Миграционные процессы и формирование армянской диаспоры

Армянские поселения в России

Одной из характерных особенностей истории Армении является проживание части армянского народа на протяжении долгих веков вне своей этнической территории, иначе говоря, существование армянского зарубежья, диаспоры. Этногенез армянского народа происходил на стыке ряда цивилизаций, оказался в черте трансконтинентальных коридоров, по которым на протяжении тысячелетий перемещались не только караваны купцов, но и волны завоевателей. В поисках самосохранения армяне искали собственные ответы на брошенные исторические вызовы, нащупывали свои способы выживания в горниле непрерывных войн и сменяющихся нашествий. Ответом армянского народа стало формирование обширной диаспоры, развитие способности к дисперсному существованию и устойчивому самовоспроизводству в чужой, зачастую не самой дружественной, если не враждебной, социокультурной среде.

Такой способ выживания предполагал формирование в народе алгоритма перемещения - способности после ряда веков развития в определённом цен-тре/регионе, при необходимости (серьёзной угрозе жизни, национальной или конфессиональной идентичности), «сниматься» с места и находить новое, более безопасное/благоприятное месторазвитие. Широта расселенческого ареала, способность «перетекать» с места на место, из одного социума в другой, для расселения народа становилась одним из основных условий для самосохранения, надёжного этнического самовоспроизводства. И армяне, наряду с евреями, своей тысячелетней историей дали наиболее яркие образцы пульсирующей, текучей этнической географии[1].

Армянское государство - одно из могущественных в Западной Азии в период царствования Тиграна II (I в. до н.э.), позднее вступило в период затяжного кризиса и стало ареной военно-политического противоборства ведущих держав этого региона. Первый раздел территории Армении между Ираном и Восточной

Римской империей (Византией) в 387 г. условно можно считать началом истории армянского зарубежья. Именно с этого времени эмиграции армян из Армении становятся постоянной и важной характеристикой их истории. В последующие века эмиграция армян, как и иных народов, была обусловлена экономическими, религиозными и политическими факторами. Однако в отсутствии собственной государственности эти факторы неизбежно сопровождались и дополнялись жёсткой дискриминацией армян со стороны иноземных правителей, включая такие ее крайние формы, как погромы, насильственные изгнания, массовые убийства.

В III—IV вв., в период царствования в Сасанидском Иране Арташира I и Шапуха II, были осуществлены первые массовые переселения армян в Иран, в том числе и с целью развития торговли, ремесел и других сфер деятельности в этой стране. К концу V в. определённую самостоятельность в Восточной Армении в составе Албанского марзпанства приобрёл Арцах, где было провозглашено царство, основанное Вачаганом Благочестивым (487-510 гг.). В Арцахе процветали культура и просвещение, действовали каноны, регламентирующие общественную жизнь, строились церкви и монастыри[2].

В свою очередь, Византия, искусно сочетая меры принуждения и поощрения, на протяжении столетий проводила последовательную политику миграции армян в различные области империи - Македонию, Фракию и др. Обосновавшиеся здесь армянские князья и военачальники успешно интегрировались в византийское общество, вплоть до основания ими Македонской, или Армянской, династии (867-1057 гг.). В VII в. Армения оказалась под властью Арабского халифата. Поражение Ирана и Византии от арабов способствовало объединению обеих частей Армении в востиканство (наместничество) в составе халифата. В результате ряда неудачных восстаний против арабского владычества армяне массами бежали в Византию, где в итоге значительно расширилась армянская колония.

С ослаблением Арабского халифата в 885 г. Армянское царство восстановилось во главе с Ашотом I Багратуни, основателем новой династии. В этот период возникли благоприятные условия для развития ремесла, торговли, возрождения городской жизни. Столица средневековой Армении - Ани - превратилась в один из крупнейших и красивейших городов Востока и стала центром армянского Ренессанса. Во второй половине X в. Византия с помощью хитроумной дипломатии, граничившей порой с коварством, сумела овладеть исконными армянскими землями, обменяв их на окраинные области империи. В результате Византии отошли княжество Тарой (966 г.), Васпураканское (1021 г.), Анийское (1045 г.)

и Карское (1065 г.) царства, а армянские цари и князья переселялись со своими дружинами в отдаленные военно-административные округа империи[3].

Распространение византийских законов на армянские земли преследовало цели «сломить и уничтожить те условия, которые поддерживали замкнутость армянской жизни, её национальную исключительность, и втянуть её в сферу имперских общих интересов». Тем самым подрывались основы экономического могущества армянских иахараров, дробились их земельные владения, разрушался тот общественный уклад, на котором зиждилась «национальная жизнь армян» - нахарарский строй.

В результате Армения оказалась обессиленной перед начавшимся нашествием тюрок-сельджуков, которое имело разрушительные последствия: истребление и пленение части населения, вынужденная миграция и частичная исламизация. Представители переселённых в Византию армянских царских и княжеских родов получили новые владения в Малой Азии, Сирии, Месопотамии и Киликии. Этому способствовала позиция части армянских феодалов, которые в условиях усиливающегося давления со стороны кочевников предпочитали передачу своих владений Византии в обмен на титулы, административные должности и владения в империи.

В истории армянского народа особую значимость имело переселение в Киликию, находящуюся на северо-восточном побережье Средиземного моря. Армяне издавна проживали здесь, однако массовое переселение их состоялось в XI в. Помимо крестьян и ремесленников, в Киликии обосновались также крупные феодалы со своими вассалами, а также военачальники со своими войсками, которые вскоре не только заняли господствующее положение в социально-экономической структуре местного общества, но и основали в 1080 г. своё княжество, а в 1198 г. суверенное государство - Киликийское армянское царство.

Возрождение армянской государственности в Киликии ознаменовалось развитием всех сфер жизнедеятельности армянского народа. О значимости Киликийского царства свидетельствует перенос с 1149 по 1447 г. престола главы Армянской апостольской церкви Католикоса всех армян из Вагаршапата в столицу Сис.

Киликийское армянское царство пало под ударами мамелюков в 1375 г., что привело к эмиграции части местных армян в Италию, Францию, Сирию и др. страны. Однако большинство армян продолжало жить здесь ещё на протяжении пяти веков, вплоть до 1921 г., а сама Киликия стала для армян частью их родины.

Эмиграция армян значительно усилилась вследствие вторжения в Закавказье монголов в XIII в., полчищ Ленг-Тимура (Тамерлана) в XIV в. и кочевых

туркменских племен - кара-коюнлу и ак-коюнлу в XV в. В этот период, помимо сравнительно близких регионов Малой Азии и Месопотамии, большое число армян расселяется в Крыму, Киевской Руси, Поволжье, в Восточной Европе[4].

Особенно тяжелые и необратимые последствия для армян имело вторжение турок-османов, захвативших в XV в. Византию и основавших Османскую империю. В ходе ирано-турецких войн свыше 350 тыс. армян были насильственно переселены в Иран. Во время этого переселения был разрушен и уничтожен крупный торгово-ремесленный центр Джуга на левом берегу Аракса, а его жители численностью до 20 тыс. чел. были депортированы в окрестности персидской столицы Исфахана, где вскоре основали город Нор Джуга (Новая Джуга).

Из самого Ирана миграция армян шла на восток, главным образом в Индию, а также на север, в Россию. Однако, несмотря на пагубные последствия непрерывных войн, которые велись на территории Армении между Ираном и Турцией, насильственную миграцию и частичную исламизацию армян, заселение страны курдами и тюркскими этническими группами, большинство населения Армении вплоть до XIX в. составляли армяне.

Во время Русско-персидской войны 1804-1813 гг. вместе с русскими войсками около 2 тыс. армян переселились из Эриванской области в район Тифлиса. После войн с Персией (182-1828) и Турцией (1828-1829) в соответствии с Туркманчайским и Адрианопольским договорами в Восточную Армению переселилось из этих стран свыше 140 тыс. армян, составивших 60% при общей численности населения 240 тыс. чел.

В дальнейшем после Русско-турецких войн 1853-1856 и 1877-1878 гг. в пределы России из Турции переселилось большое число армян. Решения Берлинского конгресса 1878 г., обязывавшие Турцию к проведению «улучшений и реформ» в Западной Армении, привели к росту насилия со стороны султанского правительства в отношении армян и способствовали подъему национально-освободительной борьбы - движению фидаи. В ответ на это правительство султана Абдул Гамида II в 1894-1986 гг. организовало массовое истребление армянского населения Западной Армении, жертвами которого стали свыше 300 тыс. чел. Резко усилилась эмиграция армян в ближние и дальние страны, в том числе и в США, Аргентину, Канаду и др. Однако, несмотря на постоянную эмиграцию, абсолютное большинство армянского народа проживало на своей исторической родине в Западной Армении и Киликии в составе Османской и Российской империй и практически всегда имело возможность вернуться на родину.

В Османской империи в соответствии с данными учёта населения 1844 г. проживало 2,4 млн армян, из которых 2 млн в азиатской и 400 тыс. - в европейской части страны[5]. Согласно официальным турецким источникам, в 1870-е гг. в Османской империи в 6 вилайетах (Себайстийском, Эрзрумском, Ванском, Битлисском, Хорбердском, Диарбекирском) проживало 3,6 млн армян, а в документе, специально подготовленном для Берлинского конгресса 1878 г., фигурировали значительно заниженные цифры - всего 586 тыс. чел. По оценкам армянского патриархата, в 1878 г. количество армян в Османской империи составляло 3 млн чел.: 400 тыс. в европейской Турции и Стамбуле, 600 тыс. в западной Малой Азии, 670 тыс. в вилайетах Сивас, Трапезунд, Кайсери и Диарбакир и 1 млн 330 тыс. на Армянском нагорье.

Резня 1894-1896 гг., бегство армян из Турции и насильственные обращения в ислам привели к сокращению численности армянского населения Западной Армении. В начале XX в. после Балканской войны 1912-1913 гг. армянские уезды активно заселялись мусульманами-беженцами с Балкан для изменения баланса этнического состава населения империи. В результате антиармянской политики младотурецкого правительства к началу Первой мировой войны численность армян в Османской империи уменьшилась до 1,8 млн, из которых 1 млн - в Западной Армении. По официальным данным турецкой статистики, в начале 1914 г. в империи проживало всего 15,9 млн чел., из них только 1 млн 260 тыс. - армяне, а в Западной Армении - всего 636 тыс. чел., или 7,9% всего населения. Противоречивость данных свидетельствует, на наш взгляд, о том, что турецкие власти постоянно прибегали к фальсификациям в оценке действительной численности армян для реализации своих стратегических планов изгнания и искоренения их с территории империи.

Процесс переселения армян в Россию имеет давнюю историю и связан, прежде всего, с экономическими и культурными связями между русским и армянским народами. Самая ранняя армянская община в Древней Руси была в Киеве. После принятия христианства в 988 г. и последовавшей за этим женитьбой великого князя Владимира I (980-1015 гг.) на принцессе Анне, сестре византийского императора Василия II (976-1025 гг.), армянина по происхождению, связи армян с Киевской Русью усилились. Известно, что вместе и принцессой Анной в Киев приехали священники, врачи, строители, среди которых было и немало армян.

Постепенно армянское население Киева росло и принимало активное участие в экономической и культурной жизни города, а также в защите его от внешних врагов. Армяне наравне с местными жителями воевали с половцами, печенегами, позднее с монголо-татарами, с тевтонскими рыцарями. В частности,

в знаменитой битве при Грюнвальде в 1410 г. против рыцарей Тевтонского ордена в составе Смоленского войска вместе с русскими, поляками и литовцами сражались и два армянских полка[6].

Со временем численность армян в Юго-Западной Руси увеличивалась. В середине XVIII в. Галицкий князь Лев Данилович, основавший город Львов, предоставил армянам для поселения земельный участок в городе, где в 1363 г. началось строительство церкви на средства армянских купцов Якова из Кафы (Феодосии) и Паиоса из Гайцараца. Многие исследователи предполагают, что в строительстве принимали участие армянские мастера, так как памятник имеет много общих черт с собором в Ани. Во Львове армяне занимали целый квартал, имели улицу, которая до сих пор называется Армянской. Львовская колония являлась духовным центром армян Юго-Восточной Европы и имела свой суд и самоуправление.

В Каменец-Подольске также имелась армянская церковь Св. Николая, построенная ещё в 1250 г. До наших дней сохранилась часть укреплений крепостных стен этого средневекового города, известных под названием «Армянский бастион», а одна из центральных площадей и сейчас носит имя «Армянской рынок», где сохранились торговые каменные строения и склады. Подольская община была настолько состоятельной, что короли Польши неоднократно обращались к армянам за кредитами на военные нужды. Армянская община играла важную роль в развитии ремесел и торговли города. Основой экономического процветания колонии была торговля восточными и местными товарами -коврами и тканями, лошадьми и холодным оружием, ювелирными изделиями и пряностями.

Тесные торговые и экономические связи установились между армянскими колониями Юго-Западной Руси и Крыма. Об интенсивных контактах крымских армян с армянской общиной Львова свидетельствуют (начиная с XIV в.) записи в городских книгах о совершенных торговых сделках.

Первые связи армян с Таврией относятся ко времени Тиграна Великого (I в. до н.э.), состоявшего в родственных и союзнических отношениях с Митридатом VI Евпатором (Митридат Понтийский). Позднее, в V-VI вв. н.э., византийские императоры размещали военные армянские отряды на дальних окраинах своей империи, в том числе и в Крыму. В первой трети XIV в. уже после завоевания части Крыма татарами многие армянские колонии юго-востока полуострова пополнились новой волной переселенцев, теперь уже из Золотой Орды: из Ак-Сарая, расположенного на Волге между Казанью и Астраханью, куда они бежали из Армении после разрушения Ани монголами в 1236 г. Они расселялись в основном в горном юго-восточном Крыму: в Кафе (Феодосии), Судаке, а позднее в основанном крымскими татарами городе Кырым (Старый Крым).

В некоторых генуэзских источниках первой половины XV в. юго-восточное побережье Крыма именовалось «Приморской Арменией»[7].

После захвата Крыма турками-османами в 1475 г. значительно сократилась численность армянского населения полуострова. Присоединение Крыма к России в 1783 г. и Манифест Екатерины II от февраля 1798 г. о заселении Крыма иностранными колонистами способствовали формированию новой армянской колонии с центрами в Симферополе и Феодосии. Здесь были открыты школы и училище Арутюна Халибова в Феодосии (1858 г.), основанное по инициативе крупного учёного, религиозного и общественного деятеля Габриэла Айвазовского. Осенью 1861 г. император Александр II с семьёй посетил Халибовское училище и лично поблагодарил Г. Айвазовского и А. Халибова за «благое дело». При училище действовала типография, в которой печаталась учебная и художественная литература, а также журналы «Голубь Масиса» и «Радуга».

Армяне активно участвовали в общественно-политической жизни Крыма и его благоустройстве. В частности, во время Крымской войны (1853-1855 гг.) армянское купечество взяло на себя значительную часть обеспечения военных нужд осажденного Севастополя, внесло основной вклад в строительство в Крыму железной дороги. Особенно велики заслуги И. К. Айвазовского, великого художника-мариниста, оказавшего материальное содействие строительству железной дороги, переоборудованию феодосийского порта и обеспечению города питьевой водой.

И. К. Айвазовский тяжело пережил резню армян 1895-1896 гг., организованную турецким султаном Абдул Гамидом. В знак протеста он бросил в море все свои турецкие ордена и заявил турецкому консулу: «Ордена, данные мне твоим кровавым хозяином, я бросил в море. Вот и их ленты, пошли ему. Если хочет, пусть и он мои картины выбросит в море, мне не жаль... ». В помощь армянам, спасшимся от резни, Айвазовский организовал в Одессе выставку, а вырученные деньги, разделив пополам, послал армянам и грекам. Спустя несколько дней, для оказания помощи армянам, он выслал в адрес русского консула в Константинополе еще 3 тыс. франков. Великий художник похоронен в Феодосии, в ограде армянской церкви XIV в. Сурб Саркис, на плите высечена надпись по-армянски: «Рожденный смертным, он оставил по себе бессмертную память». Известными деятелями культуры армянской общины в Крыму в XIX -начале XX в. были также художники Вардгес Суренянц, Эманвел Магдесян, композиторы Александр Спендиаров, Христофор Кара-Мурза и др.

Важную роль в развитии армяно-русских торговых отношений сыграла Джульфийская компания, основанная в середине XVII в. в армянском предместье Исфагана (Нор Джуга). Представители компании Ходжа Закар Саградян и Григор Лусиков в 1660 г. приехали для переговоров в Москву с богатыми

подарками, в том числе знаменитым Алмазным троном для царя Алексея Михайловича. По договору, подписанному в 1667 г., армянские купцы первые среди иностранцев получили не только привилегии свободной торговли от Астрахани до Архангельска, но и право вывоза всего шёлка-сырца из Персии в Россию и последующего транзита товаров в Европу с уплатой установленных пошлин[8]. В это же время с 1666 г. в Кремле работал армянский художник-живописец Богдан Салтанов (Аствацатур Салтанян), ставший «первым художником двора» и удостоенный звания дворянина.

Петр I всячески поощрял деятельность армянской Джульфийской компании, даровал купцам новые льготы и преимущества, но в то же время добивался монопольного ввоза в Россию всего персидского шёлка для последующей перепродажи его в Европу. В письме персидскому шаху Петр I настаивал, чтобы вся торговля шёлком, сосредоточенная в руках армянского купечества в Персии, направлялась через Астрахань в Москву и «чтобы тех армян в государство царского величества с товарами для торгового промыслу в порубежных городах пропускали без задержания со вспомогательством без всякие помешки».

Указ Петра I от 2 марта 1711 г. об армянах Джульфийской компании в пункте 9 гласил: «Персидский торг умножить и армян как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы им подать охоту для большего их приезда». Для увеличения торговых оборотов компании устанавливались льготные пошлины, в частности, с армян, приезжающих в Россию из Персии для торговли, взимали пошлину только с продажи. Важное торговое, хозяйственное и военностратегическое значение имело стремление российских властей переселить армян из пределов Османской империи во вновь завоёванные земли в Закавказье и районы Прикаспия. В соответствии с Указом Екатерине II от 14 ноября 1779 г. 12,6 тыс. армян переселилось из Крыма в низовья Дона и основали город Нор-Нахичеван и еще пять армянских деревнь - Чалтырь, Топти (Крым), Мец Салы (Большие Салы), Султан Салы и Несветай.

Переселение армян Екатерина II поручила архимандриту Петросу Марко-сяну (Петру Маркосову) с позволением «... им строить церкви и колокольни с вольным отправлением в оных по законам их всех церковных чинополо-жений и состоять Архимандриту и Армянским Священникам в единственной власти Армянского Патриарха, находящегося в Араратском Патриаршем монастыре. .. » Кроме того, правительство Екатерины II предоставило армянам целый ряд льгот и привилегий: внутреннюю автономию, свой герб, печать, суд, делопроизводство на армянском языке.

Переселенцы привезли с собой не только свои домашние вещи и всё необходимое, но и церковную утварь, армянские рукописи, в том числе Евангелие, написанное в Крыму в 1347 г., а также около 800 хачкаров. Основную массу

переселенцев составляли горожане, хорошо знакомые с предпринимательской и торговой деятельностью. Армянское общество на Дону не знало ни привилегированных дворян, ни бесправных крепостных крестьян. Это было по своей сути буржуазным обществом равных возможностей[9]. На Донской земле армяне воссоздали свою церковную организацию, которая существовала в Крыму несколько столетий. Известно, что в одной только Кафе (Феодосия) имелось до 45 армянских церквей, а местный епископ был настолько богат, что на свои средства соорудил городской водопровод. Именно жители Кафы основали в центре Нахичевани в 1780 г. собор св. Григория Просветителя (Сурб Луса-ворич), план которого по поручению Екатерины II был составлен выдающимся архитектором И. Е. Старовым, автором Таврического дворца. По предложению духовного главы российских армян Иосифа Аргутинского было решено первоначально построить временную деревянную часовню, расходы на сооружение которой взяли на себя Даниэль Каракашьян, Торос Тер-Партухемосян и Микаэль Когбетлян.

В 1781 г. Иосиф Аргутинский освятил в Нахичевани две церкви - св. Богородицы (Сурб Аствацацин) и св. Вознесения (Сурб Амбарцум). В том же году на берегу р. Дон была основана церковь во имя св. Николая (Сурб Никохайос), освящение которой состоялось 10 сентября 1783 г. В это же время новонахичеванские армяне основали другую церковь св. Феодора (Сурб Торос) в юго-восточной части города, освященную в 1786 г. Ещё одна армянская церковь была освящена в 1787 г. в западной части города, на границе между Ростовом и Нахичеванью. Успешная экономическая деятельность местных армян позволила основать в Нор Нахичевани духовную семинарию, мужскую и женскую гимназии, несколько школ, училище благородных девиц, театральным центром церковной и культурно-просветительской жизни армян Юга России стал Кре-сто-Воздвиженский монастырь (Сурб Хач), построенный в 1790 г. недалеко от Нахичевани в память одноимённого армянского комплекса близ оставленного переселенцами города Старый Крым. Здесь, как и при всех армянских церквях, существовала приходская школа, пансионат для детей неимущих, а также первая типография в регионе.

В 1793 г. член Петербургской Академии наук П. С. Паллас посетил Нор Нахичеван и отметил благоустройство быта и каменных домов, крытых черепицей, а также парки и городской водопровод. По наблюдениям П. С. Палласа, «промышленность армян стоит гораздо выше промышленности русских и греков. .. у них есть фабрики, ремесленные и торговые заведения, так что всякий человек, любящий свою страну, должен желать переселения с равнин Аракса в Россию этого народа».

В 1800 г. по инициативе Верховного Патриарха Гукаса на средства местных армян началось строительство кирпичного здания, завершившееся в 1814 г.[10]

Длительное время Донские армяне представляли собой моноэтническую общность, сохранившую до нашего времени свою национальную идентичность. Сам город Нахичевань представлял собой субэтническое сообщество, население которого, первоначально вообще не зная русского языка, говорило исключительно на родном армянском языке. Вплоть до октября 1917 г. город сохранял свой национальный облик, существовала армянская по составу городская дума, своя система образования, свои культурные и бытовые традиции. Только в 1928 г. Нахичевань-на-Дону был присоединен к Ростову-на-Дону, а затем переименован, став его Пролетарским раойном. Из среды донских армян происходят Католикос всех армян Геворг VI Чорекчян, писатель и публицист Микаэл Налбандян, классик армянской литературы Рафаэл Патканян, художник Мартирос Сарьян, крупный учёный-историк Алексей Дживигелов, писательницы Мариэтта Шаги-нян, Нина Берберова, балерина Агриппина Ваганова и поэт Людвиг Дурьян, архитекторы Марк Григорян и Ованес Халпахчьян.

После Русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Г. А. Потемкин и И. Аргу-тинский переселили из Турции около 4 тыс. армян, которые в 1792 г. у реки Днестр основали город ремесленников и торговцев Григориополь. В 1797 г. 3,5 тыс. армянских переселенцев из Турции основали город Сурб Хач (Святой Крест), ныне Будённовск. Уже в 1819 г. армяне построили здесь церковь Св. Георгия Победоносца из кирпича. В 1849 г. появилась вторая армянская церковь во имя Спасителя, а в конце XIX в. - церковь во имя Божьей Матери (Сурб Аствацамайр). В настоящее время в городе функционирует лишь одна небольшая церковь Сурб Хач.

Кизляр и Моздок вплоть до начала XX в. также развивались как армянские города, поскольку армяне составляли там большинство населения. Именно они первыми в регионе стали развивать виноградарство, шелководство, хлопководство, а кизлярские армяне наладили производство коньяка и риса под названием «сорочинское армянское пшено». Повсеместно, на местах своего нового проживания армяне строили церкви (только в Кизляре их в XVIII в. было три), открывали школы, а российские власти предоставляли им не только льготы для занятия торговлей и ремеслом, но и особые права и привилегии в виде собственного судопроизводства и самоуправления.

В течение XV-XVI вв. миграционные потоки армян из разных провинций Ирана, Армении и Крыма, особенно после его завоевания Турцией, направлялись большей частью в бассейн Терека и Черкессию. В результате длительного проживания армян среди западных адыгов сформировалась историко-этнографическая группа армянского этноса под названием черкесогаев (черкесских, или горских, армян). Черкесогаи восприняли многие элементы быта и культуры горцев, вплоть до языковых диалектов, однако сохранили своё национальное

самосознание и христианскую религию. По мнению многих исследователей, переход армян в горы Северного Кавказа не представлял собой одномоментный процесс, а включал в себя разновременные потоки из Армении, Киликии, Крыма и из других областей с X по XVII в.[11]

Со временем угроза исламизации, усиленно распространяемой крымскими ханами, заставила черкесогаев объединяться в отдельные аулы, а затем и вовсе покидать горы и переходить на русскую территорию, где в 1839 г. образовали Армянский аул, переименованный в 1841 г. в Армавир по названию древней столицы Армении. В книге «Моя столь длинная дорога» Анри Труайя так описывает жизнь черкесогаев: «Семья моего отца родом из Армавира, небольшого полуармянского-получеркесского городка на Северном Кавказе. С незапамятных времен армяне жили в тесной дружбе с черкесскими племенами. У черкесов они переняли образ жизни, язык и одежду... Они то и дело взывали к Аллаху, но хранили верность христианскому богу. В аулах, где жили черкесогаи, как их называли, не было церквей. Раз в год с далёкого юга, из Эчмиадзина, приезжал в этот край армянский священник и венчал молодые пары, крестил новорожденных».

В 1840 г. здесь насчитывалось до 400 семейств черкесогаев, включавших более 1300 чел. В 1876 г. Армавир получил статус села, а в 1914 г. был преобразован в город. В 1910 г. в Армавире, при общей численности населения в 44448 чел., армяне составляли 7 813 чел.

Одной из первых задач обустройства черкесогаев на берегах Кубани стало строительство церкви, начавшееся по инициативе основателя Армавира Г. X. Засса весной 1840 г. По его ходатайству император Николай I повелел выделить из казны 2 000 руб. серебром. К сожалению, в одну из ночей 1842 г. недостроенный храм сгорел"'. Это обстоятельство не остановило черкесогаев. По их прошению император Николай I выделил 10 тыс. руб. серебром на строительство новой каменной церкви в Армянском ауле. 25 августа 1861 г. армянский храм Верапохумн Сурб Аствацацни (Успения Святой Богородицы) был освящен Астраханским архиепископом Матевосом. Этот храм уцелел и действует до наших дней.

В 1887 г. армавирцы возвели ещё одну кирпичную церковь Сурб Геворк (Св. Георгий), на освящение которой из Астрахани приехал архиепископ Геворг Суренянц (будущий католикос Геворг V). В 1902-1904 гг. в Армавире на новом

армянском кладбище на средства Логоса Асланяна (8 тыс. руб.) была сооружена церковь Сурб Петрос Логос (Св. Петра и Павла).

В 1912 г. Армавир посетил Католикос всех армян Геворг V, освещавший в 1887 г. храм Сурб Геворк. В сообщении местной газеты «Кубанский край» отмечалось, что «после молитвы в старой церкви, Его Святейшество осматривал в ограде новую строящуюся церковь»[12]. Ещё в 1907 г. сельский сход постановил возвести в Армавире новую большую армянскую Георгиевскую церковь. Её освящение состоялось 23 апреля 1915 г. с участием епископа Астраханской епархии Мхитара. По мнению С. Н. Ктиторова, история армянских храмов Армавира свидетельствует об «интенсивности духовной жизни местной общины, для представителей которой приверженность вере предков всегда являлась главной основой сохранения своей этнической идентичности».

В 1847 г. в Армавире была открыта первая армянская школа для мальчиков, а в 1871 г. - ещё две школы, для мальчиков и для девочек. Армавир долгое время считался селом, хотя и застраивался по городскому проекту и состоял из четырёх кварталов, каждый их которых соответствовал прежним местам расселения черкесогаев. Здесь раньше, чем в других городах Кавказа, появились электричество, телефон, трамвай.

Важную роль в этнокультурном развитии черкесогаев стал играть русский фактор - широкое распространение получили русский язык, русские традиции, совместные браки с русскими, появились русифицированные формы фамилий, например, Поповы, Бароновы, Тарасовы, Арсентьевы, Давыдовы и др. Из среды черкесогаев вышли французский писатель Анри Труайя (Левон Тарасов), писатели С. Дангулов и Б. Каспаров, главный врач Балтийского флота М. Дангулов, предприниматель времен перестройки Артем Тарасов.

Первые упоминания об армянах Москвы относятся к концу XIV в. и связаны не только с возвышением Московского княжества, но и торговой деятельностью армянских купцов. В начале XV в. армяне основали в районе Китай-города свою общину в виде Армянского торгового дома. При Иване Грозном в благодарность за верность в борьбе с Казанским ханством армяне получили налоговые льготы и были переселены в Белый город. В XVIII в. армяне селились преимущественно в Столповом переулке и вокруг него. Именно здесь в 1758 г. скупил ряд домов приехавший из Персии Нор Джуги, богатый купец и промышленник Лазарь Назарович Лазарев (Егиазар Лазарян) с четырьмя сыновьями. Они основали в Москве мануфактуры по производству шёлковых и бумажных тканей, а также стали владельцами горнозаводских и ювелирных предприятий и соляных промыслов. В 1774 г., будучи одной из самых богатых семей в России, Лазаревы получили дворянское звание.

Старший из сыновей Лазарева, Иван Лазарев, будучи известным в России благотворителем, добился в 1770 г. разрешения построить в Москве и Петербурге армянские церкви. Уже в 1779 г. в Москве в Столповом переулке

по проекту известного архитектора Ю. Фельтена на средства третьего из братьев Лазаревых, Христофора, была построена церковь Сурб Хач (Святого Креста). Лазаревы на свои средства благоустроили переулок, который стал называться Армянским.

В середине 60-х гг. XVIII в. И. Л. Лазарев переехал в Петербург, где стал видным политическим деятелем, близким ко двору, советником Екатерины II по восточной политике и советником Государственного банка России. Он всемерно способствовал переселению армян из Персии в Россию, а в 1781 г. на его средства в Петербурге на Невском проспекте была построена армянская церковь Сурб Катарине. В 1791 г. на Васильевском острове в Петергбурге Иван Лазарев построил ещё одну армянскую церковь Сурб Арутюн[13].

Младший брат Оваким Лазарев вместе с сыновьями Иваном и Христофором в 1815 г. построили в Армянском переулке великолепный архитектурный ансамбль, где разместилось училище, преобразованное в 1827 г. в Лазаревский институт восточных языков с преподаванием армянского, русского, персидского, турецкого, арабского и европейских языков. Лазаревский институт стал главным центром армянского просвещения, арменоведения, подготовки национальной интеллигенции в России. В институте имелась одна из лучших в Москве типографий, в которой печатались книги на 13 европейских и восточных языках. На средства Лазаревых в Москве в 1815 г. была построена ещё одна церковь -Сурб Арутюн (Святого Воскресения) на купленном ими участке в Ваганькове, где разместилось и новое кладбище.

Помимо Лазаревых в Москве поселились и другие армянские семьи. Среди них Арапетовы, Ахвердовы, князья Абамелик и Аргутинские, графы Лорис-Меликов и Деляновы. Многие из них стали крупными государственными деятелями России, славились своей благотворительностью. В частности, М. Т. Лорис-Меликов (выпускник Лазаревского института) был министром внутренних дел при Александре II, а И. Д. Делянов - министром просвещения в новом правительстве Александра III. Роскошная вилла «Абамелик» в Риме, принадлежавшая последнему представителю объединенного рода Абамелик-Лазаревых, перешла Российской академии художеств. В наши дни там располагается посольство Российской Федерации в Италии, а в здании Лазаревского института в Москве -посольство Республики Армения в России.

Постепенно сфера интересов армян в столицах стала расширяться: помимо торговли и предпринимательства они активно занимались научной и преподавательской деятельностью. В 1844 г. в Петербургском университете была открыта кафедра армянского языка и литературы (вторая по счёту в России после Казанского университета). На кафедре работали такие известные армяноведы, как Н. Бероев, К. П. Патканов, Н. Я. Марр, Н. Г. Адонц. В Москве выходило несколько периодических изданий на армянском языке; на русском языке печатались «Эминовский этнографический сборник» (1901-1910), еженедельный журнал «Армянский вестник» (1916-1918). В 1897 г. вышел литературный сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам», посвящённый жертвам массовой резни 1894-1896 гг. Весь доход от продажи издания был

направлен на оказание помощи беженцам. В 1916 г. была опубликована «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней» под редакцией В. Я. Брюсова[14].

Определить точные данные о численности армянского населения в Российской империи не представляется возможным из-за слабости или вовсе отсутствия учёта его. По итогам «Камерального обобщения» Закавказья, проведённого в 1828-1832 гг., здесь проживало около 1,5 млн чел., из них 370 тыс., или 25%, - армяне, расселённые в Армянской области, Карабахской провинции, Ахалкалакском, Ахалцихском, Елисаветпольском уездах и др. Значительная часть их проживала в городах Закавказья. Например, в Ахалкалаке - армяне составляли 100% населения, в Ахалцихе - 92,4%, Телави - 82,6%, Тифлисе -82%, Душети - 76,5%, Гори - 72%, Елисаветполе - 48,5, Шуши - 47,8% . Наиболее полные сведения по численности армянского населения в Российской империи дала Первая всеобщая перепись населения страны в 1897 г. (табл. 1).

Таблица 1

Численность армянского населения Российской империи в 1897 г. (по вероисповеданию)64

Территория

Мужчин

Женщин

Обоего пола

В городах

По всей империи

645620

572461

1218081

-

Эриванская

227122

212804

439926

53976

Елисаветпольская

155325

143465

298790

32986

Тифлисская

123762

106615

230377

83611

Карская

38791

34176

72967

16529

Бакинская

31499

21269

52768

23086

Кутаисская

14241

10264

24505

14474

Кубанская

8101

6692

14793

7790

Средняя Азия

3641

1227

4868

4305

Астраханская

2073

2180

4253

4045

Московская

1206

459

1665

1659

Дагестанская

979

673

1652

1564

Сибирь

500

47

547

207

Саратовская

125

52

177

160

Из табл. 1 видно, что из 1 218 081 армян Российской империи 1 119 333 проживали в Закавказье, и лишь около 100 тыс. - в остальной части страны. Из российских регионов наибольшее число армян проживало на юге, в Кубанской

области (14 793). Обращает внимание достаточно большое представительство армян в Средней Азии (4 868). Перепись показала почти повсеместное, за исключением Астраханской губернии, преобладание мужского армянского населения над женским. Сельское армянское население доминировало (79,8%) над городским (20,2%), однако эти показатели существенно превосходили общероссийские данные (соответственно 87,2 и 12,8%) (табл. 2).

Таблица 2

Численность армянского населения крупных городов Закавказья Российской империи в 1897 г.65

Город

Население

Армяне, чел. (%)

Тифлис

159590

39420 (24,7)

Баку

111904

23086 (20,6)

Елисаветполь

33625

11245 (33,4)

Кутаиси

32476

14474 (45,5)

Александрополь

30616

30244 (98,7)

Эривань

29006

28824 (99,3)

Карс

20805

16529 (79,4)

Весьма интересным представляется этнический состав и численность населения Эриванской губернии накануне Первой мировой войны (табл. 3).

Таблица 3

Этнический состав и численность населения Эриванской губернии к 1914 г.66

Этническая принадлежность

Пол, тыс. чел.

Всего, тыс. человек

% к общему числу населения Вост. Армении

Мужчині 1Ы

Женщины

Армяне

267

240

507

49,2

Тюркоязычные этнические группы

116

101,4

217,4

21,1

Курды

13,9

12,0

25,9

2,5

Русские

7,9

7,1

15,0

1,5

Айсоры

1,9

1,7

3,6

0,3

Другие

0,5

0,4

0,9

0,08

Всего

407,2

362,6

769,8

74,6

Данные табл. 2, 3 свидетельствуют о высоком представительстве армян в крупных городах Закавказья. Армяне составляли 2/3 населения Эриванской губернии и почти 50% всей Восточной Армении. [15]

  • [1] ’См.: Сущий С. Я. Армяне Юга России - история, современность, перспективы (географический очерк). Ростов н/Д, 2015. С. 14.
  • [2] См.: Каграманян К. А. Конституция царя Вачагана. Истоки правопорядка НКР. Ереван, 2010. С. 26-37; Каланкатуаци (Мовсес Каланкатуаци). История Агван. СПб., 1861 (на арм. яз.). С. I, XXIII. 2 См.: Каждая А. Армяне в составе господствующего класса Византийской империи в XI-XII вв. Ереван, 1975. С. 27. 3 См.: Шпирелъман В. А. Войны памяти : мифы, идентичность и политика в Закавказье. М., 2003. С. 44.
  • [3] См.: Арутюнова-Фиданян В. А. Армяно-Византийская контактная зона (X-XI вв.). Результаты взаимодействия культур. М., 1994. С. 20-53; Юзбашян К. Н. Армянские государства эпохи Багратидов и Византия в 1X-XI вв. М., 1988. С. 77, 173, 192. 2 Адонц Н. Г. Армения в эпоху Юстиниана (Политическое состояние на основе нахарарского строя). СПб., 1908. С. 201. 3 Там же. С. 179-180. 4 См.: Степаненко В. П. Политическая обстановка в Закавказье в первой половине XI в. // Античная древность и средние века. Свердловск, 1975. Вып. 11. С. 126-127. 5 См.: Микаелян Г. История Киликийского армянского государства. Ереван, 1952. С. 124; Му-тафян К. Последнее королевство Армении. Париж, 2009. С. 18-19.
  • [4] См.: Абрамян А. Г. Краткий очерк армянских переселенческих очагов : в 2 т. Ереван, 1964. Т. I. С. 24. 2 См.: Hovannisian Richard G. The Armenian People From Ancient to Modem Times. Palgrave Macmillan, 2004. P. 267. 3 Армяне. Народы и культуры. М., 2012. С. 63. 4 См.: Саядов С. М. «Тифлисские ведомости» об Армении и армянах // Ист.-филол. журн. Ереван, 1983. № 2-3. С. 27. 5 См.: Парсамян В. А. А. С. Грибоедов и переселение армян // Из истории вековой дружбы. Ереван, 1983. С. 140. 6 Kirakossian A. The Armenian Massacres 1894-1896. British MediaTestimony. University of Michigan, 2008. P. 237.
  • [5] См.: Амбарян А. С. К вопросу о численности западных армян // Вести. Ереван, ун-та. 1969. № 2. С. 98. 2 См.: Амбарян А. С. Указ. соч. С. 99; Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. СПб., 1895. Вып. 62. С. 28-29. 3 См.: Kevorkian R. The Armenian Genocide : A Complete History. I. B. Tauris, 2011. P. 267. 4 Армяне. Народы и культуры. С. 85. 5 Сокольский Н. Очерки современной Турции. Тифлис, 1923. С. 187-189; Национальный атлас Армении : в 2 т. Ереван, 2007. Т. ЕС. 106. 6 См.: Диль Ш. История Византийской империи. М., 1948. С. 70.
  • [6] См.: Тер-Саркисянц А. Е. Армяне и этно-культурные традиции. М., 1998. С. 257; Армянское войско в XVIII в. Из истории армяно-русского военного содружества (Исследование и документы). Ереван, 1968. С. 39, 42. 2 См.: Халпахчьян О. X. Сооружения армянской колонии во Львове в XII - начале XX вв. // Архитектурное наследство. М., 1979. Вып. 27. С. 63-64. 3 См.: Исторические связи и дружба украинского и армянского народов. Ереван, 1971. Т. 3. С. 292-293. 4 Там же.
  • [7] Возврашение в приморскую Армению. URL: http://bs-kavkaz.org/2012/07/krym-vozvrachenie-v-primorskyu-armeniu/s (дата обращения: 25.03.2018). 2 См.: Лихотворик Р. С. Путешествие со старой открыткой. Феодосия, Старый Крым, Коктебель, Отузы, Кизилташ на рубеже XIX-XX столетий. Феодосия, 2004. С. 54. 3 Иван Константинович Айвазовский. URL: http://imhomir.com/blog/znamenitye_armyane/22916. html (дата обращения: 25.03.2018). 4 Там же. 5 Армяне. Народы и культуры. С. 564.
  • [8] Астрахань - Гилян в истории русско-иранских отношений. Астрахань, 2004. С. 87. 2 См.: Григорьян К. Н. Из истории армяно-русских литературных и культурных отношений (X - начало XX в.). Ереван, 1974. С. 42, 43, 49. 3 Армяне. Народы и культуры. С. 557. 4 Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века : в 3 т. Т. И, ч. 1. Ереван, 1964. С. 42. 5 См.: Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа. Ч. I. М., 1833. С. 179-180. 6 Там же. С. 180.
  • [9] См.: Казаров С. С. Нахичеванское купечество (конец XVIII-начало XX века). Ростов н/Д, 2012. С. 15; Нахичсвань-на-Дону, её прошлое и настоящее // Донско-Азовский календарь на 1887 год. Ростов н/Д, 1886. С. 115. 2 См.: Вартанов В. Г., Казаров С. С. Армянская Апостольская Церковь на Дону. Таганрог, 2008. С. 8. 3 См.: Поркшенян X. А. Нахичевань-на-Дону (рукопись). Нальчик, 1960. С. 11. 4 См.: Вартанов В. Г., Казаров С. С. Указ. соч. С. 9-10. 5 Казаров С. С. Указ. соч. С. 16.
  • [10] ^Патканян Г. История Новой Нахичевани. Новая Нахичевань, 1917. С. 40. 2 См.: Халпахчьян О. X. Архитектура Нахичевани-на-Дону. Ереван, 1988. С. 10. 3 Армяне. Народы и культуры. С. 568. 4 См.: Бархударян В. Б. Армянские колонии в России и их роль в армяно-русских отношениях // Из истории вековой дружбы. Ереван, 1983. С. 128. 5 ^Тер-Саркисянц А. Е. Указ. соч. С. 283.
  • [11] См.: Щербина Ф. А. История Армавира и черкесо-гаев. Екатеринодар, 1916. С. 2, 177; Погосян А. А. Армянская колония Армавира. Ереван, 1981. С. 21; Аракелян Г. С. Черкесагаи (историко-этнографическое исследование) // Кавказ и Византия. Ереван, 1984. Вып. 4. С. 29-73; Виноградов В. Б., Ктиторов С. Н. Заметки об изучении актуальных вопросов истории черкесогаев и дореволюционного Армавира // Studia Pontocausica. Вып. 2. Армяне Северного Кавказа. Краснодар, 1995. С. 129-131. 2 ^Труайя А. Моя столь длинная дорога. М., 2005. С 15. 3 ^Тер-Саркисянц А. Е. Из истории чсркесо-гасв (черкесских армян) // Армяне юга России: история, культура, общее будущее. С. 280. 4 Города России в 1910 году. СПб., 1914. С. 910-911. 5 Ктиторов С. Н. Духовные центры армянской общины Армавира (середина XIX - начало XX вв.) // Армяне юга России: история, культура, общее будущее. С. 177. 6 Там же. С. 178. 7 См.: Аракелов Р. К. Очерки топонимии Армавира и его окрестностей. Армавир, 2004. С. 23.
  • [12] Ктиторов С. Н. Указ. соч. С. 180. 2 Там же. С. 181. 3 См.: Тер-Саркисянц А. Е. Из истории черкесо-гаев... С. 283-284. 4 См.: Тихомиров М. Н. Древняя Москва. М., 1947. С. 142, 143. 5 См.: Амирханян А. Т. Тайны Дома Лазаревых. Фрагменты истории московской армянской общины XIV-XX веков. М., 1992. С. 27.
  • [13] См.: Базиянц А. П. Правда интереснее легенд. М., 1975. С. 53-73. 2 См.: Ананян Ж., Хачатурян В. Армянские общины России. Ереван, 1993. С. 27.
  • [14] См.: Армяне. Народы и культуры. С. 559-562. 2 См.: Обозрение Российских владений за Кавказом в историческом, финансовом, этнографическом отношениях. СПб., 1836. Ч. 1-4. С. 27, 28, 362-371; Евецкий О. С. Статистическое описание Закавказского края. СПб., 1835. С. 29, 30, 142. 3 См.: Обозрение Российских владений... С. 362-371. 4 Таблица сост. по: Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. / под рсд. Н. А. Тройницкого. Т. I. Общий свод по Империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. СПб., 1905. Таблица XII. Распределение населения по вероисповеданиям.
  • [15] 65Итоги Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. URL: http://www. demoscope.ru/weekly/ssp/rus_gub_97 php?reg=38 (дата обращения: 25.03.2018). 2 66См.: Саркисян Г. Г. Население Восточной Армении в XIX - начале XX в. Этнодемографи-ческое исследование. Ереван, 2002. С. 151.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >