Роль и место российских СМИ в процессе формирования гражданского общества

Одним из важнейших направлений формирования демократического правового гражданского общества в России является постоянное равноправное партнерское взаимодействие власти и социума. Оно способно обеспечить подотчетность, открытость, адекватность, восприимчивость обратной связи в деятельности государственных органов. Процесс становления правового государства и гражданского общества неразрывно связан с повышением роли и значимости СМИ как особого инструмента выражения воли народа, ее реализации в процессе преобразования общественной жизни. СМИ в значительной степени способствуют укреплению и реализации таких принципов правового государства, как суверенитет, народовластие, разделение властей, приоритет прав и свобод личности, федерализм, законность. Они также являются уникальным средством формирования политической и правовой культуры граждан, выступающей важнейшим атрибутом гражданского общества[1].

Этот подход предопределяет и отношение к СМИ в современных исследованиях, где их функционирование рассматривается как «деятельность социального субъекта по производству и распространению социально-политической информации, направленной на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий социального же субъекта». В связи с этим актуализируется роль СМИ в ракурсе информационного обеспечения политических процессов. Именно на них возлагается задача донести до общества идею, основные принципы гражданского общества, приемы и особенности его функционирования, пробудить интерес и активность людей, мобилизовать их на позитивную деятельность в данном направлении.

Средства массовой информации представляют собой один из важных институтов общества и канал транспарентности государства. Вместе с тем общеизвестно, что даже развитая демократическая система гражданского правового общества не гарантирует отсутствия социальных проблем различного рода: начиная от обеспечения личных свобод и самоуправления, заканчивая стремлением власти и элиты сузить границы общественного социального контроля граждан за своей деятельностью. Можно согласиться с А. Зубовым, который подчеркивал, что гражданское общество не может быть целью политических устремлений. Оно - механизм, позволяющий обществу сосуществовать с государством и отстаивать свои интересы. Если государство перестает быть социальным инструментом, оно начинает «обольщаться собственной самодостаточностью» на фоне растущей гражданской апатии. Поэтому необходимо уточнить, что понятие гражданского общества будет нами трактоваться не как форма общественного устройства, а как определенный срез общественной жизни, как социум, где граждане имеют возможность реально воздействовать на социальные процессы и тем самым разделять ответственность за все,

что происходит в обществе. Этот ракурс позволяет увидеть особую роль СМИ в данном процессе.

Особенность функционирования СМИ состоит в том, что они не вырабатывают управленческих, политических решений, законов. Они создают такую социально-информационную ситуацию, когда любое решение может быть подвергнуто общественным мнением социальной экспертизе, оценке, принятию, одобрению или непринятию и пассивному (активному) сопротивлению. Не случайно, по данным одного из опросов ВЦИОМа, 49% респондентов указали на то, что именно выступления в СМИ сильнее всего способны повлиять на решения, принимаемые органами власти[2].

Современные оценки влияния средств массовой информации на политическое сознание и поведение людей в российском обществе весьма неоднозначны и даже противоречивы. Среди многих различных точек зрения можно выделить две основные. С одной стороны, довольно распространено представление о том, что политическое сознание и поведение людей существенно зависят от информационного поля, создаваемого СМИ.

В этой связи уместно привести слова Э. Денниса, предполагающего, что «СМИ «формируют» наше мышление, «воздействуют» на наши мнения и установки, «подталкивают» нас к определенным видам поведения, например, голосованию за определенного кандидата». Ряд других авторов считают, что влияние СМИ на поведение граждан осуществляется путем создания определенного общественного мнения. «Благодаря возможности придавать общественному мнению массовость, СМИ обладают способностью управлять и даже манипулировать им».

Более того, отдельные исследователи массовых коммуникаций (а вместе с ними многие политики и журналисты) с недавних пор начали говорить о грядущей эпохе «медиакратии» - власти СМИ, которые уже не столько отражают и интерпретируют действительность, сколько конструируют ее по своим правилам и усмотрению. «Пресса самым непосредственным образом участвует как в производстве, так и в распространении мнений, то есть она не выражает, а создает общественное мнение, она не

отражает представления людей о мире, а формирует сами эти представления, а значит, и их видение мира... Производство артефакта, называемого общественным мнением, весьма важная «властная» функция СМИ»[3].

На наш взгляд, применительно к России наиболее адекватно компромиссное понимание реального потенциала влияния средств массовой информации на общественное мнение, установки и поведенческие практики населения. Одним из ограничителей реализации значительного потенциала влияния СМИ выступают внутренние противоречия порождаемого ими информационного поля. Как отмечает К. С. Гаджиев, «СМИ, будучи частью современной действительности со всеми ее противоречиями, конфликтами, в той или иной мере воспроизводят их. Поэтому потоки информации состоят из множества противоречащих, нередко взаимоисключающих друг друга сообщений и материалов... И хотя программы и материалы СМИ в своей совокупности оказывают влияние на формирование общественного мнения, но они не штампуют его». Иначе говоря, поливариативность информационного поля, расширяющего свободу выбора населением источников информации, объективно снижает зависимость их поведения от влияния СМИ. При согласованных общих действиях средств массовой информации (например, предвыборная кампания Единой России и президента Д. Медведева), их влияние резко возрастает. Эффективность воздействия повышается в случае достаточно длительного постоянного транслирования какого-то идеологического концепта, пусть даже и ограниченным числом СМИ. Это подтверждается многими исследователями. Таким образом, влияние средств массовой информации имеет кумулятивный характер, т. е. его эффект накапливается, аудитория изменяет свое мнение не сразу после получения информационного сообщения, а по мере накопления определенного количества информации. Иными словами, влияние СМИ становится более заметным, если оно многоканально и продолжительно.

Масс-медиа в России больше ориентированы на инструментальную роль в социально-политической системе и обществе. Вместе с тем, развивается тенденция к усилению их самостоятельности. Часто они имеют собственные цели, которые часто могут не совпадать с интересами общества и используют для их достижения собственные методы. Однако вос

приятие СМИ как органа социально-политического управления может не только не повышать авторитет СМИ и доверие к их сообщениям со стороны населения, но и, наоборот, снижать его[4].

Тот или иной выбор (как процесс принятия решения), очевидно, предполагает определенную степень информированности субъекта как важный познавательный компонент ментальности. Для рядовых граждан СМИ являются единственными доступными источниками информации, особенно о деятельности властных структур. Лишь очень ограниченный круг лиц, обладая более полной информацией, может рассматриваться как посредники, трансляторы. Таким образом, мы полагаем, что включенность населения в сферу деятельности и влияния СМИ является одной из основных предпосылок для проявления гражданских позиций.

В современном российском обществе все больше актуализируется необходимость реализации потенциала СМИ не только как инструмента в сложном механизме политики, но и ее творца (четвертой власти). Влияние на политику СМИ осуществляют, прежде всего, через воздействие на информационный процесс, что, в свою очередь, позволяет определенным образом формировать общественное мнение. Основными инструментами при этом являются получение, отбор, препарирование, комментирование и распространение сведений. От того, какую информацию, в какой форме и с какими комментариями получают субъекты политики, во многом зависят их последующие действия. «Иметь важную информацию - значит иметь власть; уметь отличать важную информацию от неважной означает обладать еще большей властью; возможность распространять важную информацию в собственной режиссуре или умалчивать ее означает иметь двойную власть», - подчеркивают авторы одного из самых известных учебных пособий по политологии Германии.

СМИ осуществляют отбор сведений, которые поставляются новостными агентствами, сами добывают, интерпретируют и распространяют информацию, позволяя человеку осознать свое место в социальном пространстве. Это само по себе можно расценивать как обладание информационной властью, позволяющее манипулировать общественным мнением населения, задавая критерии отбора информации, степень ее объективности, глубины (редукции) интерпретации, соответствия реальным фактам. Авторский корреляционный анализ результатов опроса (табл. П-5, П-6) показал, что социально-политические предпочтения населения формируются не столько под влиянием удовлетворенности ситуацией в стране

(коэффициент корреляции Пирсона-Браве г = 0,4), сколько под воздействием центрального телевидения (коэффициент корреляции г = 0,9).

При анализе СМИ в ракурсе воздействия на общественное сознание целесообразно вспомнить о том, что методологические принципы анализа общественного сознания были заложены в трудах представителей западной социологической мысли (Г. Лебон, Ф. Ницше, X. Ортега-и-Гассет, Г. Тард,

Д. Юм, К. Г. Юнг[5]). Теория и практика манипулирования в СМИ получили достаточно глубокую научную разработку и практическое применение. К. Ховлэнд и его сотрудники разработали модель, получившую название «психодинамической». Здесь авторы исходили из того, что сообщения массовой коммуникации содержат составляющие, оказывающие различное влияние на аудиторию и решающим для определения воздействия ставится не само сообщение, а совокупность факторов индивидуального восприятия.

В отечественной литературе обычно отмечают четыре фактора формирования ментальности индивида: его собственный, в том числе коммуникативный жизненный опыт человека, социально-экономические условия

его существования, социальные институты и средства массовой коммуникации, предоставляющие возможность каждому воспользоваться опытом всех во всем многообразии форм и содержания[6]. Однако в большинстве работ доминирует отношение к аудитории как потребителю политической информации, объект манипулирования - «толпа», «масса», потребители. Если аудитория рассматривается как полноправный субъект коммуникационного взаимодействия, то влияние СМИ во многом зависит от того, какую роль в информационном процессе играет сама личность и как она к этому процессу относится. К сожалению, многие политические «технологии», применяемые сегодня в России, базируются именно на первом подходе.

В ракурсе субсидиарности эффективность воздействия СМИ существенно зависит от того, как та или иная аудитория воспринимает конкретного журналиста, образ конкретного субъекта - носителя информации (того или иного лидера, института, органа власти), и степени понимания, чьи интересы (массовой аудитории, элитных групп, самого СМИ) отражают передаваемые сообщения. Отношение населения к СМИ в целом и отдельным ее видам фиксировалось через оценки доступности, интереса, потребностей, полноты, объема информации, степени доверия к ней.

Результаты авторского исследования показали, что телевизор в семье имеется у 97,5% опрошенных, радио - у 79,5%. 31,5% респондентов выписывают периодические издания, 50,8% покупают их. Таким образом, самым доступным источником получения информации оказалось телевидение (81,4% опрошенных). Второе место занимает пресса (36,3% респондентов). На третьем месте - информация, полученная от друзей, знакомых, родственников (28,3 %). Далее следуют радиосообщения (16,8 %). В полной мере это относится и к информации о деятельности властных структур (табл. П-7). Опубликованные данные по результатам массовых опросов россиян также подтверждают, что большинство россиян (56%) ежедневно обращаются к различным СМИ - смотрят телевизор, слушают радио, читают газеты, чтобы узнать новости, в том числе и о политической жизни страны. Четверть наших сограждан (26%) получают такую

информацию несколько реже (15% - 3-4 раза в неделю, 11% - 1-2 раза в неделю). Иными словами, телевидение лидирует среди других СМИ как значимый источник информации, поскольку люди обычно склонны больше верить увиденному, чем услышанному или прочитанному. Однако по мере перехода на региональный и муниципальный уровни власти увеличивается значимость печатных СМИ (газет). Более того, чем ниже уровень властных структур, тем больше доля тех, кто считает, что не получает значимой информации от СМИ об их деятельности (см. табл. П-7). Еще ниже оцениваются населением журналы как источник социально-политической информации. Можно предположить, что это объясняется тем, что многие такие издания ориентированы не на политику, а на иные сферы жизнедеятельности. Кроме того, их ориентация на размещение рекламы снижает степень доверия к ним со стороны читателей. Молодежь, которая составляет самую значительную часть журнальной аудитории, меньше ориентирована на политику, что предопределяет редакционные стратегии. И наконец, достаточно высокая стоимость журналов исключает из числа потенциальных читателей лиц с наиболее выраженной потребностью в социально-политической информации - старшее поколение, пенсионеров.

Кроме того, за последние несколько лет печатные масс-медиа во многом утратили свои позиции в формировании общественного мнения, уступив пальму первенства телевидению в силу общего сокращения тиражей периодических изданий. Трудности печатных СМИ усугубляются и тем, что их финансовое положение напрямую зависит от покупательной способности населения, а значительная часть семей не в состоянии позволить себе частую покупку газет или журналов. По данным Союза журналистов России, за последние восемь лет произошел общий восьмикратный спад тиражей российских печатных СМИ (центральной прессы - в 15 раз)[7].

Слабовыраженный индекс значимости Интернета как источника информации, видимо, объясняется низким уровнем компьютеризации региона. Компьютерные сети, и прежде всего Интернет, являются относительно новым для нашей страны информационным каналом. Необходимо отметить, что их роль в информационном пространстве неуклонно возрастает. В течение последних 7-9 лет внедрение интернет-услуг и технологий в России идет достаточно высокими темпами. Показатели развития Рунета наглядно иллюстрируют исследования, проводимые ФОМ с 2003 г. российская интернет-аудитория в настоящее время насчитывает 39.4 млн пользователей (31%) - посещали Интернет хотя бы

раз за последний месяц, 20.6 млн пользователей (18%) посещают интернет-сайты ежедневно. Зимой же 2003 г. месячная интернет-аудитория составляла 7% населения (7.7 млн человек), а ежедневная - лишь 3% (2.8 млн человек)[8].

Характерными чертами, отличающими Интернет от других СМИ, являются возможность быстрого вбрасывания в информационное пространство как позитивных, так и негативных сведений, подача информации без раскрытия источников и заинтересованных сторон, возможность интерактивного общения. Вместе с тем происходит взаимопроникновение всех сегментов рынка СМИ, когда газеты, журналы, радиостанции и телевизионные каналы презентуют себя в Интернете в электронном варианте.

Радио является одним из важных источников информации и занимает третье место по популярности среди всех СМИ (после телевидения и Интернета). Этому способствует его как беспроводной, так и проводной характер, обеспечивающий качество и непрерывность вещания практически в любом уголке, любой точке нашей страны. Кроме того, почти вековая традиционность, привычность способствуют воспроизводству потребности в радиовещании, особенно среди старшего поколения радиослушателей. Его мобильность и доступность, особенно в беспроводном варианте, обеспечивают ему популярность среди молодого и среднего поколений.

Радио - это компонент сложной системы СМИ, которая выполняет множество разнообразных функций: информационная функция состоит в удовлетворении потребностей общества в получении информации о себе (социальная, экономическая, политическая и духовная сферы); культурно-просветительская функция - приобщение человека к культуре общества (демонстрация ценностных ориентаций, морали, стиля общения, трансляция культурных мероприятий, упрощение некоторых сегментов элитарной культуры для восприятия и приобщения к ним представителей массовой аудитории); интегративная функция заключается в поддержании нормального функционирования общества, усилении ценностных установок, приоритетных для общества, формировании ощущения сопричастности, противодействии деструктивным для общества тенденциям; управленческая функция - прямое воздействие на население, пропаганда определенного образа жизни с определенным набором политических, моральных и духовных ценностей; рекреативная функция - организация отдыха в соответствии с осознанными либо формируемыми предпочтениями аудитории. Явными являются информационная,

культурно-просветительская, рекреативная функции. Интегративная или дезинтегрирующая функции будут являться латентными, так как влияние на ценностные установки и личные взгляды человека не всегда поддаются контролю и могут вызывать самые неожиданные последствия.

В конце 2015 г. было проведено авторское социологическое исследование «Радиопредпочтения саратовцев» методом анкетирования саратовской радиоаудитории по квотной выборке. Опрошено 480 человек, отобранных по половозрастным критериям и территориальным (поквартирный опрос). Среди опрошенных 54% женщин и 46% мужчин, что соответствует статистическому половозрастному распределению населения в Саратове и Саратовской области и свидетельствует о репрезентативности результатов социологического исследования. 55% опрошенных -молодежь в возрасте 16-29 лет, 40% - представители среднего возраста (30-55 лет) и 5% - пожилые саратовцы от 55 лет и старше.

По аналогии с телеаудиторией[9], радиоаудитория - это номинальная социокультурная общность слушателей, представляющая собой совокупность людей, объединенных общей практикой радиопотребления, в ходе которой они включаются в процесс социального общения и приобретают сходный социокультурный опыт. Опрос показал, что всех саратовцев можно отнести к радиоаудитории, так как все слушают радиопередачи. Большинство (60,8%) саратовцев слушает радио время от времени. Однако 36,8% слушают его каждый день. Чаще всего саратовцы слушают радио в машине (53,8%), на работе (21%) или дома (18%).

Большинство опрошенных саратовцев - работающие (58,0%). На втором месте по распространенности - группа учащихся, студентов (25,5%). На третьем месте - домохозяйки (5,5%), на четвертом - безработные (5,0%), на пятом - пенсионеры (3,0%). Далее идут те, кто в отпуске по уходу за ребенком (2,0%). По 0,5% опрошенных - бизнесмены и военнослужащие. Таким образом, в исследовании представлены все основные категории населения г. Саратова. По уровню образования самой распространенной категорией населения являются саратовцы со средним техническим (ПТУ, техникум, колледж) образованием - 28,8%. Чуть меньше было опрошено лиц с высшим образованием (специалитет) - 24,3%, 23,5% опрошенных имели законченное общее (10-11 классов) образование, 13,0% имели высшее образование (бакалавриат); 6,3 - неоконченное среднее образование (8-9 классов); 2,3% закончили магистратуру, 1,5% имели начальный уровень образования и 0,5% имели научное образование. 46% опрошенных саратовцев - холостые и незамужние, 44,8% состоят в браке, 5,8% создали семью без регистрации брака, 2,5% - вдовы

и вдовцы и 1% - разведенных саратовцев. У большинства опрошенных саратовцев (52%) детей нет. У каждого четвертого (27%) - один ребенок. Двое детей - у 17% и у 4% - трое и более детей.

Доход саратовцев измерялся двумя способами. Первый способ основывался на среднемесячном доходе семьи (из всех источников) в перерасчете на одного человека. Только 2% респондентов затруднились с определением бюджета своей семьи. Опрос показал, что самой распространенной категорией саратовцев являются то, кто имеет доход 10-15 тысяч рублей на одного человека. Учитывая, что в 2015 г. в России прожиточный минимум с среднем составляет около 10 тысяч рублей, можно сказать, что эта категория населения, чей доход немного превышает прожиточный минимум, является относительно обедневшей (около бедной). 17,0% саратовцев можно назвать относительно состоятельными при их доходе от 15 001 до 20 000 рублей. 8,5% составили зажиточные саратовцы с доходом от 20 001 рубля и более. Вместе с тем у 19,5% опрошенных доход не превышает прожиточного минимума (7 001-10 000 рублей), поэтому их условно можно назвать бедными. 13,8% респондентов имеют доход в 5 001-7 000 рублей, то есть примерно половину прожиточного минимума. Они, по сути, находятся на границе нищеты. 3,3% уже «перешагнули» эту границу, так как имеют доход менее 5 тысяч рублей, т. е. менее половины прожиточного минимума.

Другим способом измерения материального уровня саратовских радиослушателей выступают потребительские возможности семьи респондента. Опрос подтвердил социальную дифференциацию населения г. Саратова и показал, что у 43,8% опрошенных доходов хватает на питание и одежду, но на покупку вещей длительного пользования приходится брать кредит. Почти каждый четвертый (24,8%) саратовец может без труда покупать вещи длительного пользования. Для 12,8% населения затруднительна только покупка действительно дорогих вещей. 3,5% могут без труда приобретать дорогие вещи длительного пользования и еще 2% могут позволить себе все, что пожелают, у них нет материальных затруднений. Но у 10,5% населения денег хватает только на питание, даже покупка одежды вызывает затруднение. У 0,5% опрошенных денег не хватает даже на питание.

Казалось, это не могло не сказаться на степени удовлетворенности саратовцев своей жизнью. Однако большинство (51,8%) опрошенных полностью удовлетворены ею. Примерно каждый четвертый (27,5%) выразил осторожное удовлетворение тем, как протекает его жизнь. 9% отнеслись к этому ситуативно: временами их все удовлетворяет, а временами - нет. Еще 7% не смогли определиться по этому вопросу. И только 4,6% опрошенных в различной степени не довольны своей жизнью.

Радиопотребление представляет собой особую социальную практику, связанную с поиском, выбором, прослушиванием и восприятием ра диостанций, радиопередач. В процессе радиотребления у каждого члена аудитории вырабатываются свои радиопредпочтения, зависящие от определенных потребностей. Сами опрошенные саратовцы не всегда могли сходу назвать любимую радиостанцию, что отчасти показывает дефицит брендовых различий многих радиостанций, особенно по части музыкального репертуара. Вместе с тем это результат наиболее распространенных способов радиопотребления - фонового слушания и заппинга, которые не позволяют аудитории сконцентрироваться на содержательных отличиях радиостанций и радиопередач.

В ходе исследования задавались дополнительные вопросы по узнаваемости, сопровождаемые списками радиостанций. На основе этих данных были сформированы рейтинги узнаваемости, популярности и частоты прослушивания радиостанций. В топ 8-ми наиболее популярных радиостанций саратовцев вошли: Европа Плюс, Юмор ФМ, Русское Радио, Авторадио, Радио Дача, Радио Шансон, Рекорд, Ретро ФМ. Безусловным лидером здесь является радиостанция Европа Плюс, которую знают, слушают (по 26,3%), и почти каждый четвертый саратовец (24,8%) ее любит. На втором месте - Юмор ФМ. Эту радиостанцию саратовцы знают даже больше, чем Европу Плюс, но чуть меньше слушают (17,3%), любят (15,8%). На третьем месте - Русское Радио, его знают 24,8%, любят 15%. На четвертом месте - Авторадио. Далее в порядке убывания идут - Радио Дача (5-е место), Радио Шансон (6-е место), Рекорд (7-е место), Ретро ФМ (8-е место).

Среди менее известных и менее любимых саратовцами 10 радиостанций - соответственно Радио Маяк (9-е место в рейтинге), Эхо Москвы (10-е место), Радио России (11-е место), Спорт ФМ (12-е место), Максимум (13-е место), Серебряный дождь (14-е место), Радио Романтика (15-е место), Радио 7 (16-е место), Свое радио (17-е место), Детское радио (18-е место). Остальные радиостанции (Комсомольская правда, Энерджи, Love радио, Ultra, Радио Поспект, KSS ФМ, Дорожное радио Саратов, Радиола, Говорит Москва) замыкают рейтинг, так как большинство (более 90%) саратовцев о них ничего не знают.

Рейтинг по частоте прослушивания возглавляют радиостанции Рекорд (18,20%), Европа Плюс (13,40%), Русское радио (11,50%). Далее (с большим отрывом, так как их слушают почти в 2 раза реже) идут радиостанции Юмор ФМ (7,70%), Авторадио (7,40%), Радио Шансон (6,20%). Еще ниже рейтинг у тех радиостанций, которых слушают менее 5% саратовцев - Радио Энерджи (4,30%), Love радио (4,30%), Спорт ФМ (3,80%), Радио Дача (3,80%), Комсомольская правда (3,30%), Максимум (3,30%), Ретро ФМ (3,10%). Замыкают этот рейтинг радиостанции, которые прослушивают менее 1,5% саратовцев - Радио России (1,40%), Радио Маяк (1,40%), Дорожное радио (1,20%), Радиола (1,00%), Эхо Москвы (0,70%),

Ultra (0,50%), Свое радио (0,50%), Детское радио (0,50%), Серебряный дождь (0,20%), Говорит Москва (0,20%).

Любимые радиопередачи саратовцев - Музыкальные часы (12,30%), Хит-парад (7,00%), Стол заказов (3,70%), Новости (3,50%), Европа Хит Топ 40 (2,80%), Юмор на заказ (2,60%), Эх, разгуляй! (2,60%), Русские перцы (2,40%), Бригада У (2,00%). 3,10% опрошенных сказали, что им нравятся все программы.

Если обратить внимание на жанровые предпочтения, то 40,6% саратовцев ориентированы на музыкальные передачи. Это увлечение показывает доминирование привычного фонового радиослушания и заппинга, когда наблюдается хаотичное переключение радиостанций в поисках подходящей к настроению или ситуации музыки. 17,1% предпочитают новостной эфир, 14,60% больше всего любят юмористический жанр, 13,6% ориентированы на развлекательные передачи, 8,1% хотели бы чаще слышать прямой эфир, 6,1% - аналитические передачи. Все эти передачи, которые можно отнести к разговорному жанру, составляют около 60%. Это свидетельствуют о сохранении и воспроизводстве традиционной роли радио как доверительного собеседника, к которой добавилась еще и роль внимательного слушателя, готового к восприятию мнения радиоаудитории. Таким образом, здесь речь идет о доминировании целевого прослушивания (прослушивание радиопередачи от начала до конца с максимальной концентрацией внимания).

Перекрестный анализ сопряженности характеристик показал, что музыкальные передачи пользуются особым спросом преимущественно у саратовцев с самым большим доходом (74,3% - против 70,3 в среднем по выборке) и доходом чуть меньше прожиточного уровня (74,4%). Эти категории населения также чаще других ориентированы на новостные передачи, аналитические и прямой эфир. Юмористические передачи пользуются повышенным спросом у малообеспеченных саратовцев. Состоятельные саратовцы чаще других склонны слушать развлекательные передачи. Срединные слои населения чаще склонны к информационноаналитическим передачам.

Данные показывают, что полностью удовлетворенные жизнью саратовцы чаще других слушают новостные, юмористические передачи и прямой эфир. В основном удовлетворенные жизнью саратовцы чаще других ориентированы на музыкальные и развлекательные передачи. Саратовцы, которые оценивают свою жизнь ситуативно, чаще других слушают развлекательные и аналитические передачи. Те, кто в основном не удовлетворен своей жизнью, чаще других предпочитают юмористические передачи. Кроме того, они в 2 раза чаще других слушают аналитику и прямой эфир. Те, кто абсолютно не удовлетворен своей жизнью, ориентированы преимущественно на музыкальные и развлекательные пере дачи. Таким образом, чем менее удовлетворен своей жизнью саратовец, тем больше он ориентирован на музыкально-развлекательные передачи и тем меньше - на информационно-аналитические.

На радиопредпочтения саратовцев, как показывают данные, влияет социальное положение. Так, работающие саратовцы имеют самый широкий круг предпочтений, так как, вероятно, часто прослушивают их на работе. Они чаще, чем в среднем по выборке, слушают все передачи, кроме музыкальных. Музыкальные и развлекательные программы чаще других предпочитают женщины, находящиеся в отпуске по уходу за детьми. Они же вкупе с пенсионерами и бизнесменами чаще других любят слушать новостные программы и прямой эфир. На юмористические передачи чаще других ориентированы (кроме рабочих) учащиеся и студенты. Аналитические программы больше нравятся домохозяйкам и пенсионерам.

Таким образом, радиопередачи являются неотъемлемой частью жизнедеятельности саратовцев. Все саратовцы - радиослушатели. Способы радиослушания - стиль потребительского поведения, вмещающий в себя ряд параметров: длительность радиослушания, степень заинтересованности и увлеченности, совмещение с другими видами деятельности, участие в диалогах открытого эфира и прочее. В свою очередь, стили вмещают в себя способы радиослушания, дополняясь такими компонентами, как цели, содержание прослушиваемых программ. Среди способов радиопотребления доминируют фоновое слушание, заппинг, внимательное радиослушание и смешанный способ.

Большинство населения слушают радиостанции время от времени, а треть - каждый день. Преимущественно слушают радиопередачи в машине (фоновое слушание, заппинг), на работе (фоновое слушание) или дома (фоновое слушание, внимательное радиослушание). Больше всего знают и любят саратовцы радиостанцию Европа Плюс. На втором месте - Юмор ФМ. Эту радиостанцию саратовцы знают даже больше, чем Европу Плюс, но чуть меньше слушают, любят. На третьем месте - Русское радио, на четвертом месте - Авторадио. Рейтинг по частоте прослушивания возглавляют радиостации Рекорд, Европа Плюс, Русское радио.

Самое распространенное жанровое предпочтение саратовцев - музыкальные передачи (40,60%). В 2 раза реже они предпочитают новостной эфир, еще менее любят юмористический жанр, развлекательные передачи, прямой эфир, аналитические передачи. Однако в целом все эти жанры можно свести к разговорным и тогда они составляют больше половины предпочтений радиослушателей. Последние позиции свидетельствуют о сохранении и воспроизводстве традиционной роли радио как доверительного собеседника, к которой добавилась еще и новая роль внимательного слушателя, готового к восприятию мнения аудитории. Таким образом, здесь речь идет о целевом прослушивании. При этом чем выше уровень дохода, тем меньше предпочитают юмористические передачи, но более -новостные, аналитические и прямой эфир. Однако самые состоятельные саратовцы чаще других предпочитают еще и музыкальные, но меньше увлекаются прямым эфиром. Чем менее удовлетворен своей жизнью саратовец, тем больше он ориентирован на музыкально-развлекательные передачи и тем меньше - на информационно-аналитические. Иными словами, здесь возникает обратный эффект восприятия информации.

Рассмотрим степень сформированное™ у населения потребности в информации через категорию интереса к социально-политической сфере и деятельности властных структур. В ходе опроса саратовцев[10] выяснилось (рис. П-7), что более половины населения периодически интересуются происходящим (54,7%); не интересуются, но информацию получают 24,8%; постоянно находятся в курсе событий 15,2% опрошенных, совсем незаинтересованных оказалось - 5,3%.

Данные табл. П-8 позволяют увидеть, что потребность в социально-политической информации в наибольшей степени сформирована у представителей старшего поколения. У 29% пожилых людей интерес к данной информации носит постоянный характер, у 43 - периодический. Возможно, это связано с традициями, оставшимися с советских времен, когда политическая активность была обязательной для каждого. Однако, думается, что это может быть связано с более сильной зависимостью старшего поколения (пенсионеров) от государственной помощи. В среднем поколении это соотношение составляет примерно 11 к 67%, а у молодежи - 10 к 45%. Чем моложе население, тем более оно дистанцировано от органов власти и тем менее им ощущается потребность в социально-политической информации.

Это подтверждается и результатами общероссийского опроса молодежи, который показал, что только 31,6% молодежи читают газеты

и журналы, 45 - смотрят телевизор, 78 - являются пользователями Интернета (табл. П-9, П-10). Причем среди подростков (15-17 лет) читают 27%, смотрят телевизор - 39, пользуются Интернетом - 83% опрошенных. Среди 18-19-летних больше, чем в других возрастных группах, читают - 35%, смотрят телевизор - 48, пользуются Интернетом - 74% опрошенных. Среди 20-24-летних читают почти 32%, смотрят телевизор 43%, пользуются Интернетом чаще других 86% опрошенных. Среди самой старшей группы молодежи (25-29 лет) читают газеты и журналы незначительно больше, чем в предыдущей возрастной категории

  • - 32,2%. Они больше других ориентированы на просмотр телевизора
  • - почти 50%, но меньше - на пользование Интернетом (67% опрошенных). Причем если все возрастные группы молодежи читают прессу не более 1 часа в день (34% опрошенных, то среди 25-29-летних доля таких - самая значительная (38%). До 4 часов в неделю прессу читает в среднем около 10% молодежи, и только среди подростков и 20-24-лет-них эта доля чуть выше - по 11%. Доля принципиально нечитающих печатные издания больше всего среди подростков (29%) и уменьшается с возрастом (табл. П-11).

Анализ гендерного среза (табл. П-12) демонстрирует, что у мужчин потребность в информации СМИ о деятельности властных структур несколько выше, чем у женщин. Последние в большей степени ощущают свою отчужденность от власти, их потребность в большей степени носит вынужденный характер.

Постоянная заинтересованность в информации о деятельности органов власти особенно свойственна людям с высоким уровнем образования (табл. П-13). Среди этих категорий населения данная потребность выражена у каждого третьего саратовца. При этом среди тех, у кого интерес к органам власти постоянен, доминируют горожане с высшим образованием (35%). На втором месте - население со средним специальным образованием (20%), на третьем - со средним образованием (16,7%), на четвертом - люди, окончившие ПТУ (15%). Доля лиц с неоконченным средним образованием здесь составляет 8,3%. Доля людей с незаконченным высшим образованием составляет 3,3%. Доля тех, кто имеет научную степень или учится в аспирантуре, - 1,7%. Иными словами, степень развитости потребности в социально-политическом информировании через СМИ прямо коррелирует с уровнем образования населения.

Среди тех, кто такой информацией интересуется периодически, доминируют саратовцы с высшим образованием (46%), со средне-специальным образованием - 18, окончивших ПТУ - 14,8, имеющих незаконченное высшее образование и среднее - по 11%. В рамках этой категории населения потребность в транспарентности власти носит неустойчивый характер, хотя также прямо коррелирует с уровнем образования. Для этой и предыдущей категории аудитории с постоянным интересом воздействие СМИ носит прямой характер. Они чаще, чем другие, испытывают дефицит информации и чем больше ее получают, тем сильнее она (информация) влияет на их общественное мнение.

В образовательной структуре той категории населения, у которой потребность в информации о деятельности органов власти носит вынужденный характер, доминирует население с высшим образованием (25,5%). На втором месте - люди со средним образованием (21,4%). На третьем -со средним специальным образованием (19,4%). Далее соответственно те, кто окончил ПТУ (12,2%), и те, кто имеет неполное среднее образование (5,1%). Характер восприятия этой категории населения информации СМИ чаще всего имеет обратный характер: чем больше информации они получают, тем негативнее их реакция, больше доля критических мнений и меньше доверия к этой информации и СМИ как социально-политическому институту.

Среди тех, у кого полностью отсутствует потребность в получении данной информации, доминирует население со средним образованием (38,1%). На втором месте - люди с высшим образованием (33,3%). На третьем - со средним специальным (14,3%). Доли лиц с неполным средним и неполным высшим образованием одинаковы - по 4,8%. Можно предположить, что здесь имеет место наибольшее отчуждение населения от власти и СМИ как социально-политического института, которое меньше зависит от уровня образования. По отношению к этой категории населения и предыдущей получение информации от СМИ чаще всего игнорируется и не влияет на те или иные предпочтения.

Вместе с тем как показал анализ, самый высокий уровень интереса к социально-политической информации СМИ одинаково присущ как самым бедным категориям населения, «едва сводящим концы с концами», так и самым богатым, которые «ни в чем себе не отказывают» - по 33,3%. Самую малую группу среди лиц, стабильно интересующихся социально-политической информацией в СМИ, образуют те, кто может без труда покупать вещи длительного пользования (8,8%). Среди всех категорий благосостояния доминирует нестабильный (периодический) интерес к социально-политической деятельности СМИ. Именно так охарактеризовал свою потребность каждый второй представитель всех имущественных категорий. Каждый четвертый представитель всех этих категорий указал на вынужденный характер получаемой информации. Исключение составили лишь представители самой бедных и самых богатых слоев населения (соответственно - 11 и 16,7%). Совсем не интересуются деятельностью органов власти 11% самых бедных, 2 - малоимущих, 5,6 - около бедных, 10,3 - средних, 3,5 - богатых слоев населения. Достаточно неопределенный характер различий показывает, что степень развитости потребности в социально-политической информации СМИ практически не зависит от уровня материального благосостояния.

Другим критерием оценки степени развитости потребности в социально-политической информации выступало желание беспрепятственно получать информацию в СМИ о деятельности всех органов власти (рис. П-8). Развитие свободы слова необходимо в российских реалиях, по мнению 84,6% опрошенных саратовцев. При этом 52,3% всех опрошенных хотели бы беспрепятственно получать достоверную информацию о деятельности органов государственной власти, треть опрошенных (31,1%) не имеет подобного желания, а 16,7% респондентов затруднились ответить. Таким образом, подтверждается тезис о том, что более половины населения Саратова обладают (в разной степени развитой) потребностью в сведениях такого рода.

Данные опроса показывают (табл. П-14), что желание получать социально-политическую информацию напрямую коррелирует с интересом к их деятельности органов государственной власти. Дальнейший анализ данных подтвердил, что чем моложе саратовцы, тем меньше у них выражена потребность в получении социально-политической информации в СМИ (табл. П-15). Если среди старшего поколения эта потребность присутствует у 65%, то среди среднего поколения доля таковых - 51%, а среди молодежи - только 43%. Это подтверждает вывод об обратной зависимости степени развитости потребности в социально-политической информации СМИ от возраста населения. Анализ гендерных различий по критерию желания получать информацию о деятельности всех органов государственной власти (табл. П-16) также подтверждает, что среди мужчин уровень данной потребности несколько выше (почти 53% среди опрошенных мужчин), чем у женщин.

Среди тех, у кого потребность в социально-политической информации в СМИ носит стабильный, постоянный характер, 75% отметили, что и впредь хотели бы получать ее (среди всех опрошенных их доля составляет 11%, среди категорий саратовцев с нестабильной данной потребностью, доля желающих получать ее - 55% (30% от всех опрошенных). Среди тех, у кого потребность в социально-политической информации СМИ носит вынужденный характер, 43% не хотели бы ее получать (доля таких противников среди всех опрошенных составляет около 11%) и 39% - согласны ее воспринимать. Среди тех, кто абсолютно не заинтересован в такой информации, доля выступающих против этого - 67% и только 24% не возражают против таких публикаций в СМИ (табл. П-17, П-18). Таким образом, восприятие социально-политической информации в СМИ во многом зависит от степени сформированное™ данной потребности у различных категорий населения.

Восприятие населением средств массовой информации во многом проявляется через оценки разнообразия и полноты транслируемой ин формации. Как показали опросы россиян за 2003-2006 гг., качество информации улучшилось, она стала более интересной для каждого третьего россиянина (рис. П-9). 38% россиян считали, что информация СМИ стала более интересной, чем была несколько лет назад. По мнению 15% опрошенных, она стала менее интересной. 29% участников опроса считают, что ничего в этой сфере не изменилось. В 2008 г. компания «Медиалогия» выявила динамичность тематического многообразия медийной информации, в том числе за счет взаимопроникновения различных секторов информационного пространства (рис. П-10). Результаты всероссийских опросов ВЦИОМа 2010 г. (табл. П-19) показали еще более высокий уровень оценок населением разнообразия современных СМИ. Подавляющее большинство (53%) россиян считают их разнообразными и способными удовлетворить даже самые взыскательные запросы. Так думают, прежде всего, 18-24-летние и высокообразованные респонденты (63 и 58% соответственно). Однако каждого третьего разнообразие и содержание современных СМИ не устраивает (33%) и в первую очередь - 45-59-летних и тех, у кого среднее образование (по 36%) (табл. П-20). Табл. П-21 показывает, что в представлениях о роли СМИ доминирует мнение, согласно которому они дают нам важную информацию и должны прививать нравственные ценности (48%). Такой точки зрения придерживаются, как правило, 45-59-летние респонденты и жители малых городов (по 52%). 35% опрошенных считают, что СМИ служат для развлечения и получения информации в легкой и доступной форме - в первую очередь так считают россияне моложе 44 лет (41 -43%), жители столиц и крупных городов (40-42%).

Большинство россиян уверены, что новые средства массовой коммуникации никогда не заменят прежние (55%). Впрочем, 37% опрошенных придерживаются противоположной точки зрения (табл. П-22, П-23). В то время как пожилые респонденты, как правило, думают, что новые СМИ не смогут вытеснить традиционные (64%), среди 18-24-летних россиян доминирует противоположная точка зрения (55%). Две трети наших сограждан считают, что всегда будут люди, готовые платить за качественную аналитику и покупать хорошие газеты и журналы (66%). Такой точки зрения в основном придерживаются 25-34-летние и высокообразованные респонденты (69 и 70% соответственно). Каждый пятый (22%), в свою очередь, уверен, что бесплатная пресса рано или поздно вытеснит распространяемые за деньги печатные издания - это мнение наиболее характерно для 18-24-летних россиян и обладателей среднего образования (27 и 24% соответственно). Иными словами, повышение разнообразия

1

Масс-медиа: сегодня и завтра // Пресс-выпуск ВЦИОМ. 13.01.2010. № 1407. URL: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/13033.html (дата обращения: 08.04.2016).

информационных материалов в СМИ соответствует основным тенденциям субсидиарности, разнообразие предпочтений аудитории находит адекватное отражение в общественном мнении россиян.

Однако полноту и объективность информационной картины политической жизни аудитория чаще оценивает негативно, чем позитивно. По результатам авторских опросов[11], каждый третий респондент считает, что она полная, исчерпывающая (в Саратове - 40% опрошенных). По стабильному мнению такой же доли аудитории (табл. П-24), объем информации в СМИ оптимальный («столько, сколько надо» - 38%). Только 10% опрошенных считают, что ее «слишком мало» (преимущественно в Москве, где доля таких составила 15%). 10% аудитории считает ее недостаточно полной. Это подтверждается и результатами общероссийских опросов (табл. П-25).

Еще проблематичнее обстоит ситуация с оценками степени объективности, достоверности СМИ, их потенциалом доверия аудитории. Большинство опрошенного населения (почти 58%) считает информацию, получаемую в СМИ, полностью или в значительной степени достоверной. Но только 7% опрошенных полностью доверяют ей. Наибольшее доверие вызывает центральное телевидение - 4%, местное телевидение - в 2 раза меньше. Интернету полностью доверяют только 4% опрошенных, печатным изданиям - лишь 1%. Недостоверной в той или иной степени считают информацию в СМИ 11,9%. Однако каждый третий не смог оценить степень достоверности этой информации (табл. П-26).

Также различается и степень доверия к печатным изданиям СМИ (рис. 11 прил.). На графике четко видно, что самой популярной газетой считается центральная Российская газета. Ей доверяют 22% опрошенных. В то же время газеты подобного уровня - «Комсомольская правда», «МК в Саратове» имеют самый низкий рейтинг доверия. Видимо, население устало от негативных сенсаций и разоблачений, коренных преобразований и тяготеет к стабильности, устойчивости во всем, в том числе

и в политике. Об этом же свидетельствует и рейтинг доверия к радиостанциям. Проводное радио пользуется в 6 раз большим доверием, чем другие радиостанции (рис. П-12). При этом, возможно, дело не только в его дешевизне, но и в стабильном спектре тематик и передач. Это также подтверждает стремление населения к чему-то стабильному, усталость от бурных перемен, в том числе и в политике.

Абсолютно не доверяют средствам массовой информации 15% респондентов. При этом наибольшее число опрошенных не доверяют газетам и журналам - 6%, далее идет радио (5%), местное телевидение - 5% и центральное - 4%. Однако различия здесь не слишком велики. Анализ показал, что уровень доверия населения прямо коррелирует с высоким профессионализмом, ответственностью, развлекательным характером подачи материала и обратно - со степень ангажированности (в сторону органов власти или бизнеса), стоимостью изданий.

Результаты опроса показали, что большинство саратовцев считают информацию, получаемую по телевидению, полностью (7,8%) или в значительной степени достоверной (49,9%). Недостоверной в той или иной степени считают ее - 11,9%. Общероссийские каналы пользуются большим доверием, чем местные). Больше всего аудитория доверяет центральным («официальным») каналам - «Первому каналу», «РТР-1» и «НТВ». Это согласуется и с данными медиаметрических служб и опросов общественного мнения, которые свидетельствуют, что среди телевизионных каналов центрального телевидения россияне отдают предпочтение Первому каналу. Этот канал имеет наибольший охват телеаудитории, а также наибольший рейтинг цитируемости в прессе[12] . 45% опрошенных полагают, что телевидение недостаточно полно освещает события (противоположной точки зрения придерживаются 29% респондентов), 43% опрошенных считают, что оно освещает их необъективно (убеждены в обратном 31% участников опроса). По данным всероссийских опро-сов , динамику освещения российской жизни на телевидении россияне стабильно оценивают скорее позитивно, чем негативно: 32% опрошенных считают, что информация стала более интересной (15% - что менее интересной), 38% - что ее стало больше (лишь 8% - что меньше). Респонденты, интересующиеся политикой, считают, что информация стала интереснее и обильнее, чаще остальных - по 48% ответов в обоих слу-

чаях. Можно предположить, что высокий авторитет данных источников информации базируется на представлениях об их стабильности, высокой информированности, а также более широкой доступности для населения (не требуется особых антенн).

Это проявляется в молодежном восприятии телевидения, которое фиксировалось в ходе опроса через деятельностную характеристику -частоту просмотра. Выяснилось, что каждый третий молодой россиянин смотрит телевизор не меньше 2 часов в день. Каждый пятый молодой человек лет смотрит его более 3 часов в день. Около половины опрошенных (44%) считают, что у представителей оппозиции есть возможность высказать свою точку зрения на телевидении. Противоположную точку зрения разделяют 27% респондентов. Интересно, что, по данным ФОМ, сторонники партий «Едина Россия» и ЛДПР гораздо более позитивно оценивают уровень политического плюрализма на телевидении, чем сторонники других партий[13] . Среди тех, кто говорит, что политика освещается необъективно, 39% считают, что у представителей оппозиции сегодня есть возможность высказать свою точку зрения (противоположного мнения придерживаются 42% респондентов данной группы). Анализ показывает, что лица, доверяющие телевидению, а следовательно, наиболее подверженные его влиянию, в большей степени ориентированы на поддержу главы государства и премьер-министра. Можно предположить, что лица, доверяющие СМИ, попадают под влияние их технологий, вследствие чего среди них наиболее распространена поддержка существующей власти.

СМИ, как правило, пользуются двумя основными способами распространения информации - последовательным и фрагментарным (мозаичным). Первый способ чаще используют печатные СМИ, последовательно и разносторонне освещая в статьях и других публикациях ту или иную политическую проблему. Второй способ - фрагментарная подача информации - особенно распространен на телевидении и имеет ряд особенностей, порождая для зрителей ряд трудностей в познании сути того или иного события или процесса. Фрагментарность, или дробление, информации, создавая видимость ее разносторонности и оперативности подачи, препятствует непрофессионалам (подавляющему большинству граждан) сформировать целостную картину политических явлений или

событий. Это дает коммуникаторам дополнительные возможности манипулировать аудиторией, акцентируя ее внимание на одних сторонах события и умалчивая или затемняя другие.

Фрагментарность подачи информации в конечном счете дезориентирует слушателей и либо гасит их интерес к политике и вызывает политическую апатию, либо вынуждает полагаться на оценки комментаторов. Фрагментарный способ подачи информации многие исследователи считают спецификой телевизионного жанра, следствием присущего ему свойства, называемого «давлением визуальности»[14]. Предпочтение центральному телевидению было отдано в силу оперативности и полярности подачи материала. Причем большой поток информации позволяет осуществлять ее отбор в зависимости от значимости и масштабности, разнообразия. Телевидению свойствен эффект присутствия, когда зритель отождествляет все, происходящее на экране, с реальностью и воспринимает себя соучастником происходящего. В печатных СМИ, радио чаще представлена информация научного, аналитического плана, которая трудно визуализируется на экране.

Таким образом, общество в целом удовлетворяет вектор изменений в характере информации СМИ, однако полнота и достоверность информационной картины относительным большинством признается недостаточной. 80% опрошенных признает необходимость свободы и независимости СМИ. Однако эмпирические данные подтверждают, что сегодня возможности влияния СМИ на массовое политическое сознание далеко не безграничны. Основными «ньюсмейкерами» для саратовцев и россиян в целом (табл. П-27, П-28) являются в первую очередь члены семьи, родственники (на авторитетность их мнения указывают 28% опрошенных), а также Президент России (23%). Реже россияне прислушиваются к мнению известных и уважаемых политиков (11%); журналистов, комментаторов и ведущих телепередач (5%). Это подтвердили и результаты исследований других авторов.

Проведенный анализ показал, что общество стало более дифференцированным по характеру своего восприятия информационных сообщений СМИ. Общее недоверие граждан к власти, вызванное снижением уровня жизни, продолжающимся ростом социальной дифференциации и дискредитацией многих социальных институтов, способствует снижению уровня доверия и к этому институту.

В авторских опросах также была выявлена корреляция между эффективностью воздействия СМИ и такими социально-демографическими характеристиками, как возраст и образование. Чем старше - тем выше

интерес к социально-политическим событиям (высокая информационная чувствительность). Чем выше уровень образования аудитории, тем ниже ее интерес к политике (низкая информационная чувствительность).

Влияние СМИ на общественное мнение зависит также от степени совпадения направленности сообщений и предпочтений аудитории. В этих условиях для того, чтобы понять, как СМИ влияют на выбор (предпочтения) своей аудитории, необходимо отслеживать направленность потока сообщений, фиксировать его характер (например, положительно, отрицательно или нейтрально ориентированное представление), а также их кумулятивный эффект[15].

Однако нельзя не учитывать огромных возможностей СМИ в сфере манипуляций и воздействия на массовое сознание о тех или иных событиях, человеке, явлении. Эта проблема стала особенно значимой для России, где уровень коммуникативной культуры низок, а быстрые темпы развития информационных технологий опережают развитие законодательной базы информационной политики, призванной ограничивать возможности СМИ в манипулятивных целях.

В последнее время в связи с интенсивным проникновением рыночных механизмов в политическое пространство в литературе возникла тенденция к описанию роли СМИ в политических процессах исключительно в плане пиар-технологий, политической рекламистики и манипулирования общественным мнением. Подчас даже реальные и отнюдь не сводимые к подобным типам взаимодействия политических акторов стали искусственно встраиваться в рамки маркетинга. Между тем поскольку в поле политики присутствуют как рыночные, так и нерыночные способы информационного обеспечения конкурентной борьбы за власть (и соответствующие техники организации взаимодействия акторов), видимо, следует различать маркетинговые (пиар, политическая реклама, информационный лоббизм и др.) и немаркетинговые (пропаганда и аги-

тация) формы организации дискурсов в этом социально-политическом пространстве. Причем наличие и одного, и другого типа коммуникации не зависит от характера организации власти и, по сути, является универсальной чертой деятельности СМИ в современном мире. Так, даже в развитых демократических государствах необходимость распространения ценностей, обеспечивающих политическое выживание того или иного социального актора, потребность в решении задач, связанных с приданием определенной направленности политическому процессу, установлением контроля за настроением социальных аудиторий или же с демонизацией в массовом сознании имиджа противника, предопределяет существование пропагандистских способов функционирования СМИ. В то же время тип государственности, а также социокультурный и ситуационный контексты влияют на интенсивность применения подобных методик или, говоря в целом, на соотношение маркетинговых и немаркетинговых технологий, их удельный вес в информационном пространстве власти.

Все используемые сегодня способы активизации и поддержания публичных дискурсов СМИ нацелены на сокращение дистанции доверия со стороны аудитории, преодоление резонансных барьеров и продуцирование импликативного эффекта (т. е. создание у реципиента ощущения свободы выбора и прочтения информации). Вместе с тем каждому из них присущи собственные приемы организации текстов и передачи политических сообщений. Например, пропаганда построена на многократном тиражировании оценочных реакций через противопоставление заявляемых целей с позицией конкурента. Органически свойственно ей и стремление к переходу от техник убеждения к техникам внушения, задействованию «подпороговых» механизмов мышления, влиянию на подсознание человека. Непременными информационными маркерами манипуляционного воздействия СМИ являются также высокий удельный вес абстракций, затуманивающих содержание отстаиваемых интересов, делающих его крайне неопределенным, и монологовое построение коммуникации. Они, как правило, не затрагивают глубинных структур сознания, перенося упор на уже готовые формы представлений, смысловых ориентаций убеждений человека (хотя это не исключает попыток трансформировать и отдельные ценностные ориентации). Иными словами, политическая пиар-продукция или рекламные сообщения по большей части призваны «развернуть» симпатии аудитории в направлении тех или иных предпочтений акторов, существующих в конкурентной информационной среде.

Этому же способствует еще один инструмент манипуляции - слово[16]. Население зачастую не понимает лексику, при помощи которой власть

объясняет свои действия. Это наглядно подтверждают данные тестирования (табл. П-29), направленного на выявление отношения россиян к терминам и понятиям, наиболее часто встречающимся в общественно-политической лексике СМИ последних лет. Наибольшее неприятие россиян вызывают именно те слова, которые составляют основной «словарный запас» российской политической элиты, и, наоборот, симпатию вызывают слова, которые редко встречаются на страницах печати и в публичных выступлениях политиков и общественных деятелей.

Данные показывают, что эмоциональное неприятие у большинства населения встречает использование таких терминов, которые отражают конфликтные ситуации (конфликт, революция), радикальность процесса перемен, с которыми население связывает реальное или ожидаемое ухудшение своего материального и социального положения (приватизировать, национализировать, реформа, либеральный, радикальный). Кроме того, отрицательные эмоции вызывают понятия, связанные с усилением процесса социальной дифференциации в обществе (элита, доллар), отражающие непонимание или неприятие основных векторов развития социума (капитализм, коммунизм, Запад). Неприятие терминов власть, политика также может служить индикатором недоверия населения к деятельности органов власти, политическим лидерам и в значительной степени самоизоляции российской элиты от общества.

Наиболее позитивное восприятие большинством населения таких терминов, как солидарность, труд, справедливость, Родина, коллективный, товарищ, самоуправление отчасти связано с живучестью советских традиций приоритета общественных интересов над личными, а также потребностями компенсировать проблемы переходного общества ощущениями социальной значимости своей деятельности. Положительный отклик населения на понятия идеалы, мораль можно объяснить тем, что каждый реципиент вкладывает в них собственное понимание, но все вместе люди ощущают дефицит практического функционирования нравственных норм в повседневной и политической жизнедеятельности. Равенство и свобода находят позитивный отклик у большинства населения потому, что интерпретируются как расширение круга возможностей для выбора индивидуальных жизненных траекторий, как необходимость равенства всех перед законом. И наконец, термины наука и учиться позитивно воспринимаются потому, что большинство населения видят в образовании наиболее доступный канал вертикальной мобильности, а в науке - основной инструмент повышения эффективности любого социального института.

1

См.: Общество и власть : проблемы взаимопонимания. URL: http://niiss.ru/ obivl.shtml (дата обращения: 04.05.2016).

В СМИ существует множество различных технологий создания позитивного или негативного имиджа того или иного товара, лидера, события, факта. Социальная технология глобального манипулирования традиционно основана на внедрении в подсознание человека различных мифологем -иллюзорных идей, ценностей и норм, воспринимаемых на веру, без рационального, критического осмысления[17]. Анализируя работы специалистов в этой области, можно выделить два основных вида технологий: имиджевая и деятельностная. Первая имиджевая технология ориентирована на создание привлекательного имиджа политического лидера, вторая - на отражение его реальной деятельности. В деятельностной технологии используются средства, направленные на создание условий для самоопределения человека, предоставления ему возможности сделать свой выбор осознанно, соотнося свою позицию с позицией политического лидера. Возникает виртуальный диалог партнеров, в котором у каждой стороны есть собственная позиция, но существует и возможность их кооперации для решения общих проблем. Что касается имиджевой технологии, то она активно использует такие приемы, как конструирование мифов, использование психотехнологий, слухов, методов фрагментации, «ограниченного совпадения точек зрения», отвлечения («копченая селедка»), создания фактов «объективного подхода», исторических аналогий, «забрасывания грязью», семантического манипулирования, дезинформации, «утечки секретной информации» и проч. Говоря о манипулировании, следует иметь в виду, что технологические приемы используются не только сознательно, но и, особенно журналистами, неосознанно. Анализ журналистских публикаций показал, что в большинстве случаев использовались приемы скрытого навязывания определенного отношения к герою и формирования по отношению к нему определенной поведенческой установки.

Что касается специфических приемов, используемых конкретно телевидением и прессой с целью воздействия на массовое сознание и формирования определенного общественного мнения, то среди них выделяют ряд приемов, которые позволяют журналистам манипулировать политиком или его высказываниями. На телевидении таковыми выступают: ситуация, в которой берется интервью, характер передачи, атмосфера интервью, технические приемы («игра кадров»)[18]. Для каждого информационного жанра, наряду с общими приемами манипулирования, существуют и специальные. Телевидение для формирования у зрителей отталкивающего чувства по отношению к неугодным политикам использует непривлекательные ракурсы их показа или же соответствующим образом монтирует кадры. В печатных СМИ выделяют такие приемы воздействия на политическое сознание населения, как подбор фотографий, сенсационные сообщения, заголовок на первой полосе, напечатанный крупным шрифтом, которые привлекают внимание читателя.

Современные публикации показывают, что технологии влияния СМИ на политическое сознание разнообразны и включают широкий спектр специальных приемов, методов, использование которых принимает различные организационные, содержательные и технико-технологические параметры. Организационные формы можно классифицировать по властным субъектам, когда СМИ используются избирательными комиссиями, органами местного самоуправления, кандидатами, избирательными объединениями и блоками. По содержанию следует выделять: а) информирование (опубликование и оповещение); б) предоставление печатных площадей и эфира для агитации. Технико-технологические параметры проявляются через техническую составляющую. Наиболее эффективными каналами выступают телевидение и печатные издания, наряду с радио и Интернетом. Существуют также конкретные методы и приемы воздействия на электорат, которые можно классифицировать по различным основаниям: а) по целенаправленности формирования имиджевых характеристик кандидатов; б) по жанровой стилистике подачи информации; в) по степени объективности информации; г) по уровню и характеру воздействия на потребителей информации.

Значительная доля аудитории отличается сильными защитными механизмами, которые позволяют противодействовать манипуляциям СМИ. Тем не менее эту проблему нельзя недооценивать, чтобы не сложилась ситуация, когда рассуждения об объективности СМИ будут рассматриваться как миф.

Если сравнивать функционирование СМИ федерального и регионального уровней, можно отметить, что вторые чаще всего характеризуются как более инертные, менее рискованные, что сказывается на специфике социальных технологий, используемых в них[19]. Часто новые коммуникативные манипуляционные технологии «обкатываются» московскими специалистами именно в регионах, с тем чтобы впоследствии применять их на общероссийском и столичном уровнях.

Основными факторами существования региональных особенностей СМИ являются: стихийность, неформальность взаимодействия СМИ, власти и социума, более низкая популярность и эффективность региональных и муниципальных СМИ по отношению к формированию общественного мнения, меньшая политизированность и большая устойчивость регионального социально-политического пространства. С этой же особенностью региональной коммуникации связана, на наш взгляд, меньшая подверженность влиянию средств политической рекламы. Как правило, региональные выборы отличаются отсутствием острой конфронтации и публичных обвинений в адрес конкурентов, что объясняется не столько большей стабильностью и устойчивостью политических предпочтений населения, сколько привлечением значительного административного ресурса.

Таким образом, реализация нынешнего потенциала воздействия СМИ на массовое политическое сознание и формирование гражданского общества неоднозначна, разнонаправленна, неравновесна. В нем продолжает преобладать инструментальная функция. Ограниченные возможности информационного воздействия СМИ на массовое сознание связаны с тем, что значительная часть населения не доверяет СМИ - причем как отдельным каналам трансляции информации, так и в целом масс-медиа в качестве единого социально-политического института.

Сегодня СМИ оказывают неоднозначное влияние на общественное мнение. Проведенный анализ показал, что информационное воздействие СМИ как социально-политического института отличается разной степенью эффективности по отношению к различным категориям населения. Результаты исследований показывают, что самое большое влияние СМИ способны оказать на информированность населения. Самой устойчивой характеристикой оказалось доверие к известным поли-

тическим лидерам (особенно В. Путину, Д. Медведеву) - оно оставалось практически неизменным за последние несколько лет, независимо от экономического кризиса.

В российском обществе фиксируется наличие трех базовых моделей влияния СМИ на общественное мнение в зависимости от восприятия (чувствительности) населения к транслируемой информации - жестко мотивирующего, слабо мотивирующего и демотивирующего влияния.

  • 1. Жестко мотивирующая модель - положительная информационная направленность, расширение объема, каналов информации влекут за собой повышение рейтинга и наоборот. Это модель особенно воздействует на «активную» категорию граждан, составляющую примерно 15% населения, которые доверяют СМИ, постоянно интересуются социально-политической информацией, полностью одобряя или активно не одобряя их деятельность. Последнее чаще затрагивает медиарекламную и развлекательные виды медиапрактик. Чем выше уровень образования и старше возраст, тем более развита потребность в социально-политической информации в СМИ. «Неустойчивые» граждане, которых намного больше (50% населения) и которых политика интересует только периодически, обладают чуть меньшей стабильностью восприятия социально-политической информации в СМИ. Среди них большинство - достаточно образованные представители среднего поколения, которые чаще вынуждены приспосабливаться к действиям властей. При этом их информационная чувствительность возрастает по мере приближения различных предвыборных кампаний в 1,3 раза. Была отмечена региональная специфика воздействия СМИ - региональные СМИ в основном влияют на отношение к местным лидерам. На оценку лидеров федерального масштаба региональные СМИ оказывают гораздо более низкое влияние.
  • 2. Слабо мотивирующая модель влияния отличается тем, что информационная направленность СМИ никак не сказывается на общественном мнении, рейтингах изданий, рубрик, каналов или политических структур, партий, лидеров как фокуса повесток дня. Эта модель особенно просматривается на «абсентеистской» категории населения, у которой потребность в социально-политической информации полностью отсутствует и они демонстративно не воспринимают ее. Их немного - примерно 4-5% населения. Они предпочитают держать дистанцию от СМИ, властных институтов и никак не реагировать на их действия, предпочитая мнимую изоляцию, вызванную отчасти низким уровнем оценки населением своих возможностей влиять через СМИ на решения органов власти.
  • 3. Демотивирующая модель информационного влияния СМИ связана с избирательной чувствительностью определенной категории населения - «вынужденных» граждан, которые не имеют потребности в социально-политической информации, но вынуждены получать эту ин формацию (около 24%). Это преимущественно молодежь, которая менее образована или учится, старается либо приспосабливаться к действиям властных структур, либо держаться от них на расстоянии, ориентируясь в основном на информацию развлекательного направления. Они чаще других полагают, что объем информационного воздействия на них в СМИ становится «неприлично» большим и при положительной информационной направленности рейтинг изданий, рубрик, каналов или политических структур, партий, лидеров как фокуса повесток дня снижается. В то же время при отрицательной направленности или полном отсутствии информации - интерес к данному информационному сектору повышается.

Таким образом, воздействие СМИ как социально-политического института неоднозначно коррелирует не столько с действиями самих масс-медиа, сколько с уровнем информационной потребности самого населения, его субъективными характеристиками, представлениями и ценностными ориентациями. Иными словами, можно сказать, что российские граждане ведут себя под воздействием СМИ по-разному, и при построении информационно-политических технологий требуется очень тщательно учитывать, какой из типов влияния СМИ является доминирующим в каждой конкретной целевой аудитории.

Двойственность, противоречивость, неоднозначность функционирования СМИ в обществе связана с необходимостью совмещения в их деятельности профессиональной этики и получения максимальной прибыли, что обусловлено переходным состоянием российского общества. Эта проблема по-разному решается различными средствами массовой информации, равно как по-разному понимаются роль и функция СМИ в российском обществе. Также различно решается и проблема преодоления дистантности аудитории, нередко за счет доли усиления политического маркетинга и использования средств манипулирования.

  • [1] См.: Петренко Е. С. Гражданское общество современной России. Социологические зарисовки с натуры / отв. ред. Е. С. Петренко. М., 2008 ; Савинова О. И. Пресса, общественность, власть : опыт правотворчества. Н. Новгород, 1996. С. 4, 5. 2 См.: Ирхин К). В., Зотов В. Д., Зотова Л. В. Политология : учебник. М., 2000. С. 309. 3 См.: Зубов А. Современное русское общество и civil society : границы наложения // Pro et Contra. 1996. Т. 2, № 2. С. 22-37.
  • [2] См.: Антонова Д. В. Гражданское участие и информационное участие (к определению понятий) // Вести. Моск, ун-та. Сер. 10, Журналистика. 2006. № 1. С. 99. 2 Денис Э., Мерилл Дж. Беседы о масс-медиа. М., 1997. С. 155. 3 Там же. С. 139. 4 Кузьмин О. В. Социология общественного мнения. Новосибирск, 1996. С. 34. 5 См.: Солодухин Ю. Н. Российские средства массовой информации : являются ли они «четвертой властью»? // СМИ в политических технологиях. М., 1995. С. 13, 15 ; Кургинян С. Е. Седьмой сценарий : в 3 ч. М., 1992. Ч. 2. С. 141.
  • [3] Солодухин Ю. Н. Указ. соч. С. 15. 2 Гаджиев К. С. Политическая наука. М., 1994. С. 106. 3 См.: Денис Э., Меррил Дж. Указ. соч. С. 153. 4 См.: Романович Н. А. Влияние СМИ на политическое сознание избирателей // Социология и общество : тез. Первого Всерос. социол. конгр. «Общество и социология : новые реалии и новые идеи». СПб., 2000. С. 99, 100 ; Швидунова А. СМИ как субъект политического процесса и инструмент политических технологий. URL: http://www. pressclub.host.ru/techn_13.htm (дата обращения: 02.10.2016).
  • [4] См.: Хилгартнер С., Боек Ч. Л. Рост и упадок социальных проблем : концепция публичных арен // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы : хрестоматия / пер. с англ. ; сост. И. Г. Ясавеев. Казань, 2000. С. 18-53. 2 См.: Швидунова А. Указ. соч.
  • [5] Лебон Г. Психология народов и масс. М., 1995 ; Ницше Ф. Соч. : в 2 т. М., 1990 ; Ортега-и-Гассет X. Избранные труды : пер. с исп. / сост., предисл. и общ. ред. А. М. Руткевича. М., 1997 ; Тард Г. Социальная логика. СПб., 1991 ; ЮмД. Исследование человеческого разума // Сочинения. М., 1965. Т. 1 ; Юнг К. Г. Сознание и бессознательное. СПб., 1997. 2 См.: Гринберг Т. Э. Политическая реклама : портрет лидера. М., 1995 ; Ков-лер А. И. Основы политического маркетинга. М., 1990 ; Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания / пер. с нем. ; общ. ред. и предисл. И. С. Мансурова. М., 1996 ; Ночепцов Г. Г. Паблик рилсйшнз, или Как успешно управлять общественным мнением. М., 1998 ; Гордеева О. А. Политический имидж в избирательной кампании // Технология и организация выборных кампаний : отечественный и зарубежный опыт. М., 1993. С. 115-120 ; Фаер С. Приемы стратегии и тактики предвыборной борьбы. 2-е изд. М., 2001 ; Шампань И. Делать мнение : новая политическая игра / пер. с фр. ; под ред. II. Г. Осиповой. М., 1997. 3 Hovland С. Lumsdaine A. A., Sheffield F. D. Experiments in Mass Communication. Princeton, 1949. 4 См.: Лисовский С. Ф., Евстафьев В. А. Избирательные технологии : история, теория, практика : Визуальная трактовка А. Бильжо : учеб, пособие. М., 2000 ; Задорин И., Бурова Ю., Сюткина А. СМИ и массовое политическое сознание : взаимовлияние и взаимозависимость // Российское общество : становление демократических ценностей. М., 1999. С. 175-197 ; Зимичев А. Психология политической борьбы. СПб., 1993 ; Иванов В. Н, Назаров М. М. Информационное потребление и политические ориентации // Социологические исследования. 2000. № 7. С. 84 ; Кара-Мур-за С. Г. Власть манипуляции. М., 2007 ; Морозова Е. Г. Политический рынок и политический маркетинг : концепции, модели, технологии. М., 1999 ; Феофанов О. Реклама : новые технологии в России : учеб, пособие. СПб., 2000 ; Цуладзе А. Большая манипулятивная игра. Технология манипуляций в период выборов 1999-2000. М., 2000.
  • [6] См.: Задорин И., Бурова Ю., Сюткина А. Указ. соч. С. 178. 2 Социологическое исследование «Место СМИ в социально-политической информированности саратовского населения» проводилось осенью 2016 г. методом опроса (анкетирование). Объем вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 266 респондентов. В качестве критериев отбора использовались такие характеристики, как пол, возраст, доход, семейное положение, место жительства. 3 См.: Левада Ю. От мнений к пониманию // Социологические очерки. М., 1993-2000. С. 54 ; Мониторинг общественного мнения. М., 1996. № 1 ; Петрова А. С. Информации много, она интересна, но ей доверять нельзя И Отчет по результатам опроса ФОМ. 11.09.2003. URL: http://bd.fom.ru/report/cat/societas/ mass_media/reitingi_doveriya_nedoveriya_smi (дата обращения: 28.03.2016).
  • [7] См.: Средства массовой информации России. 2007 год. Анализ, тенденции, прогноз. М., 2008. С. И.
  • [8] «Интернет в России». Спец, выпуск. Март 2009 / База данных ФОМ. URL: http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_int/int0309 (дата обращения: 26.03.2016). 2 См.: Климов И. А. Телевидение : модальности существования // Социологические исследования. 2005. № 1. С. 94.
  • [9] См.: Луков А. В. Социология телевидения : становление научной дисциплины. М., 2008. С. 148.
  • [10] Социологическое исследование «Транспарентность власти в общественном мнении населения региона» проводилось в 2015 г. совместно с Центром региональных социологических исследований (ЦРСИ) СГУ методом формализованного интервью. Объем вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 400 респондентов -жителей г. Саратова. В качестве страт использовались такие критерии, как уровень образования, доход, род занятий и сфера деятельности. В качестве квот использовались такие маркеры, как пол, возраст, место жительства. 2 Социологическое исследование «Динамика социально-политических потребностей молодежи в контексте современных социокультурных изменений» (1980-2010 гг.)» проводилось Социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации в 2009 г. методом анкетирования молодежи в возрасте от 15 до 29 лет. Опрос проводится по маршрутам в 8 субъектах РФ, представляющих населенные пункты городской и сельской местности. Объем выборки составил 1050 человек. Отбор респондентов проводился по репрезентативной вероятностной многоступенчатой квотно-стратифицированной, территориальной выборке.
  • [11] Авторский социологический опрос «СМИ и отношение населения к экономическим реформам, реализуемым в России» был проведен в июле-августе 2016 г. на территории двух городов - Саратова и Москвы. Выборочная совокупность составила 200 человек работающего населения в возрасте от 25 до 65 лет. В основу вероятностной квотно-стратифицированной территориальной выборки были заложены такие критерии, как место проживания, пол, возраст, род деятельности и уровень образования. 2 См.: Петрова А. С. Указ. соч. 3 Социологическое исследование «Место СМИ в социально-политической информированности саратовского населения» проводилось осенью 2016 г. методом опроса (анкетирование). Объем вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 266 респондентов. В качестве критериев отбора использовались такие характеристики, как пол, возраст, доход, семейное положение, место жительства.
  • [12] См.: Исследования компании «Медиалогия», январь 2008 г., в рамках совместного проекта MediaGuide.ru и «Медиалогии». URL: http://www.mediaguide. ru/?p=news&id=47c7c419 (дата обращения: 28.03.2016). 2 См.: Бавин П. Россияне о политике в СМИ. URL: http://bd.fom.ru/report/cat/ smi/smi_pol/dd062522 (дата обращения 28.03.2010) ; Петрова А. С. Указ. соч. ; Об информации в СМИ. URL: http://bd.fom.ru/report/map/az/Ph/1306_4444/tb011010 (дата обращения: 07.11.2016).
  • [13] См.: Бавин П. Указ. соч. 2 См.: Политика в СМИ. Опрос населения ФОМ. 29.06.2006. URL: //http:// bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_pol/dd062522 (дата обращения: 14.04.2016). 3 4 См.: Маклюэн М. Пресса : управление посредством утечки информации И Отечественные записки. 2003. № 4(12). URL: http://www.strana-oz. ru/?numid=13&article=602 (дата обращения: 01.05.2016). 5 См.: Швидунова А. Указ. соч.
  • [14] См.: Маклюэн Г. М. Указ соч. 2 См.: Романович Н. А. Указ. соч.
  • [15] См.: Панкин А. Кто контролирует телевидение - проигрывает выборы // Новая газета. 1998. 21-27 дек. С. 3 ; Швидунова А. Указ. соч. 2 Манипулирование как метод воздействия на аудиторию весьма привлекателен для всех власть имущих политиков, финансистов, предпринимателей, любой ценой стремящихся к успеху. Но самая большая проблема заключается в том, что в основе манипулирования лежит коммуникация. Поэтому манипулятора практически невозможно привлечь к ответственности за то, что он пользуется своим правом свободы слова. Все попытки общественности с помощью различных этических кодексов хоть как-то ограничить рост манипулятивных методик и технологий также не дают практически никакого эффекта. Подробнее см.: Швидунова А. Указ. соч. 3 См.: Зимичев А. Указ. соч. ; Иванов В. И., Назаров М. М. Указ. соч. ; Кара-Мур-за С. Г. Указ. соч.; Морозова Е. Г. Указ. соч. ; Феофанов О. Указ. соч.; Цуладзе А. Указ, соч.; Храмчихин А. Комплекс полноценности // Отечественные записки. 2003. № 4(13). URL: http://magazines.russ.rU/oz/2003/4/2003_4_13-pr.html (дата обращения: 05.10.2016).
  • [16] См.: Ван Дейк Т. А. Язык. Познание. Коммуникации / пер. с англ.; под ред. В. И. Герасимова. М., 1989.
  • [17] См.: Лебедев-Любимов А. Н. Психология рекламы. СПб., 2002 ; Лисовский С. Ф., Евстафьев В. А. Указ. соч. ; Почепцов Г. Г. Имиджелогия : теория и практика. Киев, 1997. 2 См.: Гордеева О. А. Указ. соч. ; Дзялошинский И. М. Российские СМИ в избирательной кампании : уроки эффективности. М., 1996 ; Григорьев Н. С. Методы и техника психологических операций в избирательных кампаниях // Вести. Моск, ун-та. Сер. 18, Социология и политология. 1999. № 1. С. 3-15 ; Дмитриев А. В., Ла-тынов В. В. Массовая коммуникация : пределы политического влияния. М., 1999 ; Ильясов Ф. И. Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах. М., 2000 ; Почепцов Г. Г. Паблик рилейшнз, или Как успешно управлять общественным мнением. М., 1998 ; Он же. Теория и практика коммуникации (от речей президентов до переговоров с террористами). М., 1998. 3 См.: Григорьев М. Как рождаются слухи, или Тонкости превентивной пропаганды в СМИ // Открытая политика. 1999. № 9-10. С. 80-88. 4 См.: Гринберг Т. Э. Политическая реклама : портрет лидера. М., 1998. С. 97.
  • [18] См.: Гуревич П. С. Приключения имиджа : Типология телевизионного образа и парадоксы его восприятия : учеб, пособие для вузов. М., 1991 ; Демидов В. Е. Как мы видим то, что видим. М., 1987. 2 См.: Зверинцев А. Б. Коммуникационный менеджмент. СПб., 1997. С. 34-36. 3 См.: Гулъбинский Н. А., Сорокина Е. С. «Краткий курс» для эффективных политиков. М., 1999. С. 87. 4 См.: Викентьев И. Л. Приемы рекламы и паблик рилейшнз. Киев, 1997 ; Гермогенова Л. Ю. Эффективная реклама в России. Практика и рекомендации. М., 1994.
  • [19] См.: Тучков С. М. Особенности применения технологий паблик рилейшнз в региональной избирательной кампании // Вести. Моск, ун-та. Сер. 12, Политические науки. 2000. № 4. С. 83-95.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >