ВВЕДЕНИЕ. ОТ РЕКЛАМЫ — ДО КРЕАТИВНЫХ ИНДУСТРИЙ И — ОБРАТНО: АКТУАЛЬНЫЙ ПЕРСОНАЖ, НЕОРДИНАРНЫЕ РЕШЕНИЯ СИСТЕМЫ СРЕДСТВ КОММУНИКАЦИИ С АУДИТОРИЕЙ, ТЕХНИКА И СТИЛЬ ВОПЛОЩЕНИЯ

Наряду с коммуникативными навыками и интеллектом, креативность является сегодня наиболее значимым качеством для специалиста в области креативных индустрий вообще, а также рекламы и связей с общественностью, в частности. Своевременность предлагаемого учебного пособия «Креативные индустрии: смена поколений и актуальных героев» подтверждается тенденцией к всеобщей цифровизации, повышению роли интеллектуальной собственности, потенциальному развитию креативной индустрии в качестве одной из важнейших сфер экономики и социокультурной деятельности. Тезис о том, что со сменой поколений происходит и смена актуальных персонажей, не нуждается в дополнительной аргументации, он вполне очевиден. Это лишь подтверждает необходимость периодического пересмотра и обновления, как методик и подходов в образовательных технологиях, так и содержания образовательных дисциплин.

Поводом для написания настоящего введения стало желание поделиться опытом по вопросу актуальности новой образовательной программы «Реклама в креативных индустриях», разработанной коллективом кафедры рекламы Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета.

При разработке концепции новой образовательной программы и ее названия естественным образом вызвал интерес вопрос о том, что, собственно, входит сегодня в понятие «креативных индустрий»?

Простой интернет-запрос позволил увидеть определенную актуальность в развитии этого сектора экономики на современном этапе. Обсуждение этой проблематики мы находим, начиная примерно с 2014 г. Так, в частности, эксперт в области брендинга и визуальных коммуникаций П. Родькин поделился своим видением проблемы в материале «Креативная индустрия: инструмент эксплуатации или развития общества». Автор обозначил «новые задачи для российской креативной индустрии в изменившихся тогда политических, геополитических и экономических условиях. Маркетингу, брендингу, дизайну и рекламе придется заново учиться политическому и социальному мышлению. В новых условиях к чисто коммерческим неизбежно прибавляются политические и идеологические функции, которыми, пусть и в скрытом виде, пользуются в так называемом «первом мире» [Родькин, 2014].

В рамках укрупненной группы специальностей, в монографиях и учебниках, авторами уделяется внимание СМИ в системе креативных индустрий [Вартанова, 2014, 2015]. В частности, отмечается, что «объединение понятий “культура” и “индустрия” связано с развитием рыночной экономики, а также технологическим прогрессом на протяжении всего XX в. <...> Само понятие “индустрия культуры” (от англ, cultural industry), на русский язык иногда переводится и как культурная индустрия, введенная Т. Адорно и М. Хоркхаймером в книге “Диалектика просвещения” (1947 г.), описывает и анализирует индустриально произведенные, ориентированные на коммерческое распространение продукты массовой культуры» [Вартанова, «Основы медиабизнеса», 2014, с. 81].

В сентябре 2017 г. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации выпустил очередной выпуск Бюллетеня в сфере образования, под названием «Образование и креативная индустрия в зеркале международных и отечественных практик» [Бюллетень, 2017, вып. 13]. Внимание аналитиков к этому направлению в области образования подтвердило актуальность разработки магистерской программы. В Бюллетене отмечается, что в эпоху цифровизации и повышения роли интеллектуальной собственности креативная индустрия становится одной из важнейших сфер развития экономики и общества. «Оказывая прямое влияние на все сферы экономической деятельности, включая сферу занятости, креативная индустрия сама находится под влиянием образовательной политики, проводимой в стране» [Бюллетень, 2017, с. 3].

Креативные индустрии представляют собой не единую отрасль, а набор множественных, потенциально увеличивающихся, сегментов рынка, где реклама могла бы себя проявить для их развития — обширный сегмент учреждений культуры (библиотеки, театры, музеи и пр.), интернет-пространство, кино, fashion-индустрия, шоу-бизнес, продвижение дизайн-продуктов и др.

В процессе поиска идей для перспективной и актуальной образовательной программы, мы обратились к опыту, наработанному на научных конференциях последних лет[1] .

В настоящее время на образовательном рынке существует достаточно много вузов, реализующих основные образовательные программы по направлению подготовки «Реклама и связи с общественностью» (магистратура). Вместе с тем, в них не решается проблема подготовки специалистов по рекламе в предлагаемом формате3.

В настоящее время, наряду с коммуникативными навыками и интеллектом, креативность является наиболее значимым качеством для специалиста в области рекламы и связей с обществен-

ностью, и, возможно, самым трудноформируемым. Критериями, определяющими конкурентную позицию формируемого рекламного продукта, становятся сегодня: коммерческая состоятельность, технологическая прозрачность, востребованность производимого контента с точки зрения креатива. В данном случае рекламная деятельность предполагает определенный круг знаний, умений и навыков, сочетающих организационно-управленческие, проектные, технологические и креативные компетенции. На российском рынке наблюдается масштабный дефицит специалистов, обладающих названными компетенциями.

Магистерская программа «Реклама в креативных индустриях», предложенная кафедрой рекламы Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ является самостоятельной образовательной траекторией ООП уровня магистерской подготовки по направлению 42.04.01 «Реклама и связи с общественностью». При подготовке содержательной части был обозначен концептуальный подход, выражающийся в том, что с одной стороны реклама выступает инструментом, даже фактором развития креативных индустрий, а с другой стороны, реклама сама является самостоятельным элементом системы креативных индустрий. Такое представление рекламных коммуникаций и положено в логическую основу как структуры учебного плана, так и содержания дисциплин траектории. Цель и задачи магистерской программы «Реклама в креативных индустриях» заключаются в практической подготовке специалистов по рекламе, профессионально владеющих основными технологическими инструментами и творческими навыками, необходимыми для работы в креативных индустриях, способных производить рекламный продукт разной степени сложности для полипрофильных медиаканалов.

Предлагаемая структура учебного плана скорректирована с учетом требований ФГОС (3++).

Программа обучения предполагает междисциплинарный характер подготовки магистров, с привлечением научно-педагогических работников Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» и других подразделений СПбГУ, а также специалистов-практиков.

Реализация магистерской программы будет проходить также с использованием ресурсных центров Научного парка СПбГУ, уникального оборудования медиацентра СПбГУ, которое позволит обучающимся реализовать свой творческий потенциал в форме создания мультимедийных проектов разных жанров. СПбГУ предоставляет условия для реализации проекта, в том числе библиотечные ресурсы научной библиотеки им. М. Горького (подписка научной литературы по тематике проекта, получение доступа к электронным научным информационным ресурсам), электронные базы данных, другая 1Т-инфраструктура.

В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 22.11.2017 № 2583-р Программа развития ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» до 2020 года представлена несколькими направлениями, одно из которых («Системное развитие образовательных программ») предполагает интернационализацию ООП. В этой связи образовательная траектория встраивается в данное направление, так как содержит дисциплины, читаемые на английском языке — в частности, дисциплина «Управление бренд-активами» (Brand Asset Management).

Кроме того, в настоящее время идет активный процесс формирования новых практик потребления и культурных проектов разного уровня, от международных до региональных. На рынке труда существует потребность в специалистах, владеющих знаниями, умениями и навыками междисциплинарного характера. Так, выпускникам первого уровня различных творческих специальностей зачастую требуются знания для продвижения собственного креативного продукта. И, наоборот, возможна ситуация, когда бакалавр по направлению «Реклама и связи с общественностью» приходит работать в креативную индустрию и сталкивается с нехваткой знаний для работы в этой сфере. Наблюдается многолетняя проблема, которая в настоящее время не нашла решения в сфере высшего образования. Предлагаемая траектория позволяет сформировать индивидуальную траекторию обучения и усвоения профессиональных компетенций на основе междисциплинарного подхода с помощью обширного перечня дисциплин по выбору.

При внедрении нового образовательного продукта в СПбГУ появится учебная программа, востребованность которой очевидна, если учесть статус Санкт-Петербурга как культурной столицы, и региона, где существенную потребность в профильных специалистах имеет широкая деятельность в области продвижения культурных инициатив.

Авторы аналитического материала констатируют: «Креативная индустрия имеет огромный потенциал для роста. <...> При этом роль образования становится определяющей для формирования креативного класса в стране. Создавая новые направления экономической деятельности, креативная индустрия формирует условия для диверсификации экономики, предоставляя варианты решений для моногородов, сельских поселений, расширяя включенность предприятий малого и среднего бизнеса» [Бюллетень, 2017, с. 16].

Таким образом, устойчивость и жизнеспособность результатов образовательной программы будет определяться ее реализацией, которая позволит в перспективе предложить профессиональному рекламному сообществу апробированную систему подготовки для эффективной работы в отраслевой индустрии.

Вместе с тем пафос новизны при развитии креативных индустрий отнюдь не отменяет весь тот массив творческих продуктов, как вербальный, так и визуальный, который предложили художники, музыканты, дизайнеры, хореографы. Можно сказать, что опираемся, «стоим на плечах» креативных гениев прошлого, оставивших нам неплохое творческое завещание. В целях иллюстрации этого важнейшего обстоятельства и в завершение введения хотелось бы предложить читателю подобное свидетельство неразрывной связи времен.

Литература, которую привлекает автор введения к себе в союзники:

  • 1. Родькин, П. Креативная индустрия: инструмент эксплуатации или развития общества [Электронный ресурс]. — URL : https://ria.ru/20141023/1029671949.html
  • 2. Вартанова, Е. Л. Постсоветские трансформации российских СМИ и журналистики / Е. Л. Вартанова. — М., 2014.
  • 3. Вартанова, Е. Л. О современных медиа и журналистике. Заметки исследователя / Е. Л. Вартанова. — М.: МедиМир, 2015.
  • 4. Основы медиабизнеса / Под ред. Е. Л. Вартановой. — М. : «Аспект-Пресс», 2014.
  • 5. Образование и креативная индустрия в зеркале международных и отечественных практик / Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации // Бюллетень в сфере образования. —-2017. — Вып. № 13. — URL : http://ac.gov.ru/files/ publication/a/14525.pdf

Глинтсрник Элеонора Михайловна доктор искусствоведения, профессор, зав. кафедрой рекламы Санкт-Петербургского государственного университета (Институт «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций»), действительный член Национальной академии дизайна, член СПб Союза художников России

Исследователи считают, что с началом 2000-х процесс глобального проникновения Интернета в общество перешел в активную фазу[2]. Другим поворотным моментом стала доступность мобильной связи. В настоящее время повседневную жизнь человека невозможно представить без многочасового присутствия в Интернете, соцсетях, онлайн-сервисах. К началу 2018 г. аудитория интернет-пользователей в России среди населения «16+» составила 87 млн человек, что на 3 млн больше, чем год назад. Среди молодежи уровень пользования Интернетом достиг практически предельных значений еще два года назад, рост аудитории Интернета в последние годы происходит в основном за счет людей старшего возраста. При этом 66,5 млн человек выходят в Сеть каждый день. По результатам опросов, 53 % граждан отмечают, что их уклад жизни сильно изменится, если они вдруг лишатся возможности пользоваться Интернетом. Изменения в восприятии информации произошли так стремительно (чему в немалой степени поспособствовали новые способы ее селекции), что случившаяся «перезагрузка» образной системы молодежи оказалась terra incognita для людей старшего поколения. Возник разрыв сплошности аксиологического пространства России, оказались нарушенными корректные основания связности данных долговременных социальных метрик на аудитории молодежи.

По итогам 2017 г. аудитория российских пользователей Интернета на мобильных устройствах составила 67 млн человек. Рост аудитории мобильного Интернета связан прежде всего с ростом проникновения смартфонов — на начало 2018 г. доступом в Интернет со смартфонов пользовалось больше половины взрослых жителей России (51,5 %), а 16 млн россиян в возрасте от 16 лет и старше (13,2%) пользуются Интернетом только на мобильных устройствах[3]. Масштабное развертывание социальных медиа, рост пропускной способности каналов связи и доступность средств связи обеспечили для молодежи возможность смотреть иноязычные телесериалы, обмениваться ссылками на динамический контент. Наши исследования убедительно продемонстрировали, что указанная совокупность программно-аппаратных факторов оказала огромное влияние на содержание просмотра, объемы потребления информации, способы ее селекции и, далее, на ценности молодежи, следствием стал разрыв в субъективной образной картине мира молодежи и людей старшего поколения.

Чтобы работать в зоне разрыва, первоначально должна была быть зафиксирована релевантная реальности ценностная платформа молодежи. Для обеспечения достоверности подобного описания предполагалась не только фиксация субъективных образов, но и их уточнение, интерпретация, сравнение с более ранним периодом (срез 2012-го к срезу 2006-го) на основе одной и той же методики. Период в 5~6 лет связан с гарантированно полной сменой респондентов исследования, интервал совпадает с циклом обучения в университете. Исследование 2017 г. было направлено на осмысление самой зоны разрыва, выделение из «шума» информационного

общества культурных изменений и описание фактического содержания сознания молодой (17-23 года) социально-гуманитарной интеллигенции, студентов университетов Санкт-Петербурга. Третья волна исследования была сфокусирована на фактах социальной действительности — содержании поверхностных слоев сознания (уровень top of mind) молодой социально-гуманитарной интеллигенции, актуализации, спонтанном вспоминании и описании субъективных образов.

В России уже оформлены подходы к материальной оценке как поверхностных вымыслов, так и базовых концепций в сознании населения той или иной территории. Ценности комплекса массовой культуры образованы радикально, иначе, чем в традиционном обществе. Из иерархически расположенных уровней ценности превращены в рубрикаторы секторов рынка массового потребления (Г. Л. Тульчинский). Обстоятельно обосновываются оценки стоимости понятий, ранее преисполненных сакральными ценностями, объектов доверия и даже веры, таких как Россия, стоимость территориальных образований (В. Н. Домнин). И если еще 60 лет назад идея оценки стоимости Родины граничила с высшей мерой наказания за ее озвучивание, то во втором десятилетии миллениума — это обыденный научный дискурс национального университета[4].

Подобная трансформация базовых смыслов, инвентаризация всех ценностей по критериям капитализации оказывала и оказывает сильнейшее влияние на трансформацию ценностей молодежи.

Исследование 2017 г.: вызовы и поставленные вопросы

Суммируем основные составляющие методики третьей волны исследования, уже упомянутые в предисловии. В проекте-2017 приняли участие 57 авторов текстов и 56 иллюстраторов. Молодые люди от 19 до 22 лет. Наличие гуманитарно-социального высшего образования или учеба на соответствующих факультетах университетов были обязательным условием. Сама процедура выбора

подразумевала объективный отбор творчески одаренных молодых людей по критериям данного проекта.

Молодые люди сами, без подсказки припоминали образы «героев своего сознания» в течение нескольких сеансов работы в группах (не менее четырех часов) на первом этапе. Далее формировался список из 271 субъективного образа как результат этапа припоминания. Объекты для визуальной прорисовки прошли более жесткую цензуру участников: из 271 текстового описания прорисовано 150, очевидно, самых значимых образов.

Под выражением «вымышленные существа — субъективные персонажи сознания» понимаются спонтанно, без подсказки припоминаемые эмоционально значимые (имеющие значение для респондента), одушевленные объекты разделенной реальности во всем спектре проявлений (убеждения, ценности, внешность, речевые паттерны, поведение, способности, образ жизни). Чаще всего вымышленные существа — это объекты, преломленные различными медиа (не личная фантазия или представление внутренней, неразделенной другими реальности). Именно эмоциональная значимость, добровольный выбор образа из списка и формальные параметры результата описания делают такой формат их презентации чрезвычайно насыщенным для исследования. В этом формат их описания оказывается близок по смыслу формату представления медиаконтента.

Исследовательская методология проекта, воплощенная в его результатах, прошла широкую апробацию российского исследовательского и научного профессионального сообщества. В частности, одна из ведущих социологических исследовательских организаций Санкт-Петербурга Work Line Research (бывш. COMCON2) оценила методику и результаты настоящего исследования. В отзыве, опубликованном в газете «Деловой Петербург», отмечается, что методика исследования ведет свою родословную от включенных наблюдений этнографических методов, отмечается важность не только получения списка вымышленных существ как такового, но и фиксация субъективного описания каждого существа, что дает дополнительный материал для качественного анализа и корректной интерпретации.

Вестернизация образов у аудитории исследования, формирование общей интернациональной повестки произошли в значительной степени за счет интернет-сериалов. Как эта тенденция будет накладываться, в плане итоговой суперпозиции, на рост популярности эстетически наполненного концепта «советское» по замерам аудитории сети «ВКонтакте» в последние три-четыре года — это убедительно показали Мешанкина и Зильберман.

Важным представляется прояснить нашу гипотезу о том, что «инъекции» ценностей художественных образов из наиболее популярных англоязычных молодежных телесериалов сформировали внутреннюю приемлемость агрессии против традиционных ценностей неприкосновенности тела человека как составляющей ценностной платформы молодежи путем последовательного смещения и наполнения базовых бинарных оппозиций мышления. Этот процесс проявился уже в 2012 г., но остается ли значимым трендом и поныне?

Исследования 2012 г. только подтвердили итоги волны-2006: образы классической русской литературы малозначимы, неприятны и мало влияют на современную российскую социально-гуманитарную молодежь 18~25 лет — прослеживается ли этот тренд в 2017 г.?

Интересным представляется также вопрос: как меняется соотношение указанных каналов поставки вымышленных образов в разных возрастных группах людей?

Поставленные вопросы формируют (но не исчерпывают) смысловое поле третьей, настоящей волны исследования.

Значимые результаты предыдущих волн исследования (2006, 2012)

Канолы трансляции образа в массовое молодежное сознание. В качестве общего правила за источник поставки образа принимался выявленный по текстовым описаниям и узнаваемым визуальным чертам того или иного героя канал, который способствовал популяризации образа. В 2006 г. генезис персонажа был однозначен. Отдавая дань традициям европейской культуры, герои наиболее известных сказок и древнегреческих мифов были отнесены к категории «Литература», хотя каналы их поставки диверсифицированы. В 2012 г. герой, если он фигурирует в нескольких сферах, включался в категорию своего первоисточника, несмотря на то, где он прославился больше. В категорию «Современный фольклор» (генезис интернет-коммуникации) попали также малоизвестные персонажи.

Таблица 1

Канал трансляции образов (2006, 2012)

Исследование 2006 г.

Источник трансляции

Представл. в общем списке

% от общего списка (100 % — 240 образов)

Кинофильмы, мультипликация

61

25

Художеств, литература (печатная)

72

30

Реклама и бренды (телевидение и продвижение)

66

25

Совр. фольклор «из уст в уста»

42

20

Исследование 2012 г.

Источники

Представл. в общем списке

% от общего списка (100 % — 340 образов)

Кино, телевидение, сериалы

113

36

Литература

78

25

Реклама, бренды

28

9

Современный фольклор, компьютеры, интернет-мемы

66

21

Клас, фольклор «из уст в уста»

28

9

Сравнение первичных данных 2006 и 2012 гг. дало весьма любопытные выводы:

- за шесть лет, прошедших с момента первой волны исследования, в 2012 г. качественно поменялся характер источников, поставляющих существ, — сериалы (массовые и нишевые, поставляемые посредством Интернета и телевидения) становятся властителями душ молодых людей. Влияние полнометражного кино снизилось;

  • - существенно возросло число мемов в частности и интернет-контента — в целом. Именно этот феномен занял место современного фольклора. Горизонтально же распространяемая информация уровня анекдотов теперь в умах молодежи выглядит «архаичным» классическим фольклором;
  • - образы брендинга и рекламы сжались с 25 % волны-2006 до9%в2012г. Реклама перестает быть существенным фактором формирования интересов, мнений и моделей поведения, ее идеологическое влияние снижается в аудитории молодой социальногуманитарной интеллигенции;
  • - перекрытие волн 2006 и 2012 гг. составляет несколько десятков процентов, что свидетельствует о весьма бурных трансформационных процессах, переживаемых российским обществом.

На уровне социально-демографической и статистической обработки нами были решены следующие задачи: формальный подсчет количества героев с разделением их на подкатегории: пол, происхождение, биологический вид, физическое и психоэмоциональное состояние, частота повторений и т.д., а также приведением статистических данных и определение тенденций. Это составило следующий уровень исследования — вторичную обработку упомянутых выше первичных данных.

Вторичная обработка позволила выявить следующие смыслы:

  • 1. Основная масса героев пришла из мира телевидения и Интернета. Индустрия сериалов пережила к 2012 г. колоссальный подъем, который к 2016 г. воспринимается как данность. Сериалы выходят сезонами с перерывами, просматриваются по большей части онлайн, озвучиваются любительскими и профессиональными студиями, а также используют наложение субтитров на любом интересующем языке. Сложно найти молодого человека до 25 лет, не смотревшего тот или иной сериал.
  • 2. Судя по списку персонажей, в 2012 г. наиболее популярными сериалами являются «Друзья», «Как я встретил вашу маму», «Отбросы», «Клиника». Не следует забывать и о мультсериалах, выпускающихся по тому же принципу: «Гриффины», «Симпсоны», «Южный парк» (South Park), «Футурама». Наиболее часто встречающейся категорией при статистическом подсчете является «Персонаж современного телесериала».

3. Из 20 наиболее популярных героев телесериалов для молодой социально-гуманитарной интеллигенции 2012 г. девять героев — отрицательные. Отрицательные персонажи востребованы. А ведь это — наиболее глубоко образованная в области социальноконвенционального мышления часть молодежи.

Выяснена причина, по которой злодеи пользуются популярностью у молодежи, — большее соответствие их характеров и поступков молодежным представлениям о должном поведении в условиях вызовов окружающей их среды, нежели модели «самопожертвования» героев.

Применительно к теме нашего рассмотрения и говоря маркетинговым языком, у персонажа должно быть USP {unique selling proposition), тогда он будет пользоваться успехом и продаваться. А вот его заряд (положительный или отрицательный) играет для молодежи 2012 г. второстепенную роль -— налицо тенденция замены этических критериев оценки персонажа эстетическими. Можно, опираясь на выводы В. Н. Домнина и Г. Л. Тульчинского, кратко сформулировать (с допустимой гиперболистичностью) тезис в духе того, что российская культура 2012 г. «18+» подразумевает куплю-продажу «всего и вся».

В 2012 г. общую молодежную интернациональную ценностную повестку дня можно считать сформированной. Судя по всему, оценки добра и зла сместились по сравнению с традиционными европейскими представлениями 10-20-летней давности из этической в эстетическую и аргументативную плоскости с критериями эмоциональной выразительности и риторической обоснованности. Тем не менее говорить о безусловной привлекательности отрицательных персонажей в 2012 г. пока еще преждевременно.

И, наконец (повторимся в связи с важностью), в 2012 г. зафиксировано изменение отношения молодежи к девиантности — даже безобразные, антиэстетичные поступки, если они могут быть логически (а порой и эстетико-стилистически!) обоснованы, признаются нормальными. У молодой социально-гуманитарной интеллигенции с сумасшествием связываются скорее не формы и результаты поступков, а юридическая невменяемость. Даже зверское, жестокое, серийное убийство в 2012 г. среди аудитории исследования может быть оправдано морально.

Q| ГЛАВА 1. ГЕНЕЗИС ПЕРСОНАЖА, ФОРМАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА И МЕДИАРУБРИКАТОРЫ

  • [1] В рамках таких крупных международных конференций, как «Стратегические коммуникации в бизнесе и политике» и «Петербургский медиафорум» кафедрой проводились круглые столы и панельные дискуссии: «Культура в пространстве рекламы и связей с общественностью» (2014 г.), «Культура в пространстве стратегических коммуникаций» (2015 г.), «Концепции интегрированных маркетинговых коммуникаций: современная теория и практика» (2017 г.), «Культура как стратегический коммуникационный ресурс» (2017 г.), «Концепты культуры в рекламных коммуникациях» (2018 г.). На VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме состоялась Международная научно-практическая конференция «Дизайн-коммуникации и реклама в пространстве образования и культуры: международный опыт Италии и России» (2018 г.), которая также позволила погрузиться в проблемное поле креативной индустрии. 2 Близкими по смыслу отдельных дидактических единиц предлагаемой образовательной траектории «Реклама в креативных индустриях», но не в целом программы, могут быть названы такие магистерские программы в России, как: «Медиапроизводство в креативных индустриях» (Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»), «Креативные технологии в сфере рекламы и связей с общественностью» (ЛГУ им. А. С. Пушкина), «Реклама и связи с общественностью в отрасли (в сфере дизайна и моды)» (СПбГУПТД, Институт бизнес-коммуникаций), «Реклама и связи с общественностью», профиль «Рекламный и медиабизнес» (РАНХиГС, Институт отраслевого менеджмента), «Реклама и связи с общественностью в интернете и социальных сетях» (МГИМО).
  • [2] Паринов С., Яковлева Т. Экономика XXI века на базе интернет-техно-логий // Российская виртуальная лаборатория для экономистов и социологов (РВЛЭС) сайт URL: http://rvles.ieie.nsc.ru/parinov/economy21.htm (дата обращения: 20.03.2016). 2 Отчет российского филиала исследовательского концерна GfK (Gesellschaft fur Konsumforschung) Group «Проникновение Интернета в России: итоги 2017 года» от 16.01.2018 г. сайт URL: http://www.gfk.com/ru/insaity/ press-release/issledovanie-gfk-proniknovenie-interneta-v-rossii (дата обращения: 29.01.2018). 3 РИФ + КИБ — 2016 : аудитория Рунета составляет 80,5 млн пользователей // РИФ + КИБ от 13.04.2016 г. сайт URL: http://2016.russianinternetforum. ru/news/1213 (дата обращения: 18.04.2016). 4 О пользе и вреде Интернета и об особенностях его использования // Фонд «Общественное мнение» от 27.01.2016 г. сайт URL: http://fom.ru/SMI-i-internet/12494 (дата обращения: 21.03.2016).
  • [3] Отчет российского филиала исследовательского концерна GfK (Gesellschaft fur Konsumforschung) Group «Проникновение Интернета в России: итоги 2017 года» от 16.01.2018 г. сайт URL: http://www.gfk.com/ru/insaity/ press-release/issledovanie-gf k-proniknovenie-interneta-v-rossii (дата обращения: 29.01.2018). 2 Filatova О., Golubev V., Ulianovsk™, A. Young People's Vvalues: Identifying Trends in Russian E-society. In Proceedings of the International Conference on Electronic Governance and Open Society: Challenges in Eurasia (EGOSET6, St. Petersburg, Russia — November 22-23, 2016). ACM New York, NY, USA, 2016, pp. 143-148. doi>10.1145/3014087.3014091.
  • [4] Домнин В. Н. Как измерить стоимость бренда территории. Стратегические коммуникации в бизнесе и политике : тезисы между нар. науч. конф. (СПб, 23 апреля 2014 г.) / отв. ред. Ю. В. Таранова. СПб.: Институт «Высш. шк. журн. и масс, ком.» СПбГУ, 2014 сайт URL: http://jf.spbu.ru/conf-pr/4343.html.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >