезвычайных происшествиях доносить по телеграфу немедленно.

При организации и проведении операции принять исчерпывающие меры к тому, чтобы не допустить: перехода репрессируемых на нелегальное положение, бегства с мест жительства и особенно за кордон; образования бандитских и грабительских групп, возникновения каких-либо эксцессов.

Своевременно выявлять и быстро пресекать попытки к совершению каких-либо активных контрреволюционных действий.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (.ЕЖОВ)

3. Согласно приказу, операция должны была продлиться 4 месяца, за это время было намечено осудить к расстрелу 75 950 человек, заключить в лагерь -193 000 чел. (всего 268 950 чел.). Сроки операции неоднократно продлевались, регионам предоставлялись новые дополнительные «лимиты».

Всего в ходе «кулацкой операции», в основном завершенной к весне-лету 1938 г., было осуждено не менее 818 тысяч чел., из которых расстреляно не менее 436 тыс. чел.

- Как вы думаете, чем было вызвано значительное превышение «лимитов»?

ШИФРОВКА

Ьюро обкома просит утвердить по Свердловской области

расстрелу в отношении

антисоветских

элементов

ВАЛУ ХИН,

3

Лукьино

Москва,ЦК ВКП (б) тов. СТАЛИНУ.

отправлена 17—05 4.У. 193 8 г. Поступила в ЦК^ЦКП 4.» 193 8м. 18 и. SO в«. №S2V«1.

И.0.. Секр^^ря обкома ВКП (б)

' /s»8 г/ГьЛВ 30//„

ПОДЛЕЖИТ ВОЗВРАТУ В 48 ЧАС.

(Пост. ПБ от 5 мая 27 г пр. № 100. п. 5)

ГО СЕКРЕТНО

е копий воспрещается

послана

СВЕРДЛОВСКА шифрование

Подписи членов Политбюро на Постановлении об утверждении приказа НКВД СССР № 00447 и на шифровке, утверждающей дополнительный лимит на расстрел 1500 чел., запрошенный Свердловским обкомом ВКП(б).

дополнительный лимит в 1.500 человек к бывших кулаков,белогвардейцев и других

  • 4. Познакомьтесь с материалами справок по обвинению бывших сотрудников Пермского ГО НКВД.
  • - Опираясь на текст документов, опишите механизм фабрикации дел и обвинений невинных людей.
  • - Какие цели при этом преследовали органы НКВД?
  • - Как сказывалась на моральном облике сотрудников НКВД применение описанных в рапорте преступных методов работы?

СПРАВКА

по архивно-следственному делу № 796219 по обвинению бывших сотрудников Пермского ГО НКВД Былкина В.И., Зырянова И.Т., Каменского А.М. и др. (всего 16 человек), в преступлении, предусмотренном ст. 193-17 п. «А» УК РСФСР.

Материалами следствия было установлено, что сотрудниками Пермского горотдела НКВД Былкиным, Королевым и др. в 1937-38 годах производились массовые аресты граждан по принципу национальной принадлежности, социального прошлого без наличия на них компрометирующих материалов...

В целях создания шпионско-диверсионных и других повстанческих организаций указанными выше сотрудниками Пермского ГО НКВД применялись всевозможные противозаконные методы к арестованным.

Например, допрошенный в качестве обвиняемого бывший начальник отделения Пермского ГО НКВД Королев, признавая себя виновным в создании вымышленных контрреволюционных организаций, на допросе 22 мая 1939 года показал:

«... Моя преступная деятельность началась с октября 1937 года, когда ко мне, как начальнику отделения, приходили ряд следователей для корректировки протоколов. Корректируя явно вымышленные протоколы и поправляя их, я вписал дополнения по шпионско-диверсионной деятельности этих арестованных (фамилии не помню) давал следователям предположительные вопросы и ответы для дополнения протокола, и, таким образом, как начальник отделения, создавал вымышленные шпионско-диверсионные организации без наличия соответствующих материалов»...

Другой арестованный - бывший оперуполномоченный Пермского ГО НКВД РАДЫГИН по этому вопросу дал показания.

«... Таким образом, как я, так и другие члены бригады Королева, составляли фиктивные протоколы допроса арестованных, вписывали им диверсию и шпионаж, хотя материалов, изобличающих в этой деятельности не было...

... Подписывались эти протоколы обманным путем, т.е. я им зачитывал автобиографические данные и совершенно не читал арестованным части протокола о шпионаже и диверсии и они подписывали эти протоколы»...

По этому же вопросу обвиняемый ЗЫРЯНОВ И.Т. (бывший оперуполномоченный Пермского ГО НКВД) на допросах заявил:

«Широкое применение извращенных методов следствия началось с конца декабря 1937 года, т.е. с момента начала массовых операций. Эти извращения состояли прежде всего в том, что производили незаконные массовые аресты без наличия каких-либо компрометирующих материалов»...

Зырянов, по вопросу проведенных арестов в Добрянском районе, показал:

«... Наиболее упрощенные методы применялись в отношении трудпоселенцев. В большинстве своем аресты производились по списку, без ордера и только лишь после ареста производили соответствующее оформление...

... Незаконные аресты были произведены в Добрянском районе. Первый раз было арестовано 123 человека и второй раз 500 человек...

В конце декабря 1937 года начальник отделения Лизунов, его помощник Каменский и я были командированы Левотским в Добрянский район для производства арестов и следствия по делам арестованных кулаков из трудпоселков.

В Добрянке мы находились в течение 5 суток. За это время арестовал 120 человек, согласно списка, привезенного Лизуновым.

Арест кулаков из трудпоселка производился путем вывоза их в поселковую комендатуру, а затем они направлялись в Пермскую тюрьму. Санкцию у прокурора на арест этих лиц не брали. Следствие по делу этих арестованных мы провели в течение 5 суток.

Все арестованные были выведены, как участники шпионско-диверсионной организации, созданной румынской разведкой.

Протоколы допроса мы составляли руководствуясь собственной фантазией, а подписывать эти протоколы вынуждали арестованных, путем уговора их.

Таким образом, не имея никаких компрометирующих данных против этих 120 человек арестованных, за исключением того, что они бывшие кулаки и большинство из них по национальности румыны, мы в пятидневный срок «вскрыли» большое количество контрреволюционных формирований.

... Мне известно, что в первых числах января 1938 года Левоцким была составлена для бывшего начальника УНКВД Дмитриева фиктивная докладная записка с якобы имеющейся в Добрянском районе к/p. националистической организации из б/трудпоселенцев украинцев, которая ставила своей целью отделение Украины в самостоятельное государство. После чего в конце января или начале февраля 1938 года было арестовано около 500 человек трудпоселенцев в Добрянском районе»...

27 июля 1954 г., г. Молотов

ПермГАСПИ. Ф.641/1. On.1. Д.11293. Т.2. Л.72-76.

Протокол допроса Джиловяна Завена Сумбаговича от 20 мая 1955 г., в 1936-38 гг.

работал в Березниковском РО НКВД

Во второй половине 1937 г. по телеграфному распоряжению УНКВД Свердловской области Березниковским (в то время он назывался Ворошиловским) райотделом НКВД было арестовано несколько групп перебежчиков, бывших белогвардейцев, причастных в прошлом к контрреволюционным партиям, и других категорий лиц. Согласно распоряжению УНКВД следствие по делам этих арестованных должно вестись в направлении получения от арестованных признательных показаний о причастности их к различным контрреволюционным организациям - шпионским, диверсионно-вредительским, повстанческим и т.д.

Арест указанных категорий лиц был произведен безотносительно того, имелись ли на этих лиц какие-либо компрометирующие материалы, или таковых не было. Списки на лиц, подлежащих аресту, составлялись путем выяснения биографических данных на этих лиц через паспортные столы, отделы кадров предприятий, учетные данные комендатур и др.

В процессе следствия, проводившегося наличным составом райотдела, каких-либо серьезных материалов о принадлежности арестованных к контрреволюционным организациям, а равно и о их практической враждебной деятельности получить не удалось. Вскоре после ареста указанных категорий лиц, в Березниковский ГО НКВД прибыла бригада оперативно-следственных работников УНКВД Свердловской области во главе с зам.начальника УНКВД - Дашевским. Еще до приезда бригады Дашевского бывший начальник Березниковского ГО НКВД Моряков был снят с работы, а затем арестован... заменен Шейнкманом.

Дня через два после приезда бригады Дашевского от арестованных на имя следователя стали поступать заявления. Заявления поступали в массовом порядке, с трафаретным содержанием, что арестованный признает себя виновным в причастности к какой-либо контрреволюционной организации и просит вызвать его на допрос, где он даст подробные показания о своей вражеской деятельности.

Для ведения следствия, верней для составления протоколов допроса обвиняемых, были привлечены не только все оперативные сотрудники горотдела и Свердловская бригада, но и неоперативные сотрудники - фельдегери, пожарники и военнослужащие полка НКВД, охранявшие Березниковский химкомбинат.

Протоколы допросов не удовлетворяли Дашевского и его бригаду, поэтому им, Дашевским, каждому сотруднику был дан образец протокола, в котором было указано, что обвиняемый признает себя виновным в причастности к какой-либо организации, проводящей враждебную в отношении Советского государства деятельность, указывает определенное лицо, завербовавшее его в эту организацию, дату вербовки, лиц, причастных к этой организации и конкретную вражескую деятельность себя и других лиц. По этому образцу сотрудники заполняли протоколы допроса и давали их на подпись обвиняемым. Отдельные ведущие протоколы допросов на лиц, которые ставились во главе какой-либо группы или контрреволюционной организации, составлялись лично Дашевским. Эти протоколы обычно печатались на машинке и составляли более 20 печатных листов. Копии таких протоколов Дашевский посылал в УНКВД в г.Свердловск. Таким образом, следствие по делам арестованных после приезда Дашевского и его бригады велось с грубейшими нарушениями советского уголовного и уголовно-процессуального права. Протоколы допросов обвиняемых фальсифицировались и эти фальсифицированные «показания» давались на подпись и подписывались обвиняемыми, которые подвергались камерной обработке или подвергались прямому принуждению, путем заключения в карцер.

ПермГАСПИ. Ф.641/1. On.1. Д.13507. Л.100-102.

Из протокола допроса свидетеля Дьяконова М.А., быв. оперуполномоченного Ворошиловского РО НКВД, от 13 сентября 1957 г.

На проводившихся оперативных совещаниях, нам, работникам РО, говорилось, что проведение массовых арестов есть ликвидация «пятой колонны» в СССР и обуславливается указаниями свыше, но кого именно нам де, рядовым работникам, знать не обязательно.

Все последующие аресты лиц производились безотносительно того, имелись ли на этих лиц какие-либо компрометирующие материалы или их вовсе не было.

Процесс следствия по делам арестованных был примитивным, извращенным и основывался на незаконных действиях оперативно-следственных работников.

Существовал своего рода конвейер, то есть, такой порядок, при котором по одному следственному делу работало несколько сотрудников РО, выполняя почти механически какое-то одно следственное действие. Так, одни сотрудники производили арест и обыск, другие ... заполняли анкеты, третьи принимали от арестованных заявления, четвертые писали протоколы допроса арестованных, пятые корректировали эти протоколы в нужном для следствия духе и отдавали их для печатания на машинке, и, наконец, последние - давали отпечатанные протоколы на подпись арестованным.

Существовала камерная обработка арестованных и система отбора от арестованных заявлений с признанием своей «вины» перед советским государством.

Протоколы допросов писались зачастую в отсутствие обвиняемых, естественно, не с их слов, а на основании выписок из протоколов допроса других обвиняемых, которые, в свою очередь, также были сфальсифицированы, или на основании заявлений обвиняемых, которые делались последними под воздействием камерной обработки лицами, связанными с руководителями оперативно-следственной группы.

Написанные таким образом протоколы «допроса» арестованных подписывались ими под игру патефона. К лицам, которые не подписывали сфальсифицированных протоколов, применялась повторная камерная обработка и как крайняя мера - холодная камера...

Во время проведения массовых операций основной моей задачей было составление ... вымышленных протоколов допроса.

Мне, как работнику Ворошиловского РО, было известно, что никаких враждебных антисоветских организаций и формирований на территории района не было, однако ... путем указанных мною извращенных методов следствия, такие организации создавались в массовом порядке, под различными наименованиями: диверсионных, вредительских, повстанческих, а также шпионских. Причем шпионские организации создавались по национальному признаку: латыши - латвийская, финны - финская, поляки - польская и так далее. Особенное «предпочтение» оказывалось немецкой разведке, как наиболее коварной, в которую могли «входить» лица самых различных национальностей.

ПермГАСПИ. Ф.641/1. On. 1. Д. 12621. Л.38 - 41.

Выписка из протокола допроса свидетеля Кужмана[1] от 20 мая 1956 года

Перед допросом того или другого обвиняемого мне давались выписки из показаний уже допрошенных арестованных, в которых было указано, что арестованный, которого должен допрашивать я, является участником контрреволюционной организации. Кроме того, давались акты или справки о якобы совершенных этим арестованным авариях по месту его работы... Обычно такие протоколы составлялись опытными оперативными работниками или руководителями следственных групп...

В то время в Кизеловском горотделе широко применялся провокационный метод обработки арестованных в камерах, где они определенной группой лиц склонялись к даче признательных показаний. И вот после такой обработки арестованный, приходя на допрос, говорил, что он является участником организации и иногда по подсказке следователя, а некоторые сами называли вербовщика. Некоторые арестованные, после камерной

обработки, приходя на допрос, говорили следователю, чтобы он писал все, что ему нужно и подписывали протокол... Никакой проверки показаний обвиняемых не проводилось...

Ни показания свидетелей, ни справки арестованным не предъявлялись и к следственным делам они не прикладывались...

Имели место и такие случаи, что у арестованного спрашивали, где и кем он работал, а потом через него же выяснялось, имели ли место на этом участке в его смену какие-либо аварии. И если арестованный говорил, что аварии были, то ему эти аварии вписывались как диверсионные акты. Впоследствии, согласно таких показаний арестованного на предприятии брали справку, где указывалось, что такие аварии действительно имели место. Какой-либо другой документации, в частности, технических экспертиз по авариям не проводилось.

ПермГАСПИ. Ф.641/1. On.1. Д.10499. Т.1. Л.115-117.

ОБЗОРНАЯ СПРАВКА

по архивно-следственному делу № 980732 по обвинению ШАХОВА д.А.

января 1956 года

гор.Молотов

ШАХОВ Дмитрий Александрович, 1904 года рождения, уроженец с.Каликино, Рязанской области, бывший начальник У НКВД Пермской области - был арестован 18 марта 1940 года следчастью НКВД СССР.

ШАХОВ обвинялся в том, что, являясь сотрудником орга -нов НКВД, в период 1937-38 годов в составе оперативной бригады, возглавляемой ъОЯРСКИМ /осужден/, выезжал в Коми-Пермяцкий округ и Нижне-Тагильский район, где совместно с другими членами бригады - АЛЕКСЕЕВЫМ, КАРТАШЕВЫМ, ТИТОВЫМ, ШИШЛИНЫМ, ДЭРМАНОм и ДИСТАНОВЫМ проводили вражескую работу направленную на искусственное создание несуществовавших контрреволюционных организаций /шпионских, диверсионных, вредительских, повстанческих и т.д./, проводил массовые необоснованные аресты ни в чем неповинных советских граж -дан, грубо нарушал социалистическую законность, применяя подлоги и фальсификацию следственных документов.

В предъявленном обвинении ШАХОВ виновным себя признал.

I941 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР ШАХОВ оыл осужден по ст.193-17 „б" к ВИН. Приговор приведен в исполнение.

В процессе следствия по делу установлено, что только за время пребывания в Коми-Пермяцком округе следственной бригадой было сфальсифицировано более 2000 следственных дел, в том числе дела на ВЕТОШЕВА, КРИЬОЩЕКОВА и САУТИНА:

Так, обв.ШАХОВ на допросе 22.04.40 года показал:

„Протокол допроса САУТИНА я отдал БОЯРСКОМУ. БОЯРСКИЙ этот протокол переделал и „вывел- САУТИНА уже участником националистической повстанческой организации. Остальные никиНорганизации°ЛЄ бЫЛИ также пеРеАеланы и вписаны участ

  • 5. Познакомьтесь с фрагментом беседы с Л.Н. Правдиным.
  • - Какие методы применяли органы НКВД, желая получить признания арестованных?
  • - Что толкало обвиняемых на самооговор и оговор других людей, на лжесвидетельства? Выскажите свои суждения об этих методах.
  • - Как сказывалось на моральном облике сотрудников НКВД применение описанных преступных методов работы?

Из беседы с Львом Николаевичем Правдиным от 5 июня 1997 г.

На первом же допросе следователь хорошо объяснил мне суть государственной политики, применив для убедительности своеобразное наглядное пособие. Когда я заявил, что не знаю, за что меня арестовали, и вообще виновным себя не считаю, то последовал такой ответ:

- Да, - усмехнулся следователь, - это он-то ни в чем не виноват. Вот, смотрите в окно: люди там ходят, и каждый ни в чем не виноват. Чистенький, как цветочек в поле, пока к нам сюда не попал. А как попал, так и пропал.

Следователь - нескладный, жилистый парень, лет двадцати пяти, не больше. У него томное лицо с выпирающими скулами, пышный, по-казачьи зачесанный чуб и большой рот с редкими, как у щуки, зубами.

  • - А в Конституции сказано о неприкосновенности личности.
  • - Конституция ... - Усмешливо скривив губы, следователь достал из стола брошюрку. Продолжая улыбаться, он долго свертывал брошюрку в тугую трубку, потом, не спеша, подошел ко мне и ударил этой трубкой по лицу: - Вот тебе, вражина, Конституция! Вот, вражина, личность!

Он бил и деловито советовал:

- Не верти, не верти рожу, по уху наверну еще, так навек оглохнешь, гляди прямо на меня.

Бросив на стол измочаленную, окровавленную Конституцию, он пообещал:

- Будешь много рассуждать - еще и не так получишь, поскольку ты теперь не личность, а дерьмо.

На этом закончилась первая и единственная попытка укрыться под сенью закона. Ошеломленный, униженный, как еще никогда не был оскорблен и унижен, я стоял в углу, и в моем взбаламученном сознании мелькали жалкие осколки разбитых догм, которым совершенно бессознательно привык поклоняться, считая их незыблемыми, как скала. Страна, где чудодейственно работает железный порядок Иосифа Сталина. Я сам слышал, как превозносил его Максим Горький на первом съезде писателей. Сам слышал и сам аплодировал, вспотевшими от восторга ладонями.

А следователь велел мне сесть за маленький столик в углу, положил лист бумаги, поставил чернильницу, из которой торчала зелененькая, как тростинка, ученическая ручка с пером.

  • - Пиши.
  • - Что писать?
  • - О своей террористической деятельности.
  • 6 Правдин Лев Николаевич (1905 - 2003). Писатель. 18 лет провел в лагерях и ссылке.
  • - Да не было никакой такой деятельности.
  • - Поговори еще, - пригрозил следователь. Я ведь не таких ломал, все твои дружки-бандиты показали на тебя. Так что твое признание не очень-то нам и надо. Ты сам сообрази: признаешься - меньше дадут, суд учтет твое раскаяние.
  • - Не в чем мне каяться.
  • - Память отшибло, мозга за мозгу зацепило, - засмеялся следователь, обнажая свои скверные щучьи зубы: - Ну, так я тебе напомню: ты обвиняешься как активный участник троцкистской террористической группировки, которая проводила враждебную пропаганду среди творческой интеллигенции и по заданию центра готовила покушение на товарища Молотова.

С удивлением и опаской глянул я на следователя: шутит он, что ли, этот серый, малограмотный парень? Да не такое сейчас время, чтобы шутить. А следователь продолжал городить что-то совершенно несуразное, бред какой-то. Оказывается, во время майской демонстрации я, имея в руках гранату, запрятанную в букет, и приветственно ею размахивая, должен приблизиться к Мавзолею и с такой дьявольской точностью бросить букет на трибуну, чтобы попасть именно в Молотова.

  • - Да мне и не добросить, там метров пятьдесят до Мавзолея, никакой букет не долетит.
  • - Ага, ты уже все измерил, подготовку, значит, вел, теперь не отвертишься.
  • - Ну, даже если и доброшу, там не один Молотов стоит.
  • - Сказано тебе, не рассуждай. Мы лучше знаем, чего надо: все твои дружки-бандиты указывают на тебя...

Наверное, оттого что этот дикарь так и не сумел вызвать меня на неведомый ему самому интим, был назначен другой следователь. Когда меня втолкнули в кабинет, я увидал невысокого хорошо откормленного человека. В своем коричневом, довольно поношенном пиджачке он походил на мелкого деревенского чиновника - секретаря сельсовета или колхозного счетовода. Он словно бы обрадовался моему появлению, засуетился:

  • - Садитесь-садитесь, — быстренько проговорил он, усаживая меня на табуретку. -Ну, как настроение? Отчего это среднее?.. Ну, да, тюрьма... Тюрьма не родной дом. - Это он сказал осуждающе и как бы сожалея о том, что у меня все так скверно произошло. - Да, вы, значит, писатель, даже член Союза писателей. Ай-яй-яй, как же это вы так?
  • - Этого я и сам не знаю, — ответил я, настороженный такой приветливостью.
  • - Да-да, — посочувствовал следователь. - Это и в самом деле ужасно, так ведь в жизни всякое бывает. Я вот тоже в пединституте учился на третьем курсе, литературу готовился преподавать, а меня вон куда занесло. А я вашу новую книжечку прочитал, она мне очень понравилась - повесть "Апрель" - и показал мне новенькую книжечку, мою повесть, выход которой совпал с моим арестом, так что я даже не успел подержать ее в руках. — Хорошая книжечка, я ее прочел с удовольствием, поскольку происхождения я сам деревенского, а тут все про колхоз, все правильно, правдиво описано. Одно только нехорошо, вот это, на 28-й странице: один ваш герой, мальчишка-конюх, учится играть на балалайке...

Оттого что я увидел свою книжку и встретил человека, который прочитал ее, я на какое-то мгновение даже забыл, что человек этот - следователь и поэтому каждое его слово — хорошо скрытый капкан: стоит зазеваться - и ты пойман на слове, на взгляде, на вздохе. На одно только мгновение охватило меня теплое облако авторского ликования, и капкан сработал.

  • - А что это он у вас там наигрывает? - спросил следователь.
  • - Марш он разучивает...
  • - Ага, марш. Вы даже название марша приводите - "Тоска по родине". Это по какой же он родине стосковался, сидя в родной деревне у колхозной конюшни, паренек-то этот? Он его же, в Турции родился или в каком другом капиталистическом государстве, что тоскует под балалайку?

Посмеиваясь и покачивая головой, следователь остановился, потом взял стул, подвинул его и сел напротив так близко, что его колени уперлись в мои колени.

  • - Зачем вы это так выдумываете?
  • - Не знаю, музыка хорошая и простая, потому, может быть...

Я заметил, как внимательно, вдумчиво слушает следователь мои разъяснения и даже лоб наморщил от внимания и часто замигал светлыми ресничками, совсем как туповатый ученик на уроке. Подумав так, я постарался говорить как можно проще и в то же время увлеченнее, чтобы меня поняли как надо, а следователь слушал, слушал и вдруг негромко, но резко скомандовал:

- Встать!

Не ожидая такого перехода, я не успел даже и сообразить, что от меня требуется, как снова последовала команда:

- Встать! Кому говорят!

Я вскочил и тут же почувствовал, что мои колени, как клещами, стиснуты коленями следователя. Я упал на него, но тут же сильным ударом в грудь он отбросил меня назад. Лежа на полу, я не сразу понял, что произошло, пока не увидал следователя, сидящего уже за своим столом и посмеющегося: сидит, как мальчишка, сотворивший пакость, уверовавший, что ничего ему за это не будет, потому что он сильнее.

- Экий вы неловкий, - укоризненно проговорил он, поправляя гребешком свою безукоризненную прическу. - Ну, поднимайтесь, чего лежать-то, не с печки свалился. У нас такой разговор начался интересный, а вы падаете.

С трудом я поднялся и только собрался сесть, как последовал приказ:

- Нет уж, раз вы не усидели на скамеечке, так теперь постойте, разомнитесь, а я пойду подзаправлюсь, оголодал чегой-то, разговаривая с вами...

... [следователь] попросил очень вежливо:

- Повернитесь, пожалуйста, лицом к стенке, станьте ближе.

С трудом передвигая ноги, я выполнил его просьбу и вдруг получил такой удар по затылку, что мне показалось, будто я пробил головой стену. В подобных случаях принято утверждать, будто из глаз посыпались искры. Ничего такого искристого я не заметил, даже боли не почувствовал, просто все потемнело, и я упал. Очнувшись, услыхал сочувственный голос следователя:

- Как же вы так неосторожно, нехорошо как: я вас попросил повернуться, а вы по стенке. Да и лбом ее не прошибешь, стенку-то. Теперь вы сами убедились, так что давайте за дело.

Я ничего не ответил.

- Ой, очень плохо, - заметил он. - Лоб себе расшибли, стенку вот окровавили. Ай-яй-яй, как плохо, что вы не хотите даже разговаривать со мной.

О чем-то немного подумал, усмехнулся и предупредил:

- Ну, ничего-ничего, хуже будет, если я не захочу разговаривать с вами.

А через несколько дней со мной работал уже другой следователь.

Только взглянув на него, на этого другого, я подумал: вот этот из сволочей сволочь...

Этот ржаво-рыжий действовал способом самым примитивным и самым изуверским, изматывающим волю, превращая человека в загнанного зверя, доводил до полного отупения. Каждую ночь вскоре после отбоя, когда желанный сон только начинает окутывать человека, меня волокут на допрос, каждую ночь в одно и то же время. Сколько прошло таких ночей, я не знаю. И сейчас, вспоминая, не могу определить, как долго я держался. А когда просто переставал владеть собой, мне казалось, что такое состояние теперь никогда не кончится. Я, сильный и здоровый человек 33 лет от роду, никогда ничем не болевший, дошел до такого истеричного состояния, что, кажется, скулил и подвывал, как бездомный щенок. Все это время я не видел рыжего следователя за столом. За столом сидел какой-то его заместитель или практикант. Я привычно ковылял в угол, устраивался на табуретке, на необыкновенно какой-то скользкой, и мертвое оцепенение наваливалось на меня.

- Не спать, - раздавался голос практиканта, глухо, как из бочки.

Как и когда я соскользнул на пол, я не знаю. Очнулся, только почувствовав тупую боль. Это практикант носком своего сапога старается меня разбудить. Я знаю, что он не отстанет, будет бить до тех пор, пока я не поднимусь. И так всю ночь до утра. Потом появлялся грязно-рыжий и задавал обычный вопрос:

- Подписывать не намерены?

Я пытаюсь сказать «нет», но у меня получается что-то хриплое, похожее на лай простуженного пса. Настало утро, когда моих сил хватило только на то, чтобы сказать «да».

  • - Дозрел вроде, - проговорил практикант так горделиво, будто он совершил великое дело.
  • - Молчать! - грозно осадил его следователь. - Позови прокурора. А вы присядьте пока, - как всегда очень вежливо и даже с какой-то долей нежности, проговорил он.

Когда все было оформлено с соблюдением всех несложных формальностей, прокурор, пожилой мужчина в военной форме, с розоватым, словно напудренным лицом, спросил:

- А вы знаете, что вы сейчас подписали?

Этот вопрос он должен был мне задать до подписания обвинительного заключения. Но я тогда и не подумал об этом. Я только понял, что мне грозит расстрел.

- А мне все равно, - сказал я.

Потому что и в самом деле мне было все равно. И очень хотелось поскорей добраться до своего места на жестких и таких уютных нарах и провалиться в сон непробиваемо крепкий. И я сейчас же почти засыпаю, покачиваясь на стуле в ожидании того вожделенного мига, когда явится разводящий, а этот грязновато-рыжий все еще о чем-то договаривается с розоватым прокурором. Их голоса доносятся до меня как сквозь стену, и я боюсь, что это у них надолго. И боюсь я всего: боюсь свалиться с сиденья, вцепился в него покрепче, боюсь упасть, боюсь следователя, его сапога под ребро, боюсь своего страха и своего бессилия— и разогнать этот животный страх не могу. И вдруг я сказал: я оскотинился. Сказал или скорей всего подумал, и мне от этого стало так легко и свободно, словно меня, изнывающего от жары, окатили прохладной водой. Я сказал или подумал: а мне это как с гуся вода. И от всего такого несуразного, глуповатого, а может быть, смешного, ко мне вернулись какие-то явно человеческие качества, которые убили все страхи, я даже попытался посмеяться над этим своим состоянием. И я подписал, взял грех на душу. Так чего же мне теперь бояться? Преисполненный отваги, я открыл глаза. Грязно-рыжий сидел за своим столом, розоватый посматривал в окно, на меня они уже не обращали никакого внимания, продолжая какой-то свой разговор.

- А я доволен, - объявил следователь, засиявший всеми своими веснушками. -Я доволен. Сам добровольно признался, подтвердил обвинение, и все они раскололись, вся группировка. Я очень доволен.

Нет, он не просто из сволочей сволочь, как я определил при первой встрече. Сволочь - это хоть и поганый, но все же человек. А этот, не знаю, что это такое, как его и назвать. Что за существо, хвастает тем, что не он просто убивает, а делает это с удовольствием, с наслаждением. А я все еще пытаюсь посмеяться над своим страхом, и, наверное, вместо смеха получается что-то такое хрипящее, постанывающее, что прокурор отвернулся от окна и, усмехаясь, проговорил:

- И этот сбрендил. Ловко вы их. Вызвать доктора, что ли?

Следователь, не поднимаясь со своего места, долго, не менее минуты, разглядывал меня с таким недоумением, словно видел впервые, и никак не мог понять, что это такое, зачем оно здесь.

Этот грязно-рыжий сделал свое грязное дело, остальное продолжит особое совещание, от решения которого зависят вся моя судьба и, наверное, его, грязно-рыжего, карьера. Лично от меня теперь уже ничего не зависит, так как на меня ему теперь наплевать. Не глядя, не поднимая головы от своих каких-то бумаг, он нажал кнопку звонка, пристроенного где-то на столе, и немедленно явился разводящий.

- Увести...

Я, когда проснулся и пришел в себя, все это вспомнил и подумал: а никто меня не расстреляет. И вообще ничего не боялся. Я был уверен, что останусь жив. Так оно и получилось, в конце концов. А получилось это вот почему. Меня бы, конечно, расстреляли. Но тут был снят Ежов и приступил к своим обязанностям Берия. И Берия для начала, чтобы показать, какой он хороший, справедливый человек, отменил целый ряд таких приговоров. И поэтому мне дали всего 8 лет, но потом добавили еще 2 годика. Так я просидел всю десятку...

Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. Часть третья. Т.1. Пермь: Пермское книжное изд-во, 2003. С. 14-24.

  • [1] Кужман работал в Кизеловском горотделе с декабря 1937 г. в должности помощника оперуполномоченного.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >