ЧЕШСКИЙ ГОРОД В ПЕРВЫЕ СТОЛЕТИЯ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

В ПЕРВЫЕ СТОЛЕТИЯ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Рассмотрение начальных страниц истории средневековых городов Чехии в рамках работы об их судьбах в эпоху немецкой колонизации представляется необходимым, ибо без выяснения особенностей предшествовавшего её началу развития чешских земель невозможно судить о характере тех перемен, которые принес XIII век. Конечно, можно отослать читателя к монографии, изданной в 1995 году и специально посвящённой этой проблематике. Однако, с одной стороны, данная книга, изданная небольшим тиражом, малодоступна для ознакомления. С другой стороны, дальнейшие размышления над судьбами городов Чехии в Средние века заставили её автора уточнить, а в некоторых аспектах пересмотреть некоторые высказанные ранее оценки и представления.

Истоки средневековых городов Чехии

История городов средневековой Чехии начинается с великоморавского периода, оставившего глубокий след в исторических судьбах чешских земель[1]. Вопросы о природе великоморавского общества, степени его зрелости, правомерности определения этого политического образования как государства в последнее время являются предметом дискуссии. На наш взгляд, ближе к истине точка зрения тех историков, которые продолжают полагать, что есть достаточные основания для того, чтобы считать Великую

Моравию раннесредневековым государством. В их работах обосновывается вывод о том, что ведущие тенденции развития Великой Моравии во многом предвосхитили самобытную модель общественного и государственного строя, которая сложилась и функционировала в странах Центральной Европы в Х-ХП веках[2]. Письменные источники и в ещё большей мере материалы археологических исследований свидетельствуют о том, что в Великой Моравии выросли и сформировались городские центры, отличные от примитивных племенных городищ родо-племенного общества, которые выполняли ряд важнейших для жизни общества и государства функций (военных, административных, религиозных, хозяйственных).

Венгерское вторжение нанесло сокрушительный удар по Великоморавской державе, в буквальном смысле стерев с лица земли её главные городские центры, открытые и исследованные археологами лишь в XX веке. Социально-экономическое и политическое развитие входивших в её состав западнославянских земель было прервано, в срединной части государства, в собственно моравских землях, имело место определённое попятное движение. Однако уже в первые десятилетия после гибели Великой Моравии наметилась тенденция к возрождению и укреплению самобытной славянской государственности в пределах земель Чешской долины. Окружённые надёжным оборонительным поясом пограничных гор и дремучих лесов, они не пострадали от венгерского нашествия и последующих разбойничьих набегов венгров, которые в течение всей первой половины X века (до катастрофического поражения венгров в битве на реке Лех в 955 году) являлись страшным бедствием для стран Западной Европы и Византии.

Уже в великоморавский период Чехия с политической точки зрения представляла собой единое целое. Славянские племена Чешской долины были объединены под властью князей из рода Пржемысловичей, признавших на пороге 80-х годов IX в. зависимость от моравских Моймиро-вичей и правивших в чешских землях в качестве наместников последних.

Гибель Великой Моравии поставила их в положение независимых правителей. Неудивительно, что в развитии чешских земель присутству

ет очевидная преемственность с великоморавским временем[3], а столица Пржемысловичей - Прага - выступила во многих отношениях в качестве преемника Велеграда - столицы Великоморавской державы.

Особенностью исторической судьбы Праги было то, что она была основана именно в качестве столицы. Это произошло в начале 80-х годов IX века, после крещения князя Борживоя в великоморавском Велеграде самим святым Мефодием, архиепископом Моравии и Паннонии. Вернувшись в чешские земли, Борживой исполнил принятый на себя во время крещения обет: основал церковь Девы Марии - первую христианскую святыню Чехии -и обнёс её укреплениями. Так была основана Прага, точнее, её первоначальное ядро, Пражский град.

В отличие от известных чешским землям предшествующего времени племенных городищ, которые служили убежищем всех жителей окрестных местностей в период военной опасности, Пражский град, основанный на труднодоступном высоком мысу на левом берегу Влтавы, изначально был предназначен для постоянного пребывания в его пределах князя и дружины. С момента своего основания он, подобно великоморавским городам, стал главным центром религиозной жизни Древнечешского государства, оплотом проповеди и распространения христианства.

Преемственность между Прагой и Велеградом присутствует и в характере выполняемых ими экономических функций. Одной из основ могущества великоморавских правителей, давших Константину Багрянородному основание назвать государство западных славян Великой Моравией, было расположение его главных центров на оживлённом перекрёстке международной торговли, в котором сходились известные с глубокой древности пути, связывавшие север и юг (через Вислу и Моравские ворота), запад и восток (по Дунаю).

Покровительство международной торговле, а также участие в ней было важным фактором могущества великоморавских правителей. В возвышении Праги и чешских Пржемысловичей в X веке международная торговля также сыграла одну из ведущих ролей.

Большую известность в исторической литературе приобрело описание Праги, восходящее к труду Ибрагима ибн Якуба - еврейского купца из арабской Испании, который, выполняя в 960 - 966 годах дипломатическую миссию по поручению кордовского халифа, посетил двор императора Оттона I в Магдебурге и совершил путешествие по Германии и другим странам Центральной Европы.

В пересказе испано-арабского географа XI века Ал-Бакри оно выглядит следующим образом: «Город Прага построен из камня и извести. Это самый богатый товарами город. Сюда приходят из города Кракова русы и славяне с товарами. К ним прибывают из страны венгров мусульмане, евреи и венгры также с товарами и торговыми гирями и вывозят от них рабов, воск и разные виды мехов. Их страна является лучшей из стран жителей севера и самой богатой продуктами питания. За один киншар[4] у них продаётся столько пшеницы, сколько достаточно человеку на один месяц, за один киншар у них продаётся столько ячменя, сколько достаточно одному коню на сорок дней, за один киншар у них продаётся десять кур. В городе Праге изготавливают сёдла, уздечки и не очень прочные щиты, какие употребляют в их стране. В стране Богемия изготавливают лёгкие платки из очень тонкой ткани наподобие сетки, которые не используются для чего-либо. Их цена у них в любое время - десять платков за один киншар. С помощью этих платков они покупают и продают и имеют их запасы. Они представляют собой имущество и цену всех вещей. За них они покупают пшеницу, муку, коней, золото, серебро и все (прочие) вещи».

Сочинение Ибрагима ибн Якуба является самым ярким свидетельством существования у стен Пражского града одного из крупнейших центров международной ярмарочной торговли, сеть которых сложилась на европейском континенте к концу периода раннего Средневековья.

Парадоксальным образом стремительному взлёту пражского рыночного центра способствовала гибель Великой Моравии: венгерское вторжение на долгое время заблокировало традиционный дунайский путь торговых связей стран Западной Европы с Византией и странами Востока. Вследствие этого резко возросло значение пути «из варяг в греки», который проходил через земли Киевской Руси, а искавшие оптимальные варианты восстановления торговых связей купцы стали использовать известную ранее, но менее удобную дорогу, которая начиналась в Майнце, затем шла по Верхнему Дунаю, а в районе Регенбурга отклонялась на север и через Прагу и Краков доходила до Киева, где соединялась с трассой пути «из варяг в греки»[5] .

Возле Пражского града образовался центр ярмарочной торговли, поскольку Прага находилась в примерно равном удалении от Майнца и Киева и к тому же была связана с Северным морем удобным водным путём по Влтаве и Лабе (Эльбе). Встречаясь здесь в заранее установленные сроки под защитой и покровительством Пржемысловичей у стен Пражского града, купцы из разных стран освобождались от необходимости преодолевать весь путь с берегов Рейна до берегов Днепра и обратно и благодаря этому экономили время и ресурсы .

Прага в X веке представляла собой не только один из крупнейших очагов международной ярмарочной торговли в Европе, но и резиденцию могущественных правителей (самыми влиятельными из них были Болеслав I (935-972) и Болеслав II (972-999), которые во второй половине X века перешли к территориальным захватам за пределами земель Чешской долины, в частности захватили Краков - важный пункт на торговом пути из стран Западной Европы в Киевскую Русь - и Краковскую область. Прага была главным религиозным центром чешских земель,

резиденцией епископа, местоположением нескольких храмов и монастырей[6]. Как свидетельствуют сообщение Ибрагима ибн Якуба и данные археологии, Прага являлась также очагом концентрации ремесленного производства, по крайней мере, отчасти ориентированного на рынок.

Таким образом, Прага в X веке обладала многими чертами города, однако была в этом качестве исключением из общего для тогдашней Чехии правила: уровень социально-экономической зрелости чешских земель в то время не позволял обеспечить условия для становления сети городских поселений. Достаточно сослаться на поразивший опытного купца обычай использовать в качестве средства платежа куски шёлковой материи, свидетельствующий о неразвитости рыночного обмена в стране, хотя её правители уже в X веке чеканили собственную монету (так называемые денарии Пржемысловичей), которая не только служила для обеспечения потребностей хозяйственной жизни, но и выступала в качестве символа политической власти.

Примитивным оставался и государственный строй Чешского княжества. Власть Пржемысловичей ещё во многом напоминала власть завоевателей в покорённой стране, а сбор даней - завоевательные походы. На местах сохраняла свои позиции племенная знать, некоторые представители которой пытались даже бросить вызов Пржемысловичам и Праге. Несмотря на очевидные преимущества её расположения в самом сердце земель Чешской долины, сохранились альтернативные возникновения новых центров концентрации политической власти.

В качестве главного соперника Пржемысловичей во второй половине X века выступил род Славниковичей, резиденция которых находилась

в граде Либице в Восточной Чехии, в землях племени зличан[7]. Между Пржемысловичами и Славниковичами во второй половине X века предпринимались попытки достижения компромиссного соглашения, самой известной из которых было назначение пражским епископам Славнико-вича Войтеха (св. Адальберта). Однако в конечном счёте противостояние закончилось жестокой расправой пражского князя Болеслава II с родом Славниковичей (их поголовным истреблением) и разрушением Либице в 995 году.

Разрушение Либице упрочило позиции Праги как политического и экономического центра чешских земель. Тем не менее эти события не принесли длительной стабилизации, а стали скорее предвестником более грозных для страны событий: на рубеже X-XI веков Чешское государство испытало глубокий кризис, поставивший под вопрос его будущее.

После смерти Болеслава II, в годы правления его сына Болеслава III Рыжего (999-1003), Чехия подверглась нападению польского правителя Болеслава I Храброго и ослабленная внутренними раздорами оказалась не в состоянии противостоять его натиску. Болеслав III был коварно схвачен и ослеплён польским Болеславом I, в плену у которого находился до самой смерти. Польский князь захватил почти всю территорию Чехии, включая Пражский град, и объявил его своей новой столицей. Только с помощью германского императора Генриха II братьям Болеслава Рыжего Яромиру (1004-1012) и Ольдржиху (1012-1034) удалось восстановить власть Прже-мысловичей над чешскими землями, а затем и присоединить в 1019 году к Чешскому княжеству Моравию, которая была также захвачена Болеславом I Храбрым во времена наивысшего расцвета его державы.

Преодолев кризис, Чешское государство вступило в новый этап своего развития.

  • [1] Под великоморавским периодом понимается время существования государства, сложившегося в Центральной Европе в первые десятилетия IX века и существовавшего до начала X века. В дни своего наивысшего могущества оно охватывало широкий круг западнославянских, а отчасти и южнославянских земель (современной Словении). Главные центры этого государства находились на территории исторической области Моравия (название происходит от главной реки - Моравы), которая располагается в восточной части современной Чешской Республики, отделяясь от основной территории страны (так называемой Чешской долины) грядой Чешско-Моравской возвышенности. Сам термин «Великая Моравия», употребляемый в научной литературе, впервые встречается в знаменитом произведении византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей». 2 См., напр.: Machacek J. Great Moravian state-a controversy in Central European medieval studies // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2012. № 1. P. 5-26.
  • [2] См.: Великая Моравия, её историческое и культурное значение. М., 1985. 288 с. ; Dejiny zemi Koruny ceske.: Sv. 1-2. Praha ; Litomysl, 2003. Sv. I. S. 27-33. 2 Cm.: Poulik J. Mikulcice: sidlo a pevnost knizat velkomoravskych. Praha, 1975. 207 s. ; Клима Б. Ф. Славянское городище св. Ипполита в Зноймо - центр Великоморавской державы в Южной Моравии // Славянский сб. Саратов, 2012. Вып. 10. С. 35-46. 3 Этот географический термин применяется как синоним понятия собственно Чехия (Богемия), поскольку в него не входит Моравия. Чешская долина охватывает западную и центральную части Чешской Республики. Она со всех сторон окружена средневысотными горами, а весь сток поверхностных вод входит в бассейн единственной реки, вытекающей из Чешской долины, - Лабы (нем. Эльбы).
  • [3] См.: Тржештик Д., Достал Б. Великая Моравия и зарождение Чешского государства // Раннефеодальные государства и народности (южные и западные славяне VI -XII вв.). М„ 1991. С. 87-106. 2 Об обстоятельствах основания Праги см. подробнее: Trestik D. Pocatky Pfemyslovcu. Praha, 1981. S. 88-90 ; Idem. Pocatky Prahy a ceskeho statu // Folia historica Bohemica. Praha, 1983. Sv. 5. S. 7-37. 3 Моравские ворота - горный проход на севере Моравии между восточными отрогами Судет и западными отрогами Бескид, ширина достигает 10 км, длина -60 км. Со времён глубокой древности служил связующим звеном между Балтикой и Подунавьем. 4 См.: Trestik D. «Trh Moravanu» - ustfedni trh Stare Moravy // Ceskoslovensky casopis historicky. 1973. Roc. XXI, 0. 6. S. 869-894.
  • [4] По-видимому, имеется в виду серебряный денарий (чешек, denar), являвшийся в VIII - XII вв. наиболее распространённой монетой и основой денежного обращения в странах Западной и Центральной Европы. 2 Hrbek J. Zprava о Slovanech Ibrahima ibn Jakuba // Magnae Moraviae fontes historici. D. I-V. Brno, 1969. T. III. P. 413. В сочинении арабского писателя XIV-XV вв. Аль-Химьяри, также пересказавшего сообщение Ибрагима ибн Якуба, описание Праги дополняется рядом интересных деталей: «Прага - это город, который расположен по соседству со страной венгров. Он выстроен из камня и извести на реке, которая там протекает. Он меньше, чем обыкновенно бывают города, но больше, чем деревни. В нём есть рынок со всеми товарами, необходимыми для путешествия и оседлой жизни. В самой высокой его части находится большая крепость. Внутри неё есть источник воды, текущей по поверхности, и эта вода пересекает равнинные участки у подножия крепости» (Ibid. Р. 420). 3 О важнейшем значении Праги в европейской торговле в X веке см., напр.: Блок М. Феодальное общество // Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М., 1986. С. 129.
  • [5] Преемственность в характере международной торговли в Великой Моравии и в Праге X века прослеживается при сравнении рассказа Ибрагима ибн Якуба с текстом Раффслыптсттснского таможенного устава, изданного, по мнению большинства исследавателей, в 904-906 годах, являвшихся временем гибели Великоморавского государства. Устав, принятый на съезде восточнобаварской знати и утверждённый королём Людовиком IV Дитя, был призван защитить интересы западных купцов в международной торговле на Среднем Дунае. Текст устава см.: Magnae Moraviae fontes historici : in 4 t. Brno, 1971. T. IV. P. 114-119 (рус. пер.: Назаренко А. В. Немецкие латиноязычные источники IX-XI веков. Тексты, перевод, комментарии. М., 1993. С. 64-67). 2 Об изменении геополитической ситуации в Центральной Европе в X веке и его влиянии на перемещение путей международной торговли см.: Васильевский В. Г. Древняя торговля Киева с Регенсбургом // Журн. министерства народного просвещения. 1888. Ч. 258. Июль. С. 145, 146. 3 О границах державы Пржемысловичей во второй половине X века см.: Ко-ролюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь в Х-Х1 вв. М., 1964. С. 143-149.
  • [6] Помимо первого христианского храма Чехии, посвященного Деве Марии, о котором речь шла выше, в X веке на Пражском граде появился основанный около 920 года князем Братиславой костел св. Георгия (см.: Мергаутова-Ливорова А. Базилика св. Георгия в Пражском Кремле. Прага, 1972. С. 8), а в 926-929 годах князь святой Вацлав воздвиг ротонду св. Вита, отличавшуюся редким великолепием внутреннего убранства (см.: FRB. Т. I. Р. 157, 186; Ludvikovsky J. Kristianova legenda. Praha, 1978. P. 63; Сказания о начале Чешского государства в древнерусской письменности. М., 1970. С. 53, 95). В 974-976 гг. при базилике св. Георгия был основан монастырь бенедиктинок, в 993 г. в Бржевнове близ Праги обосновался первый в Чехии мужской монастырь бенедиктинского ордена. 2 См.: Fiala Е. Ceske denary. Praha, 1895. 578 s. 3 Вопрос о происхождении Славниковичей остаётся предметом споров. Если большая часть исследователей считает их потомками древнего княжеского восточно-чешского рода (см.: Turek R. Slavnikovci a jejich panstvi. Hradec Kralove, 1982. 180 s.), то другие допускают возможность того, что речь должна идти о посаженных Пржемысловичами наместниках, попытавшихся обрести полную самостоятельность (см.: Жемличка Й., Марсина Р. Возникновение и развитие раннефеодальных централизованных монархий в Центральной Европе (Чехия, Польша, Венгрия) // Раннефеодальные государства и народности. С. 170).
  • [7] Славниковичи начали даже чеканку собственной монеты (см.: Haskova J. Slavnikovci ve vypovedi svych minci // Archeologicke rozhledy. 1995. Roc. XLVII. S. 225-230). 2 См.: История Чехии / под ред. В. И. Пичеты. М., 1947. С. 22, 23.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >