Политическая наука: философия, теория, методология

Философия и политическая наука

Соотношение философии и политической науки

Связь политической науки с философией помогает обогатить познавательный потенциал и уточнить предмет науки. Цель главы — показать значение философских основ и философских проблем политологии, различие философского и научного подходов к изучению политики.

Философия и общественные науки различаются как формы знания. Философия — это мировоззрение, форма общественного сознания. Она помогает осмыслить: а) фундаментальные принципы познания, выражающие аксиологическое (ценностное) отношение к знанию, его влиянию и перспективам; б) пласты сознания и опыта познания, требующие обобщения; в) систему логических посылок и категорий, определяющих отношение философии к другим формам познания (науке, обыденному опыты, мифам, религии, литературе, искусству).

Общественные науки (в том числе политология) — специализированные виды познавательной индивидуальной и коллективной деятельности. Цель их — получение нового объективного знания о происхождении и функционировании отдельных сфер общества и видов человеческой деятельности. Это специализированное познание должно отвечать более строгим, формализованным критериям объективности, нежели философия (логическая и эмпирическая доказательность, проверка практикой и т. д.). Но ни одна “частная” (социальная) наука не в состоянии даже взяться за обобщение и систематизацию всего пласта идей и текстов, отражающих попытки человечества познать политический мир. Философия делает такие попытки, добиваясь определенных достижений.

Соотношение философии и “частных” наук рассматривалось по-разному в зависимости от периода времени. То заявляли о приоритете философии перед “частным” научным знанием: “философия — наука наук” (трансцендентализм, или метафизика), то, наоборот, — о приоритете частно-научного познания (позитивизм, прагматизм). Как бы там ни было, ученые-политологи обращались к философии, поскольку мыслительный процесс всегда носит культурно и социально обусловленный характер, зависит не только от эмпирических данных, доступных политологу, но и от мирового познавательного контекста, мощных культурных пластов, осмысливаемых философией. И философское, и научное знание — части более широкой реальности — мировой культуры, в рамках которой они воздействуют друг на друга, помогая решать мыслительные (когнитивные) задачи. Такое взаимодействие в силу сложности когнитивных задач “частных” наук привело к появлению философских дисциплин, выступающих в роли своеобразных посредников между философией и “частными” науками.

Если выстроить иерархию в политическом познании в зависимости от уровня обобщения (абстракции), то общим (родовым) будет категория “политическое знание”, отражающая мир политического в целом. Далее идет такой абстрактный уровень политического знания, дистанцирующий исследователя от реальных политических процессов, как философия политической науки, раскрывающая философские основания и философские проблемы познания политического мира. Затем — уровень политической философии как ценностно-нормативного, идеологического, генетического ядра и интегрального стержня политической на уки. Ниже — уровень теории политической науки, разрабатывающей понятийный аппарат, означающий в отличие от политической философии не только нормативную, но и эмпирическую мысль, стремящуюся объяснять явления, а не оценивать их (философ и политолог В. П. Макаренко). Выделяются также “отраслевые” и “смежные” субдисциплины (геополитика, социальная политика, этнополитология, электоральная политология, политическая коммуникация и т. д.). Еще ниже — область базы эмпирических знаний о политике, массива фактического материала, а также методики получения информации о политике, технике ее обработки, коммуникации с научным сообществом.

Философия политической науки изучает отношения между всеми этими уровнями познания, между политической наукой и философией. В античности, когда зарождалось политическое знание, господствовал метафизический (трансценденталистский) подход к политике. Политическим тогда называлось все, связанное с ценностями и закономерностями жизни древнегреческого полиса, где не было еще четкого разделения частного и публичного, и человек назывался “zoon politikon” (существо общественное). Знания о полисе в античности приобрели этический и идеологический характер, доминировала категория “политические добродетели”, исходная для мыслителей, политиков и граждан полиса как сообщества, стремящегося к логосу и справедливости. В англо-американской традиции (Л. Страус, Н. Бэрри, Дж. Кетлин) принято считать Платона, Аристотеля, Цицерона основателями политической философии и политической науки. Известный российский ученый К.С. Гаджиев не поддерживает эту точку зрения, считает, что философия тогда объединяла начала всех знаний об обществе и природе, а труды античных мыслителей были “исследованиями полиса в его тотальности без различения каких-либо отдельных сфер жизни”[1].

Тем не менее античные философы различали “первую философию” (метафизику, физику, математику) и “вторую”

(“практическую”) философию (этику и политику), выделяя формы политического устройства: деспотию, монархию, аристократию, олигархию, политию, демократию. Тогда были заложены начала политической философии, подпитывавшей познание политики идеями, гипотезами, картинами мира, что позволило очертить контуры науки о полисе. В Средние века появились первые трактаты политологического характера (“Поликрати-кус” Иоанна Солсберийского — XII в.), был внесен вклад в политическую философию (Аврелий Августин, Ф. Аквинский, Данте Алигьери, Марсилио Падуанский, Аль-Фараби и др.).

К более зрелому состоянию политическая философия подошла в эпоху Возрождения и Нового времени благодаря трудам таких мыслителей, как Н. Макиавелли, Ж. Боден, Г. Гро-ций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Т. Джефферсон, благодаря которым она стала генетическим и нормативным основанием политической науки. В эпоху Просвещения и модерна усилился позитивизм1, поставивший под сомнение значимость политической философии. Тем не менее последняя в XX в. вошла в предметные рамки политической науки, стала ее интегральным стержнем. По мере систематизации принципов познания помимо политической философии как “внутренней” субдисциплины политической науки выделяется также “внешняя” дисциплина — философия политической науки, которая помогает снижать неопределенность в отношениях гипотетического и аподиктического знаний[2] , находить баланс меж

ду позитивизмом и политической философией. Это особенно актуально в условиях нелинейного развития обществ, сложных трансформаций общественного устройства.

  • [1] Гаджиев К.С. Введение в политическую философию: Учеб, пособие. — М.: Логос, 2004. — С. 15.
  • [2] Позитивизм (лат. positivus — положительный) — направление в философии и науках, признающее источником истинного знания описание и систематизацию фактов, отрицающее познавательную ценность философии и возможности постижения истины в социальных и гуманитарных науках, так как они неотделимы от ценностей. 2 Гипотетическое (греч. hypothesis — предположение) и аподиктическое (гр. apodeiktikos — достоверное, неопровержимое) знания — два противоположных по смыслу вида знания. Первое содержит предположения, которые предстоит обосновывать, доказывать, а второе содержит суждения, выражающие необходимую связь явлений, обоснованное знание.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >