Архитектурный классический стиль Возрождения

Эти слова Розанова — как бы связующее звено между архитектурой Средних веков и архитектурой Возрождения. Эстетика Возрождения, на словах (точка зрения итальянского теоретика искусства эпохи Возрождения) недооценивавшая эстетику предшествовавшей эпохи, на самом деле в том, о чем пишет Розанов, была ее продолжением — ее искусство было страстным выражением человека о счастье, о созидании, о реализации своего творческого ядра. В стилевом же отношении это было стремление возродить античную классику. Для этого в первую очередь зодчие обращаются к лучшим античным образцам и к науке: оптике, математике, анатомии.

Филиппо Брунеллески (1377—1446), создавая свой знаменитый купол флорентийского Домского собора (Дуомо), обращается к античному Пантеону, тщательно и долго его изучал. Брунеллески закладывает основу купольной архитектуры классики Возрожде-

ния. Лауреат Нобелевской премии Н.П. Павлов, великий русский физиолог, восхищаясь титанами Возрождения, писал что жизнь Брунеллески — это пример прорвавшейся страсти в поисках ху

дожественного совершенства.

Ф. Брунеллески — создатель архитектурного стиля Возрождения

Создатель архитектуры Возрождения Брунеллески, уроженец Флоренции, изучал архитектуру в Риме, куда, по рассказу Вазари, он вместе с будущим великим скульптором Донателло уехал, продав свой учашет Вазари, что казался безумным. Оба они не жалели ни времени, ни средств, чтобы изучить античную архитектуру во всех ее деталях. Они измеряли детали, чертили планы старых зданий, и Брунеллески так погрузился в свои занятия, что не заботился ни о еде, ни о сне. Его интересовала только архитектура, древние и прекрасные ее законы, как пишет Вазари. Он все время что-то записывал, зарисовывал и затем изучал эти записи. Если Брунеллески и Донателло случайно находили под землей обломки капителей, колонн или карнизов, они их выкапывали, чтобы изучить хорошенько. О них пошла молва по Риму, и когда они, одетые во что попала, появлялись на улицах, им кричали: «Кладоискатели!», так как их принимали за колдунов-кладоискателей.

сток земли, чтобы иметь средства для занятий архитектурой. Увидев совершенство построек античности, он был так поражен, пи

И с тех юношеских пор Брунеллески, как пишет Вазари, вынашивал два замысла: вернуть на свет божий хорошую архитектуру и возвести купол собора Санта Мария дель Фьоре во Флоренции.

Брунеллески был намерен восполнить слабости средневековой архитектуры — неумение возводить большие купола.

Купол, созданный Брунеллески, стал символом нового архитектурного стиля Возрождения. За ним появились купол Микеланджело над собором Святого Петра в Риме и те купола, что в последующие века увенчали соборы всей Европы.

Сооружение Брунеллески было делом исключительно трудным. Над ним он трудился восемнадцать лет. Помогло изучение античных образцов, хотя его купол не является повторением римского Пантеона. И помогло новое использование достижений готики: ренессансная четкость членений придает могучую плавность общей устремленности ввысь знаменитого купола, строгой гармоничностью своих архитектурных форм навсегда определивший облик Флоренции.

Брунеллески — основатель архитектурной системы Ренессанса, архитектурного стиля эпохи Возрождения.

Средневековой готический собор, явившись в конечном счете воплощением величественной красоты, воздвигался отнюдь не во имя красоты. Красота не была его конечной целью.

В эпоху Возрождения, когда начали преодолеваться идеи Средневековья, когда их стали потеснять идеи гуманизма и красоты, зодчество обрело новое назначение.

Красота — конечная цель архитектуры Возрождения

Леон Баттиста Альберти, гуманист, архитектор, крупнейший теоретик искусства XV в., считал архитектуру «частью самой жизни». По его мнению, здания должны прежде всего служить «величавыми украшениями».

В эпоху Возрождения мир казался человеку прекрасным и он захотел видеть красоту во всем, что его окружало, и прежде всего в архитектуре, задачей которой стало как можно более прекрасное обрамление человеческой жизни. Как, пишет Л. Любимов, красота стала конечной целью архитектуры.

Теоретики Возрождения провозгласили красоту самостоятельной ценностью, а Альберти в своем трактате «О живописи» возвеличил «безудержное желание созерцать красоту в ее бесконечности».

Он же определил законы прекрасного как согласование всех частей в гармоническое целое так, чтобы ни одна не могла быть изъята или изменена без ущерба для целого. Образцом для него в этом отношении был Брунеллески, у которого «ни одна линия не живет самостоятельно».

Новое искусство основывалось на логике, на откровениях человеческого разума, подтвержденных математическими расчетами. И Разум требовал ясности, стройности, соразмерности, которыми и характеризуется художественный стиль Возрождения. _ Одна из особенностей этого стиля — так на-

Золотое сечение _

зываемое «золотое сечение». Термин этот был введен Леонардо да Винчи, затем стал использоваться и другой термин «божественная пропорция». Он означает гармоническое деление отрезка, при котором большая часть является средней пропорциональной между всем отрезком и меньшей его частью. Примером этого считалось человеческое тело. Человеческий разум — движущая сила искусства и человеческое тело — эталон красоты и образец пропорционального построения.

Это было кредо архитектуры Возрождения.

Соразмерность человеку явилась естественным принципом новой архитектуры эпохи гуманизма. Античная ордерная система с ее точно разработанным строением колонн определяла соотношение несущих и весомых частей, обеспечивающее устойчивость здания. Ее масштабы и пропорции соответствовали масштабам и пропорциям человеческой фигуры.

Леонардо да Винчи. Veto vituviano

(Схема пропорций человеческого тела). Леонардо определяет соотношения человеческой фигуры с идеальными формами — квадратом и кругом

В противоположность готике, в общем нарастании взлетов как бы стремившейся к ликвидации стены, к преодолению самой массы материи, новая архитектура преследовала совсем иные задачи, чисто «земные», «человеческие» по своей масштабности, искала гармонического и устойчивого соотношения горизонталей и вертикалей.

Ордер (лат.) — значит порядок. Ордерная система удовлетворяла новое эстетическое мышление; ее возрождение, сыгравшее огромную роль в дальнейшей судьбе европейской архитектуры, неразрывно связано с именем Брунеллески. Причем ордер получил в новой архитектуре совершенно особое качество, выходящее за рамки чисто строительных задач[1].

Антропоцентризм архитектуры Возрождения

Художественный стиль Возрождения, в отличие от готики, где живопись и скульптура были естественно подчинены архитектуре, уравнял архитектуру с другими искусствами. Об этом в своем трактате писал Альберти.

В то же время художники Возрождения, например Рафаэль, любили включать в живописные композиции ордерные мотивы, прельщавшие художников гармоническим сочетанием размеров, линий, объемов. Ордерная архитектура была красива на картине, достаточно вспомнить полотно Рафаэля «Обручение Марии» или фреску «Афинская школа».

Она же должна была радовать человека и в реальных его окружавших зданиях -— и фасады, и интерьеры домов должны были восприниматься как прекрасная живописная композиция. Человеку должно было казаться, когда он глядит на здание, что он смотрит на прекрасную картину, должно было казаться, что он живет в окружении красивой живописи. Красота вокруг, красота внутри и здания, и самого человека. Эта цель идеального сочетания внешней и внутренней красоты достигалась особым вниманием к внутренней красоте человека: к его достоинству, к его благородству, к его таланту и гению, заложенными в человеке его божественным происхождением.

Возрожденческий художественный стиль с заложенным в нем гуманизмом, возрожденческая архитектура как самое адекватное его выражение, преобразили облик собора. И это преображение состояло в том, что центрическое купольное сооружение не придавливало больше человека, не отрывало его от земли, а своим величавым подъемом утверждало главенство человека на земле — антропоцентризм.

  • [1] Любимов Л.Б. Указ. соч. С. 139.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >