Геополитика мусульманских государств

• Россия и Иран: новая реальность • Ирак в оккупации • Россия и Турция: что впереди? • Роль Саудовской Аравии в регионе • Афганистан — Пакистан: ударная армия ислама или гнездо терроризма?

В последнее время в мире все больший интерес вызывает феномен «исламского возрождения» (исламской пассионарности) в странах Ближнего и Среднего Востока. Решающий толчок, выведший исламский фактор в ранг первостепенных проблем мировой политики, сделала антишахская революция 1979 г. в Иране. По таким показателям, как напряжение общественных сил, накал страстей в самом Иране и в мире, число жертв, принесенных в ходе борьбы против режима шахиншаха Мохаммеда Реза Пехлеви, она не имеет прецедентов в странах третьего мира. Велико влияние революции не только на страны исламского мира, но и на геополитические, национальные интересы всех государств планеты.

14.1. Россия и Иран: новая реальность

В 1990-е годы Иран постепенно укреплял свои геополитические позиции на Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии, в России, начинал налаживать контакты с Западом. В декабре 1997 г. в Тегеране прошло восьмое совещание в верхах государств — членов Исламской конференции, нормализовавшее отношения Ирана с арабскими странами, которые со времени свержения проамериканского режима шахиншаха Мохаммеда Реза Пехлеви в ходе революции 1979 г. видели в персидском соседе источник экспорта радикального ислама пуританского толка.

Улучшение отношений Ирана с ближайшими соседями и дальними странами говорит об отказе от идеологизации внешней политики. Какие векторы ее развития предпочтет наш южный сосед? Это далеко не праздный вопрос. Объективно геополитическое положение наших двух стран сближает их. Но комбинаций построения геополитических сил в важнейшем геостратегическом регионе планеты может быть очень много. Это понимают как страны региона, так и Запад. Со стороны США делаются постоянные попытки усилить свое влияние в Иране. Особенно активизировались политические усилия с приходом в Белый дом Б. Обамы. Он понимает, что в XXI в. Иран будет лидером в Северо-Западной Азии, включающей Ближний и Средний Восток, Афганистан и Пакистан, Цен тральную Азию. Другие американские политики видят Иран как новый полюс силы, протянувшейся на огромной территории: от бывшей советской Центральной Азии (Таджикистан, Узбекистан) до Северного Афганистана, т.е. от Тебриза на западе и до Карачи на востоке.

К концу XX в. международная ситуация сложилась таким образом, что все главные геополитические поля на Ближнем и Среднем Востоке: Иран, Пакистан, Афганистан, Израиль и Турция — находятся на перепутье — ни мира, ни войны. В результате сложного действия различных сил отношения Ирана с Турцией и США к концу XX в. несколько улучшились, а с Израилем ухудшились. Однако в начале XXI в. Тегеран и Вашингтон вновь вступили в полосу конфронтаций, чему в немалой степени способствует Израиль. Главная причина — атомная программа Тегерана.

Иран объективно притягивает интересы России и США. Но у России в этой сложной игре есть явные преимущества: во-первых, соседи, интересы которых во многом совпадают; во-вторых, она не строит свою политику исходя из идеологических соображений, не ставит ее в зависимость от тонкостей внутриполитической борьбы в Тегеране; в-третьих, Тегеран почти всегда аккуратно рассчитывается за сделанную Москвой работу; в-четвертых, Иран — хороший политический союзник.

Как показала жизнь, геополитическая риторика и деятельность бывшего президента США Дж. Буша-младшего по отношению ко многим странам Ближнего и Среднего Востока вообще, а к Ирану в частности была, как правило, агрессивной. Тегеран стал у Буша «осью зла». И дело не только в том, что Иран реализует свою атомную программу, угрожает уничтожить Израиль. У Тель-Авива, по данным многих разведок, имеется около сотни атомных бомб, но почему-то Вашингтон не говорит о том, что Израиль нарушает решение ООН о запрете распространения ядерного оружия.

После разрушения СССР США объявил и Каспий зоной своих стратегических интересов. Поэтому политика американцев на Каспии направлена прежде всего против России и Ирана. (Между Москвой и Тегераном остаются противоречия по разделу Каспия: Иран предлагает по 20% каждой из пяти прикаспийских стран, а Россия, Азербайджан и Казахстан полагают делить дно пропорционально пограничной зоне, но не делить водную поверхность.)

В последние годы Россия предприняла ряд энергичных шагов для сближения с Азербайджаном. Если тенденция сближения сохранится, то это позволит Москве укрепить свои позиции на Каспии и в Закавказье, продолжить улучшать свои связи с Ираном.

Разногласия с Тегераном по Каспию Москва с лихвой может компенсировать стратегическим геополитическим тесным военным, экономическим, техническим сотрудничеством. Это служит интересам обоих государств.

Иран располагает крупнейшими военно-морскими силами в Персидском заливе. Тегеран рассматривал Каспий в качестве второстепенного в военно-морском отношении театра. Это было предопределено статусом моря, советско-иранскими соглашениями. Но распад СССР коренным образом изменил ситуацию, и Иран взял курс на резкое увеличение своего военного присутствия на Каспии, где представлены 4-й военно-морской район, военно-морская база в Энзели и командование ВМС Корпуса стражей исламской революции в зоне Каспийского моря (батальон охраны побережья в порту Ноушехр). В портах Ноушехр и Энзели, а также в Реште (недалеко от побережья) действуют учебные центры ВМС. На Каспии же расположена школа иранских боевых пловцов.

Всего ВМС Ирана имеют на Каспии около 90 боевых и вспомогательных единиц корабельного состава, преимущественно мелких. Иран способен в короткое время в 1,5 раза увеличить группировку своих кораблей на Каспии путем переброски катеров из Персидского залива (включая четыре катера на воздушной подушке)[1].

При всех разногласиях между Россией и Ираном (особенно по статусу Каспийского моря) логично предположить, что именно Иран и Россия могут сплотить, скоординировать военнополитическое усилия против попыток «третьей силы» закрепиться на Каспии. А она сюда уже практически вышла — об этом свидетельствует участие американских и британских компаний в разработке сухопутных и морских месторождений нефти и газа в азербайджанском и казахском секторах.

Еще одна причина нелюбви Вашингтона к Тегерану связана с тем, что Иран активно поддерживает позицию России по вопросу сохранения Договора по противоракетной обороне 1972 г. (который уже нарушили США), Соглашения о сокращении стратегических наступательных вооружений, а также против продвижения НАТО на Восток, особенно в Грузию, Казахстан, страны Центральной Азии. Если Москве удастся переориентировать Баку на Россию, то в ближайшем будущем может быть создана ось Москва—Баку— Тегеран. О преимуществах этой оси мы уже говорили в гл. 6. Пока же, как это ни парадоксально, активными помощниками США ста

новятся российские нефтяные компании, которые без одобрения официальной Москвы стали участвовать в прозападных нефтяных проектах Баку.

В отношениях между Москвой и Тегераном главными остаются проблемы укрепления региональной безопасности и двустороннего сотрудничества: об этом говорилось в Договоре об основах взаимоотношений между Россией и Ираном и в совместных заявлениях по вопросам терроризма, стратегической стабильности урегулирования обстановки в Афганистане, укрепления безопасности в Центральной Азии, на Кавказе и в Каспийском регионе. А сейчас добавилась полумифическая иранская ядерная программа.

Россия возобновила военно-техническое сотрудничество с Ираном, которое с 1995 г. было заморожено. По оценкам российских экспертов, Москва от военно-технического сотрудничества с Ираном получает как минимум 300 млн долл, в год. Программа перевооружения иранской армии оценивается ими в 25 млрд долл. В ней предусмотрено приобретение российских самолетов, бронетехники, новейших средств связи, военно-транспортных и ударных вертолетов, тактических ракетных систем, дизельных подводных лодок и другого вооружения. Кроме того, во время визита президента Ирана достигнута договоренность о подготовке военных специалистов для этой страны в вузах России. Реализация новых военных контрактов между Москвой и Тегераном началась летом 2001 г.

Укреплять геополитическую дружбу с Ираном нам надо в силу объективных причин. Благодаря умелому применению идей Мэхэна, Спайкмена и других, в частности стратегии «анаконды», США отсекли от Хартленда прилегающие к нему моря и береговые территории «внутреннего полумесяца». Американцы свели к минимуму выходы России к Черному и Балтийскому морям, далеко отбросили от Индийского океана, загнали в глубь континента. Ослабли связи России с Центральной Азией, а с Грузией после войны в августе 2008 г. отношения крайне напряженные.

Китай и Иран, как и Россия, объективно заинтересованы в ограничении влияния атлантизма в государствах Центральной Азии: кладовой природных ресурсов и рынке сбыта. Кроме того, Иран — это еще выход для России к теплым морям через так называемые страны-проливы. Занимая стратегическое положение по отношению к Пакистану — важному звену в «кольце анаконды», к оккупации США Ирака и Афганистана, Иран сможет помочь России прорвать удушающие объятья западной «змеи», противодействовать тем странам на Ближнем Востоке, которые находятся под контролем НАТО: Саудовской Аравии — источнику ваххабизма, Турции — ро дине пантюркизма, Израилю — источнику постоянной агрессии на Ближнем Востоке. Иначе подключение тюркоязычных народов на территории бывшего СССР к геополитическим усилиям Турции привело бы их к использованию в качестве «санитарного кордона» против Ирана и России. Мировая практика знала такие примеры.

Другой объективный фактор, сближающий интересы наших двух государств: Иран — одна из самых полиэтнических стран мира, и этническая напряженность не обошла его стороной. На его северных рубежах (а у России — на южных) существует два конфликтных очага: афгано-таджикский и кавказский. Россия и Иран заинтересованы в их умиротворении. В геополитическом плане в развитии этих конфликтов, протекающих, по американской терминологии, в «дуге нестабильности», охватывающей регионы Северной Африки и Северо-Западной Азии, заинтересованы прежде всего США и Европа. Они постоянно разжигают очаги напряженности — войны между арабами и израильтянами (например, агрессии Израиля против Ливана, варварские бомбардировки и обстрелы, события в секторе Газа осенью 2008), столкновения между армянами и азербайджанцами в Нагорном Карабахе, грузинами и осетинами, абхазами и грузинами, а в перспективе возможны военные конфликты с аджарцами, курдами и турками. Не прекращаются конфликты в Таджикистане, Афганистане, Кашмире, Югославии, обостряется положение на Северном Кавказе — особенно в Дагестане, а также в Ингушетии, Северной Осетии и т.д.

Иран, как и Россия, делает упор на посреднические функции', именно так и поступает он в армяно-азербайджанском конфликте и в конфликте в Таджикистане. В обоих случаях Тегеран добивался баланса сил противоборствующих сторон. Конечно, исламский Азербайджан ближе Тегерану, чем Армения. Иран и Турция «борются» за Баку, заинтересованы в его закреплении в сфере своего влияния. Турция смогла добиться того, что в Азербайджане кириллица была заменена латиницей, а не арабской вязью (шрифтом). Но исторически (в ретроспективе и перспективе) у Ирана больше оснований для усиления своего влияния в Азербайджане. До присоединения к Российской империи современный Азербайджан находился в составе Персии. И сейчас в Иране проживает более 15 млн азербайджанцев, тогда как население самого Азербайджана составляет 6 млн человек. В обеих странах исповедуют ислам шиитского толка. Но Иран не предъявляет каких-либо претензий на территориальную целостность Азербайджана.

Долгосрочные геополитические интересы Ирана и России во многом совпадают в армянском субрегионе, который мы рассмат риваем шире, чем территория нынешней независимой Армении. Для России она является традиционным союзником, поскольку еще в 301 г. объявила христианство государственной религией. С Ираном армян связывают многие исторические интересы: суть их лежит в основном в долговременном соперничестве Ирана и Турции. Последняя, нанеся огромную рану армянам в 1915 г., когда в считанные дни было вырезано, убито около 1,5 млн представителей православных, остается для армян самым неприязненным субъектом внешних отношений. И конечно, взаимная неприязнь к туркам делает Иран и Армению геополитическими союзниками. Вот почему Тегеран активно поддерживает интересы Армении и особый статус Нагорного Карабаха.

Кроме того, Турция неоднократно проводила у армянских границ военные учения, призывала ввести на территорию Грузии, Нагорного Карабаха, Чечни, Дагестана, Ингушетии, а в перспективе и всего Северного Кавказа войска НАТО, что, естественно, совершенно неприемлемо для России.

Баку подвергается мощнейшему давлению США, поэтому его решения чаще всего идут во вред собственным геополитическим интересам и склоняются в пользу Турции. Например, Иран так и не был допущен к азербайджанскому каспийскому проекту. Под давлением США Азербайджан и Грузия подписали соглашение в военной сфере как между собой, так и с Турцией. Наметились контуры военно-политического союза между Азербайджаном, Израилем и Турцией.

Схожи российско-иранские геополитические интересы в Таджикистане, который является единственным государством Центральной Азии, где говорят на фарси (как и в Иране). В Душанбе действует Фонд имама Хомейни, оказывающий значительную гуманитарную помощь Таджикистану. Соединяют усилия двух стран-соседей в этой геостратегической точке еще и экономические интересы. Формулировка проблемы экономических интересов России и Ирана относительно геополитически важных для них «стран-проливов» может звучать так: России важно не допустить влияния атлантизма на Иран и направить сырьевые потоки из государств Центральной Азии если не через российскую, то через иранскую территорию.

Геополитические отношения стран складываются из многих компонентов, среди которых немалую роль играет экономический. Иран — наш исторический сосед, страна с уникальным исламским государственным строем, где проживает более 69 млн человек, а валовой продукт составляет 100—120 млрд долл. Как никакая другая страна на Ближнем и Среднем Востоке, Иран располагает богатей шими природными ресурсами: одни из крупнейших месторождений в мире нефти и газа, большие залежи металлических руд (железа, меди, цинка, свинца, хромитов, марганца), огромные запасы строительного камня, гидроресурсов. Среднегодовой темп прироста ВВП превышает 5—7%. В основе его увеличения лежит рост производственных отраслей, прежде всего обрабатывающей промышленности, металлургии, энергетики, транспорта. Экономика страны планируется, особенно инвестиции. Почти 1/4 ВВП реинвестируется в экономику, что говорит об инвестиционной привлекательности страны.

Большая часть валютных поступлений Ирана — доходы от продажи сырой нефти: в среднем 14—15 млрд долл, в год. Размер ВВП на душу населения составляет более 2331 тыс. долл, в год[2]. Рост ВВП был замедлен в 1980-х годах из-за высокого прироста населения страны — до 3,1% (один из самых высоких в мире), но в 1990-х прирост населения значительно снизился и в начале XXI в. составил 2% в год. Резко снижена детская смертность, а это один из показателей социального состояния общества. Врачебная помощь населению в основном бесплатная, уровень грамотности достигает 90%, т.е. он один из самых высоких не только в третьем мире, но и на планете.

Следовательно, политическая и социальная ситуация в стране стабильная и имеет мощный потенциал, подкрепленный динамичной демографической структурой: половина всех иранцев моложе 15 лет, и в ближайшие десятилетия население страны будет быстро увеличиваться. При условии прекращения международной изоляции, активизации внутреннего потенциала прогнозируется рост темпов прироста ВВП несмотря на мировой кризис до 5—8%. Этому способствуют принимаемые на пять лет планы экономического развития. Особенно большое внимание уделяется в них нефтегазовым отраслям. Определенные трудности для инвесторов представляет принятый в США закон Амато. По этому закону даже неамериканские компании могут быть подвергнуты санкциям, если их инвестиции в нефтегазовые отрасли Ирана составят более 40 млн долл.

В стране существует развитая нефтяная промышленность, создана разветвленная сеть нефтепроводов и терминалов в Персидском заливе. С геополитической и геостратегической точек зрения это имеет большое значение для России. Нефтяной промышленностью командует государство, представленное иранской нефтяной национальной компанией. В связи с освоением Каспийского и других месторождений нефти и газа Иран заинтересован не только в инве

стициях, но и в технологиях и оборудовании, связанных с морским бурением.

Наш южный сосед занимает третье место в мире по запасам газа. Из ближайших геополитических соседей только Россия по объективным причинам, а к ним можно причислить прежде всего геостратегические и технологические возможности, способна и заинтересована в оказании помощи Ирану, особенно в освоении месторождения Южный Парс. Кроме того, Россия — реальный претендент на строительство и обслуживание коммунальных газовых сетей, газохранилищ, на реализацию программы газового конденсата, сжиженного газа. Другие соседи Ирана не располагают необходимой технологической, научной базой и производственными мощностями. Например, Турция при своей проатлантической политике вряд ли пойдет на сотрудничество с персами, боясь сурового окрика из-за океана, а Туркмения и Азербайджан тоже пока больше ориентируются на Турцию и на Запад.

Стратегическая цель России по отношению к Ирану — сочетание торгового партнерства с инвестиционным. Такое партнерство может быть реализовано в строительстве, разработке технических проектов, в горнодобывающей, легкой, пищевой промышленности, транспорта. Особенно заманчиво выглядело бы сотрудничество в области транспорта. От развертывания транспортных магистралей выиграют и Россия и Иран. Последний может служить мостом между Западом и Востоком, Севером и Югом.

Во всяком случае, отражением объективной потребности в сотрудничестве стало подписание в 1997 г. министерствами транспорта России и Ирана документов по перспективной программе обустройства маршрута Север—Юг (Хельсинки—Москва—Волгоград— Астрахань—Энзели—Ноушехр—Бендер-Аббас). Кроме того, принято решение о строительстве обводной автомагистрали вокруг Каспия, о совместном судоходстве на Каспии с обустройством портов в Астрахани, Ноушехре и Энзели. Для строительства порта в Оля на Каспии создана совместная российско-иранская компания. Перспективным может оказаться участие РФ в энергетических программах соседа. Из 50 тыс. деревень электрифицировано немногим более 35 тыс. Правительство Ирана активно поддерживает государственные компании, участвующие в названных проектах и имеющие громадные финансовые средства. Учитывая совокупность этих факторов, Россия построила АЭС в Бушере. Такое тесное сотрудничество России и Ирана особенно не нравится Вашингтону, которого активно подталкивает Израиль, чтобы «решить проблему атомной бомбы Ирана» силовым путем. Израильские военные по стоянно напоминают американцам о своих заслугах в прекращении атомных программ соседних арабских стран — Ирака и Сирии.

На свержение режима Ахмадинежада бывший в то время президентом США Дж. Буш выделил 400 млн долл. В Иране «работали» организованные ЦРУ специалисты. Но в Иране они не нашли нужной поддержки среди населения.

Лидеры древнего государства — бывшей Персии — имеют тысячелетний дипломатический опыт. Поэтому в марте 2008 г. президент Ирана Махмуд Ахмадинежад нанес официальный визит в Ирак. Этот визит стал демонстрацией солидного внешнеполитического потенциала, которым обладает Тегеран, вопреки всем усилиям Запада, направленным на его изоляцию. Лидеры Ирана не посещали Багдад без малого 30 лет: два государства пережили затяжной военный конфликт, унесший около миллиона жизней с обеих сторон. Это событие тем более примечательно, что Ахмадинежад был принят на высшем уровне в стране, находящейся под оккупацией США — главного недруга Ирана[3].

Лидеры Ирана хорошо усвоили мудрость: хочешь мира — готовься к войне. Они совершенствуют свои вооруженные силы: особенно ракетные войска. В начале февраля 2009 г. на околоземную орбиту был успешно выведен первый иранский искусственный спутник. Таким образом, Иран доказал, что в ближайшее время может стать космической державой. По данным информационного агентства «Фарс», спутник выведен на орбиту с помощью ракеты-носителя «Сафир — 2».

Президент Ирана по этому поводу сказал, что это достижение «официально закрепляет присутствие Ирана в космическом пространстве».

«Сегодня наши недруги признают, что Иран стал мощной региональной державой, однако на самом деле он уже является мировой державой. Правота позиции Исламской Республики была доказана не только в секторе Газа, но и по многим другим направлениям — будь то Ирак, Афганистан или же ядерная программа», — заявил Ахмадинежад.

Между тем на Западе первый иранский спутник не спешат воспринимать в качестве послания мира и справедливости, напротив, выражают крайнюю озабоченность. Ее выразила госсекретарь США X. Клинтон, ей вторят дипломаты Великобритании, Франции и Германии.

Запад (прежде всего, США) чинит всяческие препятствия развитию высоких технологий в Иране (как и в России) и других странах не из неких миролюбивых соображений, которые декларируются, а для того чтобы держать большую часть мира в зависимости и подчинении. Однако, несмотря на санкции и всяческое давление, такая политика фактически насильственного ограничения все меньше себя оправдывает. Чем агрессивнее ведут себя желающие получить вечную монополию на силу «избранные» государства, тем больше стремление у остальных обеспечить себе адекватную защиту.

Иран продолжает настаивать на том, что свою ядерную и космическую программу развивает исключительно в мирных целях. В ближайшем будущем это государство планирует запустить в космос ракеты собственного производства «Кавешгяр-3» и «Кавешгяр-4» с животными на борту[4].

Новый президент США Б. Обама фактически обвинил Буша в том, что тот сам спровоцировал Иран на ядерные разработки, так как проводил в регионе неразумную политику. И можно предполагать, что сворачивать ядерную программу Тегеран не будет.

В марте 2009 г. президент США Б. Обама призвал Иран к улучшению отношений между двумя странами. Но верховный лидер Ирана Аятолла Хаменеи отклонил его призыв, заявив, что потепления не будет, пока Вашингтон не проведет реальных изменений в политике и не откажется от «враждебного» подхода к Ирану. Тегеран желает смягчения напряженности при условии, что США отменят санкции против Исламской Республики.

В оценке деятельности российских и американских компаний, работающих в Иране, Вашингтон применяет двойные стандарты: он применяет санкции в отношении российских компаний, в частности против Атомстройэкспорта, но ни разу ничего подобного не было в отношении европейских либо американских фирм, которые работают с Ираном. Правительство России, ее фирмы, сотрудничающие с Ираном в сфере ядерной энергетики, испытывают огромное давление и дискриминацию со стороны Вашингтона. В марте 2009 г. Вашингтон предложил России роль Троянского коня: мы не поставляем в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300, С-400, сво

рачиваем сотрудничество с Исламской Республикой, а США не разворачивают свои ПРО в Польше и Чехии[5].

Безусловно, Иран сделал мощный рывок в сфере своей национальной безопасности. По данным ЦРУ, Тегеран якобы наладил контакты с пакистанскими ядерщиками, а в 1991 г. Китай поставил Ирану 1,8 т ядерных материалов. Активную помощь иранцам «оказывали и оказывают», по мнению разведки США, Россия и Северная Корея. Итак, строительство Россией легководного реактора в Бушере (очень выгодного для Москвы контракта), по мнению американцев, факт предосудительный. Хотя Москва и Тегеран подписали договор, по которому ядерные отходы с Бушера должны возвращаться в Россию.

Осуждая страны, стремящиеся создать ядерную бомбу, американцы вновь применяют двойные стандарты: применяют санкции против Ирана или КНДР. Но они, как правило, словно набирают в рот воды, если речь идет об Израиле, который уже давно имеет сотни таких бомб. Израиль находится в окружении враждебных государств — таков главный аргумент американских дипломатов, призывающих оставить еврейское государство в покое. Вашингтон как будто забывает, что после двух войн, развязанных им под надуманными предлогами, в соседних с Ираном странах, Афганистане и Ираке, Тегеран также оказался во враждебном кольце.

История подтверждает тезис о том, что американская внешняя политика лицемерна. Именно об этом пишет президент Исламской Республики Иран президенту Соединенных Штатов Америки в обстоятельном, аргументированном письме. Слова о защите интересов мирового сообщества не в состоянии оправдать главные цели США: нанести ядерный удар по Ирану. Целью агрессивной политики Вашингтона против Ирана является захват его природных ресурсов, монополия на проход судов в Ормузском проливе, который является важнейшей нефтяной артерией. Россия и Китай прилагают немало дипломатических усилий, чтобы остудить горячие головы в Вашингтоне и Лондоне.

14.2. Ирак в оккупации

Ирак имеет интересную историю, это родина самых древних цивилизаций на планете, великолепной арабской культуры. Багдад Арабского халифата был центром мудрости, медицины, математики. Арабы говорили, что чернила ученого так же драгоценны, как кровь святого. Благодаря арабам человечество может постигать мысли греческих и римских ученых: философов, политиков, историков.

В течение длительного периода между Советским Союзом и Ираком существовали самые тесные и дружеские отношения. Эта страна была нашим главным партнером на Ближнем Востоке. С помощью советских специалистов в ней создано 70% всех промышленных объектов, построены электростанции, гидростанции, железные дороги и многое другое.

Советский Союз безвозмездно и на льготных условиях (за счет кредитов и займов, в том числе для приобретения советского оружия) помогал становлению экономического и военного потенциала Ирака, Сирии, Ливии, Алжира и некоторых других стран. Это позволяло СССР реально присутствовать в регионе, воздействовать на события, совершающиеся в нем, обеспечивать в немалой степени защиту своих национальных интересов. Кроме того, наши поставки машин, оборудования, оружия чаще всего оплачивались твердой валютой. И главное — военно-политическое присутствие СССР гарантировало странам Ближнего Востока и Ираку уверенность в завтрашнем дне, твердое геополитические положение.

До 1990 г. ежегодный объем торговли СССР с Ираком достигал 8 млрд долл. Экономические связи с ним и сейчас имели бы большое значение: сотрудничество по добыче нефти и газа, в энергетике, возможность покупать специфическую продукцию сельского хозяйства и т.д. Ирак был способен добывать и продавать нефть на 50—70 млн долл, в сутки. В свое время он заключил контракт с десятью российскими нефтяными компаниями на нефтеразведку и добычу. Но развернуть работу, а следовательно, получать твердую валюту помешали США.

Ирак располагает большими запасами реально конвертируемого «черного золота». Кроме того, его географическое положение позволяло видеть в нем перспективного геостратегического партнера, находящегося в подбрюшье Турции, — исторического соперника России, делающего многое, чтобы ослабить позиции нашей страны в геополитическом и геостратегическом раскладе сил.

В современном мире Ирак, как и весь Ближний Восток, занимает чрезвычайно важное геополитическое положение, которое наряду с запасами нефти предопределяет его большую значимость как для России, так и для стран Западной Европы, США и Японии. Еще 10—12 лет назад России имела значительные возможности для весомого присутствия в этом регионе земного шара. Однако после войны 1991 г. под кодовым наименованием «Буря в пустыне» произошло охлаждение в советско-иракских, а впоследствии российско-иракских отношениях.

Тактика Запада в последние десятилетия XX в. заключалась в поддержании атмосферы всемерного обострения противоречий между странами Ближнего и Среднего Востока. Узлы противоречий строились на основе трех полюсов политического противостояния'. 1) Демократической Республики Афганистан; 2) Исламской Республике Иран; 3) восточно-аравийских государств, а также сотрудничавшей с ними в силу сложившейся у нее специфической внешнеполитической ситуации Республики Ирак. И все эти узлы противоречий активно помогал завязывать Израиль.

Политика, проводимая Вашингтоном на Ближнем и Среднем Востоке (разделяй и властвуй), была направлена главным образом против стран — производителей нефти, против ОПЕК, контролирующей цены на важнейший энергоноситель на мировом рынке. Американцы подталкивали Багдад на войну с Ираном, на захват Кувейта (когда-то 19-й провинции Ирака). Когда же этот захват произошел, то началась операция американских войск «Буря в пустыне», а потом осуществлялась многолетняя блокада Ирака.

Пережив «Бурю в пустыне», а также постоянные авиационные и ракетные удары (начиная с 1993 г.), поддержанные, в частности, правительством Саудовской Аравии, Ирак и после этого неоднократно подвергался шантажу со стороны США и Израиля. За годы, прошедшие с введения санкций, от голода и нехватки медикаментов в стране умерло более 1 млн человек. США навязали Совету Безопасности ООН резолюцию, которая держала Ирак в экономической блокаде с 1992 г. Кроме экономической, против Ирака проводилась планомерная информационная война.

Позиция Ирака находила понимание у России, Китая, Франции. Они справедливо отмечали, что применение санкций, интервенция против Ирака носили откровенно антигуманный характер.

Отношение Вашингтона к Багдаду и Тегерану в большей мере объясняется тем, что отпор его глобальному геополитическому диктату пришел не со стороны крупных экономических или ядерных держав, а от относительно небольших стран с многовековой историей, являющихся колыбелью человеческой цивилизации. Ирак открыто выступил против бесцеремонного навязывания всему миру, а не только ему, чужих интересов, мировоззрения и образа жизни, вступил в борьбу во имя самобытности и индивидуальности каждого народа.

Турция, направляемая США, под предлогом борьбы с курдами совершала акты агрессии на севере Ирака. Активную антииракскую позицию занимал Израиль, усиленно подталкивающий США постоянно применять военную силу как против союзника России, так и против палестинцев, чьи земли израильтяне захватили при помощи США.

Нагнетание обстановки вокруг Ирака американскими СМИ по поводу якобы наличия в стране ядерного или бактериологического оружия привело к вооруженному вторжению войск США и их союзников на территорию Ирака в 2003 г.[6] Американская агрессия против Ирака весной 2003 г. была прямым нарушением основополагающих принципов ООН: военные действия одной страны или группы стран против другой или других должны получить одобрение Совета Безопасности ООН. Но Вашингтон и постоянно подыгрывающий ему Лондон вопреки воле подавляющего большинства стран ООН решили развязать войну против Ирака, полагая, что она будет легким блицкригом. Но времена меняются, и 2003 год не стал похожим на 1991-й. Арабские страны, прежде всего Саудовская Аравия, Иордания, Сирия, не приняли участия в интервенции. Даже Турция, верный союзник США, отказалась пропустить американские войска через свою территорию.

Президент Исламской Республики Иран М. Ахмадинежад, несмотря на то что народный гнев и боль в Иране еще не улеглись после иракско-иранской войны (кстати, США приложили немало усилий для ее разжигания), в письме к президенту США Бушу особо отмечает, что Вашингтон под предлогом возможного наличия оружия массового поражения в Ираке подверг его оккупации, разрушил источники воды, сельское хозяйство и промышленность.

При помощи новейшего вооружения (управляемых сверхмощных бомб, кассетных бомб, крылатых ракет и т.д.) войскам двух держав удалось разгромить иракскую армию, свергнуть режим С. Хуссейна. Война закончилась в мае — так заявил Буш-младший. Но в ноябре 2003 г. он же сообщил американцам, что война в Ира

ке по-прежнему продолжается[7]. Похоже, что США надеялись на активную помощь мусульман — шиитов и особенно курдов, но угодили в капкан. Действия США в Ираке «все больше воспринимаются в мусульманском мире как крестовый поход против ислама и вызывают возрастающее стремление мусульман защитить свою религию как символ самобытности» — так пишет В. Наумкин, профессор Калифорнийского университета в Беркли.

Иракские партизаны сбивают американские вертолеты, самолеты, подбивают танки. Большие потери личного состава привели к тому, что Буш стал терять авторитет у соотечественников. Тогда Вашингтон предпринял несколько тактических ходов: была создана временная иракская администрация, затем в Ирак стали приглашать войска стран Восточной Европы и бывшего СССР. На это приглашение сразу же откликнулась Варшава, и польские войска получили зону самостоятельных действий. В состав польского контингента потом вошли войска Украины, Грузии, Албании, Хорватии. Украина отправила в Ирак целую бригаду: более 1500 солдат и офицеров, которые тоже понесли относительно большие потери, хотя в украинцев партизаны почти не стреляют (по старой доброй памяти о СССР).

Американские спецслужбы фиксировали высокую степень враждебности иракцев к американскому присутствию. Такую враждебность демонстрировали не только сунниты, но и шииты, которых в стране около 60%. Это был явный просчет администрации Буша. Кроме того, возникла другая сложность. Для восстановления страны необходимо 100 млрд долл. Таких денег у Белого дома и Конгресса нет. Доход от экспорта иракской нефти, по оценкам экспертов, достигнет 12 млрд долл в год, при условии, что ее добыча и транспортировка будут осуществляться бесперебойно. Но это маловероятно, так как на севере Ирака нефтепровод, ведущий к турецкому Средиземноморскому побережью, постоянно взрывают партизаны. И если в к 2010 г. нефть будет приносить до 19 млрд долл., то в лучшем случае эта сумма покроет только текущие расходы иракских властей. Вашингтону из-за рекордного дефицита американского бюджета остается уповать на Евросоюз, Японию и нефтедобывающие арабские государства Персидского залива. Но те находятся в условиях отсутствия стабильности и безопасности, а главное, в тисках мирового финансово-экономического кризиса.

Попытка США возложить бремя оккупации Ирака, финансовое и людское, на как можно большее число государств путем проталкивания новой резолюции в Совете Безопасности ООН также успеха не имела. Причина — разногласия с постоянными членами СБ Францией, Россией и Китаем относительно той роли, которую должны играть там ООН и международные силы. Кроме того, внешние долги Ирака, которые оценивают от 70 млрд до 120 млрд долл.

Разумеется, никакого ядерного и бактериологического оружия американцы не нашли, но последствия вторжения ужасны: по неофициальным данным, около 500 тыс. жертв среди мирного населения, столько же иракцев стали беженцами, разрушенные дома, разграбленные музеи, экономическая и политическая катастрофа страны. И до сих пор никакого «порядка», никаких «демократических преобразований» в Ираке не наблюдается: в стране не утихает борьба против войск США и их союзников.

Там ежедневно гремят взрывы, происходят перестрелки. Из 1,5 млн кассетных бомб, сброшенных на страну, не разорвалось около 250 тыс. На них в послевоенное время подрываются в основном дети[8]. От терактов гибнут не только американцы и их союзники, но и мирные люди. По данным официальной статистики США, в Ираке погибло за 5 лет почти 4,5 тыс. американских солдат и офицеров (данные явно заниженные, так как статистика не считает погибших наемников армии США, не имеющих формально американского гражданства). Погибли сотни военнослужащих Великобритании, Польши, Украины и других стран.

Продолжаются столкновения между шиитами и суннитами, между курдами и суннитами, курдами и турками. Иракцы живут в атмосфере неопределенности и отсутствия веры в будущее, в атмосфере страха. Реальная власть не находится в руках американцев или правительства в Багдаде, а в руках вооруженных группировок. И хотя многие боевики переходят на государственную службу, это им вовсе не мешает вновь присоединиться к какому-то бандформированию, если у них начинаются перебои с выплатой зарплаты или их не устраивают условия контракта.

А в 2001 г. автор учебника гулял по Багдаду в любое время суток. Всю ночь работали кафе, ресторанчики, магазины, на которых даже не было металлических жалюзи.

Большинство представителей военного командования на месте говорят о том, что положение катастрофическое. Генералы давно настаивают на увеличении числа военнослужащих, а в неофициальных беседах признаются, что одержать победу в этой войне невозможно. В свою очередь, недавно побывавшая в стране инспекция от Совета Безопасности ООН пришла к выводу, что «кризиса безопасности» в Афганистане нет[9].

Проанализировав многие составляющие войны в Ираке, острые дискуссии о выводе американских войск из Ирака, на следующий день после инаугурации Барак Обама призвал Пентагон разработать соглашение о дислокации американских войск на иракской территории и план их «ответственного вывода» из этой страны. Вашингтон и Багдад должны согласовать процедуру вывода американских войск, иракские военные должны быть готовы к самым трудным ситуациям в случае поспешного ухода американцев из страны.

Американские СМИ наперебой заговорили о том, что в скором времени США избавятся от груза неудачной войны. Вопрос, однако, в том, действительно ли американцы намерены уходить.

Главной целью иракской кампании Дж. Буш сперва определял поиск и уничтожение оружия массового поражения. Его не нашли. Затем очередной пропагандистской целью определили установление демократического режима в стране. На установление режима демократии и стабильности Вашингтон истратил более триллиона долларов. Но ни того ни другого добиться не удалось. И поэтому приглашение лидера Ирака российских специалистов — газовиков, нефтяников, энергетиков и другие — в апреле 2009 г. пока не вызвало энтузиазма у российских бизнесменов: после ухода американцев из Ирака между этнорелигиозными группами страны начнется борьба за власть.

Необходимо отметить три момента: во-первых американцы завязли в трясине войны в Ираке, и если им придется быстро покидать страну, то народ США получит еще один синдром неполноценности, оскорбленной гордости, как после Вьетнама; во-вторых, марионеточное правительство в Багдаде самостоятельно не продержится и месяца; в-третьих, страна может развалиться на три составляющих, которые будет трудно назвать субъектами политики.

Вот почему многие дальновидные политики в Багдаде желают установить как можно более тесные контакты с Москвой. «Для

иракцев приезд любого представителя России много значит», — заявил в интервью временный поверенный в делах Ирака в России Джабер Хасун Али Енуз[10].

Россия немало сделала для народа этой страны за годы американской агрессии. В частности, списала без малого 13 млрд долл, долга Ирака, надеясь заключить в перспективе с правительством этой страны взаимовыгодные контракты. Москва учитывает и такой фактор: завязнув в Ираке, США не смогут активно проводить свою агрессивную геополитическую стратегию в других регионах земного шара.

Война в Ираке выявила серьезные недостатки в базировании американских войск в Германии и Италии. США приступили к передислокации своих войск по всему миру, но больше войск они собираются сосредоточить на Ближнем и Среднем Востоке.

Сейчас США и некоторые страны Европы, участвующие в оккупации Ирака, делают все возможное, чтобы роль России на Ближнем Востоке, например в Ираке и Сирии, в решении региональных геополитических проблем свелась к минимуму. В силу многих причин наши экономические связи со странами Ближнего Востока в начале XXI в. минимальны (по сравнению с 1980-ми годами).

Пока же Россия несет убытки от произвола Америки в Персидском заливе. 15 лет назад, когда военные корабли под флагом СССР бороздили воды Средиземного моря и Персидского залива, американцы и подумать бы боялись развязать агрессию против Ирака: советским противокорабельным ракетам «Москит» до сих пор нет равных, включая американский флот.

За время действия санкций Совета Безопасности ООН, т.е. с 1995 г. и до вооруженного вторжения в Ирак в 2003 г., нефтяной экспорт страны ежегодно оценивался в 30 млрд долл., из них 10 млрд было изъято в Комитет по компенсациям. Свыше 8 млрд долл, поступило на так называемый закрытый счет, который контролируется ООН, и которым нельзя пользоваться без ее разрешения. Кроме того, США заморозили 2 млрд долл., на которые Ирак заключил контракт на поставку в страну товаров, оборудования, продовольствия и медикаментов. В итоге дефицит в импорте продовольствия и медикаментов привел к увеличению смертности населения в 4 раза, в том числе детской — в 8 раз. Но огромные потери от блокады и войны понес не только Багдад. Упущенная

выгода России, Китая, Франции, Италии, Германии и многих других государств из-за прекращения торговли с Ираком только за 1991—2002 гг. составила более чем 220 млрд долл.

Далее, явочным порядком, оглядываясь, но не очень слушая Вашингтон, Рим, который всегда отстаивал свое право на самостоятельную политику в Ближневосточном регионе, потихоньку внедрялся на Ближний и Средний Восток. То же делали бизнесмены Франции и Германии. Поэтому Париж и Берлин предприняли активные демарши против имперских амбиций Вашингтона, его агрессии.

Концентрацию войск на Ближнем и Среднем Востоке Вашингтон начал более 30 лет назад. Усиление тенденции жестких форм вмешательства в региональной политике США на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ) произошло в середине 1980-х годов. Так, «здесь расширился контингент военных специалистов и военной техники, включая разведывательного назначения... в воды Индийского океана вблизи выхода из залива вошли на патрулирование дополнительные военные суда США и Великобритании; представители секретных служб и дипломаты стали проводить активную работу по настрою правящих кругов и общественности аравийских стран против Ирана и Афганистана»[11].

Приблизительно в равном геополитическом положении находится ряд других мусульманских стран Ближнего Востока и Северной Африки: Сирия, Иордания, Ливия. Блокада одних идет явно, грубо, на других оказывается косвенное и прямое давление. Но у арабских стран есть мощное оружие — нефть. Это кровь экономики любой страны. В координации нефтяной политики (а она должна быть дифференцирована) необходимо не только руководствоваться государственными, национальными интересами, но и опираться на культурно-конфессиональный фактор. В использовании этого важнейшего механизма огромную помощь может оказать Россия, если она будет преследовать свои национально-государственные интересы. Вместе с китайскими и французскими дипломатами Москва добивается (хотя и не всегда настойчиво) передачи взаимодействия с временной администрацией Ирака под контроль ООН.

14.3. Россия и Турция: что впереди?

Отношения России и Турции насчитывают более пяти веков. (Советский Союз стал первой страной, признавшей после освободительной войны новую республику — Турцию).

История отношений России и Османской империи — это в большей части история продолжительных войн и перемирий. Отсчет надо вести с того момента, когда погибла Византия, а ее герб во время княжения Ивана III стал гербом Москвы. С тех пор две страны-соседки и стали антагонистами.

Причин тому множество: это и естественное стремление России к теплым морям, а проливы Босфор и Дарданеллы контролировали византийцы, венецианцы, а после падения Константинополя — Турция. Султанат завоевывал территории славянских народов на Балканах, в Черногории и т.д. Россия и Османская империя противостояли и в Причерноморье. Начало победам над турками положил первый генералиссимус России воевода А.С. Шеин. Вершиной его полководческого успеха стало взятие Азова в 1696 г. Победа не только открывала России выход в Черное море, но и стала первым крупным успехом в ряду других. В XVIII в. между Россией и Турцией было пять войн: удачные и безуспешные походы Петра I.

Особенно обострились отношения между странами во времена Екатерины II, которая поставила задачу реализовать идею Петра I — выйти к теплым морям.

Ожесточенными были сражения с 1768 по 1774 г. Возле реки Прут весной-летом 1770 г. успешно вел бои корпус генерал-поручика Репнина с татарской ордой Каплан-Гирея. Русские оттеснили 70-тысячную армию крымских татар, а в сражении у Ларги 38 тыс. русских войск под командованием Румянцева разгромили 65-тысячную татарскую и 15-тысячную турецкую армии. Противник потерял 20 тыс. убитыми, 300 знамен и 203 орудия. В боях проявился гений А.В. Суворова.

В 1771 г. 160-тысячная армия турок временно перехватила инициативу, заняла Западную Валахию и двинулась на Бухарест, но была разбита. 10 июля 1774 г. был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор. По его условиям Турция признавала независимость Крымского ханства, присоединение к России части побережья с крепостями Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, а также Кабарды и ряда районов в междуречье Днепра и Буга. Молдавия и Валахия получали автономию и переходили под покровительство России.

В 1777—1791 гг. началась новая Русско-турецкая война. В 1788 г. штурмом был взят Очаков. В 1791 г. 28 июня русская армия переправилась через Дунай. Успех боя во многом предопределил отряд под командованием М.И. Кутузова. Турецкая армия была разгромлена. Поражение вынудило Турцию начать переговоры и ускорило заключение Ясского мирного договора. Он подтвердил присоединение к России Крыма и Кубани. Новая граница устанавливалась на юго-западе по реке Днестр, на Кавказе — по реке Кубань. Турция отказывалась от претензий на Грузию, т.е. договор значительно усилил позиции России на Кавказе и Балканах[12].

Но в истории противостояния России и Турции были и печальные страницы. Например, война 1853—1855 гг. Тогда Петербург был предан Веной (в Австро-Венгрии русские солдаты проливали свою кровь в 1848 г., подавляя революцию), а «властительница морей» Великобритания (исторический враг России), Франция, Сардиния подтолкнули Турцию к войне с Россией, чтобы турки взяли реванш в Крыму. Врагами был взят Севастополь. Канцлер Горчаков подписал унизительный для России мир. Но наступило время, когда талантливый русский генерал Скобелев привел Россию к победному договору. Поэтому прозападная ориентация Турции вполне понятна, но идеологически она стала оформляться к концу XIX в.

Мы ведем речь о пантюркизме — своего рода политическом исламе. Его основы были заложены теоретиками турецкого национализма, в первую очередь Исмаилом Гаспирали и Юсуфом Акчура. Но особенно широкое развитие идеи пантюркизма получили с приходом к власти в 1908 г. молодых офицеров, основателей движения младотурок.

Первоначально эти взгляды использовались как орудие против колониальных захватчиков — стран Европы — для очищения турецкого языка от арабского и персидского влияния. Но в 1920-е годы Антанта, без России, заставила подписать османского султана Муд-росское перемирие, которое разделило Османскую империю между союзниками. Нашелся лидер, не согласный с этим разделом: это Кемаль-паша. В районе Анкары (до 1922 г,— Ангора) он объявил о начале борьбы турецких националистов против Антанты и войск султана. Все русское вооружение закавказского фронта было передано Кемаль-паше. По признанию турецкого историка Джавдета Керима, было получено огромное количество орудий, ружей и снарядов.

В Турции в те годы столкнулись геополитические интересы России и США. Американский генерал Харбод, изучавший Турцию, в 1919 г. впервые высказал мысль о подчинении ее диктату США. Американцы сразу же прибрали к рукам турецкие нефтяной, табачный и автомобильный рынки.

В январе 1924 г. войска Кемаль-паши вошли в Константинополь, и после взятия города Кемаль сразу же порывает с Советской Россией, но не с американцами. Основным тезисом пантюркизма становится: «Социализм — да, русские — нет!» Американцы удержались

в Турции, так как к 1924 г. овладели ее сырьем и рынком сбыта, навязали ей свою политическую линию.

В 1990-х годах пантюркизм приобрел более радикальный характер. В частности, на свет появился проект создания государства «Великий Туран» включающего в себя население всех тюркоязычных стран. Великий Туран должен объединить балкарцев, карачаевцев, кумыков, ногайцев, чеченцев, ингушей, аварцев, лезгин, т.е. весь Северный Кавказ плюс население государств Центральной Азии (туркмены, узбеки, казахи, киргизы, уйгуры и др.), а также Татарию, Башкирию и Якутию.

Нельзя недооценивать опасность таких идей: в Российской Федерации проживает более 20 млн мусульман. Эти идеи усиленно обсуждались в 1992—1994 гг. лидерами государств Центральной Азии. Например, в 1995 г. в Бишкеке состоялось празднование тысячелетия киргизского эпоса «Манас», где идеи «Турана» подавались для обсуждения, но не нашли должной поддержки и понимания. Причин тому несколько.

Во-первых, во внутренней политике Турция переживает время неопределенности, которое вызвано запрещением под давлением военных популярной исламской Партии благоденствия.

Во-вторых, не спадает напряженность в ее отношениях с Грецией из-за Кипра (обе страны — члены НАТО). Это напряжение усилилось после продажи Россией Никосии партии самых современных комплексов ракет-перехватчиков, способных поражать даже низколетящие цели.

В-третьих, в силу ряда причин Турцию не считают полноправным членом Европы. Об этом говорит то, что на всех встречах в верхах (в Совете Европы) она всегда отодвигалась в конец длинной очереди претендентов на вступление в ЕС.

Кроме того, из-за активного участия в играх атлантистов против Ирана и Ирака, а также вследствие постоянного вмешательства в дела Азербайджана, Армении, Северного Кавказа, а особенно из-за активной поддержки чеченских сепаратистов, в 1990-е годы и в начале XXI в. у Анкары ухудшились отношения с Москвой. Турция предложила сценарий создания «санитарного кордона» вокруг России из тюркоязычных народов. Но представители тюркоязычных элит почувствовали вкус власти и не желают стать марионеткой в турецких руках. Самое главное, что кроме культурных и дипломатических шагов Турция не может сделать более ничего реального. Она не располагает достаточно мощными экономическими, финансовыми, техническими и другими рычагами для проникновения (глубокого и постоянного) на пространства Центральной Азии.

Этнический сепаратизм государств Средней Азии в реальной жизни не совмещается ни с пантюркизмом, ни в целом с панисламизмом. Как все фундаментальные идеологические системы, они требуют для своего распространения высокого организационного и теоретического уровня, т.е. системы пропаганды и агитации. Кроме того, любая идеология, идея должны нести элемент новизны, привлекательности, быть дискуссионными, затрагивать интересы национального сознания. Идея пантюркизма требует национального и межнационального единства и массовой поддержки, а в реальной жизни ее нет. Этническая же картина государств Центральной Азии, как и Северного Кавказа, чрезвычайно пестра. На практике этнический сепаратизм этих регионов и субрегионов ставит серьезные препятствия на пути развития радикального ислама и пантюркизма.

Широкому распространению пантюркизма и ислама в Средней Азии и на Северном Кавказе препятствует также социально-экономический фактор', здесь самый высокий уровень безработицы, социально-политической напряженности. Например, страны Средней Азии входят в число 25 внутриконтинентальных государств — самых слаборазвитых в мире. Никакая экономика Турции или Ирана просто не в состоянии вытянуть их из нищеты.

Кроме того, Анкара вынуждена бросать большие силы (военные, финансовые и др.) на решение внутренних проблем, включая гражданскую войну с курдами, на противодействие исламскому фундаментализму и борьбу с терроризмом в самой Турции: теракты в Анкаре часто направлены против западных дипломатов, но в них гибнут граждане Турции.

В конце XX в. перед дипломатами и лидерами России встала проблема: какую занять позицию в борьбе турок с курдами? Есть разные подходы к ее решению. Есть некоторые рациональные зерна в подходе, предложенном А.В. Митрофановым: «Перед Россией... стоит задача поддержки справедливой борьбы курдского народа за свои национальные права, которая должна иметь целью создание независимого курдского государства с населением 40 млн человек. Если потребуется, народу Курдистана следует оказать как минимум такую же помощь, какую оказывает Турция сепаратистским движениям в России, т.е. оружием, военно-технической подготовкой борцов сопротивления, финансовыми средствами». Автор без всяких сомнений считает, что «Турция — враг России», и полагает, что «борющиеся курды — это сильнейший козырь России в расчетах и

1

См.: Митрофанов А.В. Указ. соч. С. 230—231.

прикидках с НАТО и Турцией... Анкара должна быть серьезно озабочена: курды смогут взорвать Турцию изнутри»[13]. Он видит курдскую проблему в таком геополитическом ракурсе: «Силовое создание курдского государства, которое присоединится к оси Берлин— Москва—Токио, резко усилит роль России на Среднем Востоке». Другие специалисты по Среднему Востоку полагают, что турецкокурдские отношения — внутреннее дело Турции и неразумно России вмешиваться в сложные политико-военные игры.

Анкара при поддержке США стремится направить основные торговые, нефтяные, газовые и другие потоки с востока на запад. Для России очень важно иметь несколько конкурирующих проектов транспортировки нефти и газа. Самое главное, чтобы нефть из Черного моря направлялась не через Черноморские проливы, контролируемые Турцией. Прокладка нефтепровода в турецкий порт Джейхан, а не по маршруту Баку—Новороссийск подорвала влияние России в Закавказье и позволила Турции реализовать многие геополитические и геостратегические интересы, связанные во многом с контролем проливов из Черного моря в Средиземное. Черное море, по меткому определению адмирала Ушакова, остается «бутылкой, горлышко которой заткнуто турецкой пробкой».

Но начиная с 2004 г. отношения России и Турции значительно улучшились. Под влиянием многих внешнеполитических и экономических факторов Турция стала более разборчивой в выборе геополитических партнеров. Анкара отказала Вашингтону в использовании военных баз, расположенных в Турции, для передислокации американских войск, направляемых в Ирак.

Премьер Турции Эрдоган резко критиковал в Давосе варварскую операцию Израиля «Литой свинец», приведшую к сотням жертв среди мирного населения сектора Газа. Во время жаркой перепалки в Давосе Эрдоган обвинил президента Израиля Переса во лжи. Как писали СМИ, «Эрдоган дал пощечину президенту Израиля...». Но израильские дипломаты тем не менее выразили надежду, что Турция будет уважать позицию Израиля. Этот шаг лидеров еврейского государства объясняется просто: Анкара — единственная столица на Ближнем Востоке, не настроенная резко враждебно по отношению к Тель-Авиву. Турецкие военные высказали Эрдогану пожелание, чтобы связи между Турцией и Израилем не изменялись.

В 2004 г. Москва и Анкара подписали совместную декларацию, в которой стороны заявили о новой цели в отношениях — многоплановом продвинутом партнерстве.

Россия — второй по значению экономический партнер Турции. Если в 2002 г. товарооборот между нашими странами составлял 5 млрд долл., то в 2007 г. он превысил 28 млрд[14], а в 2008 составил около 38 млрд долл, по другим данным — 33,8 млрд долл.

С запуском газопровода «Голубой поток» энергетическое сотрудничество приобрело стратегический характер: 2/3 природного газа и 25% нефти, потребляемой Турцией, поступает из России. Четверть построенных турецкими подрядчиками по всему миру зданий (это около 30 млрд долл, в стоимостном выражении. — Авт.) находится на территории России.

Проблемой Анкары остаются напряженные отношения с курдами. В конце декабря 2008 г. турецкая армия провела операцию против курдских партизан в Северном Ираке. В ней участвовали танки, артиллерия, ВВС, 10 тыс. военнослужащих. Операция стала одной из самых значительных за всю историю вооруженных сил Турции. Но она вызвала резкие дипломатические протесты Багдада.

Другая проблема Анкары — Кипр, где в начале 70-х годов XX в. произошли стычки между киприотами-греками и киприотами-турками. Стычки переросли в масштабные и кровопролитные боевые действия. Турция ввела на Кипр войска. Между двумя странами — членами НАТО — Грецией и Турцией — едва не началась война. На Кипр были введены миротворческие силы ООН. Сложные, противоречивые внешнеполитические действия Анкары использует Вашингтон. Москва в этих сложных геополитических играх может стать добросовестным и доброжелательным посредником в противостоянии Греции и Турции.

14.4. Роль Саудовской Аравии в регионе

Саудовская Аравия — это край «черного золота», родина ислама, страна Мекки и Медины — наиболее священных мест для миллионов мусульман. Саудовская Аравия занимает особое положение

не только на арабской, исламской, но и на всей международной арене. Ее по праву считают большим домом для арабов, где решаются сложные межарабские проблемы, сглаживаются противоречия, слабым странам оказывается помощь. Это государство, пожалуй, можно назвать и большим домом для всех мусульман, так как оно играет важную роль в укреплении исламской солидарности, распространении исламской мысли, поддержке исламских народов и защите их интересов, в оказании помощи исламским организациям во всем мире. Королевство занимает первое место среди стран, предоставляющих помощь государствам третьего мира. Вообще по финансовой помощи другим странам Саудовская Аравия занимает второе место после США, отсюда и то огромное влияние, которое она оказывает на региональную и мировую геополитику.

Активную политическую роль государство Аравия играет с 1932 г. Именно тогда при активной поддержке Великобритании Аравия превратилась в Саудовскую Аравию. Этот геополитический ход был нужен Лондону для полного контроля над нефтепромыслами страны. Все комбинации Великобритании — результат работы Лоуренса Аравийского и пренебрежения британским правительством обещаниями, данными Лоуренсом лидерам арабского мира при проведении границ между Ираком, Кувейтом, Иорданией и Саудовской Аравией.

Противоречиями между потенциальными странами Ближнего Востока и Британией во время Первой мировой войны воспользовалось семейство Рокфеллеров. Сперва оно получило концессии в Аравии. В 1926 г. Черчилль блокировал там действия Рокфеллеров. Британия отказалась дать сотрудникам Standard Oil визы и пустить в страну корабли, осуществлявшие необходимые поставки. Лондон отменил свое решение в 1940 г., когда немецкие самолеты начали бомбить столицу Великобритании.

США финансировали правительство Саудовской Аравии в течение Второй мировой войны, повлиявшей на производство нефти. До 1944 г. там работали две американские компании. В январе 1944 г. была основана новая компания — Aramco, которой президент Рузвельт тайно перевел 165 млн долл, из специального фонда. Саудовская Аравия стала одним из самых значительных материальных трофеев в мировой истории[15]. Созданное в 1932 г. королевское правительство было инициатором созыва первого в исламской истории Совещания в верхах глав мусульманских государств. Король Абдул-Азиз Аль Сауд выступил с такой инициативой, носящей геополитический характер, в первый же день образования Королевства Саудовская Аравия. Тогда же он призвал руководителей исламских го

сударств и их народы строго придерживаться канонов Священной Книги — Корана.

За последние 40—45 лет Саудовская Аравия не только победила бедность, безграмотность, болезни, но и достигла огромных успехов в системе социальной защиты населения, образования, здравоохранения, спорта и т.д. Успехи в этих и других сферах общественной жизни заложили прочную основу дальнейшего развития, создав простому жителю королевства все условия для улучшения жизни и открыв возможности пользоваться плодами прогресса.

Успехи внутреннего строительства в Саудовской Аравии, безусловно, связаны с огромными запасами нефти и торговлей ею: 25% разведанных мировых запасов нефти принадлежат этой стране. По данным израильских источников, «черное золото» приносит саудовской казне более 100 млрд долл, ежегодно. Это на 21 млн человек населения страны. Но такие успехи были бы невозможны, если бы государство не поставило добычу и продажу энергоносителей на службу своему народу. Так, была принята и успешно реализована система пятилетних планов, позволившая добиться ощутимых результатов во всех сферах общественной жизни.

Страна несколько десятилетий исповедует один важный принцип: саудовец — двигатель развития, саудовец — конечная цель развития. Учеба, образование традиционно занимают одно из главных мест в политике правительства. В стране создана сеть специального среднего и высшего бесплатного образования (техникумы и университеты). А для желающих учиться за границей есть специальные государственные и частные фонды.

Велики успехи в области здравоохранения: детская смертность здесь одна из самых низких в мире. В 1970-е годы один врач обслуживал 6000 пациентов, а в начале XXI в. — менее 1500.

Самым крупным достижением саудовцев считаются успехи и в развитии сельского хозяйства. Королевство из импортера сельскохозяйственной продукции превратилось в экспортера. Сельскохозяйственный сектор в экономике — второй по значению после нефти. Производство пшеницы, которая занимает 95% производства злаковых культур в стране, за последние 20 лет выросло в 1000 раз. Более 40 млн га земель отдано крестьянам безвозмездно. Сельскохозяйственный банк предоставляет им беспроцентные кредиты (в России краткосрочный кредит банки дают под 18—20 и более процентов годовых). Половину стоимости удобрений, приобретаемых фермерами, оплачивает государство. На тех же условиях строятся склады-холодильники для хранения сельскохозяйственной продукции. Государство покупает урожай по выгодным для крестьян ценам. Излишки продовольствия играют немаловажную роль в реализации региональной и глобальной геополитики Саудовской Аравии в странах Азии и Африки.

Забота о неимущих, обделенных — постоянная политическая линия этого исламского государства, родины пророка Мухаммеда. Пророк учил, что общество правоверных напоминает живой организм: если болеет одна его часть, то боль отдается во всех частях тела, вызывая бессонницу и лихорадку. Следуя заветам Мухаммеда, который раздавал десятую часть достояния неимущим, саудовское государство строго следит за тем, чтобы давались пенсии сиротам, женщинам, оставшимся без кормильца, инвалидам, выделяет дотации на основные продукты питания, следит, чтобы цены на продукты были ниже тех, по которым они продаются на мировых рынках. Система организации и защиты труда в Саудовской Аравии считается одной из наиболее совершенных в мире.

Королевство играет важную роль не только в исламских странах, но и в мире. Отношения со всеми немусульманскими странами строятся с учетом обоюдных интересов. Королевство ведет прагматичную политику по всем вопросам, связанным с решением кризисных ситуаций. Саудовская Аравия оказывает поддержку совместным арабским усилиям, направленным на защиту Палестины. В то же время в целом внешняя политика саудовцев идет в фарватере США. Отсюда и вмешательства в 1980—1990-х годах во внутренние дела Ирака, Ирана, Афганистана, России. Поэтому сложные, а порой и напряженные отношения сложились между Саудовской Аравией и некоторыми другими исламскими государствами, в частности Ираном, Ираком, Сирией.

Причин тому несколько: и ориентация ваххабитского королевства на США (отсюда противоположный подход к присутствию западных вооруженных сил в Персидском заливе), и конкуренция на мировом рынке нефти, и попытки забрать квоту Ирака, и идеологические противоречия. Еще одним фактором напряженности является ежегодное паломничество в Мекку, во время которого, по мнению саудовцев, верующие других стран, особенно иранцы, пытаются вмешиваться в их внутренние дела.

Но есть немало факторов, которые в начале XXI в. потребовали от исламских государств определенной координации своих геополитических усилий. Наиболее важные из них — противостояние агрессивным устремлениям Израиля, совместная политика со странами — экспортерами нефти в борьбе против снижения цен на энергоносители и др. В декабре 1997 г. в Тегеране прошла встреча в верхах Организации исламской конференции, где было отмечено, в частности, что улучшение саудовско-иранских отношений будет содействовать срыву заговора врагов и способствовать миру и стабильности в регионе Персидского залива. Координация совместных действий исламских государств, их сотрудничество, как отмечалось на конференции в Тегеране, представляется жизненно необходимым для безопасности и спокойствия всего региона. В 2003 г. королевство не поддержало агрессию США и отказалось послать свои войска в Ирак.

Но, вмешиваясь во внутренние дела других стран, особенно Ирака и Афганистана в 1980—1990-е годы, оказывая финансовую и военную поддержку «Талибану», ваххабитам в Чечне и Дагестане, Саудовская Аравия, как и Пакистан, за которым тоже стоят США, способствовала росту напряженности и нестабильности на границах с Таджикистаном и Россией. Под видом помощи единоверцам в бывших Среднеазиатских республиках СССР королевство косвенно вмешивалось в их внутренние дела и осуществляло политическое давление (под предлогом финансовой, гуманитарной и другой помощи) на местные элиты.

Исламский фундаментализм при тайной поддержке спецслужб США и Великобритании «должен восторжествовать над международной поддержкой «голлистских» режимов в Ираке, Сирии, Египте, Алжире и т.д.; равно как и над национально-социалистическими с военной структурой арабскими режимами, и заменить их на структуры исламской фундаменталистской идентичности «нового типа», фанатически религиозной»[16].

В инструкциях по «восторжествованию исламского фундаментализма» говорится: «Тайно готовящееся планетарное восхождение исламского фундаментализма должно будет обозначать — поверх американского и советского режимов — «третий путь»... глубинного определяющего, в известном смысле постисторического, тотального революционного разрыва. Нынешний доктринально-идеологический порядок должен стать порядком религиозным, что и откроет новый фронт и новые наступательные стратегии планетарных наступлений «нового типа» с неопределенной, повсюду сущей и частично невидимой, линией, стратегией, основанной на массовом терроре с использованием специальных боевых средств (ведения химической, биологической и даже ограниченной ядерной войны).

Боевой стратегией будущего исламского фундаменталистского фронта должен стать террор и битва на уничтожение против любой

основанной не на исламском режиме политической реальности. Тотальная война только нового типа бытия»[17].

Такая инструкция, разработанная при помощи ЦРУ, британских разведок, еще в 70-е — 80-е годы XX в. в измененном виде применяется и сейчас. Мировому правительству важно поддерживать напряженность во всех регионах планеты.

История отношений СССР с Саудовской Аравией имела свои светлые и темные полосы. В 1932 г. СССР первым в мире официально признал молодое саудовское государство. Охлаждением отношений наших стран характеризовались 1980—1990-е годы, начало XXI в. Причина — войны в Афганистане и Чечне. Последние годы началось потепление отношений между Москвой и Эр-Риядом. В сентябре 2003 г. в Россию нанес визит наследный принц Абдалла. В числе прочих на самом высоком уровне обсуждались вопросы сотрудничества в газодобыче. «Газовая инициатива» принца Абдаллы содержит предложения по совместной разработке газовых месторождений, геологической разведке, использованию газа для опреснения воды, строительству газопроводов, работающих на газе электростанций, а также объектов нефтехимической промышленности. Стоимость совместных проектов, по оценкам специалистов, составляет 25 млрд долл.

Принц также вел переговоры о сотрудничестве в военной области. Саудовская Аравия намерена наладить производство российских гражданских вертолетов фирмы «Камов» — одних из лучших в мире. Саудовский рынок — один из крупнейших в регионе. Пока же Москва занимает в нем мизерную долю — всего 0,2% товарооборота Саудовской Аравии. Поставляем мы бумагу, металл, древесину. На товарообороте России и королевства сказался мировой финансово-экономический кризис, стоимость «черного золота» упала, и в 2009 г. Саудовская Аравия ожидает дефицита бюджета в 17 млрд долл.

Эти факты говорят о многом: о неприятии Россией и королевством современной геополитики США, что власти королевства, сделавшие в свое время ставку на Америку, вынуждены балансировать между внутренними угрозами, которые могут возникнуть в случае сохранения проамериканского курса, и вероятными внешними. Например, в американской печати были публикации о замене династии саудов на династию хашимитов — прямых наследников

пророка Мухаммеда, правивших начиная с 1916 г. в Хиджазе, Сирии, Ираке, Иордании.

Учитывая огромную финансовую роль и важное геополитическое положение Саудовской Аравии, российская дипломатия прилагает большие усилия для налаживания прочных экономических связей и военно-технического сотрудничества, так как родина пророка с каждым годом играет все более заметную роль на геополитическом пространстве не только Ближнего и Среднего Востока, но и всего мира.

14.5. Афганистан — Пакистан: ударная армия ислама или гнездо терроризма?

В 1978 г. был убит глава Афганистана Мухаммад Дауд (из десяти правителей этой страны в XX в. семерых лишили жизни, трое умерли своей смертью, вовремя уехав из страны). С тех пор в стране практически не прекращается гражданская война. В конце 1980-х годов в гражданскую войну вступил и Пакистан. Желая укрепить свое лидерство в Центральной и Южной Азии, военно-политическое руководство Исламской Республики Пакистан при помощи Управления межведомственной разведки и религиозных организаций, имеющих большое влияние на пуштунскую общину в Пакистане и Афганистане, отобрало в лагерях афганских беженцев людей, способных усвоить военную науку и желающих воевать под знаменем Аллаха за освобождение Афганистана.

Советских войск уже не было в этой стране, поэтому целью ваххабитов (сторонников чистого ислама) на первых порах было изгнание из руководства Афганистана этнических таджиков, узбеков и хазарейцев. Идея объединения афганских пуштунов и прекращения гражданской войны с использованием послушников медресе (студентов, или талибов) принадлежит ЦРУ. Финансировали эту операцию шейхи Арабских Эмиратов, Саудовская Аравия, а оружие поставляли Пакистан и Соединенные Штаты Америки.

После освобождения Афганистана от этнических таджиков, узбеков и хазарейцев встала другая задача — главная: обеспечение западным компаниям условий для прокладки газо- и нефтепроводов из Туркмении в Пакистан. К осени 1996 г. талибы в основном выполнили первую задачу. Они контролировали почти 80% территории страны. Но север, граничащий с Таджикистаном и Туркменией, находился по-прежнему в руках узбекской и таджикской группировок. Туркмения была посредником на переговорах противостоящих сторон. На Пакистан и талибов оказывали давление

США, чтобы те пошли на компромисс с национальными меньшинствами страны, обещая обеим сторонам 10% стоимости транспортируемых через Афганистан энергоносителей. Но все оказалось значительно сложнее.

Руководители талибов почувствовали вкус власти. В освобожденных районах они установили истинно ваххабитские исламские порядки: запретили учиться девочкам и работать женщинам, что поставило вдов на грань голодной смерти; заставили население совершать пятикратный намаз, мужчин — отращивать бороду, женщин — соблюдать правила ношения одежды по законам шариата.

Вандализм талибов, в частности варварское разрушение представляющих огромную историческую, научную ценность 35- и 50-метровых скульптур Будды, возник не на пустом месте. Это следствие сложного переплетения внутренних и внешних факторов. Более чем 20-летняя непрекращающаяся война взрастила поколение людей, которое умеет только убивать, взрывать, разрушать, но не созидать. Это поколение фанатично верит в могучую, чудодейственную силу «очищенного» ислама — ваххабизма — от всех форм прогресса.

Борьба за чистоту образа жизни истинного мусульманина началась с запретов фотографии, радиовещания и телевидения. Осуждение, изоляция Афганистана в мире росла. Даже те, кто породил движение, вскармливал его, в частности американцы, после уничтожения уникальных памятников культуры осудили действия талибов. Такую позицию заняли даже Пакистан и Саудовская Аравия. Круша уникальные памятники, Талибан демонстрировал якобы свою полную независимость не только от немусульманского, но и мусульманского мира, отступившего от подлинного ислама.

Ну а где же брали талибы средства к продолжению войны, которую они пытаются перенести на территорию бывших советских государств Центральной Азии? На Всероссийской научно-практической конференции, прошедшей 18—20 апреля 2001 г. в Москве, подготовленной Московским институтом МВД России, Советом по внешней и оборонной политике, Современным гуманитарным институтом, прозвучали такие цифры: 80% героина из всего количества, производимого на планете, изготовляется в Афганистане, и его запасов по нынешним меркам потребления хватит более чем на десять лет; около 50% афганского героина идет транзитом в США, где живут наиболее богатые покупатели, почти 25% находит потребителя в Европе и около 10—12% — в России.

Наркобизнес, оплачиваемый спецслужбами, и терроризм во многом предопределили тот шаг, что «Шанхайская пятерка» пре вратилась в «шестерку» (туда вступил еще и Узбекистан). Шанхайская организация стала на пути наркобизнеса и террора. Многие из перечисленных дел, совершенных талибами, вызвали рост антита-либовских настроений как за рубежом, так и внутри страны.

После террористических акций, проведенных в США 11 сентября 2001 г., страна подверглась варварским бомбардировкам. От них по большей части гибло мирное население. Талибы, выпестованные США, Пакистаном и саудовцами, были разгромлены. Россия присоединилась к борьбе с терроризмом и способствовала внедрению американцев в Центральную Азию. Но террористические акты в Киргизии, Таджикистане не прекратились, а поток наркотиков в Россию стал еще полноводнее. Усаму бен Ладена не поймали в Афганистане, Аль-Каида действует, проводит теракты в Турции, Саудовской Аравии, Испании. Но главной целью терактов Аль-Каиды являются объекты США и Великобритании.

При решении геополитических проблем по оси Россия— Афганистан—Пакистан нельзя забывать, что пуштуны являются наиболее многочисленными из всех этнических групп Афганистана. Исторически они сыграли наиболее важную роль в образовании государства, в борьбе с английскими колонизаторами, играют эту роль и сейчас.

Москве надо выстраивать с пуштунами стратегический союз, а не повторять вслед за американцами и лидерами НАТО обвинения в адрес пуштунов, не усугублять отношения с этим воинственным народом. В российском МИД до сих пор нет научно аргументированной концепции по отношению к Афганистану. Некоторые отечественные дипломаты высказывают идею разделения этой страны, так как она якобы нежизнеспособна. Отстаивая эти идеи, Москва подыгрывает США и НАТО, стотысячный военный контингент которых увяз в Афганистане. Раздробление страны приведет к еще большему хаосу. Уже сейчас через среднеазиатские страны Россия получает афганский героин, от которого ежегодно гибнут до 30 тыс. людей в нашей стране[18].

Нам нужен единый, сильный, безопасный и дружественный Афганистан, каким он был десятилетия до 1979 г. России необходимо активно включиться в поиски мира в этой стране, прекратить разыгрывать чужие геополитические сценарии (Вашингтона, Брюсселя), пригласить Кабул в Шанхайскую организацию сотрудничества. А в раздробленной стране будут продолжаться нестабильность,

терроризм и наркомания. Есть основания для такого беспокойства: полевые командиры требуют себе земли и воли.

В Афганистане всегда болезненно относились к режимам, навязанным извне, каким сейчас является правительство, контролирующее Кабул и еще два-три города страны. Подтверждение тому — бурные столкновения между американскими войсками, полицией и жителями Кабула, штурмовавшими президентский дворец в конце мая 2006 г.

Многие видные политики в Вашингтоне опасаются, что генералы, ведущие войну в Афганистане, не имеют ни четкого плана ведения войны, ни ясного представления о том, как американцы будут уходить из этой страны. Лидеры демократов боятся, что Афганистан может стать для Обамы вторым Вьетнамом — так пишет газета «Sunday Times».

Дискуссии в кругах новой администрации в Вашингтоне ведутся не только по поводу военной стратегии, но и судьбы нынешнего президента Афганистана Хамида Карзая. Многие в Вашингтоне убеждены: чтобы помешать сползанию страны в состояние хаоса, необходимо убрать Карзая с его поста, пишет «New York Times».

По сведениям газеты, Обама назвал Карзая ненадежным и неэффективным руководителем. Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила, что он председательствует в наркотическом государстве. Американцы, которые разрабатывают политику в отношении Афганистана, собираются поддерживать контакты непосредственно с губернаторами провинций в обход президента.

Беда Карзая состоит в том, что он потерял расположение не только США, но и своего населения. Если раньше в Кабуле на стенах можно было видеть его портреты, то теперь они почти совсем исчезли. Карзай будет баллотироваться на новый пятилетний срок. Однако опрос, проведенный группой афганцев на свои средства, показал, что 85% респондентов готовы голосовать за какого-нибудь другого кандидата, а не за Карзая[19].

Итак, сейчас важнейшим внешнеполитическим вопросом для России является афганская политика. Она определяется тремя наиболее существенными вопросами:

1) ликвидацией наркоугрозы, поскольку большая часть из официально зарегистрированных 2,5 млн наркозависимых в России потребляет именно афганские опиаты. Самое страшное то, что афганский героин ежегодно уносит жизни 30 тыс. молодых людей, а это в

два раза превышает потери СССР за все 10 лет войны в Афганистане;

  • 2) исходящей из Афганистана военной угрозой, а также рядом парамилитарных угроз. Пора осознать, что под разговоры о борьбе с терроризмом на территории Афганистана силами НАТО и США создан военно-стратегический плацдарм, своего рода сухопутный мегаавианосец, где одних только авиабаз — 13. По оценкам военных экспертов, это позволяет за неделю развернуть ударную военную группировку, представляющую опасность не только близким Ирану и Китаю, но и России;
  • 3) экономической ситуацией. Без развития российского присутствия на Среднем Востоке — в Иране, Пакистане и прежде всего Афганистане, без российского участия в необходимой индустриализации Афганистана у нас не появится внешнего рычага для подъема экономики России. Если мы хотим, чтобы Россия, прежде всего территориально близкая Среднему Востоку Сибирь, не деградировала до состояния сырьевого придатка, а стала центром развития науки и образования, необходимо обсуждать ее новую миссию по созданию программ первичной индустриализации Афганистана и вторичной индустриализации Средней Азии, Ирана и Пакистана.

Речь идет не о том, чтобы вкладывать остатки российских средств в эти страны, а о том, чтобы взять курс на формирование средневосточного рынка и предлагать промышленную продукцию, кадры, технологии[20].

Предотвратить возврат к власти талибов — вопрос чести для Америки, но дело в том, что они нашли себе базу в горных районах северо-запада Пакистана, населенного этническими пуштунами, т.е. теми же талибами. Пакистан раздираем этническими конфликтами, не имеет сильной власти и поэтому он — ненадежный союзник США. Значит, война в Афганистане может длиться бесконечно.

Правительство Пакистана накануне ввода советских войск в Афганистан стояло перед угрозой экономического и политического банкротства. Получив статус «прифронтового государства», Пакистан стал получать крупномасштабную военно-экономическую помощь от США и Саудовской Аравии. Американский президент пошел на беспрецедентный шаг — оказание помощи Пакистану в обход Конгресса, законодательства, запрещающего поддержание стран, ведущих разработку ядерного оружия. Таким образом, недалеко от

границ СССР, а сейчас России, было создано сильное в военнополитическом плане государство, оснащенное современным вооружением, что привело к существенному изменению соотношения сил в регионе, где Пакистан, по сути, защищает интересы американцев.

Исторически между Пакистаном и Афганистаном никогда не было границ: кочевые скотоводческие племена никогда не признавали их. В Вашингтоне, зная эту специфическую особенность двух азиатских государств, утверждают, что в Белуджистане (запад Пакистана) скрываются лидеры движения Талибан, руководящие операциями против войск США и их союзников в Афганистане. В этой связи, как сообщают американские СМИ, президент Барак Обама и его помощники рассматривают возможность расширения зоны на пакистанской территории, в которой ЦРУ ведет поиск и уничтожение талибов. Пока беспилотные аппараты без опознавательных знаков наносят удары только по целям в зоне племен на западе Пакистана, но вскоре они могут начать действовать и над другими районами страны[21].

После теракта в Мумбаи в 2008 г. американские СМИ предположили, что основным оперативным плацдармом всей совокупности террористического наступления в Афганистане, Ираке, Южной Азии станет Пакистан.

Трудно сказать, какими будут последствия дальнейшего развития конфликта, но кое-что ясно и сейчас. «Похоже, что одним Афганистаном дело не ограничится. Могут быть нанесены удары по базам террористов в Индонезии и Малайзии. Разумеется, будет укрепляться контроль США в нефтеносных регионах. Такой контроль установлен уже сейчас в зоне Персидского залива... похожая ситуация может складываться и в Прикаспии. Этот регион уже объявлен зоной жизненных интересов США».

Россия в такой ситуации должна удержаться от того, чтобы быть втянутой в прямые военные действия и в Афганистане, и в любой другой точке земного шара, тем более что на Северном Кавказе, в Южной Осетии и Абхазии напряженность не ослабевает. А кроме того, нельзя допускать противопоставления ислама и людей, его исповедующих, остальной части общества, хотя Западу выгодно стравить нас с исламским миром. Но мы не должны попадаться в эту ловушку. Немалая часть жителей Российской Феде

рации — мусульмане. Наши южные соседи — мусульмане. Априори зачислять их в число наших врагов недопустимо.

В Афганистане, вероятнее всего, в начале XXI в. может образоваться мозаичный конгломерат отдельных автономий или государств, так как нынешняя центральная власть довольно слаба. Основанием для такого утверждения является пестрый этнический состав страны, традиционная вражда этнических группировок, желание этнических полевых командиров, заменивших вождей племен, сохранить властные привилегии. Не исключено, что на территории нынешнего Афганистана и частично Пакистана и Ирана могут быть образованы новые государства по этническому признаку: Пуштунистан, Хазараджат, объединенный Таджикистан, объединенный Узбекистан, объединенный Туркменистан и Белуджистан. Полевые командиры Талибана требуют себе земли и воли. Часть этой земли они видят в Афганистане, часть — в Пакистане. Создание микрогосударств — путь очень длительный, и многое зависит от того, какие интересы будут преследовать влиятельные внешние силы, в первую очередь США, Западная Европа и исламские государства.

Москве, Тегерану, Анкаре, а также Пекину, зная исторические факты почти столетнего вмешательства США во внутриполитическую жизнь правительств других стран (вплоть до убийства их глав), следует постоянно координировать, укреплять геополитическое взаимодействие в противостоянии Вашингтону. Во время мирового экономического кризиса, бушующего почти во всех регионах планеты, не исключено, что американцы этот глобальный кризис попытаются решить при помощи глобальной же войны[22].

Контрольные вопросы

  • 1. Охарактеризуйте геополитический порядок в регионе Ближнего и Среднего Востока.
  • 2. Каковы причины обострения отношений между странами Ближнего и Среднего Востока?
  • 3. Какова роль Пакистана и США в раскладе геополитических сил в регионе?
  • 4. Какова роль России в геополитике стран Ближнего и Среднего Востока?

Глава

  • [1] См.: Чуприн К. Одно море на пять флотов // Независимое военное обозрение. 2003. № 25.
  • [2] Иран-. Малая энциклопедия стран. М.: Торсинг, 2001. С. 233.
  • [3] Саркисьян П. Иран бросает вызов Вашингтону// НГ-Дипкурьер. 2008. 17 марта. 2 Свиридов П. Иранская «надежда» на орбите // Советская Россия. 2009. 5 февр.
  • [4] Свиридов П. Указ. соч. 2 См.: Саркисьян П. Обама покажет мусульманам другую Америку // НГ-Дипкурьер. 2008. 8 дек. 3 Скосырев В. Тегеран скептически оценил обращение Обамы // Независимая газета. 2009. 23 марта.
  • [5] Терехов А. Москве предложено дружить против Тегерана // Независимая газета. 2009. 2 февр. 2 Дунаев В. Обогащенный Иран // Известия. 2003. 7 авг. 3 См.: Ахмадинеджад М. Вопросы без ответов // Советская Россия. 2006. № 59. 4 Сергеев В. Буш и Блэр снова в коалиции // Газета ги. 2006. 26 мая. 5 Иванов В., Викторов А. Иран подвергнется кибернетическим атакам // Независимое военное обозрение. 2006. № 6.
  • [6] Григорьев Е., Иванов В. Главы МИД ФРГ выступили с показаниями. Пентагон в Ираке больше верил немецкой разведке, чем ЦРУ // Независимое военное обозрение. 2009. № 46. 2 См.: Ахмадинежад М. Указ. соч.
  • [7] См.: Терехов А. Аннан начал «разбор полетов» // Независимая газета. 2003. 6 нояб. 2 См.: Наумкин В. Янки угодили в капкан // Труд. 2003. 19 нояб.
  • [8] См.: Макарычев М. Генофонд Ирака под серьезной угрозой // Российская газета. 2003. 13 нояб. 2 Худа Валид. Кошмары багдадских таксистов // НГ-Дипкурьер. 2008. 18 февр.
  • [9] Кононов И. По иракскому сценарию // НГ-Дипкурьер. 2008. 8 дек. 2 Фененко А. Переформатирование присутствия // НГ-Дипкурьер. 2009. 2 февр. 3 Саркисьян П. Обама покажет мусульманам другую Америку.
  • [10] См.: Интервью Андрея Терехова. Гонка мировых лидеров в Ираке // НГ-Дипкурьер. 2009. 2 марта.
  • [11] Олимпиев А.Ю. Геополитические перемены на БСВ в 1980—1990-е годы и политика США. М.: Международная Академия наук и искусства, 2002. С. 14.
  • [12] Борисов С. Русский военачальник и дипломат // Военно-промышленный курьер. 2009. № 10.
  • [13] Митрофанов А. В. Указ. соч. 2 Там же. 3 Скосырев В. Израильтяне отказываются от посредничества Эрдогана // Независимая газета. 2009. 2 февр.
  • [14] Терехов А. России и Турции парад суверенитетов не грозит // НГ-Дипкурьер. 2008. 17 марта. 2 Президент Турции Абдуллах Гюль. Наше многоплановое сотрудничество будет развиваться // Известия. 2009. 12 февр. 3 Известия. 2009. 19 февр. 4 Мясников В. Десять главных военных событий 2008 года // Независимое военное обозрение. 2008. 26 дек.; 2009. 15 янв. 5 Кононов И. Интеграция плюс дезинтеграция // НГ-Дипкурьер. 2008. 17 марта.
  • [15] Хаггер Н. Синдикат. М.: Столица-Принт, 2008. С. 117—118.
  • [16] Хаггер Н. Указ. соч. С. 95—96.
  • [17] Цит. по: Хаггер Н. Указ. соч. С. 96. 2 См.: Смирнов А. Аравийские пески не так уж далеки // Независимая газета. 2003. 23 сент. 3 Каледина А. // Известия. 2009. 19 февр.
  • [18] Милентъев С. Афганистан — нерв мировой политики // Военно-промышленный курьер. 2009. № 9 (275).
  • [19] Скосырев С. Обама требует отчета у генералов. Афганистан может стать для США вторым Вьетнамом // Независимая газета. 2009. 10 февр.
  • [20] Чухарева Н. Пришло время вернуться // Военно-промышленный курьер. 2009. № 4. 2 Мирский Г. Барак Обама и мир ислама // Независимая газета. 2009. 11 марта.
  • [21] Сурков Н. Фронт необъявленной войны в Пакистане расширяется // Независимая газета. 2009. 19 марта. 2 Шебаришн Л. США построили сейчас мир в одну шеренгу... // Независимая газета. 2001. 20 окт.
  • [22] Киселев Е. США — угроза для врагов и друзей // Военно-промышленный курьер. 2009. № 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >