Роль адаптационного потенциала в профилактике интернет-зависимости подростков

В современных условиях развития российского общества на фоне мировой нестабильности и социально-экономического кризиса всё большую роль играет проблема влияния на личность подрастающего поколения негативных факторов социальной среды и эффективной профилактики возникающих вследствие этого нарушений. К подобным разрушающим психику воздействиям многие ученые относят разные виды зависимостей, которые в целом дезадаптируют личность и не позволяют ей нормально развиваться.

На сегодняшний день всё большее внимание многих исследователей обращено к проблемам аддиктивного поведения, имеющим отношение к компьютерной зависимости или так называемой интернет-аддикции.

Как следует из многочисленных исследований, подобная зависимость оказывает значительное деструктивное воздействие на личность людей разного возраста и особенно молодежи. Значимость проблематики определяется тем, что современные компьютерные технологии, как и масс-медиа за последние 20 лет сделали значительный рывок вперед и

56 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Адаптационная готовность личности в современных условиях развития общества» (проект № 15-06-10624а). вторгаются практически во все области жизни российского и западного общества и человека в отдельности, подменяя нормальное человеческое взаимодействие его виртуальными формами. Нельзя не говорить о положительном влиянии на личность компьютера и его интернет-составля-ющих. Но необходимо помнить, что, кроме позитивных моментов, такое воздействие на личность часто носит деструктивный характер. В основном происходит разрушительное изменение личности и в целом психики молодых людей и особенно подростков, личность которых не всегда способна преодолеть столь мощный информационный поток в силу недостаточного социального опыта и отсутствия необходимых внутренних адаптационных резервов.

Как отмечают Л. Н. Юрьева и Т. Ю. Больбот, многие исследования указывают на распространенность компьютерной зависимости среди большинства пользователей, которая подобна патологической аддикции от азартных игр. Так, не менее чем 15% посетителей Интернета проводят более 10 часов в неделю в Сети[1].

Иными словами, интернет-зависимость, под которой ученые понимают расстройство поведения в результате использования Интернета и компьютера, оказывает не меньшее негативное влияние на подрастающее поколение, чем другие аддикции. Кенделл (Kandell) считает, что данное понятие включает в себя любой вид деятельности в Сети.

На сегодняшний день интернет-зависимость определяется как навязчивое или компульсивное желание войти в Интернет, находясь офлайн, и невозможность выйти из Интернета, находясь в онлайн. При этом синонимами данной зависимости, по мнению Л. М. Юрьевой и Т. Ю. Больбот, являются «интернет-аддикция», «виртуальная аддикция», «кибераддикция», «нетаголизм». Кроме того, зарубежные исследователи отмечают патологическое использование Интернета, которое активизирует уже существующую патологию или выступает как отдельный вид зависимости.

К. Юнг (Young) и Р. Роджерс (Rodgers) понимают это понятие как проблемное использование Интернета и трактует его широко, рассматривая «интернет-зависимость» с точки зрения большого количества проблем поведения и контроля над влечением[2].

Дэвис (Davis) с соавторами применил когнитивно-бихевиоральную модель для описания интернет-аддикции. Они выделили специфическое патологическое использование Интернета (активация уже существующих специфических видов компьютерных аддикций - гэмблинги или порнографических сайтов) и генерализованное его патологическое использование (все виды компьютерных технологий - чаты, поиск информации и др.). Они показали, что патологическое использование Интернета может активизировать уже существующую патологию или выступить как отдельный вид зависимости.

Другие исследователи полагают, что избыточное использование Интернета может навредить когнитивной, поведенческой и аффективной сферам - повлиять на состояние здоровья человека. При этом они не поддерживают патологическую этиологию интернет-зависимости, считая Интернет «доброкачественным» расстройством, которое рассматривается как компенсация недостатков поведения в реальной жизни. Обращаясь к результатам многих социологических опросов, главными пользователями Интернета в России на сегодня являются люди в возрасте от 12 до 23 лет. Для них Интернет - это не только информационное пространство, средство общения, но и средство ухода от реальности или получения удовольствия. Следовательно, профилактика интернет-зависимости в молодежной среде является особенно значимой на сегодняшнее время, так как в основном именно среди подростков и юношей отмечается основная масса интернет-зависимых, что заметно сказывается на их социальнопсихологической адаптации и затрагивает свойства личности, характеризующие ее адаптационные возможности. Н. П. Кириленко в своей работе отмечает, что подросткам с интернет-зависимостью присуща проблема общения, связанная с включенностью в группы. Усложняют ситуацию такие особенности личности, как выраженная тревожность, ригидность, низкая самооценка, трудности в принятии своего телесного образа. Всё это создает у подростков с аддикцией сложности в регуляции и выра-

женин эмоций и приводит к недостаточному развитию эмоциональной сферы личности, неспособности к сопереживанию[3].

Вследствие сложности феномена интернет-аддикции наиболее целесообразно изучение его во взаимосвязи с другими явлениями. Научно-практический интерес представляет взаимосвязь социально-психологической адаптации личности и интернет-аддикции в условиях образовательной среды школы, вуза, а также роль адаптационных возможностей личности в профилактике интернет-зависимости у подрастающего поколения. Так, М. В. Григорьева на примере выпускников школ - будущих студентов вуза характеризует значение адаптационных способностей, которые определяются как качества, способствующие эффективному функционированию динамичной системы взаимодействия индивида со средой. Следует отметить, что на сегодняшний день изучения характеристик социально-психологической адаптации личности и ее негативных изменений (нарушений) в виде различных аддикций традиционными методами уже недостаточно. Необходимо применение системно-диахронического подхода к изучению процессов социализации и социально-психологической адаптации. По мнению Р. М. Шамионова, одной из важнейших задач социальной психологии является «отслеживание характера процессуальности, темпоральное™, определение изменений различных инстанций личности во временной перспективе».

Данный принцип, как отмечает ученый, предполагает, прежде всего, поиск прогрессивных и регрессивных изменений инстанционных образований личности, а также исследование согласованности и рассогласованности их становления. Акцентируя внимание на необходимости использования для изучения адаптации личности системно-диахронического подхода, И. В. Арендачук полагает, что «несмотря на специфические особенности разных типов образовательных сред, адаптационная готовность как сложное системное образование проявляется в структуре активационного, мотивационно-ценностного, когнитивно-оценочного, эмоционально-волевого, операционально-исполнительского и биографи

ческого компонентов»[4]. При этом мотивационно-ценностный компонент включает систему мотивов, установок, ценностно-смысловых ориентаций личности, которые помогают ей формировать ценностное отношение к условиям изменяющейся образовательной среды.

М. В. Григорьева, рассматривая диахронический подход применительно к исследованию процессов социально-психологической адаптации, определяет единицы психологического анализа детерминантности и критерии диахронии-синхронии в процессе адаптационных взаимодействий личности и среды.

В наших исследованиях показана взаимосвязь социально-психологической адаптации с разными психологическими феноменами, как с креативностью личности - творческим потенциалом, так и её стрессо-устойчивостью. Кроме того, мы обобщили результаты теоретического и эмпирического исследования адаптационного потенциала учащихся старших классов общеобразовательных школ, где также показано, что одним из существенных факторов социально-психологической адаптации выступает стрессоустойчивость личности. В ряде работ, в частности, отмечается более высокий уровень социальной адаптации студентов по сравнению с учащимися школ.

Учитывая сложность данного феномена, наиболее целесообразно изучение его во взаимосвязи с другими явлениями. Особое место в данном контексте приобретает проблема психической устойчивости (адаптационных возможностей) личности к быстро меняющимся (подчас экстремальным) условиям, социальным требованиям, что в конечном итоге, например, предполагает умение формировать у себя стратегии преодоления трудностей, снижая риск возникновения интернет-зависимости или других нарушений личности. Исходя из этого, изучение данного феноме

на во взаимосвязи с адаптацией личности (особенно на начальном этапе развития), как и факторов, его определяющих, в комплексе с другими процессами, происходящими в личности, является неотъемлемой частью профилактики психического здоровья молодых людей. Адаптационный потенциал личности в соответствии с этим играет важное значение в изучении проблемы зависимости.

Согласно А. Г. Маклакову[5], адаптационный потенциал личности включает следующие характеристики:

  • - нервно-психическую устойчивость, уровень развития которой обеспечивает толерантность к стрессовому воздействию;
  • - самооценку личности, которая является основой саморегуляции и определяет степень адекватности восприятия в деятельности и учитывает свои возможности;
  • - ощущение социальной поддержки, определяющее чувство собственной значимости для всех;
  • - степень конфликтности личности;
  • - опыт социального общения.

Впервые термин «адаптационный потенциал» был введен канадским ученым Гансом Селье. М. Ю. Кондратьев определяет адаптационный потенциал с точки зрения уровня приспособления скрытых и явных возможностей группы или личности к новым или быстроменяющимся условиям социального взаимодействия.

Обосновывая результаты исследования личностного адаптационного потенциала в трудных условиях, А. Г. Маклаков полагает, что адаптационные способности личности во многом зависят от ее психологических особенностей, которые, в свою очередь, определяют способность адекватной регуляции функционального состояния организма в разнообразных условиях жизнедеятельности. Иными словами, чем сильнее развиты адаптационные способности, тем выше вероятность нормального функционирования организма и соответственно эффективной деятельности, особенно при увеличении интенсивности воздействия психогенных факторов окружающей среды.

В наших исследованиях интернет-зависимости у молодых людей (подростков) существенную роль мы отводим роли адаптационного потенциала личности в формировании данной аддикции и ее профилакти

ке. Ранее было установлено, что адаптационные возможности личности тесно взаимосвязаны со стрессоустойчивостью, социальной-психологи-ческой адаптацией и ее составляющими, ценностно-мотивационной сферой и другими свойствами личности. Отсюда целесообразно рассмотреть проблему интернет-аддикции в аспекте данных явлений.

В 2014-2015 годах проводилось эмпирическое исследование с целью изучения интернет-зависимости во взаимосвязи с адаптационными возможностями и готовностью к адаптации, свойствами личности адаптационного характера у подростков. Выборку исследования составили учащиеся общеобразовательных школ Саратовской области. Всего в исследовании участвовало 80 человек в возрасте 14-16 лет. При изучении уровня интернет-зависимости использовалась методика С. X. Чена (2003 год, Китай) в адаптации К. А. Феклисова. Для изучения характеристик социально-психологической адаптации применен опросник К. Роджерса и Р. Даймонда. Для исследования ценностных ориентаций личности студентов использовалась методика Е. Б. Фанталовой «Уровень соотношения “Ценности” и “Доступности” в различных, жизненных сферах». В исследовании адаптационных составляющих личности и стрес-соустойчивости подростков применены опросник Мини-Мульт (сокращенный вариант MMPI), 16РБ-опросник Р. Кэттелла. Для статистической обработки данных использован параметрический метод сравнения двух независимых выборок (/-критерий Стыодента) и корреляционный анализ (метод Пирсона).

Изучение интернет-аддиктивного поведения свидетельствует о том, что у 62% подростков отмечается низкий уровень интернет-зависимости, у 27% обнаружены тенденции к интернет-зависимому поведению (показатель находится на среднем уровне) и у 11 % выявлен выраженный и устойчивый паттерн интернет-зависимого поведения (рис. 2). Следует отметить, что у большинства испытуемых явных признаков, свидетельствующих о значительных нарушениях личности в связи с интернет-за-висимостью, не обнаружено. Однако 27% выявленных подростков с начальными признаками интернет-зависимого поведения и 11% с явными негативными изменениями заставляют обратить особое внимание на данную проблему.

На основе проведенной диагностики социально-психологической адаптации личности у 81% испытуемых выявлен высокий уровень адаптивности, у 19% он средний (находится в пределах нормы). Для 41% испытуемых-подростков характерен средний уровень дезадаптивности, у 56% он низкий и только у 3% высокий. Показатель «приятие себя» имеет высокие значения у 87,5% подростков. Средний уровень значений «неприятия себя» выявлен только у 37,5% испытуемых, у 62,5% он низкий. Для 81 % испытуемых характерен высокий уровень «приятия других», у

Уровень интернет-зависимости среди подростков

Рис. 2. Уровень интернет-зависимости среди подростков

19% данный показатель имеет средние значения. Показатель «неприятие других» находится в пределах нормы у 53% испытуемых, у 44% он низкий. Такая характеристика социально-психологической адаптации, как «эмоциональный комфорт», имеет высокий уровень у 50% подростков, у 47% средние значения. Показатель «эмоционального дискомфорта» находится в пределах нормы у 31% подростков, у 60% он низкий. У 84% испытуемых обнаружен высокий показатель «внутреннего контроля». Средний уровень «внешнего контроля» выявлен у 47% испытуемых, низкий - у 45%. Для 44% подростков характерен высокий уровень «доминирования», у 50% - средний. Интегральный показатель «ведомости» находится в пределах нормы у 81% испытуемых. «Эскапизм» или «бегство» от проблем как одна из значимых характеристик социально-психологической адаптации выявлена у 12% в виде ее высоких значений, у 60% она находится в пределах нормы. Заметно, что адаптивность у значительной части испытуемых высокая. Существенное влияние на уровень их социально-психологической адаптации оказывают все интегральные компоненты адаптации, которые в основном ее повышают, т. е. имеют высокие значения или находятся в пределах нормы. В целом, характеризуя социально-психологическую адаптацию личности подростков, обучающихся в школе, заметно, что ее уровень в основном высокий или хороший.

Из результатов типологического анализа (табл. 6) испытуемых с признаками интернет-зависимого поведения и при его отсутствии следует, что даже незначительные изменения в личности подростка, связанные с зависимостью от Интернета, заметно снижают уровень адаптации. Обна ружено, что у испытуемых, находящихся на начальных этапах развития зависимости, адаптационные возможности ниже, чем у детей с минимальным риском возникновения интернет-зависимого поведения.

Так, выявлены статистически значимые различия по шести интегральным показателям социально-психологической адаптации: адаптивность, дезадаптивность, неприятие других, эмоциональный дискомфорт, внешний контроль и эскапизм. Иными словами, риск возникновения дезадаптации личности значительно возрастает, при этом характерно наличие эмоционального дискомфорта, отсутствие взаимопонимания с окружающими людьми и стремление уйти от решения проблем.

Таблица б

Показатели социально-психологической адаптации у групп испытуемых с признаками интернет-зависимого поведения и при его отсутствии

Показатели

Адаптивность

Дезадаптивность

Приятие себя

Неприятие себя

Приятие других

Неприятие других

Эмоциональный комфорт

Эмоциональный дискомфорт

Внутренний контроль

Внешний контроль

Доминирование

Ведомость

Эскапизм

/-критерий

Стьюдента

2,2

-3,3

0,3

-1,0

0,4

-2,0

1,7

-2,7

-1,0

-3,8

-0,7

-1,4

-2,7

Степень значимости

0,00

0,0

0,7

0,2

0,9

0,03

0,09

0,01

0,3

0,00

0,4

0,1

0,01

В результате корреляционного анализа у подростков с признаками интернет-зависимого поведения выявлены положительные связи между суммарным показателем шкалы Чена и характеристиками социально-психологической адаптации «дезадаптивность» (г=0,627, /><0,05), «неприятие других» (г=0,626,/?<0,05), «эмоциональный дискомфорт» (/'=0,669, /?<0,01) «эскапизм» (г=0,654, /><0,01). Стоит отметить, что дети с признаками интернет-зависимого поведения испытывают трудности в адаптации, т. е. риск возникновения дезадаптации высок, при этом присутствуют трудности в общении, выраженные в неприятии других людей. Для данных испытуемых характерны также эмоциональный дискомфорт и бегство от проблем. Напротив, у подростков при отсутствии нарушений, связанных с интернет-аддикцией, обнаружен высокий уровень эмоционального комфорта, что выражается в корреляционной взаимосвязи между суммарным показателем ин-тернет-зависимости и характеристикой «эмоционального комфорта» (г=0,503,/><0,05).

Таким образом, представленные результаты свидетельствуют о взаимосвязи социально-психологической адаптации и интернет-зависимо-сти личности подростков, обучающихся в школе. Обнаружено, что даже незначительные изменения в поведении, связанные с зависимостью от Интернета, заметно снижают адаптационные возможности личности, в частности, на социальном уровне (активность взаимодействия с окружающими). В то же время высокий и хороший уровень социально-психологической адаптации личности значительно снижают риск возникновения интернет-аддикции у подростков и в целом позитивно влияют на выработку адекватных форм приспособительного поведения (способность противостоять психо-эмоциональным нагрузкам). Это подтверждают результаты статистического и качественного анализа данных, а также предыдущие исследования адаптационных возможностей личности.

Особое внимание стоит также обратить на подростков с разным уровнем интернет-зависимости. Сюда относятся и 27% выявленных испытуемых с начальными признаками зависимого поведения от компьютера. У значительной части испытуемых подростков отсутствуют изменения личности, связанные с аддикцией, однако были обнаружены негативные тенденции, которые заставляют по-новому, более пристально взглянуть на данную проблему.

Из анализа ценностно-мотивационной сферы личности подростков с низкими признаками интернет-аддикции следует, что вершину ценностной иерархии (наиболее привлекательные) занимают ценностные ориентации, связанные со счастливой семейной жизнью, здоровьем, а также имеющие межличностную направленность - «наличие хороших и верных друзей». Основание иерархии составляют ценности, которые отражают эстетические свойства природы и искусства, познание и творчество. Наименее доступными в иерархии являются ценности «интересная работа», «материально-обеспеченная жизнь», а наиболее доступными -«наличие хороших и верных друзей» и ценностная ориентация, которые отражают уверенность человека в себе. Сравнительный анализ выраженности показателей ценностной сферы несовершеннолетних с проявлениями интернет-аддикции (критерий привлекательности) свидетельствует о том, что вершину их ценностной иерархии (в отличии от испытуемых без признаков зависимости) составляют ценности «любовь», «материально обеспеченная жизнь». Остальные ценностные ориентации между двумя группами имеют близкие значения. В то же время обращают на себя внимания ценностные ориентации по критерию доступности. Так, ценностные ориентации «здоровье», «счастливая семейная жизнь» наиболее доступны для испытуемых с низкими проявлениями интернет-зависимости.

Проводимый типологический анализ результатов изучения ценностной сферы у испытуемых-подростков с начальными признаками возникновения интернет-зависимости и при их отсутствии (две крайние группы) показывает статистически значимые различия по следующим ценностям (критерий привлекательности): «активная, деятельная жизнь» (?=-2,9, /?<0,01), «уверенность в себе» (/=2,7, /?<0,01), «свобода как независимость в поступках и действиях» (/=2,3,/?<0,03). Заметно, что активность личности может быть связана не только со стремлением достичь желаемого результата, но и с ажиатированной тревогой, большей ориентацией на процесс. В то же время «уверенность в себе», «свобода в поступках и действиях» вполне характеризуют хорошо адаптированную личность с отсутствием признаков зависимого поведения. По критерию доступности также выявлены статистически значимые различия по ценности «уверенность в себе» (/=2,1,/?<0,04). Иными словами, «уверенность в себе» имеет недостаточную значимость и недоступность для большинства интернет-зависимых людей. Несмотря на то что различия между двумя группами испытуемых выявлены только по некоторым ценностным ориентациям личности, нельзя исключать, что их выраженность будет значительно выше при наличии испытуемых с явными признаками нарушений, характеризующих интернет-зависимость (высокий уровень).

Таким образом, представленные результаты свидетельствуют о влиянии интернет-аддикии на ценностно-мотивационную сферу личности и характеристики социально-психологической адаптации подростков. Выявлено, что даже незначительные изменения в поведении, связанные с зависимостью от Интернета, предполагают полное или частичное изменение в ценностно-мотивационной сфере, что заметно снижает адаптационные возможности личности, в частности, на социально-психологическом уровне (активность взаимодействия с окружающими людьми).

При изучении индивидуально-психологических особенностей личности, отражающих стрессоустойчивость и адаптивные возможности подростков с высоким и низким уровнем интернет-зависимости, обнаружено, что подросткам с высоким уровнем интернет-зависимости свойственны следующие характеристики: замкнутость, ведомость, чувствительность, развитое воображение, прямолинейность (рис. 3).

Низкие значения по фактору А (замкнутость) говорят о том, что подростки с высоким уровнем интернет-зависимости малообщительны, замкнуты, безучастны, в некоторой степени ригидны и излишне строги в оценке людей. Они скептически настроены, холодны по отношению к окружающим, стремятся побыть в одиночестве, не имеют близких друзей, с которыми могут быть откровенными.

Среднее значение по фактору Е (подчиненность) характеризует интернет-зависимых подростков как застенчивых, склонных сходить со своего пути и давать возможность другим двигаться дальше. Они часто оказываются зависимыми, берут вину на себя, тревожатся о допустимых ранее своих ошибках. Им присущи предупредительность, покорность, уважительность, послушание вплоть до полной пассивности.

Факторы

'Зависимые подростки ^^“Независимые подростки

Рис. 3. Личностные профили на основе средних показателей интернет-зависимых и не имеющих зависимости подростков

Высокие значения по фактору I (чувствительность) говорят о том, что интернет-зависимые подростки мягкие, устойчивые, зависимые, стремятся к покровительству, склонны к романтизму, артистичны по своей натуре.

Высокие показатели по фактору М (развитое воображение) свидетельствуют о том, что подростки ориентированы на свой внутренний мир, у них хорошо развито воображение, возможно, присутствует высокий творческий потенциал.

Низкие значения по фактору N (прямолинейность) характеризуют интернет-зависимых подростков как прямолинейных, наивных, естественных, непосредственных в своем поведении.

При изучении такой адаптационной характеристики личности, как стрессоустойчивость у подростков с проявлением интернет-зависимо-сти по методике Мини-Мульт, обнаружены следующие характеристики (рис. 4): повышенный уровень невротизации, раздражительность, а в целом и снижение адаптационного потенциала личности к психоэмоциональным нагрузкам. На личностном профиле отмечается невротическая триада, что говорит о внутреннем напряжении личности. Как заметно из профиля (шкала гипомании), для подростков характерна высокая активность, но она не всегда целенаправленна. Условием быстрой адаптации детей является деятельность с эмоциональной вовлеченностью, с воз можностью широких контактов, общественной активностью. Для подростков с низким уровнем зависимости или ее отсутствием характерны следующие особенности: позитивные эмоциональные переживания, оптимистичность, повышенное настроение. Мотивация направлена на достижение целей и в основном адекватная. Самооценка несколько завышена. Отмечается активность, самостоятельность. Проявляется достаточно высокая устойчивость к стрессовым воздействиям. Испытуемым свойственны общительность, стремление к лидированию, организаторские тенденции, критический настрой по отношению к окружающим. При этом возможно принятие решений без серьезного анализа ситуации, поверхностность суждений. К чертам характера относятся смелость, склонность к соперничеству, соревновательность, некоторое упрямство, демонстративность, склонность к риску. Личностные особенности испытуемых группы практически не затрудняют возможность скорейшей социальной адаптации, при этом риск дезадаптации снижен.

Личностные профили интернет-зависимых и не имеющих зависимости подростков

Рис. 4. Личностные профили интернет-зависимых и не имеющих зависимости подростков: — — подростки без зависимости; —— подростки интернет-зависи-мые; шкалы: L (искренность), F (достоверность), К (коррекция), 1 (ипохондрия), 2 (депрессия), 3 (истерия), 4 (психопатия), 6 (паранойяльность), 7 (психастения), 8 (шизоидность), 9 (гипомания)

На следующем этапе наших исследований определены статистически значимые различия по /-критерию Стыодента у подростков с высокими и низкими показателями интернет-зависимого поведения по шкалам 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла и шкалам методики Мини- Мульт (адаптированный вариант MMPI).

Так, выявлены статистически значимые различия между группами подростков интернет-зависимых и с низким проявлением зависимости по таким личностным факторам, как «спокойствие - тревожность» (фактор О), «доверчивость - подозрительность» (фактор L) и «низкий самоконтроль - высокий самоконтроль» (фактор Q3). Подростки с высоким уровнем интернет-зависимости наиболее тревожны. Это также говорит о том, что они эмоционально неустойчивы, подвергаются частой смене настроения, агрессии. Можно сказать, что чрезмерная эмоциональная чувствительность, а именно тревожность, характеризующая личность с проявлением эмоциональной неустойчивостью, низкой стрессоустойчи-востью, наиболее часто приводит к проблемам социальной адаптации, что и толкает подростков в виртуальный мир. Кроме того, интернет-зави-симые подростки характеризуются подозрительностью, они эгоцентричны, их интересы обращены на себя, в свой внутренний мир. Данным лицам свойственны недисциплинированность, внутренняя конфликтность, необязательность в выполнении социальных требований.

Выявлены статистически значимые различия между группами подростков интернет-зависимых и с низким проявлением зависимости по таким основным личностным шкалам личности, как «ипохондрия», «па-ранойяльность», «психастения» и «гипомания».

Подростки с высоким уровнем интернет-зависимости наиболее ипо-хондричны, что свидетельствует о том, что они часто страдают от стойких депрессивных состояний, слишком мнительны, склонны видеть во всём опасность, что-либо неблагоприятное, у них присутствует болезненная подозрительность и недоверчивость к другим людям. У ипохондрических личностей часто развиваются ярко выраженные симптомы психосоматического происхождения, например симптомы тревоги. Они более агрессивны и злопамятны.

Можно определенно сказать, что подростки с низким уровнем Интернет-зависимости наиболее адаптированы, хорошо справляются с трудностями и внезапно сложившимися обстоятельствами, наименее тревожны, спокойны, не склонны к постоянным сомнениям. Это связано с тем, что в случае возникновения каких-либо проблем они не погружаются в интернет-пространство, а предпочитают реальное общение, реальных друзей и решение проблем здесь и сейчас, не пытаются уйти от них, пребывая в виртуальной жизни.

Статистически значимые различия были выявлены по шкале «психастения». Это свидетельствует о том, что подростки с высоким уровнем интернет-зависимости - это лица чувствительные, сенситивные, склонные к беспокойству, нерешительные, застенчивые, робкие. В делах они исполнительны, внимательны, высокоморальны, обязательны, но не могут самостоятельно принять решение, в них нет твердости, решительности, уверенности в себе, поэтому даже при самых незначительных неудачах они отчаиваются, унывают. Им свойственны также такие качества, как застенчивость, чувство неполноценности и неуверенности в себе. Они часто погружаются в раздумья о своей принадлежности в жизни, о своей значимости и собственном благополучии.

Другими словами, подростки с низким уровнем интернет-зависимости - это сильные, уверенные в себе личности. Они легко идут на контакт, без труда заводят новых друзей, хорошо адаптируются в любых условиях. Такие личности склонны занимать доминирующую позицию в обществе, имеют способности руководить коллективом, подчинять его себе. Смелость - признак умения ставить перед собой цели и уверенно к ним идти.

Таким образом, полученные результаты указывают на роль адаптационного потенциала личности в возникновении и формировании интер-нет-зависимости в подростковом (юношеском) возрасте. В соответствии с этим необходима выработка профилактических рекомендаций, снижающих негативное воздействие Интернета на психику и тем самым позволяющих нивелировать факторы, способствующие возникновению данной зависимости.

В настоящее время известно немало мер, направленных на профилактику возникновения интернет-аддикции у молодых людей. Среди них как общепринятые, широко описанные в литературе, так и предложенные исходя из полученных результатов:

  • 1. Учитывая, что в современных реалиях подросткам трудно сократить или избежать активного применения сетевых ресурсов, необходимо продумать способы снижения негативного информационного воздействия интернет-ресурсов. Важное значение здесь должны играть близкие люди, непосредственно имеющие отношение к молодому человеку с возникающей от компьютера зависимостью. Тотальный контроль и запреты следует заменить посилыюй помощью со стороны взрослых и друзей.
  • 2. Можно использовать «замещение» как принцип, направленный на снижение зависимости. Необходимо выстроить новую систему в самосознании личности зависимого молодого человека, чтобы научиться вновь и на другом уровне взаимодействовать с окружающими. Здесь очень важна поддержка со стороны близких.
  • 3. Следует научить подростка соблюдать правила элементарной безопасности при взаимодействии внутри интернет-сети (желательно не сообщать незнакомым людям свои личные данные и родителей, особенно в неизвестных сайтах и т. д.).
  • 4. Необходимо выработать правильную культуру взаимодействия молодого человека с компьютером. Познакомить подростка со всеми возможностями компьютерной техники с начала ее появления в доме. Показать, как лучше интеллектуально развиваться, знакомиться с важной информацией, обучаться, как правильно себя вести и отвечать на разные сообщения, в том числе оскорбительного характера, например не посещать негативные чаты и веб-сайты.
  • 5. Позитивным способом борьбы с интернет-аддикцией считается метод применения различных контролирующих программ. Так, определенные программы («Контроль игр») позволяют отличать учебную де ятельность от игровой и вовремя отключать компьютер, например, при несоответствии инструкциям, способны исключить доступ к азартным играм, сайтам, включающим сцены насилия и т. д. и в целом контролировать информацию из Интернета.
  • 6. Важное значение имеет правильное расположение компьютерной техники. Компьютер должен стоять там, где удобнее контролировать его применение подростками. Следует также устанавливать конкретные (иногда жесткие) требования к использованию компьютерной техники, сети Интернета, отслеживать их выполнение со стороны подростков. Иными словами, выработать надо определенные правила, которым должны следовать как взрослые, так и дети.

На наш взгляд, помимо уже предложенных в мировой практике мер профилактики интернет-аддикции, более целесообразно учитывать адаптационные возможности личности и связанные с этим ее индивидуальные и социально-психологические характеристики, исходя из полученных нами результатов.

H. П. Кириленко отмечает, что начальная профилактика компьютерной зависимости должна быть направлена на подростков как наиболее уязвимой возрастной группы. Автор полагает, что в профилактику следует включать формирование готовности распознать проблему и нейтрализовать вызывающие ее факторы[6].

Результаты проводимых ранее исследований процессов адаптации и социализации у учащихся и студентов указывают на выработку основных направлений профилактики дезадаптационных проявлений личности. В целом профилактика должна носить целостный, системный и комплексный характер, что предполагает следующее:

I. Индивидуально-психологическую и групповую работу у подростков и юношей, включающую мониторинг адаптационного потенциала и стрессоустойчивости личности и формирование адекватных «приспособительных» форм поведения (копинг-стрессовые стратегии). При этом

целесообразно использовать результаты своевременной и качественной психодиагностики изменений личности в течение длительного периода времени.

  • 2. Взаимодействие родителей и педагогов с психологом (специалистом в области аддикции) с целью повышения личностной компетентности и осведомленности не только о функциональном самочувствии своих подопечных, но и об их психологическом состоянии. Обратная связь: взаимодействие подростков (особенно с проявлениями интериет-зависимо-сти) с психологом (педагогом) для наиболее глубокого понимания психологических процессов, происходящих с ними в различных ситуациях, связанных с их деятельностью в Интернете и виртуальном общении.
  • 3. Создание благоприятных, приемлемых условий для учащихся-подростков (юношей) с симптомами зависимости и педагогических работников, которое включает постоянное взаимодействие и нормальный уровень взаимоотношений между всеми участниками образовательной среды (учащиеся, учителя, администрация). В этой связи необходимо своевременное разрешение возникающих проблем, конфликтов, а также придание активности детей необходимой направленности, вовлечение их в деятельность, предполагающую широкие контакты (эмоциональная вовлеченность, двигательная и общественная активность с избеганием мер, направленных на ограничение и подавление «Я»), организация досуга. Для успешной социально-психологической адаптации важно придать учебной и общественной деятельности подростков творческий характер, а лицам, находящимся под влиянием интернет-зависимости, особенно необходима моральная поддержка. Л. Е. Тарасова считает, что одним из факторов успешной адаптации являются взаимоотношения между сверстниками в классном коллективе. Так, если социально-психологические условия коллектива соответствуют направленности личности, то атмосфера дружбы способствует быстрой адаптации и т. д.
  • 4. Подготовка программ для профилактики дезадаптационных проявлений личности интернет-зависимых молодых людей, реализуемых в рамках социально-психологического тренинга. При этом целесообразно опираться на достижения ученых в понимании роли личностно-индивидных детерминант стрессоустойчивости и адаптивности: например, способность быть источником собственной активности, овладение личностью своими психическими процессами, установками, интересами и т. д. В рамках групповых занятий важно формирование позитивного отношения к действительности через рефлексию и когнитивную переоценку основных жизненных ценностей, обучение навыкам саморегуляции и т. д.
  • 1

См.: Тарасова Л. Е. Гендерные особенности адаптационных способностей выпускников школы // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2013. Т. 13, вып. 1. С. 75-79.

В целом результаты исследования адаптационного потенциала личности у подростков с разными проявлениями интернет-зависимости, активно взаимодействующих со сверстниками в виртуальном мире, способствуют разрешению многих научно-практических задач диагностики и психокоррекции, направленных на снижение негативного воздействия Интернета на их психику, повышение адаптационных возможностей личности, формирование позитивного настроя по отношению к окружающим людям.

  • [1] См.: Юрьева Л. Н., Больбот Т. Ю. Компьютерная зависимость : формирование, диагностика, коррекция и профилактика. Днепропетровск, 2006. 196 с. 2 Goldberg 1. Internet addiction disorder // CyberPsychol. Behavior. 1996. Vol. 3, №4. P. 403-412. 3 Cm.: Kandell J. J. Internet addiction on a college campus : The vulnerability of college students//CyberPsychol. Behavior. 1998. Vol. 3, №2 . P. 11-17. 4 См.: Юрьева Л. H., Больбот T. Ю. Компьютерная зависимость : формирование, диагностика, коррекция и профилактика. 5 An examination of Internet usage in two colleges / S. F. Davis, B. Smith, K. Rodrigue, K. Pulvers // College Student J. 1999. Vol. 33, № 2. P. 257-260 ; Davis R., Flett G., Bessre A. Validation of a new scale for measuring problematic Internet use : Implications for pre-employment screening // CyberPsychol. Behavior. 2002. Vol. 5, №4. P. 331-345.
  • [2] Young К., Rodgers R. С. The relationship between depression and Internet addiction//CyberPsychol. Behavior. 1998. Vol. 1, № 1. P. 56-60. 2 An examination of Internet usage in two colleges. P. 257-260. 3 Davis R., Flett G., BessreA. Validation of a new scale for measuring problematic Internet use : Implications for pre-employment screening. P. 331-345. 4 Hall A., Parsons J. Internet Addiction : Student case study using best practices in cognitive behavior therapy // J. of Mental Health Counseling. 2001. Vol. 23, № 4. P. 312-327.
  • [3] См.: Кириленко Н. П. Компьютерная зависимость : сущность и факторы возникновения как основы профилактики // Категория «социального» в современной педагогике и психологии : материалы 3-й науч.-практ. конф, (заочной) с меж-дунар. участием : в 2 ч. / отв. ред. А. Ю. Нагорнова. Ульяновск, 2015. С. 175-181. 2 См.: Григорьева М. В. Роль адаптационных способностей учащихся в процессе взаимодействия с образовательной средой // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Ак-меология образования. Психология развития. 2012. Т. 1, вып. 3. С. 11-15. 3 Шамионов Р. М. Принцип диахронии в исследовании социализации личности // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2013. Т. 2, вып. 1. С. 79-84
  • [4] Арендачук И. В. Адаптационная готовность личность к учебно-профессиональной деятельности: системно-диахронический подход// Современные исследования социальных проблем (элсктр. науч. журн.). 2013. № 10 (30). URL: http://sisp. nkras.ru/e-ru. 2 См.: Григорьева М. В. Диахронический подход к исследованию процессов социально-психологической адаптации личности. С. 54-58 3 См.: Малышев И. В. Особенности социально-психологической адаптации личности студентов младших курсов с разным творческим потенциалом // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Акмеология образования. Психология развития. 2012. Т. 1, вып. 4. С. 43-48. 4 См.: Малышев И. В. Особенности стрессоустойчивости и адаптационных характеристик личности учащихся старших классов // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Акмеология образования. Психология развития. 2012. Т. 1, вып. 1. С. 34-38. 5 См.: Малышев И. В. Адаптационные возможности выпускников школ в условиях изменяющегося общества // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Акмеология образования. Психология развития. 2013. Т. 2, вып. 3. С. 267-273.
  • [5] См.: Маклаков А. Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психол. жури. 2001. Т. 22, №1. С. 16-24. 2 См.: Социальная психология : словарь / под ред. М. Ю. Кондратьева М. ; СПб., 2005. 176 с. 3 См.: Маклаков А. Г. Личностный адаптационный потенциал : его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях. С. 16-24.
  • [6] См.: Кириленко Н. П. Компьютерная зависимость : сущность и факторы возникновения как основы профилактики. С. 175-181. 2 См.: Малышев И. В. Характеристика адаптационной готовности личности школьников в зависимости от уровня социализации // Наука и образование в XXI веке : сб. науч. тр. по материалам междунар. науч.-практ. конф. : в 34 ч. (Тамбов, 30 сентября 2013 г.). Тамбов, 2013. Ч. 19. С. 95-97 ; Малышев И. В. Особенности стрессоустойчивости и адаптационных характеристик личности учащихся старших классов. С. 34-38 ; Малышев И. В., Никитенко П. Д. Основные положения по формированию модели нормативной социализации и адаптации школьников // Наука и образование в XXI веке. Ч. 19. С. 97-99 ; Малышев И. В. Взаимосвязь социально-психологической адаптации личности и копинг-поведенческих стратегий учащихся и студентов // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2012. Т. 12, вып. 3. С. 69-74.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >