Геополитические процессы в Западной и Восточной Европе и Прибалтике

анд. юрид. наук, проф. О.А. Рыхловым.}}

  • • «Европа хочет свое НАТО» • Тернистый путь Европы • Возможна ли ось Москва — Берлин? • Отношения между Москвой и Парижем • Россия и Италия • Россия — Великобритания: есть ли стратегическое партнерство? • Балканы — «пороховая бочка» • Восточная Европа: новые геополитические реальности • Рига, Таллин, Вильнюс переписывают историю
  • • Будущее Калининградской области

Геополитическая карта Европы состоит как минимум из трех крупных образований (ареалов). Первое из них — Запад, ядром которого можно назвать прежде всего Францию, Испанию, Португалию, островной Запад (Англия). Второе — Средняя Европа. Сюда входят Австрия, Венгрия, Германия, Италия. Третье — Восточная Европа, в том числе и европейская Россия. Эти геополитические регионы создают на континенте зоны напряженности: постоянно возникают противоречия между континентальным и островным Западом; Средняя Европа часто противостоит островному Западу и Восточной Европе.

9.1. «Европа хочет свое НАТО»

Первая мировая война внесла серьезнейшие коррективы в мировой расклад геополитических сил. Затем эти коррективы углубили Октябрьская революция и появление на карте мира сначала РСФСР, а затем и СССР. После Второй мировой войны СССР и США в течение полувека превратились в две сверхдержавы. В геополитическом плане с 1950-х по 1990-е годы Западная Европа, включая Великобританию, объективно играла роль буферной зоны. За послевоенные годы большинство стран Европы превратились в государства- сателлиты.

Первую попытку создать объединенную сильную Европу, способную противостоять заокеанскому могучему покровителю, совершили генерал Шарль де Голль и Конрад Аденауэр. И сейчас внутри западноевропейского сообщества идут невидимые поверхностному взгляду перемены в отношениях США и Европы. Они каса

ются в первую очередь условий «европеизации» НАТО, повышения в нем роли европейцев, а также реформы блока.

В июле 2003 г. на встрече в Брюсселе главы Германии, Франции, Бельгии и Люксембурга договорились о формировании новой оборонной структуры. Лидеры четырех стран приняли решение о создании штаба многонациональных сил развертывания для проведения операций вне НАТО. Этот шаг, на наш взгляд, был продиктован поведением США: войной в Ираке, против которой активно выступала прежде всего Франция — член Совета Безопасности ООН, а американцы решения СБ проигнорировали.

Все четыре лидера стран — организаторов европейского НАТО договорились, что в итоге военный союз ЕС будет включать максимальное число стран[1]. Однако другие члены ЕС, прежде всего Великобритания, Италия, Испания и Нидерланды, не приглашенные на саммит в Брюссель, утверждали, что подобное развитие событий навредит НАТО и отношениям с США. По словам министра иностранных дел Испании, «настоящая европейская политика в сферах обороны и безопасности не может быть достигнута тремя или четырьмя странами».

Тем не менее лидеры Франции, Германии, Бельгии и Люксембурга намеревались сформировать силы быстрого реагирования, организовать доставку гуманитарной помощи, систем защиты ЕС от ядерной, биологической и химической угрозы, европейское командование стратегического воздушного транспорта, создать управления по разработкам и закупкам военного оборудования, составить схемы совместных учений вооруженных сил стран — участниц ЕС. Возможно также создание штаба, который будет нести ответственность за координацию многонациональных сил быстрого развертывания и проводить операции «без обращения к запасам и возможностям НАТО». А в конце марта 2009 г. лидеры Германии и Франции объявили о создании двусторонней системы ПВО с использованием самолетов «Авакс».

Необходимость создания наднациональных объединенных органов и сил разведки Европейского Союза впервые была записана в Маастрихтском договоре 1992 г. Агрессия США против Югославии (особенно ожесточенные бомбардировки Сербии в марте-апреле 1999 г.) показала, что США не собираются делиться разведданными ни с союзниками по НАТО, ни со странами ЕС. Именно тогда пе

ред руководством Евросоюза встала задача переломить тенденцию ко все большему отставанию от США в обеспечении взаимодействия военных информационных систем. ЕС должен быть обеспечен «инструментарием, дающим возможность анализировать обстановку, источниками развединформации, а также необходимыми ресурсами для разработки стратегических планов»[2].

В разгар военной кампании в Косове лидеры стран ЕС договорились о создании автономных разведывательных ресурсов, расширении возможностей в области разведки, транспортных средств стратегического назначения и средств боевого управления. В настоящее время в Евросоюзе действуют четыре организации, ведущие разведку: Европол, Разведывательное управление военного штаба, Центр анализа обстановки, Центр космической разведки. В Париже как независимый «мозговой центр» функционирует Институт проблем безопасности.

Франция и страны, не поддержавшие агрессию США против Ирака в 2003 г., настояли на создании в составе военного штаба нового объединенного органа планирования и управления, что вызвало протест со стороны США. Этот новый центр начал свою работу летом 2007 г.

Но имеются противоречия и между странами Евросоюза. Одной из основных причин отсутствия взаимодействия между разведывательными ведомствами различных государств как в НАТО, так и в ЕС остается их постоянное стремление обеспечить безопасность собственных коммуникационных сетей и источников получения информации: главным остается требование именно к сохранению тайны последних. Другое препятствие формированию объединенных разведывательных органов и реализации самостоятельной европейской политики — союз США и Великобритании.

Лондон хочет, чтобы Европа была более сильной, но действовала вместе с Соединенными Штатами, а не против них, представляя собой единый сильный полюс.

Однако ни евроцентр, ни евроармия не будут независимы от НАТО. В основных документах, одобренных четверкой стран, записано, что мини-НАТО будет действовать там, где блок не заинтересован в личном участии. Подчеркивается также, что при формировании евроармии уважаются те обязанности, которые ее создатели имеют перед НАТО. Можно утверждать, что лидеры четверки гото

вятся к переделу мира где-то вместе, а где-то в конкуренции в первую очередь с Вашингтоном и Лондоном. Это видно на примере политической борьбы между США, Великобританией, с одной стороны, и Францией и Германией — с другой. Война в Ираке началась в основном из-за нефти. Но на втором плане стоит защита Израиля. Его интересы в США защищает мощное сионистское лобби. Позиция Франции (отличная от американской) строилась на том, что Париж может без войны защитить интересы своих нефтяных монополий в Ираке.

9.2. Тернистый путь Европы

Сложные, противоречивые процессы протекают в глобализирующемся мире. Идею создания наднациональной армии, новой конституции ЕС высказывали лидеры Франции и Германии 45 лет назад. В частности, де Голль в 1949 г. сформулировал такую цель: в основании Европы должно лежать согласие между французами и немцами, необходимость строить Европу вместе с Россией.

В январе 1963 г. был учрежден франко-германский пакт, или Елисейский договор де Голля и канцлера Аденауэра, стоявших у исторического истока всего того, что позже стало принято называть франко-германским «Каролингским пактом», отправной точкой будущей великой Европы. Создание франко-германского сообщества де Голль определял как новую мировую революцию. Франция и Германия должны стать мотором процесса, который может привести к созданию федеративной Европы.

Елисейский договор саботировали шантажом, а затем и силовым ударом, теневым образом нанесенным по германскому Бундестагу специальными политическими службами Вашингтона, и в короткий срок Аденауэр был заменен на посту главы Федеративной Республики Германия Людвигом Эрхардом. Приход к власти де Голля и любые политико-стратегические действия голлизма всегда рассматривались в Вашингтоне как преходящие эпизоды, с которыми следует как можно быстрее кончать. Отсюда организация антинационального восстания 1968 г., имевшего одну цель: низложение голлизма. А позже — серия управляемых из Вашингтона забастовок, направленных против премьер-министра Алэна Жюпе, попытавшегося реконструировать политико-административные структуры, поднять Францию, установить голлистскую франкогерманскую ось. Так всегда Вашингтон действовал в послевоенной Франции. Так действует и сейчас.

327

Если бы в 1969 г. де Голль не был повержен и ему удалось бы, чего бы это ни стоило, сделать для Европы то, что он считал необходимым, сегодня вся Европа обрела бы голлистское дыхание.

Переориентация первых политических лиц Франции и Германии с России на США, низложение Франции — это низложение Европы, это улучшение внешней безопасности Соединенных Штатов. Нынешнее антиевропейское наступление Вашингтона есть на самом деле перманентная и превентивная оперативно скрытая оборона[3].

Голлизм продолжает оставаться геополитическим концептом, сконцентрированным на интеграции сообщества евразийского континента на основе центрального революционного франко-германского ядра. Генерал де Голль рассматривал строительство франкогерманского сообщества единой судьбы в рамках как становления, так и полного совершения мировой революции.

В своих «Военных мемуарах» де Голль пишет, что в 1945 г. по специальной почте он получил личное письмо от Генриха Гиммлера. В этом письме Генрих Гиммлер пророчески призывал к установлению франко-германского сообщества, настойчиво приглашал генерала де Голля взять на себя немедленную политическую ответственность за его создание.

Сейчас группы деголлевцев пропагандируют идею великоевропейской оси Париж—Берлин—Москва, которая может стать базой движения великой истории. По сути, они развивали идеи Хаусхоф-фера Kontinental Block, который позволит освободить Западную Европу от англосаксонской экономической системы. Нужно заметить, что Хаусхоффер включал в континентальный блок и Японию. Таким образом, эта ось мыслилась как Париж—Берлин—Москва— Токио.

Но пока действует запущенный план, «имеющий целью помешать России выйти из ловушки самоуничтожения, в которую она загнана и в которой гибнет, ловушки, держащей ее в состоянии немыслимого стыда от ее обвала — этим же планом и предусмотрено — в нищету, в экономическое и социальное разорение. Этот план-заговор разработан как вовне, так и внутри самой России ради превентивного ее исхищения...».

Возрождение России Ж. Парвулеско видит в политическом, экономическом или ином взаимодействии России, Франции, Гер

мании и Японии. «Непосредственное, прямое и полное участие Японии в континентальном проекте «Великая Сибирь»... должно стать фундаментальным призывом к вхождению — возвращению Великой Японии в лоно континентальной интеграции как основы будущей евразийской империи»[4].

Хотя де Голль не одобрял внутриполитический строй в СССР, но в 1960-х годах политика Франции в отношении СССР стала резко отличаться от политики США. В Париже возобладала концепция разрядки напряженности. Деголлевская Франция не предъявляла никаких претензий к СССР, не было военного соперничества. В развивающихся странах интересы Парижа не пересекались с интересами Москвы. Франция стремилась к ослаблению блокового противостояния, снижению опасности войны, преодолению послевоенного раскола в Европе, усилению ее экономического роста и укреплению политической стабильности.

Сейчас место на капитанском мостике альянса, тесня других, пытается занять мощная объединенная Германия. Поэтому идеи атлантизма переживают определенную трансформацию. Расширяются многосторонние формы сотрудничества блока (создан Совет Североатлантического сотрудничества, запущена программа «Партнерство ради мира», сформированы многонациональный силы, которые вели войны в Персидском заливе в 1991 г. и Югославии в 1999). Идет также усиление двусторонних связей: между европейскими державами (ФРГ—Франция), между малыми странами Северной Европы, между странами Балтийского региона. Усиливаются интеграционные отношения (связи) в сфере политики, экономики, финансов. Конец XX в. ознаменовался созданием единой европейской валюты евро и отказом от таможенного контроля. Однако даже ликвидация национальных валют и переход к единой денежной единице потребовали жесткой финансово-бюджетной дисциплины, в частности сокращения бюджетного дефицита до 3% валового национального продукта. Правительства стран Евросоюза хотели достичь этого, урезав бюджетные расходы на социальные нужды: на пенсии, пособия по безработице, на здравоохранение, образование и т.п. Но сделать этого не удалось. По призыву профсоюзов по всем странам ЕС прокатилась мощная волна протестов трудящихся и студентов.

Особенно сильное потрясение испытала в 2006 г. Франция, где студенты и поддерживающие их профсоюзы заставили правительст

во отменить антимолодежный законопроект, связанный с их трудоустройством. Почти два месяца во Франции были парализованы учебные заведения, транспорт. Значительно полевели парламенты Франции, Англии, а в Италии парламентское большинство в 2006 г. получили левые. Втянув весной 1999 г. почти 20 стран Европы в войну в Югославии, США нанесли сильнейший удар не только по интеграционным политическим и экономическим процессам, протекающим в Европе, но и по еще не окрепшей новой денежной единице — евро.

В Амстердаме было принято принципиальное решение о приглашении в состав Евросоюза десяти стран Центральной и Восточной Европы, бывших членов СЭВ (Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Болгарии, Румынии, Албании), и даже некоторых бывших республик Советского Союза (Эстонии, Латвии и Литвы). Таким образом, Евросоюз к 2005 г. значительно расширился. Как показал мировой финансово-экономический кризис, рынок Европы оказался отгорожен от нас еще более мощным таможенным барьером, чем в конце XX в. Члены ЕС расширяют дискриминацию в отношении российских товаров путем повышения пошлин.

Итак, к концу XX в. в Европе и НАТО четко обозначились две группы: с одной стороны, США, Канада и часто примыкающая к ним Великобритания, а с другой — большие страны Западной Европы.

Процесс разделения имеет объективный исторический характер. После Второй мировой войны США смогли продиктовать разрушенной Европе свои условия (в соответствии с планом Маршалла) и попытались превратить этот центр одной из древнейших мировых цивилизаций в «ничейную землю», колониальную зону. Чувство национальной гордости французов и немцев было глубоко уязвлено, и они не признали этой роли.

В 1980-е годы капиталистический мир переродился в устойчивую систему трех сил: первая — США, вторая — Западная Европа, третья — Япония. С начала 1970-х годов происходит относительное ослабление американского влияния и укрепление экономической и геополитической мощи двух других центров. От американской гегемонии в важнейших сферах жизни сохранились военная и политическая. Поэтому в борьбе с американцами и надо искать причину, корни европейской интеграции. Такое противостояние предусматривает достижение многих целей:

• создания единой европейской валюты;

  • • объединения сил Западной Европы для решения финансово-экономических задач, особенно связанных с мировым кризисом;
  • • достижения политических целей в первом десятилетии нового тысячелетия;
  • • возможности успешно вести вооруженную борьбу за сырье (в первую очередь энергоносители), рынки сбыта и приложения капиталов;
  • • создания условий для эксплуатации дешевой рабочей силы.

Разрушение СССР сняло с повестки дня вопрос об интенсивной интеграции Европы. Как уже говорилось, принятие новых стран в ЕС сопряжено с экономическими трудностями (даже мощная экономика ФРГ с трудом переваривает огромный кусок восточных земель), но в перспективе этот вопрос вновь встанет перед лидерами стран Западной Европы в связи с вступлением в ЕС новых стран.

Кроме того, Вашингтон и его союзник Лондон выражают озабоченность ускорением строительства многонациональных европейских сил под эгидой ЕС. Безусловно, ядром этих сил будут войска Германии и Франции. Это говорит о многом. Вот почему США усилили шпионаж в Европе. Почти 50 лет американская система «Эшелон» следит за всем, что происходит в Старом Свете, даже за частной жизнью политических и государственных лиц, система используется не только и не столько в целях борьбы с терроризмом и преступностью, сколько для экономического и военного шпионажа.

9.3. Возможна ли ось Москва — Берлин?

Геополитически Германия напоминает Россию. Она находится в центре европейского континента, Россия — в центре Евразии. С западной стороны их окружают сравнительно небольшие государства, а с восточной — довольно сильные континентальные страны. Рельеф местности — равнина с небольшими возвышенностями, реки текут в основном меридианально, в северном направлении, северные границы проходят по морям, побережье низинное, с немногочисленными крупными портами. Это подобие определяет сходство или даже тождество процессов в различных сферах общественной жизни, происходящих в обеих странах. В начале XXI в. Германия и Россия мучительно ищут свои надлежащие места в Европе и Евразии, пытаясь сбросить сковывающие их оболочки, во многом искусственно им навязанные.

Объединенная Германия не вписывается в тесные рамки, отведенные ей США, ее экономическая мощь раздвигает эти рамки. С 1980-х годов динамично рос ее валовой национальный продукт, превосходя по темпам эти показатели Франции почти в 2 раза, Великобритании — в 2,5, а США — 4,5 раза. На ФРГ к концу XX в. приходилось около 13% мирового экспорта (на Японию — 11, США — 10%), баланс текущих платежей дает стране ежегодное активное сальдо в отличие от Великобритании и США. Нынешняя Германия неприемлема для двух последних государств. Вот почему в свое время бывший премьер-министр Англии М. Тэтчер предостерегала бывшего генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева от опрометчивого решения вывести войска из ГДР. Новая, переструктурированная Европа, находящаяся в тени объединенной Германии, не устраивает и ориентированные на США малые государства: Данию, Норвегию, Португалию.

Перераспределение геополитических сил, капиталов, по сути, только началось. Но ясно видна тенденция движения германского капитана на Восток', в Россию, Австрию, Чехию, Венгрию, Украину, Польшу, Прибалтику, на Балканы и т.п. Поэтому можно утверждать, что ничто не сможет остановить процесс формирования среднеевропейского экономического пространства (mitteleuropa) под немецким контролем.

Это очень беспокоит США, поэтому они прилагают все силы на блокирование ФРГ с востока и юго-востока. Таким «санитарным кордоном», по мысли американских геополитиков, должны стать Польша, где очень сильны антинемецкие настроения, Россия, Турция, Израиль, Египет, а также нынешняя Сербия, где велико нежелание немецкого присутствия, куда и сейчас направлено внимание Германии. В бывшей Югославии больше всего немцев привлекает Словения.

Конечно, объединенная Германия сможет успешно решить геополитические и внешнеэкономические проблемы только в том случае, если справится с внутренними экономическими и политическими задачами, она относительно легче, чем другие страны, переживает мировой финансовый кризис. В большей степени кризис поразил ее восточные земли, где простаивает большая часть промышленных предприятий, безработица в отдельных секторах экономики составляет до 50% самодеятельного населения, а 40% избирателей всегда готовы проголосовать за социалистов.

Ставит под вопрос решение обозначенных геополитических задач и сложная демографическая обстановка в стране. Если в 1985 г. в ФРГ дети в возрасте до 15 лет составляли 16% населения, а трудоспособное население от 16 до 64 лет — 69%, то по прогнозу в 2025 г. это соотношение будет соответственно 11 и 65%, в 2035 г. — 9,7 и 60,3%.

Другая важная проблема объединенной Германии — сырьевая зависимость. К началу XXI в. потребление первичной энергии в пересчете на каменный уголь составило 400—418 млрд т. При этом доля нефти в энергетическом балансе превышала 40%, а почти 85% нефти Германия вынуждена импортировать. Импорт газа в 3 раза превышает его добычу в стране.

Справиться с сырьевой проблемой Германии может помочь только Россия. Сотрудничество крупнейшей газовой компании ФРГ «Ruhrgas» с российской газовой промышленностью началось в 1970 г., и уже через 20 лет в Западную Германию было поставлено около 600 млрд куб. м газа. России эти поставки приносят огромные «живые» деньги, в то время как внутри страны «живые» деньги едва превышают 3%. Благодаря сотрудничеству с ФРГ сооружается новая газовая магистраль «Северный поток» (по дну Балтийского моря), и Россия в ближайшие годы выйдет на рынки Испании, Португалии, а в перспективе и Великобритании, т.е. будет создана общеевропейская газовая система. Сейчас годовой торговый оборот с ФРГ составляет более 30 млрд евро. В торговом обороте России Германия занимает первое место.

Но не следует думать, что отношения между странами безоблачны. Финансовые круги Германии, Франции, Англии и других западных стран отвергли предложение руководства Газпрома (считай, РФ) приобрести перерабатывающие производства и сети для транспортировки нефти и газа в Западной Европе. В Брюсселе Украина подписала документы о модернизации своих газовых сетей. России ясно дали понять, что относятся к ней как к развивающейся стране. Другой пример: яростным противником строительства Северного газопровода выступила Варшава. Причина — Польша лишится пошлин, что взимали за транспортировку энергоносителей через территорию страны. Уклончиво вели себя в отношении строительства газовой магистрали Финляндия и Швеция.

Конечно, экономические связи с Германией имеют архаичный для России характер, из которой выкачивают сырье и полуфабрикаты, а поставки готовой продукции не достигают 10%.

Как оценивают геополитическое сотрудничество с Россией сами немцы? Германское общество внешней политики провело исследование, главной темой которого стали отношения Германии и России.

Степень доверия к нашей стране как к партнеру оказалась невысокой — 66% опрошенных считают, что Россия преследует свои собственные интересы, «скорее деструктивной» названа роль Москвы в Совете Безопасности ООН и ОБСЕ, что международное влияние России будет падать и что страна в отличие от Китая и Индии не выйдет на уровень «супердержавы». Ведущий эксперт германского общества внешней политики Александр Рар, комментируя результаты исследования, в котором утверждается, что Россия — «ненадежный партнер», сказал, что основная причина такого мнения — германские СМИ, рисующие негативный имидж России, «занимающейся энергетическим терроризмом». Но немецкие эксперты тем не менее почти единодушны: развитие отношений с Россией — единственная альтернатива для ЕС[5].

Начиная с XVII в. Германия во многом решала свои геостратегические проблемы с помощью России. Петр I помог Австрии в ее борьбе с турками, а Германии — с беспределом шведов на немецкой земле. Все войны конца XVIII в. велись Россией в союзе с Германией и Австрией. Единственным исключением была Семилетняя война (1756—1763), когда русские войска взяли Кёнигсберг и Берлин. Только неожиданная смерть императрицы Елизаветы спасла Фридриха Великого от позора безоговорочной капитуляции. Тесные связи между Россией и Германией, а также Пруссией сохранились и в начале XIX в. Карл Клаузевиц (известный военный теоретик) в чине полковника русской армии участвовал в Отечественной войне 1812 г. Духовные контакты с Россией поддерживали немецкие мыслители и деятели культуры — Франц Байадер, Фридрих Вильгельм Шеллинг, Рихард Вагнер, Фридрих Ницше, Райнер Мария Рильке, Герман Гессе. Они работали над синтезом русской и немецкой (арийских) культур.

Объединение Германии при Бисмарке проходило при прочной военно-политической поддержке России. Канцлер Бисмарк сказал: «На востоке врага нет». В 1904—1905 гг. Германия поддержала Россию, когда та вела войну с Японией и помогающими ей США, Англией и Францией. Франция вела активную работу по развалу русско-германского союза. В 1906 г. банкирский дом Ротшильдов главным условием займа России поставил разрыв Бьеркского русско-германского соглашения.

XX век начался с обострения отношений между Россией и Германией, которое привело к двум кровопролитнейшим войнам и ог

ромным геополитическим потрясениям. Но нельзя не вспомнить, что восстановление мощи Германии после Первой мировой войны в конце 1920-х — начале 1930-х годов проводилось при активной помощи СССР. Отношения наших стран были взаимовыгодны.

Обе русско-германские войны начались именно в те моменты, когда страны значительно опережали англосаксонцев и французов в своем развитии. Это было причиной натравливания Берлина на Москву.

Война Запада против России без участия Германии невозможна. Поэтому значительно выгоднее для ФРГ и РФ союз континентальных государств против атлантистов.

Безусловно, создать этот союз не просто. Трудно даже сейчас переформировать сложившееся сознание у русского и немецкого народов. Наш союзник в борьбе против Германии У. Черчилль объединение Европы предполагал осуществлять под эгидой Великобритании и США против «русского варварства».

Как видно из этого меморандума, атлантисты преследовали главную цель — установление гегемонии Великобритании и США в Европе. Но для этого было нужно ослабить СССР и Германию, подорвать не только их промышленную мощь, но прежде всего людские ресурсы, генофонд: Вторая мировая война во многом способствовала этому.

Однако не следует представлять, что Германия была и остается игрушкой в руках англосаксов. Ю. Квицинский, один из ведущих германоведов современной России, дипломат, прошедший советскую дипломатическую школу, в своей работе «Россия — Германия. Воспоминания о будущем»[6] особо подчеркивает, что немецкие политики (будь то Фридрих II, Бисмарк, Гитлер и др.) всегда любили загребать жар чужими руками. Он, в частности, пишет: «Все зависит от того, кто стоит во главе этой сильной, сплоченной, динамичной нации, отличающейся, однако, не только трудолюбием, талантом и дисциплинированностью, но и глубоким консерватизмом, сильным национальным инстинктом, крепкими предрассудками, склонностью переоценивать свои силы и убежденностью в неизменном своем превосходстве над другими и своей правоте».

Во всех делах с Германией Квицинский рекомендует проявлять не только добрую волю, но и трезвость в сочетании с осторожностью. Германия показала себя активным субъектом геополитики,

выстраивающим всевозможные комбинации. Берлин обычно чувствует себя хозяином в германо-российских отношениях, Германия с легкостью отказывается от своих договорных обязательств или саботирует их выполнение. В результате Второй мировой войны русский этнос вошел в фазу надлома. Немецкий этнос тоже находится в фазе надлома. Об этом лучше всего говорит демографический застой и даже регресс. Для восстановления генофонда двух стран потребуется как минимум сотня лет. Главное условие этого восстановления — отказ от войн.

Для Германии этот путь гораздо труднее, чем для России. Завышенность самооценок пока никак не покидает немецкое самосознание, эти идеи были не чужды и крупным немецким философам, геополитикам — Гегелю, Марксу, Энгельсу.

Потсдамская конференция по окончании Второй мировой войны определила новые европейские границы. В мае 1949 г. были образованы ФРГ и ГДР. Образовалось два противостоящих центра: восточноевропейский и западный. Западные политики, в том числе и ФРГ, видели единственную возможность воссоединения Германии и создания нового единого государства в рамках Европейского сообщества. Но в отличие от американцев немцы полагали, что единая Европа может быть создана только под флагом единой Германии.

В 1950-е годы появились новые геополитические теории, в частности теория вакуума. Ее рождение было обусловлено необходимостью анализа проблем развития государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне. Главным объектом исследования стал Третий рейх как в силу наибольшего идеологического проникновения нацизма во все сферы жизни страны, так и в связи с разделением Германии на два государства, развивающихся в различных системах.

Воссоединение Германии в 1990 г. не привело к окончательному определению ее геополитического места. Она уже не вписывается в те рамки, которые отвели ей США. Экономическая мощь страны растет, что вызывает неудовольствие США и Великобритании. На современном этапе борьба за передел мирового господства перешла на новый уровень. Поэтому заметна обеспокоенность американцев, опасающихся союза Германии и Франции, о чем мы уже говорили.

Происшедшие территориальные изменения, рост экономической мощи толкают Германию на изменение своего статус-кво, утверждение себя в роли вершителя судеб в Европе, а в перспективе и мира. Нейтрализация влияния германской экспансии может быть осуществлена только при активной внешней политике России и только если Россия наберет экономическую мощь.

Сегодня Германия и Россия пытаются изменить парадигмы своих действий, во многом навязанные им извне. Перераспределение геополитических сил, по сути, только началось: это продвижение Германии на Восток и начало процесса формирования среднеевропейского экономического пространства под немецким контролем. Но действует немало факторов, препятствующих этому.

Первый фактор, осложняющий отношения России и ФРГ, — стремление Германии к политической гегемонии в Европе. В Европе главными фигурами остаются Россия, Германия и Франция, причем у последних двух мотивацией для сотрудничества будет образование единой Европы, но лидерство в Европейском Союзе все ощутимее принимает Германия. Она придерживается концепции особых двусторонних отношений с нашей страной. Объединение Германии резко изменило характер европейской политики, обозначив геополитическое поражение одновременно и для России, и для Франции.

Новая Германия не только перестала быть младшим политическим партнером Франции, но и автоматически превратилась в важнейшую мировую державу, особенно через крупные финансовые вклады в поддержку ключевых международных институтов. В процентном отношении к общему бюджету на долю Германии приходится 28,5% бюджета ЕС, 22,8 — НАТО и 8,93% — ООН. Кроме того, Германия является акционером Мирового банка и Европейского банка реконструкции и развития.

Второй фактор — противостояние Германии и России происходит по поводу Калининградской области. Калининград — опорный пункт, который позволяет контролировать Польшу, Прибалтику, Белоруссию и западную часть России.

Третий фактор — слабость России и сопредельных с Германией государств. Польша, Украина, Чехия, Словакия, страны Балтии, республики бывший Югославии, а также Венгрия, Румыния, Болгария и т.п. — огромный регион, где Германия может установить экономический, политический и военный контроль. Стоит ли говорить, что такие попытки встретят отпор не только со стороны населения этих стран, но прежде всего России. Однако третье столкновение между Россией и Германией может навсегда вычеркнуть оба государства из мировой политики, ввергнуть в фазу вымирания.

Пока Российская Федерация располагает значительным ракетно-ядерным потенциалом, вооруженными силами, Германия не осмелится на прямые военные действия. Ее военная система существует в основном как сила поддержки войск США в Европе. Поэтому большие экономические возможности Германии блокируются недостаточностью ее военной и политической силы. Понимая это, немцы ищут тесного союза с Францией и довольно активно подыгрывают США в балканской и отчасти ближневосточной политике. Геополитические интересы Германии имеют в этих субрегионах и свою давнюю историю. Так, серьезный немецкий политолог Карл Штремм полагает, что первопричиной нынешних конфликтных отношений между сербами, мусульманами и хорватами являются события 1941 г., когда вермахт вторгся на Балканы и в Хорватии было создано правительство экстремистов-националистов, а в результате в треугольнике «католики, мусульмане и православные» дело дошло до кровавых столкновений[7]. Штремм полагает, что с «незагримиро-ванной Боснией» еще долго придется иметь дело.

Авторы книги «Германия пробуждается», вышедшей с большим шумом в 1994 г., утверждают, что Первая и Вторая мировые войны порождены немецкой политикой государственной поддержки всяческих разновидностей сепаратизма в Европе, разделения континента на «удобоваримые» для Германии микрогосударства. Эта практика, пишут авторы, является порочной и в конечном счете, как убеждает исторический опыт, самоубийственной для самой Германии. Однако в конце XX в. немецкие государственные деятели, в частности бывший глава МИД ФРГ Ханс Дитрих Геншер, добивались раскола Югославии. Германия сознательно проголосовала за гражданскую войну на Балканах во имя достижения своих геополитических целей. Особенно агрессивную позицию она заняла по отношению к православной Сербии. Чрезвычайно активно действовали немцы, вбивая клин между Сербией и Черногорией, поддерживали сепаратизм в Воеводине, активно помогали албанцам в Косове.

В книге «От войны к войне» показано, как Германия внимательно отслеживает сепаратистские конфликты и почти всегда явно или тайно сыплет соль на этнические раны Франции, Великобритании, Румынии, Словакии, Бельгии, Италии, Греции, Сербии, Черногории, Испании, Польши и, конечно, России. Немецкие за-

коны о работе с соотечественниками, являющимися гражданами других стран, — единственные в мировом сообществе. Определяя национальность исключительно по крови, они относят к немцам и ту большую группу людей, что поселились на Волге в XVIII в. и совершенно обрусели. Германия официально поддерживает подобные группы немцев не только в России, но и на Украине, в Венгрии, Румынии, Польше.

Разработана специальная программа по возвращению немцев в Судеты, в Калининградскую область, которую в немецких СМИ все чаще называют Кёнигсбергской. Германия способствует переселению немцев в эту область не только из Поволжья, Сибири, но и из Казахстана. Это имеет двойную геополитическую цель. С одной стороны, сокращается удельный вес русских и русскоязычных в Казахстане, а с другой — переселяя немцев в «Кёнигсберг», ФРГ помогает исламистам в Казахстане усиливать их влияние. Открывая немецкие школы в Калининградской области, Германия преследует дальние геополитические цели: «Кёнигсберг» должен стать в будущем крепостью, защищающей интересы не только немцев, но и «других бесправных европейских народов». И таких народов, по мнению ее политиков, 34. Их ФРГ делает объектами своих геополитических вожделений.

Соотношение сил на международной арене в ближайшее время будет меняться в зависимости от политических движений США и единой Европы во главе с Германией, а также России. Интересы атланти-стов будут направлены на Евразию, которая занимает особое положение в геополитическом отношении, богата природными ресурсами.

Перспективы сотрудничества Германии и России могут быть обусловлены такими факторами долгосрочного характера, как наличие у России:

  • • большой территории;
  • • открытых еще в советское время 10% мировых запасов нефти и 30% — газа;
  • • более 50% мировых ресурсов благородных металлов;
  • • 15% населения с высшим университетским образованием.

Имея такой ресурсный потенциал и проявляя политическую волю, руководство страны должно понимать, что экономическое отставание России может быть преодолено за счет рационального хозяйственного управления, где бы государству отводилась решающая роль. Так управляют экономикой китайцы, японцы, французы и др.

Создание франко-германского союза может дать положительные результаты лишь на основе прочной геостратегической оси Москва —

Берлин. Объединенная Европа без Москвы и в целом без Евразии не может организовать свою стратегическую независимость, так как не обладает мощным военным потенциалом, богатыми природными и другими ресурсами, которыми обладает Россия. Только Россия может обеспечить Европе стратегическую и политическую независимость и ресурсную поддержку. Поэтому атлантисты создают «санитарный кордон» между Россией и Германией, который предотвратит образование русско-германского союза, опасного для Североатлантического блока. Руководство НАТО пытается любыми способами спровоцировать конфликты между странами для разделения сфер влияния России и Германии в Польше, Румынии, Сербии, Венгрии, Чехии, Словакии, Прибалтике и т.п.

Многие ученые-европейцы (особенно французы и англичане) высказывают опасения, что в центре континента может появиться «Четвертый рейх». Именно этим можно объяснить вновь вспыхнувшую страсть в Германии к публичным обсуждениям концепций основоположников геополитики, особенно концепции «Центральной (Срединной) Европы» (Mitteleuropa). Автор ее — «отец немецкого либерализма» Ф. Науманн (1860—1919). Его работа «Mitteleuropa» во время Первой мировой войны была практически настольной книгой в Германии и Австрии.

Отсюда рукой подать до тезиса П. де Лагарде, который в середине XIX в. требовал для Германии доступа к Средиземному морю, в частности овладения портом Триест, а также устьем Дуная. Эти идеи высказывал в антиславянской статье один из основателей марксизма — Ф. Энгельс. В 1849 г. он писал, что словенцы и хорваты отрезают Германию и Венгрию от Адриатического моря, а Германия и Венгрия не могут дать отрезать себя от Адриатического моря по географическим и коммерческим соображениям, которые представляют для Германии и Венгрии такой же жизненный вопрос, как, например, для Польши берег Балтийского моря от Данцига до Риги.

Нельзя забывать и такое немаловажное обстоятельство, как растущее желание немцев «восстановить историческую справедливость». Сделать это можно, как они полагают, путем возвращения территории бывшей Восточной Пруссии и земель, принадлежащих сейчас Польше.

Скорее всего, усилия Германии будут направлены на Восток как на наиболее слабое звено в окружающих ее странах. И применять она будет не военные, а экономические средства. Экономический поход на Восток, по сути, уже идет. Направление экспансии на Запад исключается по многим причинам. Важнейшие из них — экономическая и политическая стабильность больших стран Западной Европы, а также присутствие войск США.

Нейтрализация влияния экономической экспансии Германии может быть осуществлена активизацией внешней политики России, более тесным сотрудничеством с другими мощными европейскими державами — с Англией и Францией. Важно только не сводить роль России к сырьевому придатку Европы (хотя энергоносители тоже можно превратить в козырную карту), а главным образом активно включиться в межгосударственную кооперацию, в общественное разделение труда, когда каждый зависит от каждого. Сейчас, при социально-экономических потрясениях, в Германии и Австрии могут значительно окрепнуть пока что довольно слабые реваншистские силы, которые при определенных условиях смогут оказывать серьезное влияние на внешнеполитический курс страны. Таким образом, лидерам стран Восточной Европы надо учитывать, что германский экспансионизм в его потенциале сохранился. Надо не забывать об этом и народам стран Балтии, которые вошли в геополитическое поле Запада, прежде всего Северной Европы и Германии.

Тем не менее сотрудничество России и Германии не должно терять набранных темпов, ведь оно поможет решить ряд различных проблем, с которыми сталкиваются страны сегодня. Россия получает доступ к высоким технологиям, мощным инвестициям в промышленность. ФРГ взамен получит от Москвы стратегическое прикрытие от США и ресурсную независимость от стран третьего мира, которые подконтрольны атлантистам.

Сейчас, в годы кризиса, важно заложить основание для дальнейшего процветания великой России и великой Германии. В дальнейшей перспективе это может привести к образованию прочной стратегической конструкции для создания «Европейской империи» на Западе и «Русской империи» на Востоке.

Однако для воплощения этой идеи в жизнь необходимо добиться того, чтобы именно геополитика и ее законы стали главной базой для принятия всех существенных внешнеполитических решений и в Германии и в России, так как только с этой точки зрения необходимость тесного русско-немецкого союза может быть осознана и понятна до конца.

9.4. Отношения между Москвой и Парижем

Отношения между Россией и Францией имеют глубокие исторические корни.

Известно, что Ярослав Мудрый для укрепления межгосударственных отношений выдал свою дочь Анну замуж за французского короля Генриха I. Анна Ярославна знала четыре языка, а французский король подписал брачный контракт крестиком: был неграмотен. Геостратегическое противостояние России и Франции было в 1805, 1812—1815, 1853—1855 гг. Париж активно мешал России выйти к теплым морям. Но в марте 1859 г. в Париже был подписан секретный франко-русский договор о нейтралитете и сотрудничестве, разрушивший дипломатическую блокаду России после Крымской (восточной) войны.

Франция традиционно проводит достаточно независимую политику, имея для этого все основания. У нее есть ракетно-ядерное оружие, в том числе стратегические баллистические ракеты, стратегическая авиация, космические системы, подводные атомные ракетоносцы, авианосные и крейсерские силы флота. Руководство Германии ищет у Франции прежде всего политической поддержки, видя в ней союзника по многим геополитическим вопросам будущего Европы и мира в целом. А объединение вооруженных сил обеих стран дает хорошо сбалансированную систему; эти силы способны вести самостоятельные военные действия. Но все не так просто. Германия не имеет такой армии, как Франция, не потому что не может, а потому что не может ее иметь в соответствии с Потсдамским соглашением. А во Франции все еще сильны опасения по поводу усиления военной мощи восточного соседа. Отсюда и ее параллельные ориентации и на США.

СССР и Франция были против создания многонациональных ядерных сил НАТО, обе страны были не согласны с готовностью американцев предоставить ФРГ ядерное оружие. Вообще же при проведении внешней политики де Голль опирался на СССР в борьбе с США. В 1960-е годы был подписан ряд соглашений между СССР и Францией о научно-техническом и экономическом сотрудничестве, а также сотрудничестве в освоении космоса.

Де Голль сформулировал национальную идею: создать сильную Францию. Ему принадлежит идея выйти из-под контроля США, НАТО, что он и сделал, создав ось Париж — Бонн.

Париж, придерживаясь курса на разрядку напряженности, не подключался к «сдерживанию» СССР, как это делал Вашингтон. В этом направлении явно просматривались противоречия между атлантизмом и европоцентризмом. Франция полагала, что сближение Востока и Запада последует вследствие роста взаимосвязей в мире.

Курс Парижа на разрядку был стабильным. 22 июня 1977 г. СССР и Франция подписали «Совместное заявление о разрядке международной напряженности». Основная идея документа — отказ от политики недоверия, от блоковой политики. С середины 1970-х годов усилилось сотрудничество, особенно в сфере электронно-вычислительной техники. Франция не приняла участия во встрече министров иностранных дел Европы, где должны были принять санкции против СССР по поводу ввода войск в Афганистан, и встреча была отменена. После разрушения СССР во французской внешней политике появились интересы, схожие с американскими, например безъядерный статус Украины, Белоруссии и Казахстана.

В 1992 г. Франция ввела мораторий на ядерные испытания, но число ядерных боезарядов не уменьшила: сейчас их во Франции около 500. Хотя отношения между Парижем и Москвой за последние 50 лет XX в. не всегда были ровными, тем не менее можно сказать, что голлистские ориентиры в геополитике Франции доказали свою состоятельность. Самостоятельная внешняя политика Парижа проявилась в прямой и косвенной поддержке Ирака: снятие с этой страны блокады, осуждение бомбардировок Ирака США и Англией, решительный демарш Парижа против Вашингтона в Совете Безопасности ООН после начала войны США с Ираком весной 2003 г.

Фактически франко-германские силы по обобщенным показателям значительно уступают американо-английской военной группировке, и реально могут вести боевые действия лишь в Западном Средиземноморье и в южной части Великобритании. Территория США почти недостижима для основной массы стратегических средств Франции. Удар ракетно-ядерных французских сил по Великобритании не заботит американцев — это проблемы англичан. Так что более или менее сопоставимый военный стратегический компонент, соизмеримый с американским, Франция и Германия могут найти только в России. Но Россия сейчас экономически довольно слаба. Системный крупномасштабный кризис 2008—2009 гг. поразил все сферы российского общества, но особенно военно-промышленный комплекс: армия, страдающая от бесконечных реформ, не имеет нужного современного вооружения, оборудования, приборов, связанных с космической разведкой, и т.д.

В этих условиях как французы, так и русские должны задуматься о своей военной политике и военной доктрине. Еще в конце 1990-х годов был утвержден план сотрудничества в области обороны, основанный на интенсификации политико-военных консульта ций между основными ответственными лицами центральной администрации генеральных штабов и штабов армий двух стран.

Во время встреч представителей генеральных штабов рассматривались такие вопросы, как управление кризисами, безопасность в Европе, реформы системы обороны, выработка военных доктрин и их ядерных составляющих и др. Усилилось сотрудничество между вооруженными силами двух стран. В этой области основная задача отведена совместным оперативным тренировочным действиям и обучению с помощью стажировок офицеров. Налажено технологическое и промышленное сотрудничество на новейших научных и технических разработках, прежде всего в области космоса и аэронавтики.

Однако и Германия и Франция после согласия ее президента Саркози вновь вступить в блок НАТО упорно отстаивают идею продвижения этого агрессивного блока на Восток, уверяя, что совместный постоянный совет Россия — НАТО составляет основу сотрудничества между НАТО и Россией. По мнению российских военных ученых, совет Россия — НАТО — это прикрытие, отвлекающий маневр. Париж и Бонн никогда не пойдут на то, чтобы в угоду Москве дистанцироваться от Вашингтона: слишком разные «весовые категории» у США и России. Кроме того, сейчас за счет расширения экспорта в Россию Париж и Берлин в годы острейшего за последние 70 лет кризиса хотят увеличить занятость в собственных странах и сократить довольно высокую безработицу (около 12%). Они предлагают строительство транснационального транспортного коридора Лондон—Париж—Берлин—Варшава—Москва. Есть и другие проекты, но всегда большая Европа выступает в них гегемоном.

Очередная попытка сближения России с Францией была сделана в ноябре 2003 г. Министрами иностранных дел было подписано совместное заявление, обещающее на первых порах облегчение визовых сложностей для отдельных категорий граждан: дипломатов, обладателей служебных паспортов, студентов, бизнесменов[8]. Однако все это — второстепенно, а за прошедшие годы каких-либо сдвигов в экономической и инвестиционной сферах, в значительном расширении торговли не произошло. Объясняется это прежде всего нестабильностью в финансово-экономической сфере России, спецификой развития финансово-экономических секторов. Во Франции в отличие от России государство принимает самое активное участие в регулировании экономической сферы, контроле за

ценами на продовольствие, товары, услуги. За нарушение социально-экономических показателей, утвержденных соответствующими министерствами, руководители предприятий, фирм, концернов наказываются штрафами. Во Франции одна из самых жестких форм налогообложения в мире. Активное участие законодательных и исполнительных органов «подпирается» сильнейшим нажимом профсоюзов, левых организаций и партий, молодежным протестным движением. Поэтому о Франции, как и о Скандинавских странах, говорят, что она социально ориентированное государство.

В стране в торговле и сфере услуг занято около 16 млн человек, или 69% всех работающих. В промышленности, торговле, сфере услуг растет число высококвалифицированных работников, среднего технического персонала, инженеров, требующих высшего, добротного образования. По данным ООН, во Франции уровень жизни и коэффициент развития людских ресурсов (он рассчитывается на основе экономических, социальных и культурных критериев) очень высоки: французы по этому критерию уступают только канадцам.

В промышленном производстве растет доля продукции машиностроения (более 31%), главным образом за счет прироста в электротехнической и электронной отраслях, и значительное место занимает пищевая промышленность — 12% (такую долю имеет только Великобритания). Но Франция отстает от своих соседей в производстве станков, промышленной электроники, средств информатики, микроэлектронной техники. В производстве металлорежущих станков и кузнечнопрессового оборудования Франция уступает ФРГ и Японии в 8 раз.

Современная Россия не может предложить Франции ни наукоемких гражданских технологий, ни станков с программно-числовым управлением, которые до либерально-рыночных реформ выпускались в Иванове и пользовались спросом во многих странах мира, включая ФРГ и Японию. Да и объем внешней торговли наших стран — 9,8 млрд долл. — оставляет желать лучшего. Москва предлагает Парижу энергоносители и сотрудничество в сфере освоения космоса, иногда запуская французские спутники, использует полигон Куру во Французской Гвиане. Но и Франция сама остается ведущей силой в ракетной промышленности Западной Европы. Проект «Арианспейс» обеспечивает ведущие позиции страны в коммерческих запусках спутников. На его долю приходится примерно 50% мирового космического рынка.

Потребности в газе Франция удовлетворяет за счет поставок из Норвегии (27%), России (21%), Нидерландов (17%), Алжира (14%),

  • 9. Геополитические процессы в Западной и Восточной Европе и Прибалтике 345 Великобритании (5%). Несколько лет назад Газпром и Gas de France заключили выгодную сделку. Суть ее заключается в том, что французы передали Газпрому ноу-хау по сжижению природного газа. Сжиженный газ российский концерн будет продавать за пределами Европы. А французы будут получать необходимое количество газа из российского трубного газа для Европы. Таким образом, несмотря на повторное вступление Франции в НАТО, можно утверждать, что сложившиеся отношения между Москвой и Парижем в геополитическом плане можно назвать удовлетворительными и есть возможности для их улучшения.
  • 9.5. Россия и Италия

Отношения между Россией и Италией в начале XXI в. характеризуются как дружеские. У нас нет серьезных политических, экономических и тем более территориальных проблем. В геополитическом плане Италия играет все более активную роль, особенно на Ближнем Востоке, в частности в Ираке. И Рим хотел бы сделать контакты с российской стороной более частыми и регулярными, как уже сделано это в отношении Германии и Франции. Рим хотел бы развивать прямой диалог именно потому, что сегодня присутствие итальянцев в России сопоставимо с присутствием в других крупных странах и Риму хотелось бы его расширять. Этот курс политиков Италии имеет стратегический характер.

Позиции России и Италии в политической сфере во многом совпадают, а в торгово-экономической и технико-технологической, как показал исторический опыт, наши страны могут дополнять друг друга: в строительстве ВАЗ, нефтепродукте- и газопроводов (особенно «Южный поток») и др. Именно это и является отправным пунктом для установления еще более тесных отношений между двумя странами в XXI в. Реализуется соглашение о совместном строительстве самолета средней дальности «Суперджет-100». Италия — важнейший торговый партнер России. Объем внешней торговли между нашими странами составляет около 30 млрд долл. Принят новый проект, соединяющий экономику и культуру, — обучение в Италии российских менеджеров. В прошлом, как утверждал итальянский политик, социалист Р. Проди, особый акцент делался на экономи-

1

См.: Сирелли Ж.-Ф. Все основано на взаимном доверии // Труд. 2006. 16 февр.

ческих аспектах сотрудничества, а теперь пришло время и для систематического культурного обмена[9].

Проблемы инвестиций в российскую экономику, подготовка менеджеров имеют немаловажное значение, но решающим моментом в отношениях Москвы и Рима, по-нашему мнению, является важное в геополитическом плане местоположение Италии как центра самого крупного и сложного региона — Средиземноморья. Кроме того, современная Италия выполняет сейчас важные экономические и политические функции в Египте, Греции, на Ближнем и Среднем Востоке, являясь сильным геополитическим субъектом. Объективно она заинтересована в том, чтобы Россия нового тысячелетия возобновила постоянные контакты со странами Средиземноморья. Москве надо восстановить дорогу на юг, что прочно связывала бывший Советский Союз с Балканами и Ближним Востоком. Этой дорогой пользовалась и Италия. Для обеих стран это один из основных экономических путей, который был прерван на долгие годы. Рим объективно заинтересован в том, чтобы Средиземноморье стало центром новой экономической активности и зоной мира.

Отсюда вытекает необходимость решения двух основополагающих, геополитических проблем: достижения прочного мира на Ближнем Востоке и установления конструктивных отношений между христианским и исламским миром. Таким образом, пути решения многих важнейших геополитических проблем, связывающих Москву и Рим, ведут на Восток, где многие интересы этих государств совпадают.

Италия выступает за повышение роли России не только в Средиземноморье, но и в Европе, за предоставление ей экономических, таможенных, инвестиционных льгот. В целом поддерживая расширение НАТО на Восток, Рим призывает к учету интересов Москвы, иначе расширение НАТО вызовет напряженность в России и получится результат, противоположный желаемому. Рим считает, что полная интеграция России в европейские структуры — более важный фактор, чем простой договор об обороне. Когда страны сначала связаны таможенной, затем одинаковой платежной политикой, когда появились общие институты, возникают связи значительно более крепкие, чем военный альянс.

Укрепление связей между Россией и Италией, Россией и Евросоюзом — объективная необходимость для всех названных субъектов.

Благодаря горячей поддержке премьера Италии С. Берлускони Москва добивается в ЕС сравнительно неплохих результатов в политической, экономической сферах.

В последние годы Россия упорно стремится вступить во Всемирную торговую организацию. Сторонники этого курса полагают, что вступление может способствовать подтягиванию важнейших секторов нашей экономики до уровня высокоразвитых стран Западной Европы. Пока же наше машиностроение (за исключением ВПК), сельское хозяйство, транспорт и многие другие отрасли экономики в конкурентной борьбе в рамках ВТО терпят поражение. Да и вступление России в ВТО на условиях, диктуемых прежде всего США, по мнению очень многих экспертов, нанесет удар по большому числу секторов российской экономики.

Италия — высокоразвитая индустриально-аграрная страна, одна из ведущих в мире: на высоком уровне находится судостроение, машиностроение, черная металлургия, автостроение, имеется высокопродуктивное сельское хозяйство. Например, концерн Fiat включает более 100 компаний и обеспечивает 13% европейского автомобильного рынка. Нефтегазовое объединение Eni контролирует более 160 компаний. Сотрудничество с ними идет с 1970-х годов. Италия бедна топливными ресурсами и многими видами промышленного сырья. Эти потребности удовлетворяет в основном Россия.

Итальянские фирмы оказывают Российской Федерации помощь в модернизации электронных средств связи, в переводе телевизионного вещания на цифровой формат. Подписан договор о выпуске моделей «Фиата», в российской компании «Базовый элемент» будут внедряться новые технологии.

Но экономическое, технологическое и другие формы сотрудничества не должны оттеснять на второй план геостратегические интересы России. Рим за последние 15—17 лет неоднократно отдавал предпочтения в военно-политических сферах интересам Вашингтона, подтверждая обыденную истину: прав тот, у кого больше силы. Итальянское правительство в свое время предоставило десять военно-морских и восемь военно-воздушных баз для стран США и НАТО. Аэродромы страны очень удобны для военных операций в силу расположения на перекрестке торговых путей. С ее аэродромов американские самолеты бомбили Югославию, Ирак. Рим в политических, военных противостояниях чаще поддерживал албанцев, когда те фактически оккупировали Косово, а не сербов, чьей территорией исторически был данный край.

Но тем не менее мы видим, что в геополитическом, экономическом, культурном и другом плане Италия представляет для России в долгосрочной перспективе потенциального союзника в Европе, заинтересованного в создании многополюсного мира, где бы каждый зависел от каждого и тем поддерживался бы геополитический расклад сил.

9.6. Россия — Великобритания: есть ли стратегическое партнерство?

Исторически Великобритания (как и США) придерживалась в геополитических отношениях талассократического подхода к построению политических, экономических и других отношений со странами Западной и Восточной Европы, с Евразией и Юго-Восточной Азией. Талассократия обусловливает, как считают ее идеологи, дух индивидуального предпринимательства, наживы и накопительства. Морская цивилизация, по мнению А. Мэхэна, — это торговая цивилизация, требующая смелости и риска, воспитывающая энергичных людей. И надо признать, что такой тип людей был во многом характерен для Британии. Они сделали ее «владычицей морей». Над ее колониями почти до середины XX в., по образному выражению, «не заходило солнце». До конца XIX в. она была «мастерской мира», а в Сити проводились самые крупные коммерческие сделки.

В первой половине XIX в. лорд Пальмерстон создал послушную Британской империи структуру — Конфедеративные штаты Америки. Проекту лорда нанес поражение президент США Авраам Линкольн. Линкольн стал основателем нового геополитического курса США. Он наметил дальнейшее развитие страны через выполнение таких задач, как создание единой трансконтинентальной системы железных дорог. Эта геополитическая доктрина действует в США, наряду с другими, и сейчас. Наследие Линкольна — развитие американской экономики как трансконтинентальной системы железных дорог и внутренних водных путей; так же как во времена Карла Великого, Европа начала развиваться по водным артериям. США в середине ХТХ в. стали главной угрозой для британской имперской системы.

Интересно проанализировать позицию Великобритании во время и после Крымской войны 1853—1855 гг. Коалиция европейских стран, участвовавших в ней (Франции, Турции, Сардинии, Великобритании и негласно помогавшей им «нейтральной» Австрии), рас сматривала радикальный план министра иностранных дел Великобритании лорда Пальмерстона. Его главнейшая цель заключалась в том, чтобы окончательно поставить Россию на колени. Так планировал Пальмерстон. И только беспримерная, многомесячная героическая оборона Севастополя, подкрепленная силой русского штыка на Кавказе, развеяла надежды врагов России на реализацию этого и других подобных планов.

Ав 1870 г. 19 октября после поражения Франции в войне с Пруссией канцлер России Александр Горчаков разослал европейским правительствам знаменитую Циркулярную депешу, в которой говорилось, что Россия не считает себя связанной Парижским договором[10].

Эпоха великих войн, предвестником которой стало убийство Линкольна, началась с инспирированной Англией войны Японии против Китая в 1895 г. Из японо-китайского конфликта выросла Русско-японская война 1904—1905 гг. За ней последовали Балканские войны, послужившие толчком для мировой войны 1914—1918 гг., приведение к власти фашистских режимов Гитлера и Муссолини, Вторая мировая война 1939—1945 гг., реализация плана Бертрана Рассела о перманентном ядерном противостоянии 1946—1989 гг. Это примеры продолжающегося мирового стратегического конфликта.

В мае 1939 г. министр иностранных дел Великобритании Галифакс говорил, что политические аргументы против договоренности с СССР перевешивают военные соображения в пользу такой договоренности (речь идет о договоренности о взаимной помощи в случае войны СССР с Германией). Позиция премьера Чемберлена была еще категоричней: он был скорее готов подать в отставку, чем подписать союз с Советами.

Кабинет министров страны в 1939 г. затвердил установку: сохранять видимость контактов с Москвой, дабы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией. Если бы логика развития событий понудила Великобританию принять на себя некие обязательства, то имелось в виду заранее настроиться на то, что Лондон их выполнять не станет.

Адмирал Драке, руководитель британской делегации на военных переговорах в Москве в августе 1939 г., получил инструкции: британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нас при тех

или иных обстоятельствах. К этому времени англичане и французы имели соглашение с Германией о ненападении.

А совсем недавно в формировании администрации Буша — Чейни решающую роль сыграл Джордж Шульц, представляющий интересы англо-голландской финансовой группировки во главе с Ротшильдом. Эта администрация всегда контролировалась из Лондона фабианскими кругами, связанными с бывшим премьер-министром Великобритании Тони Блэром. Конечная цель Лондона — разрушить США в ходе финансово-экономической войны, чтобы устранить их из мировой политики в целом. Если усилия британских финансовых групп увенчаются успехом, весь мир погрузится в общий разрушительный финансово-экономический кризис[11].

Говоря о подлинной сущности и природе Британской империи, следует подчеркнуть, что чаще всего финансовые олигархи не ведут войн, они их готовят и финансируют. Обычно, как это было во времена войн, которые вели ломбардские банкиры в XIV в., банкиры XX—XXI вв. финансируют обе воюющие стороны, чтобы ограбить проигравшего и опутать долгами победителя. Именно Лондон (в основном) привел к власти Гитлера и Муссолини, и тот же Лондон препятствовал «слишком скорой», по мнению Черчилля, победе США над Гитлером.

С момента прорыва союзников в Нормандии марионетки Черчилля отодвинули победу на месяцы. Одновременно произошел резкий антирузвельтовский сдвиг вправо внутри самих США со стороны финансистов, управлявшихся из Лондона, и этот же ход привел Трумэна к власти.

Лондон готовил разрушение США в 1960-е годы после убийства президента Дж. Кеннеди и продолжительной войны в Юго-Восточной Азии в 1964—1973 гг. События 11 сентября 2001 г. (атака самолетами башен-близнецов Всемирного торгового центра. — Авт.) открыли новую страницу войны в Юго-Западной Азии (Ирак, Афганистан и, вероятно, Иран и Пакистан).

Война не является основным инструментом правления. Это — вспомогательное средство. Главная цель — управлять умами и сердцами людей, искусственно порождая конфликты среди тех, кто мог бы сколотить силы против олигархии. Так, в случае кровавой агрессии США против Ирака, развязанного с помощью бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра, управление «общественным мнением» стравливаемого населения Ирака (по национальному, конфессиональному и другие признакам) облегчает расхище

ние природных ресурсов, грабеж этого самого населения. Учитывая это, следует задуматься над перспективами российско-британских отношений.

Чисто прагматический подход к отношениям Москвы и Лондона позволит обеим столицам получить серьезные выгоды. В начале XXI в. российско-британские отношения прошли через испытания, что подтвердило главный вектор британской политики, обозначенный еще в середине XIX в. Его суть назвал один из виднейших дипломатов XX в., премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль: «У Англии нет постоянных друзей, у нее есть постоянные государственные интересы». Лондон всегда активно поддерживал те или иные страны в их противоборстве, когда видел, что на этом можно погреть руки.

Странам НАТО, а прежде всего США, надо было получить геостратегический контроль над западной акваторией Средиземного моря. Но в определенной степени этому мешала Югославия. Британия тоже хотела большей свободы для своего флота и поэтому в составе вооруженных сил НАТО принимала участие в бомбардировках этого государства. Страны-агрессоры интересовали еще и огромные залежи нефелиновых, магниевых и титановых руд, коксующегося каменного угля.

В докризисные времена в Великобритании из года в год рос объем инвестиций в станкостроение, электротехническую, электронную, авиационную, химическую и нефтехимическую промышленность, которая занимает одно из ведущих мест в мире по производству синтетических волокон, пластмасс, красителей, удобрений, моющих средств и т.д. По показателям расходов на науку, по численности специалистов, занятых в науке, на 10 тыс. трудоспособного населения и другим показателям научно-технического прогресса Великобритания прочно занимает 3—4-е место в мире, уступая лишь США, Японии и Германии.

Импортирует Великобритания железную руду, цветные и редкие металлы, фосфориты, хлопок, продовольствие и полуфабрикаты. Большую часть импорта она покрывает торговлей с Бразилией, Южной, Центральной и Северной Африкой. Доля России в ее импорте сравнительно невелика. Кроме того, Лондон в меньшей степени, чем другие страны Западной Европы, заинтересован в российских нефти и газе: в Северном море запасов этих энергоносителей пока достаточно.

В 2003 г. Москва и Лондон подписали меморандум по Северо-Европейскому газопроводу. Выход России на мировые энергетиче ские рынки, как уверяют наши политики, позволит ей занять ведущее место в мире*. Хотя в торговле энергоносителями есть и отрицательный момент: их останется меньше для будущих поколений.

Выход на рынок газа континентальной Европы и Великобритании будет возможен, если корпорации British Petroleum и Shell вложат в этот проект около 17 млрд фунтов стерлингов. Реализация этих намерений выведет Великобританию на первое место по размеру иностранных инвестиций в российскую экономику[12] . Shell вкладывает инвестиции в проект «Сахалин-2», в разработку нефти в Западной Сибири. Конечно, все это создает предпосылки для увеличения объема внешней торговли между Россией и Великобританией (в 2005 г. он составил 11 млрд долл.).

В совместном заявлении России и Великобритании говорится: «Наша общая цель состоит в обеспечении на длительную перспективу стабильного и широкого стратегического партнерства между Российской Федерацией и Соединенным Королевством, основанного на общих интересах и ценностях, равенстве и взаимном уважении, включая уважение верховенства закона, демократии и прав человека, свободы слова и средств массовой информации». Но этот документ, подписанный в год 450-летия установления двусторонних отношений, весьма расплывчат.

9.7. Балканы — «пороховая бочка»

Одним из важнейших геополитических, стратегических приоритетов России остаются Балканы, которые занимают ключевое положение в российской политике еще с XIX в. «После Крымской войны, — пишет ведущий сотрудник международного отдела «Rand Corporation» С. Ларраби в книге «Россия и Европа. Новая повестка дня по проблемам безопасности», — Россия стремилась к усилению влияния на Балканах в пику Австрии и в меньшей степени — Германии. Сильным стимулом здесь было распространение панславянских настроений в России и на Балканах».

Балканы и сейчас остаются в поле зрения российских политиков и геостратегов. В центре внимания России есть несколько важных в геополитическом плане целей:

  • • не допустить дипломатической изоляции Москвы в Белграде, Сараеве, Софии;
  • • сдерживать аппетиты Запада, вмешивающегося во внутреннюю политику славянских народов (особенно здесь усердствуют Германия и США);
  • • обеспечить ведущую роль России в балканской игре, в частности помешать атлантистам «навязать» сербам и болгарам решение вопросов их безопасности, которое бы исключало присутствие здесь Москвы;
  • • в международном плане добиться того, чтобы судьбы славянских народов прежде всего определял Совет Безопасности ООН (членом которого является Россия), а не США, Германия или Англия.

А главная цель — предотвращение потенциальных боевых действий на Балканах. В геостратегическом плане Москва всегда стремилась к предотвращению попыток Запада сделать НАТО, а не ООН стержнем системы европейской безопасности (эта идея сейчас реализуется в Косове).

Однако в силу ряда причин геополитической инициативой на Балканах в начале XXI в. владеют США и Германия. Россия по сравнению с ними вынуждена ограничиться незначительной ролью.

Улучшению политических отношений России с Болгарией и Сербией мешает исторический спор между этими двумя странами по поводу Македонии. А поспешное признание Москвой Македонии в 1992 г. осложнило отношения с Грецией (хотя в последнее время они значительно улучшились).

Сложные отношения у России сохраняются с Албанией. Москва не поддерживает Тирану в вопросе об аннексии Косова, а тем более претензии албанцев на отторжение части Македонии. США, Германия, Англия активно способствовали политической самостоятельности Косова[13]. На наш взгляд, Москва могла тогда, когда было признано Косово, инициировать признание Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, что могло предотвратить кровопролитие в Южной Осетии в августе 2008 г.

Балканы — чрезвычайно важный с геополитической точки зрения регион. Они, как о. Мальта, позволяют держать под геостратегическим контролем все коммуникации на Средиземном море и в воздушном пространстве над ним. Кроме того, на исторически знаменитом Косовском поле открыты большие, по европейским меркам, залежи коксующегося каменного угля — 6,5 млрд. т. Все это вместе взятое и заставило Запад, прежде всего Германию, Англию и США, начать военную кампанию против Югославии весной 1999 г. Поводом для агрессии послужило так называемое нарушение прав человека, в частности албанцев, проживающих в Косове.

С конца 1960-х годов вокруг косовских сербов (титульной нации) создалась обстановка нетерпимости, переходящая в поджоги их домов, церквей и монастырей, в кровопролитии. Это вынуждало сербов покидать свои дома. Для их защиты были выделены специальные полицейские силы, которые проживающие там албанцы восприняли как оккупантов. Противостояние усиливалось.

На защиту прав албанцев встали США, Германия, Англия и др. Главным судьей в ситуации стал Совет НАТО во главе с США, Англией, Германией и секретарем НАТО. Натовские бомбардировки нанесли Сербии ущерб, оцененный в 100 млрд долл., оставили 250 тыс. граждан без работы и 800 тыс. человек без крова.

В Сербии победили либерал-демократы, бывшего президента Югославии обвинили в нарушении человеческих прав и передали в Гаагский трибунал.

С геополитической точки зрения наибольший смысл для России имеет поддержка Сербии, так как это дает возможность присутствовать на Балканах и играть там более важную, чем сейчас, роль. А сильная Сербия служит важным противовесом нарастающему влиянию Турции в Черном море, в Болгарии и на Балканах. Однако очевидная просербская ориентация может подтолкнуть Болгарию к Турции. Отношения между этими странами в 1990-х годах значительно улучшились. Более тесными контактами стали именно военные.

Баланс сил на Черном море претерпевает существенные изменения, как пишет по этому поводу Эрик Гроув в журнале «Jane's Navy International»: в то время как российский флот становится тенью советского, турецкие ВМС выдвигаются на доминирующие позиции. Сейчас российский флот на Черном море почти в 3 раза уступает по мощи турецкому. Дестабилизация положения на Балканах явилась одной из причин обострения геополитического соперничества между Россией и Турцией. В 1990-х годах Турция начала проводить более активную политику на Балканах: укрепила связи с Болгарией и Албанией, вместе с другими исламскими государствами поддержала Боснию и Герцеговину. Ликвидация Советского Союза открыла новые возможности для усиления влияния Анкары на Кавказе и в Средней Азии. Анкара ужесточила контроль за проходом судов РФ в проливах Босфор и Дарданеллы. Все это, а также другие причины являются для России серьезной причиной, чтобы не уходить с Балкан, укреплять отношения не только с Болгарией, Сербией, но и с Грецией, активно противостоящей Турции, поскольку эти страны видят в Москве сильный противовес Анкаре.

Наибольшие геополитические выгоды Москва получит, укрепляя всесторонние контакты с Болгарией, Сербией и Грецией.

9.8. Восточная Европа:

новые геополитические реальности

На протяжении столетий Восточная Европа чаще всего была объектом, а не субъектом глобальной мировой политики. В последние десятилетия XX в. с этим регионом напрямую были связаны интересы держав Европы, а в XXI в. он стал интересен и для всего мира. Нередко Восточная Европа становилась источником конфликтов между великими державами. Обе мировые войны начались в этом регионе, так как в нем сошлись главные геополитические противоречия между самыми могущественными странами мира.

Многое разделяет страны Восточной и Западной Европы: разные социально-политические идеалы, конфессии, груз исторической враждебности, этническая пестрота и т.п. Торгово-экономические, экспортно-сырьевые и другие факторы предопределяют тяготение большей части Восточной Европы к России, а не к западным странам. На основе этого можно утверждать, что Запад вряд ли в исторической перспективе получит выигрыш, привлекая к себе страны данного региона, принимая их в ЕС, НАТО, добиваясь ослабления России. История и география обусловили заинтересованность в добрососедских, торгово-экономических контактах с Восточной Европой, поскольку они отвечают безопасности, коренным интересам как России, так и ее соседей.

В силу обстоятельств к концу XX в. Россия могла выходить на страны Восточной Европы только через суверенные государства — Украину и Белоруссию, полуанклав — Калининградскую область. Этот фактор (ограничение, сужение географического пространства России) внес фундаментальные изменения в отечественные геопо литические возможности. За последние 15—18 лет страны Восточной Европы, особенно после вступления в НАТО, стали источником международной напряженности.

Политико-психологический климат в регионе, за исключением Калининградского полуанклава, неблагоприятен для России. Но он также неблагоприятен и для Запада (в Польше, Словакии, например, чрезвычайно сильны антигерманские настроения). Это во многом объясняется тем, что народы Восточной Европы десятилетиями находились в сугубо подчиненном положении. Однако такой их статус-кво после Второй мировой войны устраивал в определенной мере и СССР и Запад. Система государств-сателлитов была своего рода буфером, «санитарным кордоном» между Востоком и Западом, обеспечивающим относительную безопасность существования двух блоков. И включение стран Восточной Европы в сферу влияния Запада — далеко не однозначный исторический факт.

В объединении Германии уже заложен узел многих европейских противоречий. Объединение дало не только позитивные результаты. Даже для мощной экономики ФРГ объединение принесло пока больше минусов, чем плюсов. А присоединение государств Восточной Европы к Западу предопределило качество всех отношений между странами Европы. В перспективе этот регион может превратиться в «Балканы». События в Югославии — только предвестник обострения межнациональных и межгосударственных отношений. Распад Чехословакии — начало цепной реакции размежевания.

Некоторые западные политологи утверждают, что Европа XXI в. будет иметь больше общего с Европой XIX в., чем середины прошедшего столетия. В XIX в. здесь царило буржуазное соперничество, приводившее к цепи бесконечных конфликтов. Сейчас, как и тогда, на «пороховой бочке» находится Югославия.

Структуры, созданные в Западной Европе после 1945 г., сейчас или значительно ослаблены, или сталкиваются с неопределенностью целей. «Фрагментация» нынешней Европы позволяет утверждать, что реальная угроза безопасности европейским государствам исходит не извне, а друг от друга. Развитие Восточной Европы определяют объективные факторы: стремление к суверенности и возрождению, а также рост национализма. В конце XX — начале XXI в. это характерно почти для всех стран мира, но особенно активна в этом отношении Польша[14].

В течение трех столетий Польша трижды теряла свою государственность. Начиная с XIV в. она не могла ужиться со средневековой Россией, напрягая все ресурсы, чтобы в очередной раз схлестнуться с украинскими казаками и с московитами. Западные политики, журналисты сейчас сравнивают польских политиков с человеком, который с зажженным факелом пляшет на соломенной крыше своего дома. В определенной степени в этом виновата многовековая польская мечта о Польше от моря до моря, иллюзорные планы создать грандиозную Речь Посполитую, включающую Украину, Белоруссию, Словакию, Молдавию и т.д. Таких фантазий хватает и у других наших соседей.

Россия не проводит по отношению к Польше никакой последовательной политики: ни дружественной, ни конфликтной. Мы только слабо реагируем на вызовы, имеющие по большей части демонстративный характер.

Лидеры Польши возражают против строительства Северного газопровода по дну Балтийского моря, но решение о строительстве этого газопровода, в частности, есть следствие недружественной политики самой Варшавы.

Хотя в Польше и сейчас, через столько лет после Второй мировой войны, не только среди обывателей, но и среди правящей элиты сильны антигерманские настроения, тем не менее Варшава находится в полной зависимости от США, Германии, НАТО и ЕС.

Польша практически потеряла независимость, и, как пишет польский журналист Б. Тейковский, «не надо ходить туда, где нас хотят уничтожить». Он видит Польшу в системе славянских народов. Сейчас Америка диктует свой глобализм всему миру. В результате 80% населения планеты в условиях мирового кризиса живет в бедности, 15% — удовлетворительно и только 5% — в богатстве. «Сегодня Германия с другими странами скупила в Польше десятки тысяч гектаров земли, 60% торговли, 70% — промышленности, 80% — банков, 90% издаваемых газет, программ радио и телевидения. Вооруженными силами руководят США и НАТО. Атлантисты готовятся к войне с Россией, и с этой целью блок НАТО создал в Щецине военную базу»[15].

В Европе набирает силу тенденция возрождения коалиций между группами государств. Коалиции создаются для решения в короткие сроки экономических, политических, территориальных, экологиче

ских и других важных проблем, например союзы Венгрии и Чехии, Польши, Австрии и Италии. Между ними расширяются двусторонние связи. Все больше умов захватывает идея создания системы европейской безопасности в противовес НАТО. Но в пику этой идее усиленно пропагандируется идея западного «ядра мощи», причем страны Восточной Европы должны будут поддерживать усилия «ядра». Важнейшим элементом «ядра мощи» Вашингтон считает создание пусковых площадок в Польше для ПРО, радаров в Чехии. Региональная геополитика в этих концепциях составляет звено общей глобальной геополитики.

Суммируя сказанное, можно сделать вывод, что в Европе идет процесс возврата от биполярной военно-политической структуры к динамично развивающейся многополярной системе международных отношений. Военные проблемы в данном процессе пока играют важную роль, но к концу XX в. центр тяжести переместился в сторону финансово-экономических проблем. Кроме того, в Европе формируется фрагментарная система национальных государств (страны Балтии больше тяготеют к Скандинавии, Польша, Венгрия, Чехия — к Германии и т.д.).

Страны Восточной Европы образуют временные коалиции, меняют свои ориентиры исходя из сиюминутных интересов (чаще всего финансовых, экономических, политических, военных). Эти интересы нередко формулируются без серьезного анализа взаимозависимости и имеют субъективно-вкусовой характер. Но нельзя забывать, что эта взаимозависимость может быть разрушена ростом национализма и сепаратизма национальных государств (как произошло со странами восточного блока, с Советским Союзом). Трения на национальной основе стали одним из важнейших признаков и тревог не только стран Балтии, Восточной и Западной Европы, но и всего мира.

Восточная и Западная Европа в потенциале могут рассматриваться как геополитическое кризисное ядро, способное взорвать общестратегическую обстановку. Расшатывание, а затем и распад Варшавского блока сняли вопрос системного противостояния, изменили расстановку геополитических сил, ее структуру, внесли много новых элементов. К началу XXI в. Россия осталась, по сути, одна против военной машины стран Западной и Восточной Европы. Россия должна защищать свои национальные интересы, руководствоваться реалистическими, прагматическими соображениями, завершать внутренние преобразования, строить многовекторную внешнюю политику.

9.9. Рига, Таллин, Вильнюс переписывают историю

Самое пристальное внимание геополитиков привлекает Прибалтийский регион, особенно в вопросе об участии в НАТО и ЕС Литвы, Латвии и Эстонии. Что дало вступление в ЕС этим странам, можно представить, проанализировав финансово-экономическое положение, национальную политику только в одной Латвии.

В сейме Латвии рассмотрели законопроект, запрещающий преподавание на иностранных языках не только в государственных, но и в частных вузах. Запрет не распространяется на языки стран — членов Евросоюза. Законодатели Латвии на практике лишили русское население страны права обучать своих детей на родном языке, т.е. проводят насильственную ассимиляцию русскоязычного населения, что является грубейшим нарушением международного права.

Разжигание русофобии, ненависти к советскому прошлому делается по многим причинам. Прежде всего — из-за резкого ухудшения образа жизни, его уровня и качества. После вступления Латвии в ЕС средняя заработная плата выросла в 2 раза, а цены — почти в 10 раз. 85% населения республики живет ниже официального прожиточного минимума, 9 — чуть выше, 5 — средний класс и 1% — богатых и сверхбогатых. До 200 тыс. человек, т.е. почти 10% образованных, квалифицированных специалистов, уехали на заработки за границу.

Евросоюз ввел для Латвии квоты на вылов рыбы, по требованию ЕС закрыты сахарные заводы, уничтожены некогда мощные заводы по производству микроавтобусов, радиоаппаратуры. Ликвидирована мебельная промышленность. Исправно работают только порты и железные дороги. Транзит российской нефти и калийных удобрений из Белоруссии — один из главных источников поступлений в латвийскую казну. Европе Латвия, как и Литва и Эстония, нужна не как производитель, а как потребитель. Дотации из ЕС даются не на производство, а на стимулирование потребления.

Как результат провальной экономической политики правительства валовой внутренний продукт уже к ноябрю 2008 г. упал на 4,6% (самое большое падение среди всех 27 стран Евросоюза). Инфляция достигла 15%, безработица — по официальным данным — более 10%; 76% фирм имеет от 1 до 9 работников[16].

Мировой финансово-экономический кризис сильнее всего из стран Балтии ударил по Латвии: за неполных 19 лет страна потеряла 300 тыс. человек — более 10% всего населения.

Против антироссийского курса Риги, Таллина, Вильнюса активно выступают не только русские, но и представители коренных национальностей. В Эстонии состоялись массовые демонстрации против переноса Бронзового солдата. Закончились они расправами полиции над участниками демонстрации. В парламенте Эстонии готовится законопроект, касающийся подавления массовых волнений при помощи армии, объявления комендантского часа и введения цензуры[17].

Вслед за событиями в Таллине в январе 2009 г. прокатились волны протеста против экономической политики правительства в Риге, Вильнюсе, Клайпеде. Но если в Латвии организаторами выступлений были политические силы, то в Литве инициативу в свои руки взяли профсоюзы. Протесты в Вильнюсе вылились в погромную акцию. Против митингующих были применены слезоточивый газ и резиновые пули. Как и в Латвии, в Литве увидели причину беспорядков в «руке Москвы». Но все дело в том, что в погромах участвовали в основном литовцы: их было подавляющее большинство среди 150 задержанных в Вильнюсе.

Несмотря на политические наветы, Москва кровно заинтересована в установлении тесных экономических, политических отношений. Это диктуют транспортные связи (железнодорожные, автомобильные, воздушные), культурно-коммуникативные и т.д.

Балтийский регион имеет исключительно важное значение для всех европейских государств. Их связывают со странами Балтии коммуникации, торгово-экономические отношения, исторические корни. Особенно это касается Скандинавских стран (Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия). При соблюдении определенных условий данный регион может в XXI в. стать одним из генераторов мира и сотрудничества для всей Европы. Геополитические интересы России здесь совпадают с интересами большинства стран Европы. А главное — Россия должна иметь надежный спокойный морской путь в европейские страны.

Таким образом, Россия объективно заинтересована в геополитической стабильности не только Калининградского полуанклава, но и стран Балтии. Она твердо настроена развивать добрые отношения с Литвой, Латвией и Эстонией. Это станет важным фактором создания обстановки для спокойной и созидательной жизни много

численного русского, украинского и белорусского населения в странах Балтии.

Пока же в столицах этих государств преобладает мнение, что спокойствие может гарантировать только пребывание в НАТО. В обоснование этого выбора обычно приводятся следующие аргументы: необходимость оградить свою независимость и суверенитет от потенциальной угрозы с Востока, открыть простор для интеграции стран Балтии в западную экономику, цивилизацию, гарантировать их социальное развитие.

Все эти аргументы в основном надуманны и активно раздуваются заинтересованными политиками и СМИ. Российских войск в этих странах нет, в конце 1998 г. прекратил свое существование последний военный объект в Латвии — база слежения в Скрунде. Возрождение экономики России является императивом, диктующим продолжение ее курса на углубление мирных отношений со всеми соседями. Поэтому цели, сформулированные политиками стран Балтии, — слияние с западной цивилизацией, экономикой, утверждение принципов демократии, прав человека, экономическое процветание — могут быть достигнуты и без участия в НАТО, без многомиллиардных сумм, которые приходится платить за вхождение в эту военно-политическую группировку.

Наше отрицательное отношение к расширению Североатлантического альянса на Восток, в том числе за счет приема стран Прибалтики, обосновано конкретными причинами.

Во-первых, их прием в НАТО в военном отношении сильно затрагивает оборонные интересы России и Белоруссии.

Во-вторых, в середине 2003 г. в Латвии и Эстонии были расположены радары США, что ведет к росту напряженности между Россией и НАТО[18]. Произойдет наращивание военно-политической мощи за счет стран Балтии и Восточной Европы. Альянс остается замкнутой организацией, имеющей геостратегические планы, недоступные для малых государств, хотя и формально входящих в НАТО.

В-третьих, существенно подрывается значение Основополагающего акта Россия — НАТО, в котором Россия четко высказала свою озабоченность расширением альянса.

В-четвертых, Россия вынуждена будет принять меры по укреплению военной инфраструктуры, обороноспособности, используя Калининградскую область, где могут быть размещены раке

ты «Искандер»[19]. Их размещение вызвано тем, что ПРО в Польше и Чехии, авиабазы в Прибалтике ставят нас в заведомо проигрышное положение, нарушают баланс стратегической стабильности.

При строительстве двусторонних и многосторонних отношений со странами Балтии нам надо помнить еще об одном аспекте: мирные экономические, торговые, транспортные связи со странами-соседями приносят немалые доходы балтийским государствам, обеспечивают их прогресс в экономике. И для Москвы небезразлично, что за счет российских средств будет оплачиваться выживание балтийских народов и вхождение их в военную структуру альянса. Бюджеты стран Балтии на 20—40% формируются за счет сборов, пошлин на российские товары, энергоносители, полиметаллические руды, оборудование и т.д., что доставляются на Запад через территорию этих стран. Вот почему эти страны возражают против прокладки Северного газопровода.

Следующий аспект отношений России и Латвии, Литвы, Эстонии основан на существовании внутригосударственного сепаратизма, национализма, неконтролируемой миграции, сложных экологических и других проблем.

В Европе есть государства — не члены НАТО, которые не боятся за свою национальную безопасность (Швеция, Финляндия, Швейцария и др.). Их нейтралитет обеспечивает приоритет национальных интересов, а не подчинение их геополитической сверхдержаве, определяющей геостратегический курс альянса. Постоянный нейтралитет, например, обеспечил многовековую стабильность Швейцарии и Швеции, гарантировал их от втягивания в различные конфликты. Кроме того, этот статус позволяет им заметно влиять на политическое решение многих сложных вопросов.

Понимая многостороннюю важность нейтралитета, Москва выступает за то, чтобы страны Балтии, весь Балтийский регион был внеблоковым, нейтральным и превратился в зону устойчивого развития, безопасности и стабильности. Россия готова гарантировать безопасность этим странам в виде одностороннего обязательства, подкрепленного в международно-правовом плане заключением многостороннего соглашения о добрососедстве и взаимном обеспечении безопасности. К этим гарантиям могут присоединиться другие страны: США, Германия, Великобритания, Франция — и междуна

родные организации, включая военные. Параллельно могут быть разработаны меры доверия в военной, экономической и социальной сферах, которые смогут подкрепить политические гарантии.

В плане военно-политических отношений можно ввести режим доверия в приграничной полосе, безвизовые поездки жителей, отказ от военной деятельности, налаживание совместного контроля за воздушным пространством всего Прибалтийского региона, запрет на проведение военно-морских учений в нежелательных регионах Балтики.

В экономической сфере в XXI в. можно создать единый топливносырьевой и энергетический комплекс, единую информационную структуру: дороги, порты, систему энерго-, тепло- и водоснабжения.

В социальной и гуманитарной сферах — развитие контактов между людьми и организациями, совместные действия, взаимопомощь по обеспечению прав русских, украинцев, белорусов, поляков, других национальных меньшинств, испытывающих сейчас большие трудности в атмосфере национализма, захватившего бывшие советские прибалтийские республики.

Латвии хочется вернуться на российский рынок и предложить Москве большой ассортимент товаров и продовольствия. Это желание усилилось, когда фермеры республики поняли, что они не могут конкурировать не только с французскими, датскими и тем более с голландскими производителями сельскохозяйственной продукции, но даже со своими соседями — Литвой. Между Латвией и Литвой в последнее время не затихают так называемые свиные и молочные войны, вызванные приходом на латышский рынок литовских продуктов по демпинговым ценам[20].

Антироссийским настроениям Латвии можно было бы противопоставить экономические санкции: построить не только Северный газопровод, но и нефтепровод через Ленинградскую область с терминалом неподалеку от г. Луга. Ведь известно, что почти 40% бюджета Латвии формируется за счет пошлин, взимаемых с экспортных российских поставок.

Немногим лучше положение некоренных народов в Эстонии и Литве. По официальным данным, уровень безработицы в Эстонии составляет более 10%. Большинство безработных — русскоязычные, 24,2% безработных — молодежь от 15 до 24 лет, 30% русскоязычного населения не допускается к выборам. С применением таких

санкций был проведен референдум о вступлении Эстонии в Евросоюз. Европа всячески втягивала страны Балтии в Евросоюз, несмотря на то что экономика этих стран значительно слабее, чем в европейских странах.

Совершенно ясно, что страны Восточной Европы, Балтии приняли в ЕС с целью окончательно оторвать их от России[21].

Политические лидеры стран Балтии, безусловно, понимают важность и выгодность добрососедских отношений с Россией. Но они испытывают давление со стороны сильных соседей и в большей степени со стороны США — мощной геополитической сверхдержавы, стремящейся к монополярному миру. Например, Германия в настоящее время является для Латвии вторым по объему оборота торговым партнером (около 13% экспорта и 15% импорта), занимает третье место по объемам иностранных инвестиций в республику. В Литве Германия является основным иностранным инвестором. США, в свою очередь, оказывают Балтийским странам помощь в рамках проекта «Поддержка восточноевропейской демократии». Это передача технического опыта на краткосрочной и долгосрочной основе, капиталовложения и поддержка кредитных возможностей частных предприятий в целях продвижения экономических реформ. Но особенно активизировалось американо-балтийское сотрудничество в военной области, хотя мировой финансовый кризис существенно сократил вливания стран НАТО в экономику стран Балтии.

Разграничение государственной границы, континентального шельфа показало, что экополитические, военные, геополитические интересы России и стран Балтии диктуют им генеральную линию взаимоотношений: добрососедскую, взаимоуважительную, учитывающую интересы всех стран региона. Это сотрудничество Москвы со столицами стран Балтии может стать фактором для сближения с Евросоюзом.

Большое значение в Прибалтийском регионе в конце XX в. стал играть многосторонний форум — Совет государств Балтийского моря. В мае 1996 г. на о. Готланд состоялась встреча глав Совета под девизом «Партнерство во имя культуры». В ней приняли участие 11 премьер-министров стран-участниц. Политические лидеры Дании, Финляндии и Швеции любые шаги Москвы воспринимают (особенно Дания) с большой настороженностью.

В оценке действий России и стран Балтии у их скандинавских покровителей чаще всего проявляются двойные стандарты. Осо

бенно это видно при их оценках гражданских прав русских и русскоязычных в Латвии, Эстонии и Литве, проезда по железным дорогам, сложностей транспортировки российских грузов через Литву в Калининградскую область и т.д. Заявления политиков этих стран о статусе этой области часто носят антироссийский характер.

В интересах как стран Запада, так и России активно использовать инфраструктуру и транспорт Прибалтийских государств для создания прочных добрососедских и взаимовыгодных связей. Односторонняя ориентация Литвы, Латвии и Эстонии на Скандинавские страны, в частности на Запад, вообще может оказаться в недалекой перспективе дестабилизирующим фактором. Полномасштабное членство стран Балтии в НАТО по-прежнему остается неприемлемым для Москвы. В силу динамических изменений в геополитическом балансе сил эти страны могут превратиться в передовой военный плацдарм для силового давления на Россию.

О подобных перспективах говорят многие политические шаги лидеров Прибалтийских государств, которые были предприняты ими еще в 1990-х годах. Так, в литовском парламенте рассматривался вопрос о пересмотре конституции. В результате конституция не запрещает размещения иностранных войск и ядерного оружия на территории Литвы. Латвийский сейм в 1996 г. принял декларацию «Об оккупации». Совет государств Балтийского моря 13 ноября 1994 г. принял резолюцию «О демилитаризации и статусе Калининградской области». Во всех странах Балтии идет процесс активного вытеснения русских и русскоязычных из важнейших сфер политической и социальной жизни и просто выселение этнических русских на их историческую родину, т.е. политики Литвы, Латвии и Эстонии готовят почву, общественное мнение для реализации договоренностей по расширению инфраструктуры НАТО, а в перспективе — для ввода в регион ядерного оружия.

Поэтому даже отзыв территориальных претензий к России и Белоруссии со стороны стран-соседей, урегулирование пограничных проблем и подписание договоров о границе, возможное смягчение прессинга по отношению к русскоязычным гражданам и национальным меньшинствам не устранят противоречий сторон. Из «патронирующих» страны Балтии государств наиболее сбалансированную позицию занимает Швеция. Правительство этой страны неизменно напоминает латышам и эстонцам о положении русских, проживающих в этих странах. В основном же почти все малые страны Северной Европы против решений, которые бы дестабилизировали, а тем более взорвали спокойную жизнь населения этого региона, против таких решений, которые втянули бы страны Скандинавии и Балтии в геополитические игры великих держав.

9.10. Будущее Калининградской области

Калининградская область в геополитическом отношении — одна из наиболее сложных в России. Это объясняется в основном резкой сменой действия геополитических сил в регионе в результате разрушения Советского Союза, непоследовательной, а порой и ошибочной государственной экономической политикой Москвы в отношении области, резким возрастанием иностранного влияния на полуанклав, в частности германского. Именно географическим положением области обусловлена ее государственно-политическая и экономическая слабость.

Геополитическое положение России характеризуется тем, что она:

  • • не имеет военно-стратегического преимущества на Балтийском море;
  • • потеряла основные морские порты, транспортную инфраструктуру на территории Прибалтики;
  • • приобрела конфликтно настроенных соседей, вступивших в НАТО и ЕС.

Реорганизация российской армии и флота привела, по данным экспертов, к снижению численности личного состава до 25 тыс. человек. Военные и их семьи составляют около 40% всего населения полуанклава, и хроническое, длящееся не годами, а десятилетиями недофинансирование армии и флота привело к резкому ухудшению социально-экономического положения жителей области, так как ее экономика была ориентирована на военно-промышленный комплекс. До 2008 г. происходило некоторое улучшение финансирования, но мировой кризис сказался и на этой области.

В структуре хозяйства преобладают предприятия с материально-и энергоемкими технологиями. В области для них нет должной сырьевой базы, слаба инфраструктура, продукция, поставляемая на прибалтийские и западные рынки, неконкурентоспособна.

По официальным данным, объем промышленного производства в области составляет около 30% уровня 1990 г. (в целом по России — около 60%).

Социально-экономическое положение населения зависит от экспортно-импортных операций: торговый оборот в 2007 г. составил 6404 тыс. долл. США. Из них экспорт — 1248 тыс. (рост на

145% к 2005 г.), импорт — 5187 тыс. долл, (рост 135%); т.е. импорт составлял почти 90% всех потребляемых товаров[22]. В силу относительно невысокого качества производимой продукции, а также высоких тарифов, взимаемых сопредельными государствами за транспортировку грузов по их территории, многие товары, сделанные в области, не пользуются спросом в странах Прибалтики, Польше, Германии, Швеции и т.д.

Но за последнее время в промышленности Калининградской области благодаря совместным усилиям властных и бизнес-структур достигнуты некоторые положительные результаты. Федеральный центр принял ряд законодательных актов по Калининградскому региону. Наиболее важный из них — Федеральный закон от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законада-тельные акты Российской Федерации». Однако до сих пор калининградская продукция оказалась конкурентоспособной лишь на отечественных рынках: телевизоры, пылесосы, вино, шоколадные глазури. Около 20% в стоимостном выражении заняла продукция мелкого и среднего бизнеса. Это значительно больше, чем в среднем по стране. Но мелкий и средний бизнес, как и в других регионах России, находится под прессом чиновников. Учитывая стратегическую важность области, Москве нужно оказывать ему больше помощи.

На наш взгляд, хороший шаг сделало руководство области, заключив контракт с китайскими бизнесменами на создание завода по сборке китайских автомобилей-внедорожников. Эти дешевые машины пойдут как на российский рынок, так и за границу. Пригласив бизнесменов КНР, за которыми стоит мощная страна, калининградцы в определенной степени нашли противовес экономическому давлению Запада.

Ослабление связей «федеральный центр — регион» в случае с Калининградской областью принимает особо опасный характер и может привести к полному вытеснению России из региона. Сейчас это вытеснение идет пока только в сфере экономики, а в перспективе оно возможно в политической и демографической сферах, так как правовая сфера нестабильна, правовые решения разных ветвей власти центра относительно области противоречивы. В силу отмеченных и других причин в регионе растут сепаратистские настроения, подогреваемые предложениями создать в области немецкую балтийскую республику в составе РФ, продать область Германии за

долги, организовать совместную военную деятельность, продать область Польше или Литве, установить над областью кондоминиум, превратить в независимое государство Балтии с самостоятельной внешней политикой, правом вступление в ЕС, разрешить размещение за плату войск НАТО на ее территории (в пустующих гарнизонах, оставшихся от Советской Армии)[23].

Подобные предложения способствуют ползучей экспансии враждебно настроенных по отношению к России иностранных государств (Польши, Литвы, Германии, США). Ползучий экспансионизм по отношению к Калининградской области виден во всех сферах общественной жизни, и прежде всего в экономической: в активном создании совместных предприятий, избирательном кредитовании и приватизации местных предприятий и т.д.

В политической жизни экспансионизм стран-соседей подпитывается влиянием на политиков области и центра: разных видов коррупции, подкупа, шантажа и т.д., антироссийских заявлений на государственном уровне, призывов политико-правовых организаций соседних государств к пересмотру границ и т.д. В культурноидеологической сфере — это усиление теле- и радиопропаганды, обилие рекламы на немецком языке, призывы к организации кондоминиума России и Германии в управлении полуанклавом.

Вся эта активность объясняется тем, что Калининград — наш геополитический форпост на Западе. Здесь происходит столкновение геополитических сил России и Германии, России и атлантистов. Калининград — опорный пункт, который позволяет контролировать Польшу и Прибалтику, Белоруссию и западную часть России.

В сложной геополитической игре вокруг Калининградской области виден интерес США и атлантистов, включая различные международные фонды. Их сверхзадача, конечная цель — помешать созданию мощной Европы, объединенной вокруг Германии. Для этого США в качестве противовеса объединенной Германии уделяют особое внимание Польше, где очень сильны антинемецкие настроения, Литве и Швеции. Польша все активнее наращивает свой экономический вес в области, чему способствует политика центра России и местных властей. Объективно необходимо ослаблять зависимость области от Литвы, которая занимает жесткую позицию в таможенно-тарифной политике и начинает выдвигать территориальные претензии.

Если конечной целью «восточной политики» Германии является возвращение Восточной Пруссии и создание Данцигского коридора, то атлантисты, и прежде всего Соединенные Штаты, видят будущее области как проамериканского суверенного балтийского государства, т.е. для них это ключ к контролю над всем Балтийским регионом.

Вот почему в начале XXI в. под нажимом Евросоюза и США Литва ужесточила требования к транзиту пассажирских поездов из Москвы в Калининград. Переговоры между Москвой и Вильнюсом по этому поводу велись долго и привели к паллиативному решению. В ноябре 2002 г. была достигнута договоренность, позволяющая более или менее спокойно продолжить гражданский пассажирский транзит между Калининградом и Москвой (но не грузовые и не военные перевозки). Подписанный документ о транзите — вынужденный шаг, который сделали Россия и ЕС, это все, на что оказались способны переговоры.

В те годы, когда решался вопрос о вступлении стран Балтии в Евросоюз, ни России, ни ЕС, ни НАТО любые осложнения были не нужны. Для ЕС и НАТО на первый план выступала главная стратегическая цель: включение в свою сферу влияния трех стран Балтии и оттеснение России в самый дальний угол Балтийского моря. Для России же недоговоренность означала бы серьезную неудачу проводимого Кремлем курса на сближение и сотрудничество с Западом, удар по престижу власти на подходах к думским и президентским выборам. И половинчатое решение было принято: «Тот факт, что наши литовские и еэсовские партнеры предпочли именно половинчатое решение проблемы, проявив завидное упорство, не может не наводить на тревожную мысль о том, зачем это им нужно, какие долговременные планы вынашиваются в отношении Калининграда и его будущего, почему нас и далее хотят держать на калининградском крючке»1.

Удержать Калининградскую область Россия сможет лишь при следующих условиях:

  • • решить ее экономические проблемы, что в условиях кризиса сделать далеко не просто;
  • • при наличии реального прочного союза с Украиной и Белоруссией; [24]

  • • при решительной смене российских геополитических установок — нужна концепция национальной безопасности «оборона по всем азимутам»;
  • • при умении и желании центра и местных властей противостоять сепаратистским тенденциям, растущим в области, и положительным образом повлиять на экономическую ситуацию в области, развивая те производства, которые в меньшей степени зависят от иностранных капиталовложений и партнеров, и др.

Наиболее верный способ обеспечить безопасность и стабильность на европейском континенте и в его субрегионах — делать энергичные шаги к созданию общеевропейского пространства или системы безопасности при полном равенстве прав ее участников. Такая крупная геополитическая система должна охватывать все основные сферы международных отношений: военно-политическую, социальную, включающую права человека (например, права русских, украинцев, белорусов в Латвии, Литве, Эстонии), и экономико-экологическую, информационно-технологическую и т.д.

Только таким образом может быть построена Большая Европа, в которой все страны будут представлять равные субъекты геополитики и ни одно государство не будет навязывать свою волю другим, превращая их в объект игры геополитических сил. Общеевропейская структура может быть сложена из региональных элементов, и тогда панъевропейская безопасность представляла бы единое целое.

Контрольные вопросы

  • 1. В чем сущность позиционной геополитической войны Западной Европы и США против СССР?
  • 2. Какова расстановка сил на геополитическом пространстве Западной Европы в XXI в.?
  • 3. Назовите основные причины интеграции стран Западной Европы.
  • 4. Каковы главные аспекты отношений России со странами Восточной Европы?
  • 5. Расскажите о геополитической роли Балкан в международных отношениях.
  • 6. Каков механизм геополитических отношений России со странами Балтии и Скандинавии?

Глава

  • [1] См.: Крымов А. Европа хочет свое НАТО // Stringer. 2003. Июль. 2 Там же.
  • [2] Кондратьев А. Единая разведка Евросоюза: быть или не быть // Военно-промышленный курьер. 2009. № 7. 2 Там же.
  • [3] Парвулеско Ж. Указ. соч. С. 363. 2 Там же. С. 205.
  • [4] Парвулеско Ж. Указ. соч. С. 207.
  • [5] См.: Собина А. Почему мы стали для немцев «ненадежными партнерами» // Известия. 2009. № 56.
  • [6] Наш современник. 2006. № 2, 3. 2 Там же.
  • [7] См.: Deutschland Magazin. 1977. № 4. 2 См.: Joldendaha W.F., Minou H.-R. Von Krieg zu Krieg. Berlin, 1997. S. 137.
  • [8] См.: Григорьева Е. Двойной контроль // Известия. 2003. 10 нояб.
  • [9] Проди Р. Россия — часть европейского дома // Независимая газета. 2006. 20 апр.
  • [10] Горбачев С. Победитель без пушек // Военно-промышленный курьер // 2008. № 25. 2 Ларуш Л. Мировая система рушится // Знание — власть. 2008. № 20. С. 7.
  • [11] Ларуш Л. Указ. соч. С. 7. 2 Там же.
  • [12] Налбандян 3., Соломонова О. Где есть воля — там есть путь // Труд. 2003. 28 июня. 2 Там же. 3 Там же. 4 Цит. по: Жеглова Ю. Старые темы и новые вызовы // Независимое военное обозрение. 1998. № 8.
  • [13] Новое государство на Балканах. Провозглашение независимости Косова раскололо международное сообщество // Независимая газета. 2008. 30 дек.
  • [14] См.: Бурак П. Братья-близнецы берут круто вправо. Сегодня в Польше в ходу политика без правил // Труд. 2006. 15 февр.
  • [15] См. подробнее: Соловьев В. Польшу и страны Балтии взяли на мушку // Независимое военное обозрение. 2008. № 40; Шенк В. «Дохлая кошка» для Польши // Военно-промышленный курьер. 2008. № 35; Маначенский А. Будет ли Вашингтон защищать Варшаву? // Военно-промышленный курьер. 2009. № 10.
  • [16] Надо ждать продолжения // Советская Россия. 2009. 17 янв.
  • [17] Фокина К. Эстония: против демонстрантов бросят армию? // Известия. 2009. 23 марта. 2 Родионов В., Антоненко О. Адамкус винит внешние силы // Независимая газета. 2009. 19 янв.
  • [18] См.: Смирнова Н. Протерли очки // Трибуна. 2003. 4 нояб.
  • [19] Соловьев В. Польшу и страны Балтии взяли на мушку // Независимое военное обозрение. 2008. № 40. 2 Троицкий А. «Искандер» не промахнется // Военно-промышленный курьер. 2008. № 46.
  • [20] См.: Качаева И. Латвии хочется на большой рынок // Труд. 2003. 19 сент. 2 См.: Родин И. Дума пригрозила Латвии санкциями // Независимая газета. 2003. 15 окт.
  • [21] См.: Тетёкин В. Покупанты // Советская Россия. 2003. 1 нояб.
  • [22] См.: Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2007: Стат. сб. М.: Росстат, 2007. С. 685.
  • [23] См.: Митрофанов А.В. Шаги новой геополитики. М.: Русский вестник, 1997.
  • [24] 1 Квицинский Ю.А. Всерьез и твердо встать у моря // Советская Россия. 2003. 2 нояб.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >