Специфика становления российских СМИ как социально-политического института

Российская культура традиционно базировалась на этатизме. Даже СМИ в России возникли «сверху» как элемент правительственной политики. В разные периоды российской истории у средств массовой информации менялись институциональные функции, а следовательно, их роль и место в общественной жизни.

Феодальное общество России долго не нуждалось в регулярном и оперативном обмене информацией через средства массовой информации. Здесь достаточно было деловой переписки. Научная общественность еще не ощутила потребность в необходимости издания своего журнала, как это было в Великобритании и Франции. В 1703 г. по указу Петра I была создана первая настоящая газета «Ведомости». Это было государственное издание, в отличие от путей формирования западной системы СМИ, где первые газеты возникали в основном как частная инициатива и служили торгово-коммерческим целям буржуазных классов. Русская газета с первых шагов существования обнаружила свои потенциальные качества социально-политического института - быть проводником определенной политики властных структур, быть пропагандистом, а подчас и организатором общественного мнения в пользу государственных реформ, идеологии и политики. В этом ракурсе политический характер первой русской газеты был несомненен и весьма ярок[1].

При Екатерине II вопрос о развитии прессы стал предметом особых попечений правительства. Императрица создала в обществе творческую атмосферу, при которой получали поддержку просвещение, культура, литература, наука, также пробуждалась политическая и критическая мысль. Были разрешены свободы печати и печатания, благодаря чему с 1769 г. появились частные журналы по образцу английских еженедельников. К примеру: «Трудолюбивая пчела» А. П. Сумарокова, журналы Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина, И. А. Крылова. Это были преимущественно литературные журналы, но редакторы сумели поставить ряд острых социальных проблем. Они критиковали крепостнические порядки. Уровень сатиры в них по формам и ее содержанию был весьма высоким. Такие настроения были предопределены крупным крестьянским восстанием под предводительством Е. Пугачева, показавшим остроту социальных противоречий в стране. Таким образом, и в частных СМИ доминировала социально-политическая тематика, хотя степень свободы информации в них была на более высоком уровне. Причем эти СМИ были в меньшей степени проводником влияния органов власти (царизма) на обществен

ное сознание. Скорее, они были ориентированы на формирование общественного мнения и являлись каналом информирования органов власти о тех или иных социальных проблемах и общественном мнении.

В 1789 г. произошла Великая революция во Франции, и Екатерина стала принимать своевременные меры против писателей, зараженных вольнодумством[2]. В конце своего правления она существенно ограничила свободу печати, были закрыты частные типографии. Знаменитый екатерининский указ от 16 сентября 1796 г. официально закрепил статус цензуры как государственного института. При восшествии на престол Павла I в 1797 г. цензура за деятельностью СМИ отличалась особой строгостью.

Это позволяет сделать вывод, что в российских СМИ доминировала институциональная функция канала воздействия на общественное мнение, проводника государственной (царской) власти в обществе. Политический потенциал СМИ как инструмента влияния общественного мнения на органы власти реализовывался в меньшей степени. Это было присуще в основном частным изданиям, которые, несмотря на вмешательство правительства, ужесточения цензуры, отражали мнение передовой русской общественности и стремились артикулировать социально-политические интересы неэлитарных классов и слоев, требовать от власти демократических свобод.

После вступления на престол Александра I в 1801 г. общество заговорило о либеральных переменах, конституции, о твердости законов. Заметным стало более терпимое отношение к прессе. Выросло число журналов и альманахов, появились новые газеты, в том числе и провинциальные. Однако все это проходило под бдительным оком цензуры, которая стала не слишком строгой. Появилась полноценная оппозиционная печать антикрепостнического и частично антимонархического характера. 9 июля 1804 г. был издан первый Цензурный устав. «Уставом ни мало не стесняется свобода мыслить и писать, но токмо взяты пристойные меры против злоупотребления оной». Устав предписывал цензорам наблюдать при рассмотрении книг, «чтобы ничего не было в оных противного Закону». По сути это была попытка легализовать и формализовать институциональные нормы деятельности СМИ. Однако закон трактовался с этатистских позиций, что предопределяло социально-политический зависимый характер функционирования этого института и тормозило его развитие.

Отсутствие свободы слова, неразвитость капиталистических отношений тормозили развитие наиболее оперативного типа СМИ - ежедневных газет. Кроме того, издание газет было убыточным делом, подписчиков было мало, поэтому большинство газет стремилось официально и

полуофициально выходить при каких-нибудь ведомствах и на их средства. Естественно, такое положение прессы лишало ее независимости.

Отечественная война 1812 г. способствовала росту национального самосознания, активизации всей общественно-политической жизни. Периодические издания получили ярко выраженную патриотическую окраску. В большинстве выходивших в эти годы газетах и журналах военная тема была главной. Размещалась информация о ходе военных действий, печатались патриотические стихи, очерки, зарисовки. Журналистика и литература воодушевляли воинов на подвиги, способствовали всенародному патриотическому подъему. Именно в период Отечественной войны 1812 г. СМИ выполняли одну из главных социальных функций - мобилизацию общества. Но инициатива пропаганды патриотических настроений в СМИ была проведена «сверху». Это свидетельствует о том, что СМИ являлись на тот момент политическим институтом.

В эти годы было положено начало «раннелиберальной идеологии», приведшей к выступлению декабристов на Сенатской площади 14 декабря 1825 г. Важно заметить, что организационная и пропагандистская работа декабристов строилась первоначально вокруг литературных обществ и частных журналов, издаваемых небольшим тиражом, и являлась способом реализации не только творческой деятельности, но и политической. Приходилось говорить намеками, проводить исторические параллели, использовать эзопов язык. В итоге, революционные идеи не были доступны массам и были известны только ограниченному кругу передовой интеллигенции. Это позволяет сделать вывод, что в тот период российской истории СМИ выступали как институт социально-политического характера. Однако их мобилизационный и информационный потенциал ограничивался подконтрольностью царского правительства, а либеральные ценности и свободы обсуждались узким кругом просвещенной элиты, которая оказалась бессильной перед абсолютной монархией.

Вскоре после бунта декабристов при Николае I 15 июня 1826 г. учрежден был новый Устав о цензуре, чрезвычайно суровый, стремившийся не только ограничивать и задерживать развитие мысли, но и направлять ее сообразно с видами правительства. Цель цензуры правительство видело в том, чтобы «дать полезное или, по крайней мере, безвредное направление» произведениям словесности. Новый Цензурный устав 1828 г. давал несколько менее простора произволу цензоров, задачей ставил только запрещение тех произведений, «кои в целом составе или частях своих вредны в отношении к вере, престолу, добрым нравам и личной чести граждан»[3]. Долгие годы, фактически до 1860-х гг., он служил законным руководством для цензурного аппарата страны.

Николай I всегда ревностно следил за журналистикой и действиями цензуры, сам выступал в качестве главного цензора. В период его правления была введена тройная цензура, учрежден верховный комитет, обязанный блюсти за действиями цензоров[4]. В университетах запрещено было выписывать газеты и журналы. Исследователи иронично констатировали воцарение полной «свободы молчания». Цензура торжествовала над «вольной мыслью». Порядок в стране был образцовый. Правление этого императора справедливо считается одним из самых реакционных в истории русского народа, в том числе и для СМИ.

В то же время в 40-50-х гг. XIX в. сформировались такие идеологические течения, как «официальная народность» (М. П. Погодин, С. П. Швырев), «славянофилы» (А. С. Хомяков, К. С. Аксаков), «западники» (В. П. Боткин, Т. Н. Грановский). В рядах «западников» очень скоро выделилась группа революционных демократов (В. Г. Белинский, А. И. Герцен). Каждое течение стремилось к изданию своих печатных органов для изложения программных положений и подготовки широкого общественного мнения в пользу отмены крепостного права, просвещения и прогресса. Все это способствовало существенному прорыву в области свободы слова. Благодаря усилиям А. И. Герцена и его Вольной типографии в эмиграции труды Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова стали примером революционной пропаганды в условиях царизма и жестокой цензуры.

Стоит отметить, что периодика стала носить более массовый характер. Тиражи журналов «Современник» и «Русское слово», в которых находили отражение революционные демократические идеи, доходили до 6-7 тыс. экземпляров. Конечно, эти издания все еще оставались доступными лишь небольшой прослойке общества, поэтому мы не можем говорить о значительности их влияния на массовое сознание.

Только во второй половине XIX в. начал складываться российский рынок СМИ. Крестьянская реформа 1861 г. способствовала распространению капиталистических отношений, росту городов и промышленности. Периодическая печать из атрибута состоятельных слоев общества превращалась в прессу грамотных слоев населения. Появлялся новый массовый читатель - ремесленники, чиновники, извозчики, прислуга. А вместе с ним и новый тип газеты - массовый. Это привело к расширению прав печати, росту числа и значения частных газет, увеличению числа

ежедневных изданий разного типа, в том числе массовых, дешевых изданий[5].

В 1865 г. в России был принят первый закон о печати («Временные правила о печати»). По своему содержанию он был либеральным, ослаблялась цензура, устанавливалась ответственность печати перед судом. Это способствовало дальнейшему росту печати, особенно либерально-буржуазного толка. 1890-е гг. - время промышленного подъема в России. С процессами капитализации всей русской жизни связано дальнейшее развитие средств массовой информации. Продолжается количественный рост прессы, появляются новые виды периодических изданий (духовно-религиозные, деловые). Наблюдается рост провинциальной частной газетной печати. К концу XIX в. в системе российских СМИ равнозначно существовали газеты и журналы с различной целевой направленностью, что говорило о вполне сформированном и насыщенном информационном рынке.

Основные общественно-политические проблемы русской жизни не получали решения, положение рабочих и крестьян оставалось тяжелым. Не было ни конституции, ни политических свобод. Самодержавный произвол часто игнорировал законы. Все эти факторы стимулировали распространение радикальной революционной печати, предопределяя сохранение в СМИ социально-политической доминанты.

Однако большинство российских газет XIX в. представляло собой губернские ведомости, подчинённые местной власти. Многие провинциальные издания продолжали получать субсидии из губернских бюджетов. Многочисленные цензурные уставы (1804, 1826, 1828, 1865, 1879, 1882 гг.), система предварительной цензуры, окончательно отменённая только после Февральской революции, заложили традиции, из-за которых общество сравнительно спокойно впоследствии приняло советскую систему двойного контроля над СМИ.

Таким образом, российские СМИ как социально-политический институт отличались зависимостью от власти, социально-политической направленностью под контролем органов власти и доминированием функции канала воздействия на общественное мнение, проводника государственной (царской) власти в обществе. Политический потенциал СМИ как инструмент влияния на органы власти и способ отражения интересов неэлитарных слоев реализовывался в меньшей степени, преимущественно в демократической печати.

17 октября 1905 г. был издан Манифест об усовершенствовании государственного порядка, провозгласивший в самой общей форме политические свободы в России, он предопределил развитие легальной много

партийной печати. Манифест даровал населению империи гражданские права на началах неприкосновенности личности, свободы слова, совести, собраний и союзов. Была учреждена Государственная Дума как первое законодательное учреждение в России.

Манифест стал первым шагом к демократизации СМИ. Общественное мнение, подавлявшееся десятилетиями, жаждало высказаться свободно. Этот период характеризовался максимальной поляризацией политических сил, возникновением новых политических партий. СМИ, молниеносно развивающиеся в тот период, стали главным проводником идеологий различных партий.

Но уже в 1906 г. царский указ значительно ограничил свободу печати, и большинство новых газет исчезло. Многие издания оппозиционных революционных партий оказались за границей. СМИ стали носить официальный характер. Основная часть периодических изданий выражала и поддерживала правительственный курс, внешнюю и внутреннюю политику царизма. Вместе с тем, в 1910 г. широко велась кампания по выборам в Государственную Думу, которой руководили различные оппозиционные издания. Это свидетельствует о развитии СМИ как инструмента формирования общественного мнения, артикуляции интересов различных социальных слоев, классов и партий.

Если рассматривать российские СМИ перед Октябрьской революцией, мы можем говорить о наличии и достаточно высоком уровне развития информационного рынка. В условиях демократических свобод была сформирована разветвленная система многопартийной печати с хорошо выраженной дифференцированной структурой. В ней были газеты и журналы, предназначенные богатым и бедным слоям, образованным и малограмотным, интеллектуально развитым и обывателям. Многие издания адресовались молодежи, городским читателям, солдатам, женщинам, крестьянам. Были среди периодики профессиональные специализированные издания.

В этот период СМИ особенно ярко раскрыли свой потенциал социально-политического института. Именно в период легализованной многопартийной печати, которая выражала интересы общественных классов и политических партий, оказывалось идейное, политическое, психологическое и организационно-практическое воздействие на социально-экономическую и духовную жизнь народов России.

После революции 1917 г. началось постепенное формирование системы однопартийной печати и жесткое ограничение свободы слова. Большевикам необходимо было расширить свое идеологическое влияние. В первые годы советской власти, в том числе в годы Гражданской войны, главное место занимала большевистская печать, которая проводила политику правящей партии. СМИ стали играть важную роль пропагандиста и проводника официальной идеологии, формируя общественное мнение, тиражируя агитационную информацию. Система СМИ формировалась партийно-государственными структурами и функционировала под их полным контролем. Руководство не позволяло СМИ выступать самостоятельным субъектом общественной жизни. Пресса служила орудием правящей партии при решении текущих и стратегических задач. Та же роль отводилась кинематографу, книгоиздательству, позже - радио и телевидению. В советской системе прессы за счет постоянного партийного контроля была достигнута беспрецедентная для истории прессы управляемость и охват населения страны[6].

Основными характеристиками советской пропаганды была четкая адресная направленность сообщений, структурирование системы СМИ в расчете на определенные группы потребителей. Решающим достоинством, с точки зрения эффективности советской системы, была нераздельность аппарата идеологической пропаганды и власти. Авторы теории авторитарной печати, американские исследователи Ф. Сиберт, У. Шрамм и Т. Питерсон, анализируя организацию советских медиа, также фиксировали социальные и идеологические условия общественной жизни как важнейшие факторы формирования российской традиции патерналистских отношений между советской властью и СМИ. На примере нашего Отечества особенно отчетливо просматривается воздействие на СМИ политической системы и особенно политического режима.

Чрезвычайно типичным для советской модели было то, что позиция СМИ подменяла собой общественное мнение. По важным, особенно политическим вопросам, власть различных уровней сначала его формулировала, а затем тиражировала с помощью масс-медиа. У суждений и оценок, не совпадавших с линией партии, шансов пробиться в печать или эфир не было. Это было связано не только с подчинённым положением СМИ. Господствовавшее на протяжении веков единовластие в монархической и советской формах, подкрепляемое в первом случае православием, а во втором - ленинизмом, активно внедряло в обществе боязнь власти, покорность ее воле, веру в исключительную правоту господствующих идей и справедливость политики государства, необходимость каждому человеку знать свое место в механизме общественных отношений и ответственно исполнять отведенную ему роль. Из массового обращения изымалось понятие человеческого достоинства, насаждалось понимание естественной иерархии властных отношений подчинения. И монархический режим, и советская политическая система формировали по преимуществу автори

тарную, подданническую политическую культуру. При этом журналисты и редакторы должны были выполнять многочисленные предписания, обслуживая официальную идеологию. Но хрущевская оттепель вызвала появление нового слоя журналистов и редакторов, которые замечали проблемы советской системы и имели смелость заявить об этом.

Типичным следствием такого рода институциональных взаимоотношений с властью явилось отчуждение масс от объективной информации, от истинного знания об обществе и своей собственной жизни. СМИ являлись государственными, находились под строгой цензурой и поэтому сообщали населению лишь строго дозированные сведения, разрешенные государством к использованию в обществе. СМИ являлись важным средством реализации государственной политики общения власти с населением. Отсюда и соответствующее отношение государства к СМИ как к части самого себя.

«Золотым веком» СМИ стала горбачевская гласность. Получив высокую степень свободы, СМИ активно и успешно сводили счеты с системой, державшей их в угнетенном положении идеологически и морально. Престиж и самооценка журналистов, а также статус в глазах как элитарной, так и неэлитарной аудитории значительно выросли[7]. При этом основным источником бюджета часто по-прежнему оставалось государство, что предопределило многие противоречия в современном функционировании института СМИ. Вот как вспоминает об этом легендарный «прораб перестройки» Егор Яковлев, главный редактор «Московских новостей»: «Ставя вопрос о рынке, мы не имели представления о том, что такое рынок. Кто-то из нас более, кто-то менее успешно сопротивлялся государственной цензуре, но мы все жили на деньги, которое давало государство. Вот и оказались не готовы». Традиции добровольной политикоидеологической патерналистской самоцензуры, оставшейся от советских времен, сказываются и в сегодняшней медиапрактике.

Сегодня можно констатировать, что к началу нового тысячелетия в России СМИ как социально-политический институт начали существенно трансформироваться. Это ярко отражается в динамике степени распространенности прессы (табл. П-1, П-2). Например, на конец 2001 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 33,5 тысячи печатных СМИ. Из них на долю газет пришлось более 20 тысяч, журналов - около 11 тысяч. Ежегодно появлялось и продолжает появляться в среднем 350 новых изданий. Выпуск всей печатной продукции страны обеспечивают более

6 тысяч полиграфических предприятий различных форм собственности, в том числе около тысячи частных предприятий, возникших в течение последних нескольких лет[8].

Имеющиеся статистические данные разрозненны и фрагментарны, к тому же они не всегда совпадают в разных источниках. За последнее время можно фиксировать суммарное превышение подписных тиражей местных изданий над центральными. Доля последних составляет не более 36%. Причем на местах удалось добиться популярности прежде всего тем центральным газетам, которые определенную часть материалов посвящают региональным проблемам, прилагая соответствующие вкладки («Аргументы и факты», «Комсомольская правда», «Московский комсомолец»). В 1999 г., по данным Национальной ассоциации телевещателей, в России действовало 250 телекомпаний, из них 100 государственных. К 2002 г. существовало 9 каналов, доступных более чем 50% населения страны, и 3 общенациональных канала (ОРТ, РТР, НТВ). Региональных каналов разных форм собственности насчитывалось, по одним оценкам, не менее 700, по другим - около 1 000.

В настоящее время сеть российского эфирного телевизионного вещания включает более 13 тысяч передатчиков различной мощности. Количество абонентов кабельных телевизионных сетей, по данным Россвязьнадзора, составляет 12 миллионов домохозяйств. С ними не расходятся сведения Ассоциации кабельного телевидения России, указывающие на суммарную емкость сетей на конец 2001 г., равную 20 миллионам абонентов.

В 2009 г. был издан Указ Президента Д. А. Медведева «Об общероссийских обязательных общедоступных телеканалах и радиоканалах», в который вошли телеканалы: «Культура», «Спорт», Первый Канал, Петербург - 5 канал, Российский информационный канал, Российское телевидение, Телекомпания НТВ, Детско-юношеский канал (находится в разработке), радиоканалы: Вести ФМ, Маяк, Радио России. Указ был подписан в целях обеспечения свободы массовой информации и создания условий для получения социально значимой информации. Документ устанавливает, что общероссийские общедоступные теле- и радиоканалы являются обязательными для распространения на всей территории РФ и бесплатными для потребителей.

Ситуация в сфере радиовещания также неоднозначна и находится под воздействием разных процессов. С одной стороны, наблюдается резкое сокращение численности радиослушателей проводного радио. По оценкам Службы изучения аудитории ВГТРК, с 1993 по 2001 г. она уменьшилась примерно вдвое, составляя теперь менее половины населения страны. С другой стороны, явно обозначившаяся тенденция коммерциализации радио в итоге привела к значительному возрастанию числа слушателей коммерческих информационно-развлекательных радиостанций, работающих в FM-диапазоне. Общая аудитория таких станций ныне достигла 45% населения. Многие из них быстрыми темпами развивают свою сеть по всей стране. Так, «Европа Плюс» имеет 158 региональных партнеров в 700 городах. О стремительном распространении коммерческого радиовещания свидетельствуют и такие цифры: в 1997 г. Федеральная служба телевидения и радиовещания выдала более 500 лицензий на право радиовещания; в начале 2002 года подобных лицензий было выдано уже вдвое больше[9].

Уровень доступности различных медиаресурсов для населения отражен в данных табл. 3 (прил.). Они показывают, что россияне более ограничены в доступе к информации по сравнению с населением других стран (США, Норвегии и пр.). Вместе с тем нельзя не отметить усиление значимости экономического фактора трансформации современных отечественных СМИ. В советское время государственное инвестирование способствовало тому, что профессия журналиста была престижной и высоко оплачиваемой. Размер оплаты труда не зависел от коммерческого успеха издания. Сегодня исследователи и практики часто упоминают о недостатке инвестиций, проблемах рекламного рынка, низкой прибыльности медиабизнеса, о тяжёлом положении журналистов, работающих в региональных СМИ. Подобная ситуация провоцирует распространение в СМИ заказных статей, скрытой рекламы, способствует низкому профессиональному уровню информации и теневым практикам взаимодействия с другими общественными институтами.

Сегодня на смену идеологическому контролю, доминирующему в период советской власти, появились иные формы контроля за деятельностью СМИ через соотношение государственного и частного финансового регулирования. Это позволило крупному бизнесу российской бюрократии продолжать прямо или косвенно формировать информационную политику в обществе. К другим факторам, оказывающим значительное влияние

на институциональную трансформацию СМИ в России, можно отнести международные конституционно признанные гарантии свободы слова, повышенную чувствительность отечественной и мировой общественности, которая постоянно отслеживала нарушения в нашей стране демократических прав и свобод. К этому можно добавить уже обозначенную сохранившуюся традицию веры во всемогущество СМИ как средство влияния на общественное мнение и государство. На это наслоилась новая «перестроечная» традиция восприятия СМИ как носителя свободы слова, антикоммунистического символа демократии. Таким образом, зависимость прессы от власти и экономических теневых покровителей выглядела как союз во имя демократии. Это отчасти способствовало тому, что функционирование данного социально-политического института вновь оказалось неравновесным - ориентированным не на потребителя, а на заказчика информации.

Корпоративная идеология, стратегия СМИ, содержание, уровень, направленность публикаций, характер преподнесения материала, место, функции и роль в жизни социума напрямую зависят от источников финансирования. От того, кто дает деньги, зависит сама суть СМИ. Сегодня в качестве этих источников могут выступать государство, рекламодатели, негосударственные спонсоры, индивидуальные потребители (подписка, розница газет и журналов, абонентская плата за радио и ТВ) и средства внутреннего перераспределения медийного холдинга. Следует отметить, что возможности всестороннего анализа бюджетов СМИ ограничены практически полным отсутствием достоверной статистики в медийной сфере и абсолютной непрозрачностью их финансирования. Особенно это касается последних трех источников.

Значимым источником дохода для большинства периодических изданий (газет и журналов) является реализация тиражей. По данным авторского исследования, 86% респондентов за последний месяц читали периодические издания и лишь 14% - нет. При этом 53% россиян трудоспособного возраста покупают газеты и журналы в розничной сети, в том числе 47% - в киоске Роспечати, 33 - получают на дом (из них 13 - по подписке), 6 - берут периодику на работе. Бесплатные издания читают 13%, «одалживают» прессу у соседей и друзей 11%, слушают обзоры прессы по радио 9%. Эти способы приобретения газет и журналов респонденты мотивировали удобством (70% опрошенных), дешевизной (12% опрошенных). Кроме того, респонденты объясняли, что подписка экономит им время, но имеет свои недостатки: кражи почтовых отправ

1

Социологическое исследование «Место СМИ в социально-политической информированности саратовского населения» проводилось в 2016 г. методом опроса (анкетирование). Объем вероятностной, квотно-стратифицированной выборки составил 266 респондентов. В качестве критериев отбора использовались такие характеристики, как пол, возраст, доход, семейное положение, место жительства.

лений часто лишают их возможности получить желаемое издание, подписка ограничивает их возможность выбора текущей периодики.

Интенсивность и стабильность обращения к СМИ обобщалась через показатели частоты и регулярности приобретения периодических изданий (рис. П-1, П-2). Из них видно, что ежедневные газеты 45% населения не покупает никогда и лишь 13% покупают их каждый день. Это можно объяснить дефицитом доверия к информации в прессе и низким уровнем дохода населения. Одиако 20% покупают их ежедневно или почти каждый день. Еще столько же - 1-2 раза в неделю, что можно объяснить занятостью потребителей. Этой же причиной можно объяснить тот факт, что большая часть (44% опрошенных) потребителей регулярно приобретает еженедельные газеты и еще 25% делает это почти каждую неделю. Данные показывают, что ежедневные газеты больше всего приобретают пенсионеры, служащие, предприниматели (17%), 3-4 раза в неделю - рабочие (15%). Большинство населения предпочитает покупать ежедневные газеты 1-2 раза в неделю. Лишь домохозяйки делают это еще реже: 1-2 раза в месяц. В то же время большинство безработных и работников сферы обслуживания не покупают их никогда.

В целом можно сказать, что именно еженедельники имеют самый устойчиво интенсивный покупательский спрос на рынке печатных СМИ (88%) (рис. П-3). В этом плане по устойчивости их опережают только телепрограммы, но последние несколько отстают по интенсивности, так как их покупают 71% населения. Видимо, это происходит за счет телепрограмм в бесплатных изданиях. Самый низкий уровень спроса отличает ежемесячные и еженедельные журналы (45%). Это объясняется их сравнительно высокой ценой, дефицитом и неоперативностью информации, их специфичной направленностью.

Можно констатировать, что в целом рынок розничного распространения в России сложился, однако и на нем существует немало проблем. Никак не «приживутся» конечные розничные цены на издания, единые по всей стране или хотя бы в масштабах одного региона. Ощущается повсеместная нехватка точек розничных продаж периодики, должным образом не выстроена логистика, слаба обратная связь распространителей с издателями. В условиях экономического кризиса к вышеперечисленным трудностям добавилось снижение количества потребителей и их платежеспособность, рост цен на издания и тарифов на доставку, снижение объемов размещения рекламы в изданиях. Все это привело к прекращению выхода ряда изданий, снижению полосности изданий и качества печати, сокращению периодичности печати, переходу печатных СМИ в

1

См.: Сеславинский М. Российский рынок прессы - один из мировых лидеров // Рос. газ. 06.06.2006.URL: http://www.mediaatlas.ru/news/?a=view&id=20069 (дата обращения: 23.11.2016).

формат интернет-изданий, что влечет за собой значительное снижение подписки и способствует падению подписных тиражей.

Вследствие этого ситуацию с подпиской на периодическую печать можно оценить как неблагоприятную. Несмотря на наличие устойчивого спроса на эту услугу в стране, с 2000 г. подписные тиражи в России не растут и в последнее время колеблются в пределах 30-32 млн экз., проявляя тенденцию к снижению. Подписные тиражи в среднем снижаются примерно на 1% в год без сколько-нибудь заметных изменений в структуре самой подписки[10].

Имеются проблемы и с торговой реализацией печатных СМИ. По данным экс-директора ООО «Финанс-Медиа» А. К. Грачева, негативными последствиями кризиса стало изменение покупательского спроса на периодику. В 2009 г. потребители хотели приобретать качественные продукты по низким ценам и совершали покупки более обдуманно. Однако система распространения прессы в стране по большому счету оказалась не готова к массовому переходу издателей на недорогую периодику с полезной информацией. Снижению продаж печатной продукции в торговых сетях способствует обострившаяся конкуренция между различными операторами рынка, увеличение издержек дистрибьюторов, издателей, соревнование с интернет-изданиями. Не способствует развитию системы распространения печати и российская законодательная база, которая не учитывает специфику этого бизнеса.

Основными финансовыми потоками, подпитывающими средства массовой информации, выступают рекламные деньги и средства из органов государственной или муниципальной власти различного уровня. Несколько упрощая трактовку, можно сказать, что реализация всего многообразия функций СМИ во многом зависит от гравитационного поля, образованного в основном соотношением этих двух денежных объемов. В ходе исследования «Общественная экспертиза» убедительно доказано, что чем значительнее доля рекламных бюджетов как экономической основы свободы СМИ, тем выше уровень свободы массовой информации.

По мере продвижения от патерналистской к рыночной медийной модели уровень свободы СМИ возрастает[11]. Если на эти маркеры «наложить» такие характеристики, как форма, доля государственной собственности, степень конфликтности, особенности корпоративной стратегии, характер преподнесения материала и роль, которую СМИ занимают в системе воспроизводства культурных, экономических, политических и социальных отношений, то можно выделить 4 модели современных российских СМИ - патерналистскую, переходную, рыночную, конфронтационную. Внутри каждой модели СМИ отличаются по ряду параметров - формам, методам и характеру цензуры, степени нетерпимости к инакомыслию, уровню финансового, технологического и профессионального развития, организационной специфики. Доли распространения различных инсти-туциальных моделей СМИ в медиапространстве России показаны на рис. П-4. Самой распространенной моделью выступает переходная, но самой востребованной и популярной - рыночная.

Степень распространенности той или иной модели определяется под воздействием многих факторов, образующих региональную медийную картину. Они складываются в результате столкновения определенной политики местной власти с поведением СМИ, которое, в свою очередь, зависит от уровня их развития, материальной базы, инфраструктуры, информационных потребностей и покупательных возможностей населения, кадрового журналистского потенциала, местных традиций и т. д. Важную роль играют и социально-экономические характеристики регионов: это и экономически развитые центры - города Москва, Санкт-Петербург, и регионы-доноры, дотационные регионы, регионы, зависящие от одного предприятия (концерна, холдинга). Чем хуже и нестабильнее экономическая ситуация в регионах, тем труднее СМИ добиваться финансовой независимости. Вместо того чтобы выполнять роль важного источника злободневной информации, редакции местных газет, борясь за выживание, фактически становятся рупором той или иной заинтересованной структуры, органа власти, вынуждены участвовать в информационных войнах. В рамках одного региона можно обнаружить различные модели функционирования СМИ.

Подавляющее преобладание бюджетных денег в СМИ дает внерыночную, патерналистскую модель функционирования со всеми вытекающими характеристиками безальтернативности интегрирования в сферу официальной политики, зависимости от чиновников, заинтересованных

прежде всего в самовоспроизводстве, нацеленности на сохранение и упрочение имеющихся властных отношений, подконтрольности различным вариациям цензуры. Эта модель имеет преимущественно региональный характер. Примерно треть всех региональных СМИ существуют вне рекламного рынка только за счет бюджетных средств и индивидуальных потребителей[12]. От 95 до 98% всех региональных и местных газет (общим числом приблизительно 2700, в основном ежедневных) остаются рупорами правительства. Они находятся в собственности муниципалитетов, областей или республик, входящих в состав России. Практически ни одно из таких изданий не может в экономическом плане функционировать самостоятельно. Эта статистика подтверждается как Российским Союзом журналистов, так и Фондом защиты гласности - главным центром исследований СМИ, который финансируется Соединенными Штатами, ЮНЕСКО и рядом европейских неправительственных организаций, как считает эксперт Герман Обермайер.

Значительная доля расходов на СМИ в краевом, областном, муниципальном бюджетах (от 1,2 до 0,5%) приводит к очень большой медийной насыщенности региона и обеспечивает органам власти и политической элите благоприятный информационный климат.

Особенно это свойственно муниципальным СМИ, учрежденным органами местного самоуправления, созданными ими организациями или местной некоммерческой организацией, а также районным СМИ. Их доля постоянно сокращается. По данным главы Федерального агентства печати и массовых коммуникаций Михаила Сеславинского, в настоящее время в РФ зарегистрировано 2350 районных и 2300 городских газет. Между тем количество реально существующих изданий не превышает 3500 наименований. Большинство зарегистрированных районных периодических печатных изданий - 1300 (или 55%) - находятся в государственной или муниципальной собственности. Практически все они находятся во внерыночных условиях. Среди городских печатных СМИ таковых насчитывается всего 400 (или 17%).

С вступлением в силу Закона Российской Федерации «Об экономической поддержке районных (городских) газет», бремя оказания помо-

щи СМИ было частично возложено на федеральный бюджет. Именно из последнего городским газетам, выходящим в городах - районных центрах, ныне выделяются средства на покрытие 50% фактических затрат на оплату бумаги, полиграфических и почтовых услуг; для сельских районных газет дотация повышается до 70% затрат[13]. Для районных (городских) газет, издающихся в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, районах Дальнего Востока и горных районах Северного Кавказа, доля государственных субсидий повышается до 80% оплаты полиграфических услуг и бумаги и до 90% возмещения почтовых расходов. Однако в Федеральный реестр на дотацию включается лишь одна из газет, выходящих в районе или городе-райцентре. В реестр не могут быть включены районные (городские) газеты политических партий и движений, специализированные, справочные, развлекательные, рекламные, а также издания-дайджесты.

Этому способствуют некоторые специфические черты муниципальных СМИ. Они сочетают в себе официальный источник местных новостей, оперативный информационный канал, позволяющий хорошо ориентироваться в местных делах. В условиях небольшого пространства они отражают события и рассказывают о лично знакомых людях, поддерживающих контакты между собой, а порой и находящихся в родственных отношениях. Ограниченность аудитории приводит к тому, что если в городе издается несколько газет, любая из них обращается в основном ко всем слоям жителей города, хотя при этом вовсе не исключаются разные политико-идеологические позиции. Таким образом, совокупность рубрик «закрывает» все тематическое информационное пространство, обращенное к различным аудиторным группам (профессиональным, возрастным, национальным, образовательным). Причем в условиях малого города или района успешность деятельности СМИ особенно жестко зависит как от запросов аудитории (как правило, имеющей много нареканий, претензий к местному управлению), с которой больше непосредственных личных контактов и обязательств, так и от жестко контролирующей местной администрации. Издание не может выполнять своих обязательств перед аудиторией из-за финансовой зависимости от этой власти, теряет престиж у читателей, публикует обязательные официальные материалы и, теряя подписчиков, еще больше попадает в финансовую зависимость.

Сокращение доли государственных средств в их деятельности в связи с экономическим кризисом способствует сокращению численности СМИ, появлению негосударственных периодических изданий, ибо по-

требность в информации на этом уровне, а следовательно, и аудитория не уменьшается значительно. «По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, доля аудитории муниципальных газет - 35% - не изменилась с 2002 года», - отметил М. Сеславинский[14]. Четкие правила, в обход которых не может существовать ни одна муниципальная газета, создают «тепличные» условия для существования и развития конкурирующих печатных изданий, которые являются частными. Преимущество в том, что для таких газет не существует необходимости публиковать «обязательные» материалы, что подчас занимают до 90% газетной площади. Соответственно они пользуются большим спросом у читателей.

Государство как ведущий игрок не только экономического, но и политического поля стремится сохранить свое влияние на СМИ чрез систему соучредительства, грантов и субсидирования конкретных проектов или издержек. Еще одним инструментом контроля стал Закон РФ «О средствах массовой информации», принятый 27 декабря 1991 г., и специальное законодательство, которым установлены предельные объемы рекламы в СМИ. Для газет и журналов они составили не более 40% площади, для радио и телепрограмм - не более 25% времени вещания. Это способствует тому, что данная лояльная власти модель СМИ больше ориентирована на значительный объем государственных дотаций, что позволяет держать более высокий уровень подписки на газеты и журналы, чем на рекламный рынок. Эта модель в основном выполняет функцию канала воздействия власти на общественное мнение региона. Функция обратной связи и социального контроля общественности за деятельностью властных структур реализуется в основном формально. Поэтому здесь фиксируется низкий или средний уровень информационной насыщенности, медийной конфликтности, хотя одиночные попытки СМИ и отдельных журналистов вырваться из данной медийной модели неизбежны.

В деятельности этой институциальной модели СМИ доминируют функции способствования сохранению имеющихся властных элит и воспроизводству имеющихся властных отношений, передачи гражданам инструкций властных структур, официальные оценки текущего момента и отдельных событий в регионе, стране и мире, формирования у граждан официально одобренной системы ценностей, мобилизации граждан на те действия, которые власть считает необходимыми.

Преобладание рекламных денег в бюджете СМИ выступает индикатором рыночной институциальной модели. Эта модель охватывает примерно 15% всех СМИ, но имеет самую значительную долю аудитории 32%, что еще раз свидетельствует о ее эффективности и востребо-

ванности. Значимость рекламного индикатора в данной модели связанна с тем, что рекламодателей много, и векторы зависимости от них уравновешивают друг друга. В связи с заинтересованностью рекламодателя в обеспечении максимально широкого поля контактов СМИ (а значит его рекламы) с потребителем, зависимость от него способствует нацеленности средств массовой информации на привлечение, расширение аудитории в конкурентной среде на информационном рынке. Это обусловливает большую гибкость, мобильность, разнообразие, как в содержании, так и в технологии и способах преподнесения информации, инновационность и дискуссиоиность в работе СМИ. На смену прямому управлению СМИ приходит влияние на них через более цивилизованные сложные, опосредованные социально-экономические механизмы. Вместе с тем, здесь возникает проблема нестабильности стратегии функционирования СМИ и популизма в формировании повестки дня, в характере преподнесения материала, нарушениях этических норм[15].

Как свидетельствует рис. П-5, российский рекламный медиарынок переживал серьезный кризис после 1998 г. (снижение объемов на 50%) и в 2009 г., когда под влиянием экономического кризиса объем рекламы медиарынка снизился на 26% (по сравнению с 2008 г.). Это предопределило во многом динамику развития всего рынка СМИ, который в 2009 г. также сократился на 24,62%. Уже в конце 2008 г. практически все ежедневные газеты резко уменьшили свои объемы, провели сокращение штатов. Закрылись многие региональные приложения центральных изданий. Одновременно существенно пострадала региональная и местная газетная пресса, потерявшая немало изданий, тиражей и читателей. В начале 2009 г. закрылось более 60 общефедеральных журналов. Аналогичные процессы наблюдались и в регионах. Всего региональная журнальная пресса потеряла до 25% наименований изданий и тиражей. Вместе с тем параллельно шел достаточно активный процесс создания новых СМИ. В среднем число вновь зарегистрированных СМИ в различных регионах колебалось в пределах 50-60% от числа закрытых. Поэтому можно

говорить о коррекции информационного пространства России в ракурсе некоторого сужения поля деятельности рыночной модели СМИ. Однако рис. 5 (прил.) демонстрирует ее мобильность, способность быстро восстанавливать свои ресурсы. Уже в первые месяцы 2010 г. наметилась позитивная динамика увеличения объема рекламы на 5%.

Мобильность этой модели основывается на том, что она имеет собственный внутренний механизм и источник самосовершенствования, саморазвития, саморегулирования инфраструктуры. Вместе с тем, эта модель отличается повышенной конфликтностью, по сравнению с патерналистской, тем более что практически все конфликты в медийной сфере здесь становятся достоянием общественности. Политический и социальный контроль органов власти осуществляется здесь рыночными косвенными социально-экономическими методами. Поэтому здесь можно говорить о более значительном потенциале равновесности выполняемых институциальных социально-политических функций, когда СМИ выполняют и роль канала воздействия на общественное мнение, и роль проводника этого общественного мнения, доносящего эту информацию до органов власти.

Рыночной модели СМИ свойственна высокая информационная насыщенность, богатый рекламный бюджет, доминантный статус (особенно в форме медиахолдингов, и крупных медиакомпаний), высокий уровень оснащенности передовыми технологиями, высокий уровень конфликтности. Здесь чаще, чем в других моделях фиксируются случаи криминального насилия против журналистов. При рыночной модели СМИ приобретают иную природу - они превращаются в бизнес. Эта функция - извлекать доход из информации, делать новости товаром - меняет природу журналистики и управления СМИ. В условиях формирующихся в нашей стране рыночных отношений возрастание материальных запросов, увеличение объема потребления благ в сочетании с трансформацией ментальных ценностей неизбежно трансформируют деятельность данной модели СМИ как социально-политического института, с помощью которого сознательно или бессознательно конструируются и наследуются базово значимые образцы деятельности, смыслов, значений, реализующиеся в соответствующих моделях социально-политических практик аудитории. Они становятся акторами неоднозначных социокультурных, социально-политических влияний рекламы на общество. Так, например, в скрытом дискурсе рекламы заложена идеология консюмеризма, свойственная обществу массового потребления западного типа, но не совсем адекватная современному российскому обществу с его низким уровнем жизни в целом.

Особая ситуация в Москве, Петербурге (самых рыночных регионах), где в основном сосредоточен весь медийный и рекламный рынок. Гигант ский медийный бюджет почти в полтора миллиарда рублей практически целиком расходуется на ТВ-Центр и в большей степени отражает стремление московских властей проводить определенную информационную политику в России, а не только в Москве. Проблемы своего влияния на московском медийном рынке московская власть решает довольно успешно без создания дорогостоящих собственных СМИ, путем влияния на ведущие медийные холдинги через близкие им финансовые структуры. Поэтому в Москве, при доминировании рыночной, широко представлены и патерналистские (особенно в районах и округах) и переходные модели СМИ.

В Санкт-Петербурге, по данным экспертов, за 2008 г. в прессу было вложено 4,6 млрд руб. рекламных денег. В 2008 г. объем петербургского медиарекламного рынка, по оценкам экспертов, составил порядка 14 млрд 65 млн рублей против 11 млрд 250 млн в 2007 г. По результатам 2008 г., на первом месте в структуре данного рынка (табл. П-4) оказался сегмент прессы, на основе экспертных оценок, его объем составил 4 млрд 600 млн рублей. Объем рекламы на телевидении составил в 2008 г., по экспертным оценкам, 3 млрд 500 млн рублей. Радийщики достигли уровня 1 млрд 325 млн рекламных рублей, «петербургский» интернет (с учетом и медийной, и контекстной рекламы) - 540 млн рублей, а реклама на транспорте - 300 млн рублей[16]. Вместе с тем и здесь, на уровне районов и муниципалитетов от 50 до 80% бюджета СМИ составляют государственные дотации и субсидии со всеми вытекающими последствиями.

Переходная институциально-медийная модель - самая распространенная среди российских регионов форма существования СМИ, т. е. имеет в основном региональный характер и является смешанной, включая в себя модернизированную патерналистскую модель и элементы рыночной. Она отличается высокой медийной насыщенностью, наличием сектора негосударственных СМИ, значительной долей бюджетных субсидий, лояльностью к местной администрации, которая осуществляет почти полный контроль за их деятельностью без грубых нарушений свободы СМИ, Конституции и федерального законодательства. Модель контролируется властью с помощью экономических рычагов (правил аккредитации, в создании разных экономических условий для государственных и негосударственных СМИ) и созданием сильной собственной информационно-имиджевой политики.

Эта модель возникает при власти харизматического сильного лидера в регионе с большими бюджетными возможностями и хорошим потенциалом рынка СМИ. Наличие реального или потенциального рынка рекламы создает определенный противовес мощному государственному воздействию и заставляет местную администрацию сосуществовать с независимыми СМИ. При этом средства массовой информации функционируют менее равновесно, чем в рыночной модели, выполняя в основном роль канала формирования общественного мнения, и меньше - канала «обратной связи». Журналистское сообщество при этой модели либо расколото, либо находится под опосредованным контролем власти. В целом такую модель следует считать, несомненно, более прогрессивной по сравнению со многими другими, поскольку она позволяет развиваться независимым СМИ и содержит внутренний механизм самоизменения.

Если при всех признаках рыночной (реже - переходной) модели властные структуры пытаются воздействовать на относительно независимые современные СМИ авторитарно-командными методами, то на базе рыночной модели возникает конфронтационная медийная институциальная модель. Степень ее распространенности соотносится с уровнем стабильности общества и политической системы. В конце XX в. доля подобных СМИ оценивалась примерно в 20%. Сегодня, несмотря на экономический кризис, при относительно спокойной социально-политической ситуации в стране их доля в медиапространстве России не превышает 14%.

Здесь базовым медийным процессом становится война власти, проводящей жесткую закрытую информационную политику с частью более или менее независимых СМИ (например, ситуации в Приморском крае, Свердловской, Тульской областях, где в среднем возникает до 30 медийных конфликтов в год[17]), когда чиновники пытаются закрывать, фильтровать и дозировать информацию, поставить СМИ себе на службу, манипулировать общественным мнением. Рождение конфронтационной медийной модели может быть спровоцировано обострением внутрирегиональных противостояний политических группировок или столкновением экономических интересов, попыткой передела собственности в регионе. При конфронтационной модели лидеры или элитная группа борются за личное само-воспроизводство и самосохранение, лишь формально декларируя приверженность какой-либо властной структуре, подсистеме с сопутствующими базовыми ценностями. Поэтому конфронтационная модель отличается отсутствием всяких правил в борьбе с инакомыслием, где нет сколько-нибудь серьезного прикрытия в виде общественных ценностей.

Сама по себе медийная конфликтность - неизбежная характеристика функционирования СМИ в силу сильных журналистских традиций необходимости сопряжения разновекторных потребностей и интересов различных социальных групп. Рыночная медийная модель по природе своей более конфликтна, чем любая другая. Чем больше реальное функционирование данного института приближается к рыночной модели, тем выше уровень информационной свободы СМИ, тем выше вероятность, что будут задеты чьи-то интересы и вспыхнет конфликт. Этому способствуют и жесткость медийных менеджеров в погоне за прибылью (возрастает острота конкуренции на рынке СМИ и журналисты работают «на грани фола», стремясь добыть самую свежую сенсацию, дать самый острый материал), и достаточно часто встречающиеся ситуации нарушений журналистами этических норм и излишней ангажированности медийных публикаций, передач и пр. «Общественная экспертиза» зафиксировала тесную прямую связь между уровнем конфликтности и объемом рекламы (коэффициент корреляции 0,57). Таким образом, чем выше уровень свободы, информационной насыщенности СМИ, больше степень интегрированности масс-медиа в рекламный рынок, тем выше уровень медийной конфликтности. Таким образом, основные характеристики этой «конфронтационной» модели СМИ - высокая медийная насыщенность, большая независимость от власти, значительная интегрированность в рекламный рынок, самая высокая конфликтность в медийной сфере.

Понятно, что степень устойчивости и эффективности функционирования СМИ как социально-политического института, основывающаяся на различных способах организации информирования, далеко не одинакова. Ограничителями здесь выступают стандарты и традиции политической культуры, а нередко и технические возможности информационной индустрии. Например, в современном российском обществе значительная часть аудитории все еще привержена символизации политических объектов и, следовательно, ориентируется на пропагандистские технологии поддержания контактов с властью. Более того, она «прочитывает» как идеологические тексты даже иные по своей направленности сообщения, вычленяя в них соответствующее эмоциональное содержание. Поскольку в таком случае любая публичная информация воспринимается в качестве идеологически и политически значимой, все контакты за пределами духовно близкой среды базируются на «идейной» и «принципиальной» оценке событий и требуют соответствующей организации информационного материала, настойчивости и даже агрессивности по отношению к носителям иных позиций. Неудивительно, что при использовании маркетинговых форм организации информационных контактов привыкшие к пропагандистскому стилю подачи информации СМИ не в состоянии полностью проявить свой субъектно-политический потенциал.

Информационный рынок г. Саратова, население которого приближается к миллиону, разнообразен и насыщен: 11 телеканалов, 10 радиостанций, почти 450 областных и городских газет[18]. В целом для рынка СМИ Саратова и губернии характерно формирование достаточно крупных групп влияния (медиагрупп или медиахолдингов), концентрирующих вокруг себя несколько СМИ. Наибольшее распространение получил принцип формирования холдинга вокруг телевизионных компаний. По такому пути пошли группы «Телеком», «Элеком», ИВК «Солнечный». Оптимальный набор для холдинга областного значения составляет один или несколько телеканалов и FM-радиостанций, ряд газет, большинство из которых имеют узкоспециальную, рекламную или развлекательную направленность. Следует отметить, что ни один из сложившихся на сегодняшний день холдингов не выступает в оппозиции действующей власти, иными словами, все они относятся преимущественно к переходной модели СМИ.

Особенностью саратовского информационно-политического пространства является доминирование переходной институциональной модели СМИ. Несмотря на определённую политическую ангажированность саратовских медиагрупп, большинство из них проявляют свои политические интересы, поддерживая те или иные общественно-политические издания. Как правило, в качестве политической трибуны в группе выступает одно издание либо телерадиопрограмма, остальные СМИ, формирующие её, составляют «инфраструктуру поддержки». Условно можно выделить несколько крупных и средних медиагрупп, активно развивающих свою деятельность в Саратовской области в рамках переходной модели: газеты «Саратовские вести», «Саратовские вести - Понедельник», «Саратов Столица Поволжья», «Русское радио Холдинг», (включая газету «Аргументы и факты в Саратовской и Тамбовской областях», журнал «Саратовская губерния», рекламную газету «Воскресенье»), «Комсомольская правда -Саратов», «Известия Поволжья», «Богатей» (учредитель - Саратовская ассоциация торговых предприятий), «Саратовская мэрия» (газета Администрации Саратова), «Земское обозрение (АООТ «Саратовская земская инвестиционная компания» и ООО «Автоштамп»). Им свойственна официально одобряемая доминанта публикуемой информации.

Среди СМИ, проявивших в рамках переходной модели определенные признаки рыночности и имеющих острый характер публикаций, выделяются «Московский комсомолец в Саратове» (учредитель - журналистский коллектив МК), «Общественное мнение» (ООО «Общественное мнение плюс»), журнал «Саратовский взгляд», информационно-аналитический журнал «Время» (учредитель ООО «Саратовское время»).

К ним можно отнести также и три крупные медиагруппы информационно-развлекательного и рекламного сектора - «Телеком» (телекомпания «Телеком-ТВ», радиостанция «Европа плюс Саратов», рекламные газеты «Телеком» и «Центр»), «Элеком» (телекомпания «НСТ» и ряд газет рекламного характера), ЗАО ИВК «Солнечный» (телеканал «ИВК», рекламный еженедельник «Телеобъектив»). Усилению тенденции перехода саратовских средств массовой информации на рыночную институциальную модель способствует активное продвижение московских собственников на рынок местных СМИ, влекущее за собой дополнительные инвестиции, жёсткую корпоративную стратегию в тематической и жанровой направленности, в размещении рекламы, в повышении профессионализма и культуры управления. Этому же способствует достаточно интенсивное развитие рекламного рынка. По оценкам экспертов, 33% рекламы приходится на телевидение, 27 - на радио, 40 - на прессу. Среди изданий-лидеров по доходности от рекламы можно выделить «Телесемь», к которой при доле рекламной продукции в 7% доля дохода составляет 16% бюджета. На втором месте - «Парадный подъезд», на третьем - «Родной город Саратов» (рис. П-6). По объёму годового бюджета на ТВ-рекламу Саратов занимает 15-е место среди 55 региональных городов, в списке крупнейших локальных рынков России - 16-е место[19].

Элементы конфронтационной модели можно выявить в деятельности изданий, выпускаемых группой КПРФ («Коммунист век ХХ-ХХІ», «Коммунист Поволжья»). В сельских районных центрах и городах области, где традиционное влияние сохраняют областные и федеральные СМИ, доминирует патерналистская модель местных периодических изданий и телерадиопрограмм. По данным министерства информации и печати области, сейчас выходит 39 городских и районных газет муниципальных образований области с общим разовым тиражом в 180 тыс. экземпляров. Финансируются они из областного и районного бюджетов. Значительное воздействие на общественное мнение того или иного негосударственного учредителя СМИ наблюдается лишь эпизодически.

Таким образом, проведенный анализ позволил увидеть, что в отличие от западных СМИ, возникших «снизу» естественным путем в ответ на актуализацию потребностей торговых отношений и потому сформировавшихся как социальный институт, российские СМИ изначально возникли по инициативе властных структур как социально-политический институт. Поэтому они отличались зависимостью от власти, социально-политической направленностью, находились под строгим контролем органов власти и неравновесностью функционального распространения информации. В них доминировала функция канала воздействия на обще

ственное мнение, проводника государственной (императорской, советско-партийной) власти в обществе.

По сути, длительное господство авторитарных политических режимов способствовало выработке стойкой, сохранившейся до сих пор, традиции функционирования СМИ в качестве инструмента воздействия органов власти на общественное мнение. Политический потенциал СМИ как четвертой власти и инструмента влияния общественного мнения на деятельность государственных, партийных и иных политических структур реализовывался в меньшей степени (за исключением периодов социально-политических кризисов: первой русской революции, февральской революции и перестройки конца XX века).

В условиях переходности и становления рыночного информационного общества в нашей стране под воздействием экономических факторов, проникновения рыночных механизмов в политическое пространство, процессов глобализации и информатизации трансформация российских СМИ как социально-политического института проявляется в усилении их внутренней разнородности, противоречивости, множественности моделей корпоративных стратегий взаимодействия с властью, политическими, социальными институтами, лидерами, с одной стороны, и гражданским социумом - с другой, в противоречивости функционального воздействия, неравновесном характере информационного трансферта, сохранении дистанцированного восприятия их со стороны аудитории.

Сложная внутренняя институциональная структура СМИ, разнонаправленные векторы ее развития свидетельствуют о том, что данный институт отличается достаточно высокой степенью сформированное™, динамичностью, значительным потенциалом социального проектирования политики будущего российского гражданского общества. Изменился и характер отношений общества и данного института в России, что требует пристального внимания, особенно в ракурсе формирования гражданского общества и становления демократии в России.

  • [1] См.: Есин Б. И. История русской журналистики (1703-1917). М., 2000.
  • [2] См.: Львов-Рогачевский В. Печать и цензура // История печати : Антология : в 2 т. / под ред. Я. Н. Засурского и Е. Л. Вартановой. М., 2001. Т. 2. С. 160. 2 URL: http://lenizdat.ru/articles/1124221 (дата обращения: 10.05.2016).
  • [3] Львов-Рогачевский В. Указ. соч. С. 160.
  • [4] Наряду с цензурой по делам печати существовали еще особые сыскные комиссии, следившие за образом мыслей и поступками всех чинов отдельных ведомств, такие как цензурное отделение по военным делам, по делам церкви, по ведомству путей сообщения. 2 См.: Лъвов-Рогачевский В. Указ. соч. 3 См.: Саломон Л. Всеобщая история прессы // История печати. Т. 1. С. 20-30.
  • [5] См.: Вартанова Е. Указ. соч. С. 53. 2 Там же. С. 56.
  • [6] См.: Засурский И. И. Масс-медиа второй республики. М., 1999. 2 Там же. 3 Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М., 1998. 4 Вартанова Е. Указ. соч. С. 53.
  • [7] См.: Вартанова Е. Указ. соч. С. 54. 2 См.: Панкин А. Медиатормоз // Отечественные записки. 2003. № 4(13). URL: http://www.strana-oz.ru/?ozid=13&oznumber=4 (дата обращения: 24.02.2016). 3 См.: Панкин А. Медиатормоз. 4 См.: Вартанова Е. Указ. соч. С. 54.
  • [8] Индустрия российских СМИ : цифры, факты, проблемы // Журналист. 2002. № 7. С. 11 ; Законодательство и практика массмедиа. 2002. № 5. С. 18, 19 ; Печать Российской Федерации в 2001 году : стат. сб. М., 2002. С. 134 ; Российские СМИ : количественная характеристика И Отечественные записки. 2003. № 4(13). URL: http://www.strana-oz.ru/?numid=13&article=583 (дата обращения: 24.02.2015). 2 Там же. 3 Там же. 4 Указ Президента РФ от 24.06.2009 № 715.
  • [9] См.: Индустрия российских СМИ : цифры, факты, проблемы. С. 11 ; Законодательство и практика массмедиа. 2002. № 5. С. 18, 19 ; Печать Российской Федерации в 2001 году. С. 134 ; Российские СМИ : количественная характеристика. URL: http://www.strana-oz.ru/?numid=13&article=583 (дата обращения: 24.02.2016). 2 См.: Вартанова Е. Указ. соч. С. 54 ; Панкин А. Медиатормоз.
  • [10] См.: Грачев А. К. Экономика медиаотрасли на этапе выхода из кризиса. Докл. на XVIII междунар. конф. АРПП. 15.04.2010. URL: http://www.mediaatlas.ru/ items/?id=15504&cat=analitics&field (дата обращения: 10.05.2016). 2 Там же. 3 Там же. 4 По заключению экспертов Российской ассоциации рекламных агентств, общий объем рекламного рынка в прошлом году составил 760 млн долл. США. Из них на ТВ - 274 млн, на радио - 45 млн, на прессу - 342 млн. Подробнее см.: Общественная экспертиза : мониторинг прав человека. Аналитический отчет ППП. М., 2008. С. 109. 5 Там же. С. 46-87.
  • [11] См.: Индекс свободы слова в российских регионах // Пресс-выпуск ВЦИОМ. 20.07.2009. № 1271. URL: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/sredstva-massovoiinformacii/obshchie-problemy-smi-doverie-k-smi-cenzura.html (дата обращения: 07.05.2016); Общественная экспертиза : Анатомия свободы слова. М., 2000. С. 27-83. 2 См.: Раскин А. В. СМИ и выборы в регионах России. URL: http://democracy.ru/ library/practice/media/media_in_regelect_2001/page8.html (дата обращения: 10.05.2016).
  • [12] См.: Общественная экспертиза : Анатомия свободы слова. С. 46-87. 2 См.: Обермайер Г. Дж. Паралич российских медиа // Отечественные записки. 2003. № 4(13). URL: http://www.strana-oz.ru/?numid=15&article=729 (дата обращения: 27.01.2016). 3 См.: Муниципальное СМИ. URL: http://advsmi.bed-linen.ru/municipal_ massmedia (дата обращения: 10.09.2016). 4 См.: Федеральный Закон «Об экономической поддержке районных (городских) газет» // Законодательство Российской Федерации о средствах массовой информации. М., 1996. С. 10-15.
  • [13] См.: Пискунова М. И., Федотова Л. Н. Реклама в системе массовых информационных процессов//Вести. Моск, ун-та. Сер. 10, Журналистика. 1995. № 5. С. 80, 81.
  • [14] СеславинскийМ. ОбъемрекламногорынкароссийскихСМИв2005 годупре-высит $5 млрд. 12.11.2004. URL: http://www.mediaatlas.ru/news/?a=view&id= 15222 (дата обращения: 03.05.2016).
  • [15] Ярким примером может служить высказывание В. Сунгоркина, главного редактора газеты «Комсомольская правда» : «С точки зрения рекламодателя, который для нас очень важен, мы - газета, зарабатывающая деньги, мы бизнес-структура. Рекламодателя интересует аудитория в возрасте от 25 до 50 лет, которая платит деньги. Поэтому мы подыгрываем той аудитории, которая важна нашему рекламодателю... Мы ее создаем, по сути, искусственно... аудитория у нас переходящая. Есть реальная аудитория, а есть целевая... А нацелены мы на активную часть населения, ядро которой, кстати, среди читателей «КП» постоянно увеличивается. Так вот, целевая аудитория, которую мы обслуживаем, - это активное население страны в возрасте примерно от 30 до 50 лет. Она интересна рекламодателю, это во-вторых, а во-первых, с ней можно работать» (Кухня управляемой демократии //Отечественные записки. 2003. № 4(12)). С. 10-15. 2 См.: Грачев А. К. Указ. соч.
  • [16] См.: Медиарынок Петербурга 2008 - итоги года, тенденции, перспективы развития. 26.02.2009. URL: http://adlife.spb.ru/news/6303.shtml (дата обращения: 01.05.2016) ; Степанова М. М. Проблема эффективного взаимодействия муниципальной власти и граждан через создание информационного пространства районными печатными изданиями. URL: http://revolution.allbest.ru/journalism/00152368_0. html (дата обращения: 28.03.2016) ; Эксперты поделили 2008 рекламный год. 26.02.2009. URL: http://adlife.spb.ru/news/6303.shtml (дата обращения: 01.05.2016).
  • [17] См.: Рихтер А. Г. Свобода массовой информации в постсоветских государствах : регулирование и саморегулирование журналистики в условиях переходного периода : автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 2007 ; Общественная экспертиза : Анатомия свободы слова. С. 54-68.
  • [18] См.: Россошанский А., Монахова Л. Все о СМИ Саратова. Телевидение, радио, печать, реклама, PR. URL: //http://www.sreda-mag.ru/mag/32/2.phtml (дата обращения: 20.04.2016).
  • [19] См.: Россошанский А., Монахова Л. Указ. соч.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >