Информационная политика России в контексте концепции «мягкой силы»

В условиях информационного общества высокую значимость приобретает деятельность государства в информационной сфере. Она охватывает объекты информатизации, информационные системы, сайты в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», сети связи, информационные технологии и т. д.[1] Поэтому информационная политика «как особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с распространением информации в интересах государства и гражданского общества» занимает особое место в современном обществе. После окончания «холодной войны» возросла популярность «мягкой силы» (soft power), предназначенной для достижения целей при помощи привлечения целевой аудитории и формирования благоприятной обстановки (правил, институтов и внедрения ценностей). Однако события конца XX - начала XXI вв. свидетельствуют о сдвиге парадигмы влияния на современные политические процессы. Действенность «мягкой силы» стала ставиться под сомнение, и акцент теперь сосредоточен на сочетании «жесткой силы» для принуждения и возмездия с «мягкой силой» в виде убеждения и притяжения. Дж. Най, являющийся автором нового концепта, не отказываясь от использования

«мягкой силы», пишет в своей работе «Будущее власти» о необходимости сочетания ресурсов для реализации поставленных целей с использованием полного набора инструментов: дипломатических, экономических, военных, политических, правовых, культурных, коммуникационных, применение которых может быть как раздельным, так и в совокупности. Сочетание этих инструментов предлагается называть «умной силой». События на Украине лишний раз подтвердили, что в условиях, когда речь идет о базовых интересах западных стран, используется тот вариант силы, с помощью которого можно получить максимальный результат и который способен привести к поставленной цели независимо от этической стороны предпринятых действий.

В современном внешнеполитическом дискурсе феномену «умной силы» соответствует понятие гибридной войны, которое все чаще используется в официальных документах. Так, на встрече Совета министров иностранных дел НАТО, состоявшейся 1 декабря 2015 г., была принята «Стратегия гибридных войн». Под «гибридной войной» в НАТО понимают тактику, при которой не используется открытое применение обычных военных средств. Она включает в себя пропаганду и дезинформацию, методы экономического давления, а также тайное использование сил специального назначения. По словам генерального секретаря организации Йенса Столтенберга, суть новой стратегии базируется на «трех китах: подготовка, сдерживание и оборона». Среди ответов на гибридные угрозы, кроме улучшения в работе разведывательных служб и обмене развединформацией, значится также возможность применения специальных сил быстрого реагирования х.

Гибридная война включает в себя совокупность методов военносилового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил специального назначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

Цели гибридной войны — полная или частичная дезинтеграция государства, качественное изменение его внутри- или внешнеполитического курса, замена государственного руководства на лояльные режимы, установление над страной внешнего идеологического и финансово-экономического контроля, ее хаотизация и подчинение диктату со стороны других государств или ТНК.

По мнению И.Н. Панарина, стратегия ведения гибридной войны НАТО предполагает доминирование инструментов «мягкой силы» и нацелена на дезинтеграцию евразийского пространства, создание хаоса и нестабильности в соседних с Россией государствах с использованием технологий цветных революций, информационной войны, терроризма и экстремизма, финансово-экономического давления, военно-силового принуждения [2]. «Мягкая сила» страны зиждется на трех основных источниках: культуре, политических ценностях и ее внешней политике, и действует в условиях доверия, которое может быть легко разрушенным, если правительства начинают заниматься манипуляцией. Как полагает Дж. Най, в век глобальной информации и размывания силы негосударственных игроков «мягкая сила» станет все более важной частью стратегии применения «умной силы» .

Особую роль играют экономические ресурсы, которые могут быть расценены как инструменты и мягкой, и жесткой силы. Так, успешная экономическая модель, характеризуемая размером и качеством ВВП, доходом на душу населения, уровнем научно-технического развития, природными и человеческими ресурсами, является привлекательной и становится объектом для копирования в качестве образца другими странами. Но нередко экономическое влияние используется для принуждения государства, проводящего политику, не соответствующую интересам наиболее развитых стран, для чего вводятся экономические санкции, ограничения как со стороны определенных государств, так и со стороны международных организаций.

Отношение к «мягкой силе» в российском политическом руководстве неоднозначное. С одной стороны, отдается должное «мягкой силе» как комплексному инструментарию для решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии, с другой, — высказываются опасения, что усиление глобальной конкуренции и накопление кризисного потенциала ведут к рискам деструктивного и противоправного использования «мягкой силы» и правозащитных концепций в целях оказания

политического давления на суверенные государства, вмешательства в их внутренние дела и дестабилизации обстановки, манипулирования общественным мнением и сознанием.

В Концепции государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию (утв. Указом Президента РФ от 20.04.2014 г. № 259) термин «мягкая сила» не используется, однако многие ее положения свидетельствуют об использовании ее механизмов в сфере реализации государственной политики в указанном контексте:

  • — укрепление позитивного восприятия Российской Федерации и ее культурно-гуманитарного влияния в мире;
  • — развитие институтов демократического общества, включая защиту прав человека;
  • — развитие сотрудничества с иностранными общественными и благотворительными организациями, оказание содействия развитию культурных и гуманитарных связей, осуществляемое общественными объединениями, негосударственными и некоммерческими организациями, зарегистрированными в Российской Федерации;
  • — содействие позитивному восприятию Российской Федерации как государства-донора в государстве — получателе помощи, а также в других государствах-донорах

В Основных направлениях политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества (утв. Президентом Российской Федерации 18.12.2010 г.) акцентируется внимание на культурной дипломатии, являющейся составной частью «мягкой силы». «Используя специфические формы и методы воздействия на общественное мнение, — говорится в документе — культурная дипломатия как никакой другой инструмент «мягкой силы» способна работать на укрепление международного авторитета страны, служить убедительным свидетельством возрождения Российской Федерации в качестве свободного и демократического государства» [3] .

Отдавая должное эффективности «мягкой силы», российские государственные институты применяют и «жесткую силу» в зависимости от складывающейся ситуации. Так, конфликт на Украине свидетельствует

Глава 2. Информационная политика России в контексте концепции «мягкой силы» 35 о том, что Россия, как и США, тоже использует «умную силу», чередуя жесткие методы в политике с мягкими, проявляя гибкость в целях реализации собственных интересов. Например, в качестве твердой силы могут рассматриваться:

  • — действия «вежливых людей» в Крыму, обеспечивших мирный переход республики под юрисдикцию Российской Федерации;
  • — разрешение Совета Федерации на применение Президентом России военной силы за рубежом;
  • — действия военнослужащих, проводящих свой отпуск в ДНР и ЛНР;
  • — ответные экономические санкции в отношении стран, поддержавших санкционную политику в отношении России;
  • — свертывание газового проекта «Южный поток» из-за несговорчивости европейской бюрократии.

Выбор средств российского политического руководства зависит в значительной степени от поддержки политики со стороны общества: так поддержка соотечественников, ярко проявившаяся в присоединении Крыма к России, дополняет в целом политику, основанную на исторической справедливости, великодержавии, уникальности российского пути и патриотизме. Как справедливо отмечают авторы коллективной монографии «Национальная безопасность России в условиях глобализации: геополитический подход», «российская «мягкая сила» пока очень слаба и только начинает формироваться: мало специалистов, недостаточно опыта, не изучены зарубежные и не наработаны собственные концепции и технологии работы с гражданским обществом в различных областях, отсутствуют соответствующие институты». Вместе с тем, следует согласиться, что «проигрывая в «мягкой силе», Россия проигрывает стратегически» [4].

Понимание важности данного направления деятельности у российского политического руководства присутствует. Так, в выступлении на заседании Валдайского клуба 24 октября 2014 г. В. Путин сказал: «Несомненно, что в глобальном соревновании вырастет роль гуманитарных факторов: образования, науки, здравоохранения, культуры. Это, в свою очередь, существенно повлияет на международные отношения, в том числе потому, что ресурс так называемой «мягкой силы» будет в большей степени зависеть от реальных достижений в формировании человеческого капитала, нежели чем от изощрённости пропагандистских приёмов» .

Отдавая приоритет «мягкой силе» как форме влияния, имеющей перспективное будущее, Россия вынуждена применять «жесткую силу» в качестве вынужденной меры для защиты своих интересов. Представляется, что «мягкая сила» будет иметь приоритет перед «жесткой силой» в условиях демократизации международных отношений, равноправия государств, выполнения всеми государствами норм международного права.

«Умная сила» — это промежуточный вариант между «жесткой» и «мягкой» силой для периода, при котором еще не созданы условия для коллективной ответственности, при сохраняющейся тенденции к однополярному миру. В сложившихся условиях целесообразно, чтобы решение о применении «жесткой силы» могла консолидировано принимать ООН, а не только одно государство или региональные международные организации; при этом силовые действия должны быть направлены против тех, кто грубо нарушает нормы международного права.

Все большее значение в арсенале «мягкой силы» имеют средства и методы воздействия, в основе которых лежит коммуникация. На уровне государств эти методы объединены в информационную политику, характер которой в полной мере свидетельствует о ценностных ориентирах и предпочитаемых способах достижения поставленных целей, свойственных данному политическому режиму и обществу в целом. В качестве действенного фактора «мягкой силы» следует отметить поддержку «русского мира». Так, с 1994 г. работает правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом. Ее работа выстраивается в соответствии с Федеральным законом от 24.05.1999 г. № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» и внесенных в него изменений. В 2010 г. была уточнена формулировка государственной политики в отношении соотечественников, которая, в соответствии с законом, «представляет собой совокупность правовых, дипломатических, социальных, экономических, организационных мер, мер в области информации, образования, культуры...» Ч

В 2007 г. в России создан некоммерческий фонд «Институт демократии и сотрудничества» (европейское представительство находится в Париже, возглавляет его Н. А. Нарочницкая, нью-йоркское представительство, функционировавшее до 2015 г., возглавлял А.М. Мигранян). Миссия института — служить «мостом» между Россией и иностранными

Глава 2. Информационная политика России в контексте концепции «мягкой силы» 37 государствами, быть местом для диалога общественных организаций с той и другой стороны, местом пересечения информационных потоков и налаживания связей.

Среди наиболее эффективно действующих СМИ, работающих на внешнюю аудиторию, является RT (RussiaToday) — российская международная многоязычная информационная телевизионная компания. Russia Today — первый англоязычный информационный канал, представляющий российскую точку зрения на события, происходящие в России и за рубежом. Новостной канал RT имеет 22 бюро в 19 странах и охватывает потенциальную аудиторию в 700 млн человек более чем в 100 странах.Её основной англоязычный канал RT International — первый российский информационный телеканал, ведущий круглосуточное вещание на английском языке. RT — это три круглосуточных информационных телеканала, вещающие из Москвы более чем в 100 странах мира на английском, арабском и испанском языках, телеканалы RT America и RT UK, выходящие в эфир из собственных студий в Вашингтоне и в Лондоне, документальный канал РТД, а также глобальное новостное видеоагентство RUPTLY, предлагающее эксклюзивные материалы телеканалам всего мира.

В условиях жесткого информационного противодействия использование различных информационных каналов на формирование альтернативной Западу точки зрения является не только оправданной, но и необходимой формой защиты национальных интересов России. Поэтому важным направлением внешнеполитической деятельности Российской Федерации в соответствии с новыми руководящими документами, принятыми в 2015-2016 гг., является доведение до мировой общественности объективной информации о позиции России по основным международным проблемам, ее внешнеполитических инициативах и действиях, процессах и планах социально-экономического развития Российской Федерации, достижениях российской культуры и науки.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9.12.2013 г. № 894 было создано Международное информационное агентство «Россия сегодня» для создания и ретрансляции за рубеж информационного продукта, созданного с учетом национальных интересов и предназначенного для иностранной аудитории. В Указе констатируется, что «основным направлением деятельности федерального государственного унитарного предприятия «Международное информационное агентство «Россия сегодня» является освещение за рубежом государственной политики Российской Федерации и общественной жизни в Российской

Федерации» Для этих целей в октябре 2014 г. были созданы радиоканал и информационное агентство «Спутник», предполагающий вещание на 45 языках, в том числе стран Европы, Азии, СНГ, Северной и Южной Америки. Таким образом, Россия добивается объективного восприятия ее в мире, развивает собственные эффективные средства информационного влияния на общественное мнение за рубежом, содействует усилению позиций российских и русскоязычных средств массовой информации в мировом информационном пространстве, предоставляя им необходимую для этого государственную поддержку, активно участвует в международном сотрудничестве в информационной сфере, принимает меры по противодействию угрозам своей информационной безопасности. В этих целях предполагается широкое использование новых информационно-коммуникационных технологий.

В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации, утвержденной 30.11.2016 г., «внешнеполитическая деятельность государства направлена на «укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы» [5] . Информационное воздействие в XXI веке приобретает еще большую значимость, так как его направленность влияет на поведение большого количества людей, у которых под влиянием той или иной информации могут возникать потребности как конструктивного, так и деструктивного характера, что существенным образом влияет на политическую ситуацию в стране и в мировом пространстве в целом. Недаром средства информационного воздействия называют информационным оружием, так как по своим разрушительным силам оно сопоставимо с обычными средствами вооружения, а иногда по своим последствиям превосходит их. В современном научном дискурсе под информационным оружием понимается «совокупность информации, а также специальных методов, устройств и средств манипуляции ею для скрытого воздействия на информационный

ресурс противника с целью достижения поставленных целей и решения задач информационной борьбы (войны)» [6].

В целях предотвращения угрозы такого воздействия Россия предпринимает необходимые меры для обеспечения национальной и международной информационной безопасности, противодействия угрозам государственной, экономической и общественной безопасности, исходящим из информационного пространства, для борьбы с терроризмом и иными угрозами с применением информационно-коммуникационных технологий, добивается выработки под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в области обеспечения международной информационной безопасности, в том числе посредством интернационализации на справедливой основе управления информационно-коммуникационной сетью «Интернет». По мнению специального представителя Президента России по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности А. В. Крутских, в системе управления Интернетом нужно обеспечить базовые принципы его демонополизации, а также необходимо, чтобы все страны имели общее право на управление и каждая страна отвечала бы за обеспечение своей информационной безопасности в рамках своего информационного пространства. Для решения задач информационной безопасности в рамках ООН по инициативе России в 2004 году была создана Группа правительственных экспертов для рассмотрения существующих и потенциальных угроз в сфере информационной безопасности и возможных совместных мер для их устранения. Россия, являясь инициатором создания этой коллегиальной структуры, вносит существенный вклад в международное сотрудничество в области информационной безопасности. Так, Российская Федерация предложила на заседании Группы правительственных экспертов, которое состоится 23 июня 2017 г., рассмотреть концепцию проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Правила ответственного поведения государств в информационном пространстве в контексте международной безопасности» , подтверждая, таким образом, свою ведущую роль в данной сфере.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации высказывается озабоченность тем, что «все большее влияние на характер международной обстановки оказывает усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве, обусловленное стремлением некоторых стран использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории» к В Стратегии отмечается, что появляются новые формы противоправной деятельности с использованием информационных коммуникационных и высоких технологий. В целях осуществления государственной и общественной безопасности совершенствуется система выявления и анализа угроз в информационной сфере, противодействия им; принимаются меры для повышения защищенности граждан и общества от деструктивного информационного воздействия со стороны экстремистских и террористических организаций, иностранных спецслужб и пропагандистских структур. В подтверждение опасений, высказанных в Стратегии, 23 ноября 2016 г. депутаты Европарламента одобрили резолюцию о противодействии антиевропейской пропаганде, которую ведут Россия и исламистские террористические группировки. За резолюцию, которая носит рекомендательный характер, проголосовали 304 депутата при 179 голосах «против» и 208 воздержавшихся. В принятом документе говорится: «Враждебная пропаганда против ЕС и его государств-членов направлена на то, чтобы исказить истину, вызвать сомнения, разобщить Евросоюз и его партнеров в Северной Америке, парализовать процесс принятия решений, дискредитировать институты ЕС, а также посеять страх и неуверенность среди граждан Евросоюза». Для пропаганды, указывается в резолюции, «российское правительство использует широкий диапазон инструментов, включая ТВ-каналы, вещающие на разных языках (в том числе Russia Today), псевдоновостные агентства и мультимедийные сервисы (в том числе Sputnik), а также соцсети и интернет-троллей»[7] . Евросоюзу, подчеркивается в документе, необходимо более активно принимать меры по борьбе с кампаниями по дезинформации ипропагандой.

Резолюция рекомендует усилить «Оперативную группу по стратегическим коммуникациям на Востоке» (East Stratcom Task Force), превратив ее в полноценное ведомство в составе Европейской службы внешних связей. Оперативная группа, существующая с 2015 г., призвана оказывать информационную поддержку политики ЕС в отношении стран Восточного партнерства, поддерживать в этих странах независимые СМИ и противостоять «внешней дезинформации» [8].

Агрессивная информационная политика, проводимая западными странами против России, вынуждает российское политическое руководство принимать адекватные меры, и прежде всего в концептуальном плане. 5 декабря 2016 г. Президентом России (Указ № 646) была утверждена Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, представляющая собой систему официальных взглядов на обеспечение национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере на основе анализа основных информационных угроз и оценки состояния информационной безопасности. В соответствии с документом, под информационной безопасностью Российской Федерации состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних информационных угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства.

Возникает потребность в создании соответствующей инфраструктуры в целях формирования общества знаний, в котором преобладающее значение для развития гражданина, экономики и государства имеют получение, сохранение, производство и распространение достоверной информации с учетом стратегических национальных приоритетов Российской Федерации. Такая цель перед государством поставлена в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы, утвержденной Указом Президента России от 9 мая 2017 г. № 203, в которой определены задачи и меры по реализации внутренней и внешней политики страны»в сфере применения информационных и коммуникационных технологий, направленные на развитие информационного общества, формирование национальной цифровой

экономики, обеспечение национальных интересов и реализацию стратегических национальных приоритетов»

Технологии передачи информации с использованием сети «Интернет» все чаще используются для манипулирования общественным мнением. Происходит смещение акцентов в восприятии окружающего мира с научного, образовательного и культурного на развлекательно-справочный, что формирует новую модель восприятия — так называемое клиповое мышление, характерной особенностью которого является массовое поверхностное восприятие информации. Такая форма освоения информации упрощает влияние на взгляды и предпочтения людей, способствует формированию навязанных моделей поведения, что дает преимущество в достижении экономических и политических целей тем государствам и организациям, которым принадлежат технологии распространения информации. В сложившихся условиях национальными интересами страны становятся развитие человеческого потенциала, обеспечение безопасности граждан и государства, повышение роли России в мировом гуманитарном и культурном пространстве, развитие свободного, устойчивого и безопасного взаимодействия граждан и организаций, органов государственной власти Российской Федерации, органов местного самоуправления, повышение эффективности государственного управления, развитие экономики и социальной сферы, формирование цифровой экономики.

Таким образом, использование полного набора инструментов воздействия на мировое сообщество, включающее в себя атрибуты как «мягкой», так и «умной» силы, наступательный характер в информационно-коммуникационной сфере, продвижение российских интересов на международной арене, противодействие угрозам информационной безопасности составляет сущность информационной политики России в современном мире в условиях глобализации.

  • [1] Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. URL: http:// www. krem lin. ru/acts/bank/41460. 2 Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д.Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны. М.: Горячая линия — Телеком, 2012. С. 103. 3 См.: Nye J. Softpower И Foreign Policy. 1990. №80. Р. 153-171.
  • [2] Панарин И. Н. Гладиаторы гибридной войны. URL: http://www.maxpark.com/ community/politic/content/5497351. 2 Най С. Дж. (младший). Будущее власти / Пер. с англ. В.Н. Верченко. М., 2014. С. 151.
  • [3] Концепция государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/ official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/64542. 2 Основные направления политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/ official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/224550.
  • [4] 2
  • [5] ^каз Президента Российской Федерации от 09.12.2013 г. № 894 «О некоторых мерах по повышению эффективности деятельности государственных средств массовой информации» И Официальный сайт Президента России. URL: http://www. kremlin.ru/acts/bank/37871. 2 Указ Президента Российской Федерации от 30 ноября 2016 г. № 640 «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации». URL: http://www. kremlin.ru/acts/bank/41451 /page/1.
  • [6] Новиков В. К. Информационное оружие — оружие современных и будущих войн. М.: Горячая линия - Телеком, 2011. С. 53. 2 Крутских А. Кто владеет Интернетом, тот владеет миром // Международная жизнь. 2016. № 11. С. 26. 3 Бойко С. Группа правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности: взгляд из прошлого в будущее И Международная жизнь. 2016. № 8. С. 70.
  • [7] Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31.12.2015 г. № 683 И Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/40391. 2 Европарламент принял резолюцию против российской пропаганды И Информационный портал Meduza.URL: https://www.meduza.io/news/2016/ll/23/evroparlam ent-prinyal-rezolyutsiyu-o-protivodeystvii-rossiyskoy-propagande.
  • [8] Там же. 2 Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. URL: http:// www.kremlin.ru/acts/bank/41460. Раздел I. Информационно-психологическая безопасность: исторические предпосылки и социально-политические реалии
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >