ГЕОПОЛИТИКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Глава О

Россия в глобальном обществе

• Формирование геополитических концепций в начале XX в. Реализация концепций в СССР • Геополитические последствия ликвидации Советского Союза • Геостратегическое значение Севера • Москва на распутье • Новое геополитическое качество России • Россия и процессы глобализации

С геостратегической точки зрения Россия отождествляется с самой Евразией, совпадает с геополитическим понятием Хартленд, или, по Маккиндеру, с «географической осью истории». Она объединяет евразийский Запад и евразийский Восток, являясь самостоятельным, особым геополитическим организмом — ни Востоком, ни Западом — со своей особой культурой «Срединной империи».

История многократно ставила перед российской государственностью самые трудные задачи. Многие завоеватели пытались покорить Россию, поставить ее на колени навсегда. И тем не менее Россия, ведомая русским народом, находила силы преодолевать препятствия, социальные потрясения и набирать новую силу.

6.1. Формирование геополитических концепций в начале XX в. Реализация концепций в СССР

Основы геополитических отношений (хотя термин «геополитика» не входил в лексикон лидеров российских социал-демократов) начали формироваться в начале XX в. Вопросы межнациональных отношений были отражены в многочисленных работах В.И. Ленина, И.В. Сталина (например, «О национальной гордости великороссов», «Марксизм и национальный вопрос»), в теории перманентной революции Л.Б. Троцкого. Сталин активно выступал против сепаратистских действий. Он заявлял: «Я могу признать за нацией право отделиться, но это еще на значит, что я ее обязал это сделать». В марте 1917 г. в статье «Против федерализма» он доказывал, что для России «неразумно добиваться... федерации, самой жизнью обреченной на исчезновение... неразумно и реакционно... порвать уже существующие экономические и политические узы, связывающие области между собой»[1].

Л.Б. Троцкий — постоянный оппонент и противник Сталина — называл его «русопетствующим» и призывал «бросить Россию, как вязанку хвороста, в костер мировой революции». В грозные и тра

гические послереволюционные годы из состава Российской империи вышли Финляндия (тут же предъявившая территориальные претензии к России, даже на те районы, которые финнам никогда не принадлежали: Печенгу, Восточную Карелию, Петрозаводск, Петроград), Польша, Прибалтийские республики (Рига до сих пор считает, что имеет право на Пыталовский район, Таллин претендовал на район Псковской области), заявили о независимости Украина и Закавказье (в Тифлисе и Батуми турецкая лира вытесняла с рынков грузинские и русские деньги). Отделение окраин от России было мечтой Антанты (в 20-х годах) и остается — современных западных демократических государств.

Красная Армия, разгромив белогвардейцев, позволила сохранить единство народов на оставшейся огромной территории бывшей Российской империи. Близкий к Деникину политик В.В. Шульгин (принимавший вместе с Гучковым отречение от власти императора Николая II), оценивая советско-польскую войну 1920 г., писал, что Красная Армия била поляков как поляков. И именно за то, что они захватили чисто русские области.

Для того чтобы не допустить возникновения на окраинах России враждебных ей государств, требовалась жесткая схема национально-государственного устройства страны и подавления нацио-нал-коммунизма окраин. Для этого нужно было действительное объединение республик в одно хозяйственное целое, чтобы ведению центрального Совета народных комисаров всецело принадлежали «военно-морское дело, внешние дела, железные дороги, почта и телеграф, монета, торговые договоры, общая экономическая, финансовая и банковская политика»[2]. Крепкая централизованная власть диктовалась главным образом геополитическими соображениями — необходимостью восстанавливать историческую границу России.

Об этом, кстати, писал один из главных идеологов русских евразийцев — Н. Устрялов: «...советская власть будет стремиться всеми средствами к воссоединению окраин с центром — во имя великой и неделимой России». Подобные идеи высказывали уцелевшие представители династии Романовых. Великий князь Александр Михайлович (дядя Николая 11) в своих мемуарах признавал тот факт, что вожди Белого движения сами довели дело до того, что на страже русских национальных интересов оказался не кто иной, как Ленин. Сохранив свою территориальную целостность, Россия активно действовала против колониальной политики западных держав в Азии и в

Африке (в Персии, в Индии, в Афганистане, где работали русские военные инструкторы). Этому способствовало то, что восточные народы бывшей Российской империи органически связаны с Индией и Китаем, которые составляют гигантское большинство населения.

Кризис 1929 г. и последовавшая за ним депрессия всей экономики стран Западной Европы и США были использованы лидерами СССР для индустриализации страны. Без индустриализации (когда за 12 лет были построены тысячи заводов-гигантов, зерновых фабрик) западные страны ликвидировали бы СССР силами гитлеровских полчищ. Используя экономические трудности США и Европы, получая от них кредиты и технологии, СССР «пробежал» за 12 лет путь, который капиталистические страны Запада, включая США, прошли за 120—150 лет. Это стало возможно потому, что были введены запретительные таможенные пошлины на вывоз из России стратегически важных товаров, использовался демпинг, контроль за валютными операциями и т.п. Начиная с 1934 г. объем промышленной продукции увеличивался в среднем на 20% в год.

В 1938 г. лидеры Великобритании и Франции не препятствовали захвату Германией Австрии, Чехословакии, а впоследствии — разделу Польши. Геополитическая обстановка 30-х годов создавала для СССР прямую военную угрозу. Советская дипломатия предприняла неожиданный для Лондона и Парижа сильный геополитический ход. В августе 1939 г. СССР заключил с Германией мирный договор, как его чаще называют сейчас — пакт Риббентропа-Молотова. Этим сильным бескровным ходом Москва решила ряд основополагающих геополитических задач: отодвинула государственные границы Советского Союза на 100—300 и более километров (т.е. вступил в силу основной закон геополитических отношений — закон пространства), присоединив территорию Белоруссии, Украины, Прибалтики, продемонстрировала лидерам стран Запада дипломатическое искусство без территориальных уступок, СССР получил доступ к технологиям Германии и т.д.

Разгромив гитлеровскую Германию, СССР создал на Западе мощный союз — противовес западным странам с их традиционными устремлениями к превращению России в сырьевой придаток. Создание атомного, а затем термоядерного оружия, ракет дальнего радиуса действия, запуск первого спутника Земли, первого космонавта показали, что СССР превратился в сверхдержаву и мог на равных разговаривать с мощнейшей страной мира — США, диктовать свои правила игры в геополитике.

9 августа 1945 г. советское правительство объявило войну Японии. Против Квантунской армии выступили советские войска Забай кальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов во взаимодействии с Тихоокеанским флотом, Амурской военной флотилией и войсками Монгольской Народной Республики под общим командованием маршала А.М. Василевского. После сильнейших ударов по целям в Маньчжурии, военно-морским базам в Японии, Корее, на Курилах, высадки воздушных десантов в Харбине, Гирине, Чанчуне, Мукдене 19 августа началась массовая сдача японских войск. Япония капитулировала.

Вторая мировая война завершилась полностью и окончательно, когда 2 сентября 1945 г. на борту американского флагманского линкора «Миссури», прибывшего в воды Токийского залива, министр иностранных дел Японии М. Сигемицу как представитель императора и японского правительства и начальник Генерального штаба генерал Й. Умедзу, верховный главнокомандующий союзных войск генерал армии США Д. Макартур, советский генерал-лейтенант К. Деревянко, адмирал флота Великобритании Б. Фрейзер от имени своих государств подписали Акт о безоговорочной капитуляции Японии. При подписании присутствовали также представители Франции, Нидерландов, Китая, Австралии, Новой Зеландии. По условиям Потсдамской декларации 1945 г. суверенитет Японии был ограничен островами Хонсю, Кюсю, Сикоку и Хоккайдо, а также менее крупными островами японского архипелага — по указанию союзников. Острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи отходили Советскому Союзу.

Итак, случайно ли, что акт о капитуляции принимали не первые лица СССР, не маршал А.М. Василевский, а генерал-лейтенант К. Деревянко? Этот факт говорит о многом. А главное, Советский Союз этим дипломатическим ходом подчеркнул незначительность вклада США и Великобритании в разгром Японии, а также косвенное осуждение атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки[3].

В начале 1940-х годов во время войны с гитлеровской Германией, на Дальнем Востоке, в Маньчжурии, столкнулись геополитические интересы СССР и Японии. Начиная со времен Николая II (особенно в 1900-х годах, когда Россия пыталась реализовать «большую азиатскую программу») этой политике активно противостояла «владычица морей» Великобритания, а Япония была инструментом в руках лондонских политиков. Россия должна была прочно утвердиться в гаванях Тихого океана, иначе все труды и

жертвы прошлых лет оказывались бесплодными и великая сибирская империя осталась бы только китайским тупиком[4].

Победа революции в Китае в 1949 г., помощь коммунистам в ходе их борьбы за власть, индустриализация Китая, его политическая борьба за место в ООН (в частности, постоянного члена Совета Безопасности ООН) превратили лагерь социализма, движение неприсоединившихся стран во главе с Индией в реальную силу, не считаться с которой было невозможно. Вашингтон попытался было попробовать крепость СССР и Китая в Корее, а затем во Вьетнаме, но безуспешно.

В 1960-х — 70—80-х годах Советский Союз помог выстоять странам Ближнего Востока в борьбе с Израилем. В Средиземном море постоянно находились подводные и надводные корабли СССР: в Сирии, Египте, Алжире работали советские военные базы. Возле берегов США в Атлантическом и Тихом океанах дежурили советские подводные ракетоносцы.

«Самоупразднение Советского Союза было — по крайней мере, на видимом политическом уровне — результатом долгой... политико-стратегической работы Вашингтона». Так оценивает ликвидацию Советского Союза ученый с мировым именем Жан Парвулеско.

6.2. Геополитические последствия ликвидации Советского Союза

Крупнейший мыслитель XVIII в. Ш. Монтескьё утверждал, что малые государства погибают чаще всего от удара внешнего врага, большие же — в результате внутренней измены.

Распад Советского Союза произошел в декабре 1991 г.

Итогом беловежского соглашения стало то, что СССР, как писал М. Цукерман — главный редактор крупнейшего американского еженедельника «U.S. News and World Report», в одночасье потерял имя, флаг, объединяющую идеологию и половину территории. Россия территориально отброшена к границам XVI в. Агрессивный блок стремится охватить Россию с трех сторон: северо-запада, запада и юга, т.е. пытается реализовать концепцию анаконды.

Значение разрушения Советского Союза и системы социализма с позиций нынешнего дня оценить чрезвычайно трудно. По меркам истории слишком мало времени прошло с момента фактического разрушения СССР. Поэтому даже границы России нельзя пока считать окончательно определившимися, а ее геополитическое поло

жение еще неопределеннее: политическая система, характер международных отношений, положение в геополитическом пространстве бывшего СССР очень зыбки.

Ликвидацию Советского Союза, появление 15 суверенных государств можно считать состоявшимися в политическом и правовом смыслах. И далеко не все независимые государства — «осколки» СССР (по американской терминологии) — стремятся найти какие-либо формы объединения с Россией. Связующим звеном в первую очередь остаются ранее сложившиеся экономические связи. Все республики бывшего СССР страдают от нарушения этих связей.

Рынки республик десятилетиями были приспособлены к товарам друг друга, спрос на которые на Западе, в Японии, во многих странах Азиатско-Тихоокеанского региона, за исключением сырья и некоторых товаров, тонких технологий, практически отсутствует или ограничен. При попытках выйти со своими товарами на рынки конвертируемых валют республики СНГ конкурируют друг с другом и терпят взаимный ущерб. Кроме того, в России и во всех странах ближнего зарубежья действуют хорошо организованные криминальные и полукриминальные структуры, которые контролируют, по различным данным, от 40 до 80% экономики стран СНГ.

К числу факторов, которые еще как-то связывают бывшие советские республики, относятся демографические, социальные, культурные, психологические. В последнее время представители многих правящих национальных элит осознали опасность со стороны более могущественных соседей, и для них все более явственно вырисовывается фактор национальной безопасности.

Межнациональные противоречия, существующие почти во всех бывших советских республиках (если не произойдет нового объединения, решающего и эти проблемы), будут сопровождаться насилиями, конфликтами, кровопролитиями не год и не два, а десятилетия. Это, безусловно, затормозит социально-экономическое развитие всех стран — очагов межнациональных противоречий, отбросит их в ряды государств третьего мира.

Очень важный момент в политических, экономических и иных отношениях государств на постсоветском пространстве — сохранение единого социального пространства. Вариантов решения этой проблемы пока нет, но для начала можно взять схему, по которой формируется Европейский Союз, где национальная безопасность каждого государства определяется готовностью действовать согласованно во многих сферах общественной жизни, и прежде всего в социально-экономической. И если меняется экономический или социальный уклад, то делается это более или менее согласованно. А упор на национально-государственный эгоизм порождает встречный эгоизм, что хорошо отслеживается, например, на истории постсоветских отношений между Прибалтикой и Россией. Попытки государств-суверенов самостоятельно решить проблемы национальной безопасности чаще всего оканчиваются неудачей.

Итак, можно утверждать, что от разрушения СССР имеется больше потерь, чем приобретений. Перечислим геополитические потери России.

  • 1. Утрачено более 5 млн кв. км территории, принадлежавшей СССР.
  • 2. Потеряны выходы к Балтийскому морю (кроме Санкт-Петербурга и полуанклавного Калининграда) и к Черному морю.
  • 3. В ресурсном отношении потеряны шельфы морей Черного, Каспийского, Балтийского.
  • 4. Произошел «сдвиг» всей нашей территории на север и восток.
  • 5. Потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе.
  • 6. На новых рубежах России появилось несколько стран, слабых экономически и политически (уровень ВВП в Армении составляет 40% уровня 1991 г., в Азербайджане — до 60, в Киргизии — 30%). В итоге, как и СССР, Россия в начале XXI в. вынуждена в тяжелых условиях оставаться для них донором.
  • 7. Русская нация вошла в число «рассеченных» народов в главной полосе расселения, на главной магистрали: Запад—Восток.
  • 8. На юге Российская Федерация практически выполняет роль защитника Европы от исламского фундаментализма: противостояние — конфронтация в Таджикистане, а в XXI в. такая ситуация, возможно, сложится и в других республиках Средней Азии и Кавказа.
  • 9. На востоке страны образовался «вакуум» численности населения (на Дальнем Востоке живут всего 8 млн человек) при экономической насыщенности и потенциальной ресурсной мощности всех регионов, т.е. Сибири, Дальнего Востока, Забайкалья и Приморья. Здесь России противостоит третье по экономической силе государство мира — КНР. После передачи Россией Китаю двух островов граница с Китаем проходит в непосредственной близости от Хабаровска. По обеим сторонам Амура районы различаются по плотности населения на два порядка. Китайскую и вьетнамскую эмиграцию эксперты Института Европы РАН оценивают в таких цифрах: от 2 млн до 10 млн человек.
  • 10. Россия получила необустроенные границы.
  • 11. Последствия ликвидации СССР вылились в попытки конфедерализации России.

Мы являемся очевидцами переходного периода от одной модели мирового порядка к другой — глобалистской. Это порождает неустойчивость и противоречивость геополитической ситуации в мире. Как мы уже говорили, ситуация предопределена геополитическими, информационно-технологическими, экономическими и военными факторами.

В числе основных геополитических факторов можно назвать:

  • 1) решающую роль стран «морской цивилизации» во главе с США;
  • 2) утрату странами «морской цивилизации», включая и США, самодостаточности в результате сверхпотребления, последствием чего явился мировой финансово-экономический кризис;
  • 3) активное формирование единой мировой системы власти (Европа—США—Канада—Мексика).

Информационно-технологические факторы оказывают огромное влияние на геополитический расклад сил. «Морская цивилизация» здесь значительно превосходит Россию. Уровень развития и применение компьютерных технологий в Западной Европе и Северной Америке во всех сферах жизнедеятельности на порядок выше, чем в нашей стране. В этом их сильная и слабая сторона. Высокая степень зависимости системы государственного и военного управления США и Западной Европы от глобальных компьютерных систем, созданных на базе информационно-компьютерных технологий, при относительно слабой их защищенности от различного рода взломщиков нередко делает эти страны уязвимыми при организации хранения тех или иных секретов.

В военной сфере ратификация очередного Договора по СНВ по сути лишает Россию мощнейшего вида вооружений — многозарядных ракет СС-18, в то время как американцы вышли из Договора по ПРО 1972 г. По оценкам американских специалистов, сейчас военный бюджет России в 7—8 раз меньше, чем в 1990 г. На 2006 г. он был увеличен до 20 млрд долл., а на 2009 г. расходы на оборону снизили на 140 млрд руб. Расходы же Пентагона в 2009 г. превысили 600 млрд долл., т.е. возрастают ежегодно почти на 13 млрд[5].

Сокращение наших вооруженных сил продолжается. Намечено очередное сокращение ударной группировки ракетных войск стратегического назначения: из 19 ракетных дивизий (более 750 пусковых установок) планируется оставить лишь две при пятикратном сокращении пусковых установок.

В Послании Федеральному Собранию Президент РФ сказал, что в 2010 г. необходимо поставить в войска более 30 баллистиче

ских ракет наземного и морского базирования, 5 ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолетов, 28 боевых самолетов, три атомные подводные лодки и один боевой корабль класса «Корвет», 11 космических аппаратов[6].

Кроме того, важнейшим военным фактором является выход на первый план информационной войны, информационного поражения противника, что упорно демонстрировали страны — члены НАТО во время военных операций в Ираке, Югославии, Афганистане. Там же были испытаны виды оружия, созданные на базе новых физических принципов.

Но на этом трансформации в геополитической жизни России не заканчиваются. Они будут продолжаться в обозримом будущем. И возможны такие варианты развития событий:

  • • полная дезинтеграция союза — останутся лишь минимальные двусторонние связи;
  • • дезинтеграция, сопровождаемая нарастанием конфликтов, приобретающих хронический характер (Грузия — Южная Осетия, возможно, Украина);
  • • постоянное исчерпание дезинтеграционных процессов, наращивание многостороннего сотрудничества, различные формы объединения и, наконец, возможно политическое объединение государств СНГ (сначала России и Белоруссии, затем союз с Казахстаном, Киргизией и Арменией, а потом и с большинством республик).

Полная дезинтеграция стран Содружества может способствовать, вслед за другими республиками, распаду России.

И тогда на территории нынешней РФ могут возникнуть или три «суверенные» республики (по замыслам 3. Бжезинского), или несколько «самостоятельных Россий» со своими экономическими и политическими интересами, своим политическим и социальным лицом, о чем писали еще в 90-е годы XX в. Г. Попов, Г. Старовойтова и др. Катализатором подобных процессов могут оказаться как внутренние, так и внешние конфликты, в которые может быть втянут центр, а также сильные экономические и финансовые потрясения, что испытывает Россия начиная с 2008 г. Безусловно, эти и другие тенденции не могут проявиться без активного содействия или противодействия лидеров партий и организаций, а также руководителей субъектов РФ, реализации их политической воли.

В связи с разрушением СССР среди множества вопросов возникает главный: почему огромная сверхдержава рухнула почти в одночасье? Ответить на него не просто, но объективные причины, хотя бы эскизно, обозначить можно.

  • 1. Географический фактор. Это огромные размеры СССР, которые исторически несли России, а потом Советскому Союзу благо, например во время войн, когда необъятные просторы Руси, а потом России, СССР губили немало войск завоевателей: будь то монголотатарские орды, или литовские, или польские захватчики, армии Наполеона или Гитлера. Но большие пространства — это не только благо. С тех пор как во второй половине XX в. мировое развитие двинулось по пути интенсификации производства, в СССР на всю территорию просто не хватало населения. Создание инфраструктуры, сопоставимой с европейскими стандартами, обходилось Советскому Союзу многократно дороже. Например, среднее «плечо» транспортировки грузов (топлива, различного сырья от мест добычи до переработки) в 3—5 раз длиннее, чем в США.
  • 2. Экономический фактор. Экстенсивный путь хозяйствования, избранный в конце 1950-х годов, объективно тормозил развитие СССР. Стремление к созданию в промышленности монополий при оценке эффективности работы суммой прибыли сделало их невосприимчивыми к научно-техническому прогрессу. Состояние технологий и организации труда в бывшем СССР и в современной России пока не дает возможности использовать один из главных геополитических факторов современности — экономический.

Известно, что наибольший промышленный потенциал создан в США, в союзе стран Европы и в Японии. Россия сейчас занимает место где-то в третьем десятке стран мира. До проведения реформ и приватизации СССР ежегодно выпускал 67% промышленной продукции относительно США. Сейчас этот показатель равен 10—12%. Доля России в объеме общемирового производства чуть более 2%, тогда как доля США — более 20%. В 1990 г. валовой внутренний продукт СССР уступал американскому на 1/3, а российский к началу XXI в. — почти в 20 раз!

3. Политический фактор. Авторитарное руководство и управление страной и народным хозяйством имели как положительные, так и отрицательные черты. Эффективность руководства и управления во многом зависела от интеллекта, профессиональной подготовки, личностных (в том числе психологических) качеств субъекта политического руководства и управления. Во второй половине XX в. в силу раздробленности элиты на местах (в республиках, краях, областях) было невозможно эффективно противостоять ошибочным решениям центра.

Почти все перечисленные факторы, способствовавшие разрушению СССР, действуют и сейчас, а профессионализм российских управленцев невысок. Чиновничий аппарат в современной России в четыре раза превышает аппарат РСФСР 1990 г.

Ослаблены экономические связи между регионами, падает научно-технический потенциал Российской Федерации.

Ослабление научно-технического потенциала страны связано с «утечкой умов», обусловленной бедственным положением науки и образования, разрушением передовых технологий. Число научных работников России сократилось более чем на 1/3, и сейчас их около 360 тыс. человек против 1,2 млн в 1991 г. Сокращение числа учебных заведений — удар по науке и высшей школе России. Около 30% эмигрантов из России — люди с законченным и незаконченным высшим образованием. Доля ученых Москвы и Санкт-Петербурга в их числе составляет 41%.

К последствиям геополитического разрушения СССР надо отнести и усиливающуюся разницу в доходах населения. Так, по официальным данным, разница в доходах составляет 1 : 15, а по данным независимых источников, — 1 : 40. 0,8% населения РФ владеет 30% денежных средств страны. А 0,5% населения, называющие себя элитой, вывезли из России более 500 млрд долл.

В недалекой перспективе можно ждать появления других факторов, которые будут способствовать развалу России. Как прогнозируют на Западе, должна начаться «перестройка-2», вызванная ростом социального напряжения в РФ:

  • • рост безработицы, нищенские пособия безработным;
  • • продолжение вывоза сырья (нефть, газ, руды, алмазы, драгметаллы и др.) из ресурсных районов страны (это стимулируется Западом, Китаем и Японией, другими странами АТР);
  • • разрушение военно-промышленного комплекса, армии;
  • • влияние мощного лобби олигархов, представляющих топливно-энергетический комплекс, финансовых структур и чиновников на социально-экономическую сферу российского общества;
  • • неравномерность распределения денежно-кредитных потоков — в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге оборачивается более 95% финансов России.

Москва — мегаполис — находится в числе относительно благополучных регионов. Объясняется это тем, что здесь вращается около 75—80% капиталов страны плюс субвенции, которые она получает, выполняя столичные функции.

Большинство районов России не просто депрессивные, а бездействующие. Это Кабардино-Балкария, Дагестан, Карачаево-Черкесия, Калмыкия, Адыгея, Чечня, Ингушетия. Приблизительно такое же положение сохраняется в Дагестане. Вот почему эти республики на протяжении десятка лет являются «горячими точками» России: безработица — благодатная почва для ваххабизма.

Богатые регионы стремятся выделиться, получить особый статус выхода на мировой рынок (Якутия), а некоторые хотят добиться национально-государственного образования (Татарстан, Башкортостан и др.) или отделения. В этом шаге региональные элиты видят средство для укрепления своей власти. Бедные регионы, естественно, стремятся получить больше дотаций за счет особых отношений с «властвующими» элитами Москвы. Но возможности центра за годы реформ и особенно из-за финансового кризиса резко ослабли. Правительство, как показывает практика, не обеспечивает эффективного экономического взаимодействия субъектов Федерации.

Растянутость коммуникаций России (особенно в Сибири и на Дальнем Востоке), затруднение передвижения людей (прежде всего, по экономическим причинам) способствуют дезинтеграции страны. Поэтому и «дальневосточный торс», и в целом «сибирский хребет» России не так уж надежны и прочны, как прежде. Пока Правительство РФ перекладывает решения острых социально-экономических вопросов на субъектов Федерации, оно «подогревает» еще один мощный фактор дезинтеграции России.

Последствием ликвидации СССР явилась и сложная демографическая ситуация, которая складывалась в Российской Федерации с начала 1990-х годов. По данным Госкомстата, население России (несмотря на довольно активную иммиграцию русских, украинцев, белорусов из стран ближнего зарубежья — Украины, Прибалтики, Казахстана, Таджикистана и других регионов) убывает: за 1993 г. оно уменьшилось на 804 тыс. человек, за 1997 г. — почти на

  • 1.5 млн человек, в 2008 г. родилось 1 млн 715,5 тыс. человек, а умерло 2 млн 81 тыс., т.е. естественная убыль населения —
  • 363.5 тыс. человек, естественный прирост был только в 21 субъекте России[7], в основном в республиках, население которых исповедует ислам, и экономически благополучных регионах.

Правительство РФ в программе по преодолению катастрофической демографической ситуации дало добро на использование материнского капитала для возвращения кредитов, взятых в банках,

не переселение по желанию жителей ближнего зарубежья на российские территории и т.д. Но в России материнский капитал по сравнению с выплатами на детей в Японии, ФРГ, Скандинавских странах невелик.

Экономическое, демографическое, научное и техническое ослабление России означает уменьшение ее международной роли.

Внешние проблемы России теснейшим образом переплетены с внутренними: непрекращающимися террористическими актами и нестабильностью обстановки на границах (Ингушетия, Дагестан, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье). В перспективе с помощью зарубежных стран идет дестабилизация Дагестана, Ингушетии, а после совместных маневров Грузии и США — и всего Кавказского региона. Возникает и проблема границ страны: с Прибалтикой, Китаем, Японией и другими государствами. С проблемой границ связаны еще и такие геополитические аспекты, как выход к морям, включенность в мировые коммуникации, пространственное положение по отношению к центрам сегодняшней и будущей мировой активности.

Проблема доступа к морям может рассматриваться в военном, внешнеэкономическом и ресурсном плане. Реальное военное значение Черного и Балтийского морей имеет для страны региональный характер.

Почти аналогичное положение сложилось в отрасли автомобильных, железнодорожных, авиационных, трубопроводных коммуникаций, в средствах связи, т.е. почти все пути, ведущие из России, стали международными. А это создает комплекс хозяйственных и социальных проблем. Произошло геополитическое оттеснение нашей страны от мировых коммуникаций в северо-восточный угол Евразии.

Иными словами, в ближайшем будущем надо решить проблему новых экономических взаимоотношений с внешним миром, которые позволили бы обеспечить максимум социальной стабильности внутри России. А без возрождения экономики, прежде всего эффективно действующих сельского хозяйства и промышленности, это невозможно.

Усугубляет положение отсутствие научной концепции геополитических отношений России', не обозначены и не защищаются сферы ее интересов. Они становятся все более нероссийскими: вступление в программу «Партнерство во имя мира» без уяснения целей НАТО, упорное стремление в ВТО, недооценка роли и целей Китая и всего района АТР — самого мощного и динамичного в мире.

Самой историей России отведена роль «атланта» мирового цивилизованного равновесия между Западом и Востоком. Раздробленная на части, она не сможет выполнить роль мирового силового барьера. Геополитический дисбаланс станет распространяться по всем направлениям на внешний мир, сметая на своем пути не только государства, но и народы. Эту проблему обстоятельно исследовал в свое время русский мыслитель И.А. Ильин. Для восстановления функции равновесия надо создавать евразийско-азиатский союз, что во внутренней политике означало бы сплочение тех стран СНГ, которые этого хотят, во внешней — преодоление односторонней ориентации, смена ее на балансируемое равноудаление при опоре на свои силы.

Из сказанного можно сделать следующий вывод: геополитическая уязвимость России очевидна, более того, она возрастает, и это особенно опасно в условиях «третьего передела мира», продвижения НАТО к границам России, стремления Украины и Грузии в эту организацию, войн НАТО в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке.

И здесь со всей неотвратимостью встает вопрос: возможен ли «третий передел мира», который, скорее всего, станет переделом России?

Зная последствия ликвидации СССР, которые были перечислены выше, можно ли с уверенностью ответить отрицательно? Видимо, нет. Что больше всего привлекает внимание наших соседей как с Запада, так и с Востока? Не только огромные минеральные, лесные, водные ресурсы России, малонаселенность (менее 3% мировой численности населения и более 17% территории мира, 30% мировых минеральных ресурсов), но и многие другие аспекты.

К районам Севера отнесены полностью или частично территории шести республик, трех краев, десяти областей и восьми автономных округов. Здесь на огромных пространствах — около 40% территории РФ — проживает 8% населения. Более 200 тыс. человек — представители 30 коренных малочисленных народов Севера. На российском Севере добывают более 90% газа, 75 — нефти, 90% олова, большую часть золота, алмазов, меди, никеля, 15% угля, вырабатывается 17% электроэнергии, производится половина лесопродукции страны. На долю Севера приходится 50% улова рыбы и добычи морепродуктов, более 40% выпускаемых консервов. В регионе производится 1/5 национального дохода страны, а его доля в общем экспорте достигает 60%. Производство ВВП в районах Севера в 2,7 раза (в расчете на одного занятого) больше, чем в среднем по Российской Федерации.

В этом огромном регионе складывается парадоксальная ситуация. Есть огромные ресурсы, но разрабатывать их люди не едут, сюда не вкладываются капиталы, скудеют местные бюджеты.

Приведем для сравнения некоторые данные. Так, в слабоосвоенных провинциях Канады дотации превышают половину расходной части местных бюджетов, на севере Швеции, откуда в конце прошлого десятилетия был значительный отток населения, организована прямая помощь центрального правительства промышленным фирмам, выдаются безвозвратные ссуды населению, осуществляются налоговые скидки и другие льготы, на Аляске (население — 500 тыс. человек) годовые дотации составляют около 300 млн долл., и по мере сокращения добычи нефти они возрастают ежегодно на 15—20%[8].

Кроме того, важно подчеркнуть, что 1,2 млн кв. км российских шельфов богаты нефтью и газом, они хранят миллиарды тонн железомагниевых, хромовых, титановых и других конкреций. И такие запасы северных кладовых, безусловно, привлекают внимание и соседних, и заокеанских стран.

6.3. Геостратегическое значение Севера

От того, насколько крепки замки наших северных границ, зависит геополитическое, в том числе геоэкономическое, будущее России. Толстый слой льдов, которым был покрыт Северный Ледовитый океан, и вечная мерзлота, пронизывающая почти 40% территории России от Мурманска до северных районов Хабаровского края, долгие годы предопределяли геостратегические планы СССР.

Над Северным полюсом проходит самый короткий путь по воздуху из США в Россию и обратно, именно с этой стороны в годы «холодной войны» обе стороны ожидали ракетно-ядерного удара. В Арктике строились военные объекты, обеспечивающие контроль за полетом своих МБР и обнаружение вражеских. Здесь размещались базы (точнее, аэродромы подскока) стратегических бомбардировщиков и системы ПВО для борьбы с бомбардировщиками противника.

А возможность действий флотов в Северном Ледовитом океане практически не рассматривалась. Только иногда отрабатывались пуски баллистических ракет с атомных подлодок через полыньи, но это, по сути, было дополнением к МБР наземного базирования. Самый мощный из четырех советских флотов — Северный — только он имел свободный выход в Атлантику и был ориентирован на действия там, а не в Арктике.

Тем более не рассматривалась возможность ведения в Арктике наземной войны, наше гигантское арктическое побережье защищали льды, а не войска (здесь размещались лишь погранзаставы).

После окончания «холодной войны» исчезла мотострелковая дивизия на Чукотке, а также почти вся наша система ПВО (сейчас у нас к востоку от Северодвинска нет ни одного зенитно-ракетного полка севернее Красноярска) и большинство погранзастав. Северный флот сократился в несколько раз. Хотя он все равно остался нашим самым сильным оперативно-стратегическим объединением.

Но глобальное потепление (парниковый эффект) принесло российской геополитике новые заботы: ледяной покров Арктики сжимается, в недалекой перспективе наше гигантское побережье от Мурманска до Находки не будет надежно защищено. У постоянно сокращающихся Вооруженных сил России, оборонного комплекса, почти 20 лет испытывающих эксперименты, воздействия финансово-экономического кризиса, не будет ресурсов для размещения войск в Арктике. Нашей защитой, может стать только незаселен-ность Севера, бездорожье, т.е. неосвоенность огромной территории российского Севера.

Проблема ПВО/ПРО способна стать по-настоящему серьезной. В обозримой перспективе для нас существует только один сценарий военной угрозы с Запада: нанесение США обезоруживающего (скорее всего, неядерного) удара по российским стратегическим ядер-ным силам.

Их многоцелевые атомные подлодки получат возможность наносить удары крылатыми ракетами из акватории Северного Ледовитого океана по всей территории России при полном отсутствии нашей ПВО в этом районе. США уже создали по-настоящему эффективную систему ПРО морского базирования.

США уже располагают массовым противоракетным оружием. В условиях начавшегося таяния арктических льдов им ничто не будет мешать постоянно держать его в высоких широтах.

И еще один фактор, заставляющий задуматься о будущем российского Севера, — геоэкономический. Наши границы на картах бывшего СССР, современной России идут от самых восточных поселений — Уэлена на Чукотке, Мурманска на Западе. Опустив на дно Северного Ледовитого океана в районе Северного полюса флаг, взяв пробы грунта, экспедиция под руководством А. Чилингарова, по мнению Москвы, утвердила приоритет России за этой огромной территорией — более 1,2 млн кв. км. Это погружение больше всего носило характер рекламы. В США, Канаде, Норвегии, Дании именно так расценили установление флага и полагают, что Россия имеет право лишь на территориальные воды в пределах 12 морских миль (одна миля — 1852 м) от своего морского и островного побережья. Все остальное пространство — международные воды. Следо вательно, если Северный Ледовитый океан станет свободным от тяжелых паковых льдов, то пользоваться этим путем смогут все страны. А путь из Америки и Европы в Восточную Азию намного короче, чем через Суэцкий канал и вокруг Африки.

США, как и все страны НАТО, открыто заявляют о том, что готовятся разрабатывать полезные ископаемые (прежде всего, нефть и газ), залегающие под водами Северного Ледовитого океана. «НАТО будет нуждаться в усилении военного присутствия в Арктике», — заявляют лидеры этого агрессивного блока, который обложил Россию с запада, внедряется в Украину, Грузию, присутствует в Ираке и Афганистане.

В сентябре 2008 г. Совет Безопасности РФ (СБ) утвердил геополитику РФ в Арктике до 2020 г. Как сказано в его сообщении, приоритетом является обоснованное закрепление и международноправовое оформление внешней границы континентального шельфа РФ в Арктике. План подготовлен СБ РФ с участием практически всех российских министерств и ведомств.

Арктика имеет для России стратегическое значение, так как ее континентальный шельф может содержать около четверти всех шельфовых запасов углеводородов в мире. Таким образом, использование этих ресурсов — залог энергетической безопасности России, «решение долгосрочных задач страны и ее конкурентоспособность на глобальных рынках», как заявил на заседании СБ президент Дмитрий Медведев, особо подчеркнув, что Арктика должна стать ресурсной базой России в XXI в. «Государственная политика в этой сфере (Арктика) будет опираться на серьезные финансовые ресурсы госпрограммы освоения региона, в рамках которой будут координироваться уже действующие федеральные целевые программы», — заявили в СБ РФ.

«Арктика должна стать основной стратегической ресурсной базой России. Для этого необходимо обеспечить защиту национальных интересов на континентальном шельфе, снизить диспропорции в уровне развития арктических территорий по сравнению с другими регионами России, учитывать при этом интересы коренных народов Севера и требования экологической безопасности», — отмечается в сообщении пресс-службы СБ РФ.

В сообщении также говорится, что приоритетами России в Арктике являются активное освоение природных ресурсов региона, развитие транспортной и пограничной инфраструктур, а также информационно-телекоммуникационной среды.

При этом в документе отмечается, что при продвижении инициатив в Арктике особое значение приобретает расширение многостороннего и двустороннего межгосударственного сотрудничества в

Арктическом регионе, которое отвечало бы национальным интересам России.

На заседании СБ решено в ближайшее время оформить внешнюю границу континентального шельфа РФ в Арктике.

«Нам необходима прочная нормативно-правовая база, регулирующая деятельность России в Арктике. Надо, прежде всего, доработать и принять федеральный закон «О южной границе Арктической зоны России»», — отметил Медведев. Касаясь правового оформления внешней границы российского континентального шельфа, президент заявил: «Особенно подчеркну — это наша обязанность и просто наш прямой долг перед потомками. Мы должны надежно и на долгосрочную перспективу обеспечить национальные интересы России в Арктике.

Для того чтобы превратить Арктику в ресурсную базу России XXI века, уже сегодня должен быть решен целый ряд специальных вопросов, главный из которых — это обеспечение надежной защиты национальных интересов России в регионе».

Было проведено выездное совещание с членами совета на арктической Земле Франца Иосифа — самой северной территории России, которая уникальна как с точки зрения энергоресурсов, так и с точки зрения безопасности.

На этом совещании особо подчеркнуто, что выросла активность приполярных государств — США, Канады, Норвегии, Дании, в том числе в военной области. Многие развивают свою инфраструктуру, не только пытаются и будут здесь добывать полезные ископаемые, которых здесь огромное количество, но и сооружают здесь свои военные базы. Если мы сейчас не предпримем активных действий, упустим время и в последующем будет просто поздно — нас отсюда вытеснят.

Летом Военно-морской флот России возобновил присутствие кораблей Северного флота в арктических районах, в том числе и в районе Шпицбергена.

По оценкам специалистов, дно Ледовитого океана прячет не менее 10 млрд т нефти и газа. По словам главы Совета Безопасности Патрушева, «уже сейчас Арктика обеспечивает около 11% национального дохода России и 22% объема общероссийского экспорта, в регионе добывается около 90% никеля и кобальта, 60% меди, 96% платиноидов, 100% барита и апатитового концентрата».

В российской части Арктики сосредоточено около 25% общего количества мировых ресурсов углеводородов. На шельфах Баренцева, Карского морей выявлены уникальные газовые месторождения. Помимо этого, рыбохозяйственный комплекс производит порядка

  • 15% общих объемов рыбной продукции России. В концепции Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации обозначены главные проблемы, которые необходимо решить до 2020 г.:
    • • экономические структурные проблемы;
    • • социальные (демографические, квалификационные и этнокультурные);
    • • проблемы управления региональным развитием;
    • • принципы федеральной региональной политики;
    • • миссия и стратегические цели федеральной политики регионального развития;
    • • формирование из регионов — «локомотивов роста» нового опорного каркаса страны;
    • • формирование региональных модулей национальной инновационной системы Российской Федерации;
    • • создание условий для модернизации промышленности, поддержка и развитие конкурентоспособных экономических (территориальных производственных) кластеров;
    • • создание системы управления человеческими ресурсами. Повышение мобильности населения, обеспечение эффективного миграционного баланса в стране. Развитие региональной занятости населения;
    • • улучшение качества государственного (муниципального) управления в регионах, в первую очередь повышение эффективности использования общественных финансов;
    • • правовая поддержка социально-экономического развития регионов;
    • • информационные механизмы;
    • • организационно-финансовые механизмы;
    • • мониторинг стратегии и контроль за ее реализацией[9].

Таяние льдов привело к спорам не только между Россией и названными странами, но и между этими странами. В частности, Канада считает Северо-Западный проход своим (как и мы — Северный морской путь), а США — международными водами. Обострились споры между Канадой и Данией, а также «внутри» Дании, т.е. между собственно Данией и Гренландией. Россия могла бы сыграть на этих противоречиях, выступая в роли конструктивной стороны и играя на опережение конфликта. Однако это возможно только при условии нового и неординарного подхода к выработке современной «северной стратегии».

6.4. Москва на распутье

В оценках геополитического и международного положения России исследователи, как правило, обращают внимание на специфичность отношений страны с ее ближайшими соседями, и в частности с Европой. Нынешние либералы доказывают культурную близость России с Европой. Несовместимость менталитета россиян и западноевропейцев хорошо раскрыл в своей работе «Россия и Европа» выдающийся ученый Н.Я. Данилевский. Суть его взглядов мы изложили в четвертой главе нашей книги.

Сторонники европейской ориентации России подчеркивают специфичность, обусловленную в числе прочего ее географическим положением, огромностью территории, а также культурноисторическим (византийским) наследием. Кроме того, на оценки исследователей-геополитиков, политологов, экономистов существенно повлияли изменения, происшедшие в Евразии за 1990-е годы. Разрушение прежнего равновесия, длившегося почти 50 лет (с 1945 по 1992 г.), повлекло за собой кризис политической идентичности как в Европе, так и в России. В России на этот кризис налагается еще и геополитический, связанный с ликвидацией СССР. Она не только ограничена в выходах к Черному и Балтийскому морям, но и отделена от Центральной Европы поясом независимых государств ближнего и среднего зарубежья. Сложившаяся геополитическая ситуация ставит Россию в положение региональной державы с ограниченными международными возможностями.

Страна оказалась перед необходимостью выбирать из небольшого числа вариантов, которые предлагают политологи и геополитики: стать «другой Европой», пассивным придатком, адептом Запада; вновь попытаться превратиться в «третий Рим» и настойчиво и энергично продвигать свои теократические идеи на Запад; взять на вооружение «неоконсервативный» подход, предполагающий смещение центра России в восточные регионы. При этом авторы стараются основательно аргументировать свою точку зрения.

Радикальные реформаторы России, ориентирующиеся на Запад, берут за основу своих рассуждений тезисы, выдвинутые Ф. Фукуямой в работе «Конец истории». Современный «торговый строй», созданный на Западе, — идеал для радикал-либералов. Они не принимают во внимание историю народа, государства, геополитические интересы России, ценностные установки и ориентации народов, проживающих на территории страны (ценности во многом, если не в большинстве, не совпадающие с ценностями народов Запада, в частности: коллективизм в противовес индивидуализму, социальную справедливость в противовес принципам «каждый за себя», «каждый против каждого» и т.д.), различия в системах религиозно-нравственных ориентиров.

Лидеры данного течения на первое место ставят материальные потребности и систему рыночных отношений. Рынок у них — цель, а не средство улучшения жизни народа. Главное желание российских либералов — создать на территории России новое историческое общество, живущее в системе тех экономических, политических, духовных координат, в которых живет Запад, особенно США. Идеологи этого проекта в России в его защиту приводят следующие аргументы: 52% внешней торговли РФ приходится на Европу, около 19% на АТЭС, менее 15% — на страны СНГ, т.е. Европа — основной экономический партнер России. На все оставшиеся страны мира, США, Латинскую Америку, приходится, следовательно, только 6% торговли.

Но, во-первых, отношения России с Западной Европой остаются несимметричными: на долю РФ падает только 3% внешней торговли Европейского Союза. Во-вторых, Россия экспортирует в Европу в основном энергоносители и другое сырье, а не готовую продукцию, не товары, связанные с машиностроением, т.е. обогащенные трудом россиян. Экспорт высокотехнологичных товаров по-прежнему жестко ограничен Западом. В-третьих, российские политики рассматривают СНГ как регион, где Россия продолжает играть центральную роль (хотя отношения внутри СНГ носят по многим признакам диалектически противоречивый характер).

Позиция России все больше вызывает недоверие к ней со стороны Запада, который обвиняет ее в имперских амбициях. Например, поводом для обвинений является Ташкентский договор о коллективной безопасности СНГ, который якобы носит антинатовский характер, или сессии Парламентского собрания Союза Белоруссии и России, регулярно проходящие с 2001 г. в г. Гродно, а также Съезд славянских народов, состоявшийся в июне 2001 г. в Москве.

В 2008 г. Белоруссия и Россия заключили соглашение о совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании единой региональной системы противовоздушной обороны. Этот шаг двух наших стран вызвал жесткую критику в США, НАТО и в Совете Европы, которые в последние годы активно препятствовали заключению соглашения.

Во второй половине 1990-х годов в России сформировалось мощное национально ориентированное течение, связанное с защитой ее национальных интересов. О силе его влияния говорят многие факты из политической, экономической, духовной жизни страны. Это беспокоит западных политиков, ученых, разрабатывающих геостратегию НАТО. Это и упомянутый Съезд славянских народов, и принятие важных социально-экономических программ на государственном уровне, и задача «выработать, сформировать национальную идею».

Ясно, что национально ориентированное течение не приемлет либеральных реформ. А сокрушительный провал правых (либералов) на выборах в Государственную Думу в 2003 г., а затем в 2007 г. показал, что их идеи по реформированию экономики, политики, идеологии страны не поддерживает практически все население России, поскольку за два срока нахождения в высшем законодательном органе они ничего радикального для настоящего экономического и социального благополучия страны не сделали.

Оппозиция либерал-радикалам являет собой довольно пеструю картину в организационном и идеологическом плане: от политиков, деятелей культуры, промонархической, «белой» ориентации до бывших и нынешних представителей коммунистической идеи, видных функционеров доперестроечной системы. Анализируя концепции этого течения, А. Дугин назвал оппозиционный проект «советско-царистским», так как он основан на некоторых идеологических, геополитических, политико-социальных и административных архетипах, которые объективно сближают между собой советский и досоветский периоды. Политолог А. Панарин, предлагая перенести центр России в ее восточные регионы, например на Урал или даже в Западную Сибирь, обосновывал эту идею прежде всего геостратегическими соображениями. Кроме того, ориентация на Запад, по его мнению, обрекает страну на деиндустриализацию.

6.5. Новое геополитическое качество России

Для того чтобы определить приоритеты во внутренней и внешней политике России, надо выяснить, что такое современная Россия, каковы ее интересы в дальнем и ближнем зарубежье, на постсоветском пространстве, т.е. в СНГ. Разрушение СССР, суверенизация национальных республик и другие факторы создали пространство, где не существует строгих юридических норм, слабо определены границы, где каждая республика и даже автономный округ имеет не только свою суверенную неустойчивую территорию, но и аморфную законодательную базу. Отсюда и вытекает отсутствие конкретных социальных и экономических перспектив для жителей республик, краев, областей, округов, в частности и для России в целом. По этому поводу А. Дугин в 1997 г. писал: «Для того чтобы строить планы относительно «интересов государства», необходимо иметь ясное представление, о каком именно государстве идет речь... Полагаем, что речь надо вести о политическом субъекте, которого в случае русских нет»[10].

В статусе России много неясного: является ли она фактически и юридически наследницей СССР (а что тогда представляют собой другие субъекты СНГ?), межэтнической федерацией, многонациональным государством или адептом Запада, в частности США?

Таким образом, получается, что Россия в зависимости от обстоятельств может выступать в различных ипостасях: как объект дележа между мировыми державами, как региональная держава и как держава, обладающая мощным ядерным потенциалом. Экономический потенциал РФ очень мал, падение промышленного производства за годы «реформ», но особенно кризиса составило почти 50%. А. Дугин считал, что стратегические интересы РФ могут проясниться только после того, как появится, сложится и определится политический, социальный, экономический и идеологический субъект этих интересов. И далее он развивал тезис: «РФ не имеет государственной истории, ее границы случайны, ее культурные ориентиры смутны, ее политический режим шаток и расплывчат, ее этническая карта разнородна, а экономическая структура фрагментарна и отчасти разложена».

Нынешняя Россия — фрагмент СССР. Подобные образования представляют собой и другие страны СНГ. Бельгийский геополитик Жан Тириар сравнил СССР с плиткой шоколада, где его кусочки — это советские республики. После того как плитка разломана, ее невозможно сделать монолитной никаким иным путем, кроме переплавки всей плитки и новой штамповки. Но дадим возможность истории оценить или реализовать этот тезис Ж. Тириара. Сейчас же посмотрим, что представляют собой другие «кусочки шоколада» — бывшие союзные республики, выскажем предположение, что может ожидать их в недалеком будущем.

В бывших союзных республиках после получения ими статуса независимых государств у власти первое время находились, как правило, представители КПСС, постсоветской управленческой структуры, во многом сохранившие менталитет и навыки руководства, полученные в системе подготовки кадров во времена СССР. Кажется, они должны были быть привязаны к России. Но в геополитике политические, экономические и другие связи построены по иному принципу. Как правило, место ослабевшего суверена постепенно, но неуклонно занимает другой. На смену постсоветским ли-

дерам независимых государств приходят новые люди, часто представляющие интересы скорее не народов, проживающих на территории республики, а сопредельных или дальних государств.

В независимых государствах на постсоветском пространстве идет постоянная ротация руководящих кадров. В качестве примера можно взять любую из них, да и саму Россию. Политические и экономические решения, принимаемые главами государств — бывших республик, нередко полностью или частично игнорируют интересы народа, его национально-культурные и другие чувства. Фактически народы становятся зависимы от «старо-новой» номенклатуры, которая часто проводит в своей внешней и внутренней политике интересы более сильных в геополитическом отношении государств. Этими факторами во многом объясняется укрепление позиций в регионах бывшего СССР Турции и Ирана, США и Германии, Китая и Японии, Франции и Англии и т.д.

Противостоять этой экспансии народы России и других суверенных республик смогут в том случае, если они объединятся. Возможно ли это объединение при имеющихся разногласиях, противоречиях, существующих почти во всех сферах общественной жизни? Да, возможно. Надо четко представлять, что многие противоречия в сфере экономики, политики, идеологии созданы искусственно. Примером может быть многолетняя шумиха вокруг проблем, поднятая в демократических, особенно электронных, СМИ после подписания союзного договора между Россией и Белоруссией.

Как показала история, добровольное объединение, сотрудничество, добрососедские отношения всегда были характерны для славян, в том числе и с тюркскими народами. Они, как писал Л.Н. Гумилёв, обладают положительной комплиментарностью, каждый народ занимает свою исторически обусловленную ландшафтную нишу. И сейчас во многом русский и тюркские народы сосуществуют в своих специализированных экономических, производственных нишах, детерминированных общественным разделением труда.

А. Дугин выдвинул тезис, что в нынешний период именно русский народ должен быть взят в качестве главного политического субъекта, от которого и следует вести отсчет на шкале геополитических и стратегических, а также социально-экономических интересов России, что русский народ — геополитическая потенция, реальная и конкретная, но еще не определившая свою новую государственную структуру — ни ее идеологию, ни ее территориальные пределы, ни ее социально-политическое устройство[11].

Возможно ли возрождение новой России в обозримом будущем, где ядром, притягивающим разорванные элементы, станет русский народ? Да, возможно! Но для этого, во-первых, национальные интересы страны следует поставить выше сиюминутных интересов многих российских политических деятелей, а во-вторых, необходимо избавиться от пагубного влияния внешних сил на внешнюю и внутреннюю политику страны. Разрушение СССР началось с культурно-политической экспансии, затем оно было закреплено экономической экспансией, а в 1990-е годы последовала и военная, в частности приближение войск блока НАТО к границам России.

Подобную схему экспансии детально описал русский философ И.А. Ильин в 1940-е годы. Он считал, что весь кризис, переживаемый тогда Россией и миром, есть кризис, по существу своему духовный: идет измельчание духовного характера, утрата духовного измерения жизни, обмеление и прозаизация человеческого бытия, торжество пошлости в духовной культуре, отмирание рыцарственности и вырождение гражданственности. По его мнению, вселенское властолюбие, разрешающее себе все средства, весь этот единый и ужасный недуг имеет не русское, а западноевропейское происхождение[12].

«Русская интеллигенция, — считает Ильин, — в течение XIX в. мечтательно, сентиментально и безвольно соблазнялась «вселенским властолюбием» как последним словом передовой культуры. А принесла эту «духовную чуму» в Россию зараженная сю до мозга костей «полурусская полуинтеллигенция» — тупая, волевая и жестокая». Почему же не удалось оборониться от этого засилья? Философ так отвечает на этот вопрос:

Потому что русская национальная интеллигенция не понимала своего народа... не умела верно вести его... по невежеству, ребячливой доверчивости и имущественной жадности, а также по недостатку волевого элемента в русском Православии последних двух веков. И главное — по незрелости русского национального характера и русского национального правосознания.

В конце 1980-х годов на СССР обрушился поток невиданных ранее вседозволенности, пошлости, насилия, садизма, порнографии с экранов телевизоров и кинотеатров, с глянцевых обложек журналов и книг, из передач радио, из рекламы и т.д. Это раскачивало мораль, национальное самосознание. Большинство СМИ «демократической» ориентации, будто соревнуясь друг с другом, обливали

грязью всю историю России, но особенно много желчи было вылито на послеоктябрьский период российской государственности.

За культурно-политической экспансией последовала экономическая. Лозунг «Запад нам поможет!» затмил здравый смысл у многих даже национально ориентированных россиян. К сожалению, не очень многие смогли устоять в той идеологической вакханалии. За 10 лет реформ, с 1991 по 2001 г., долг России возрос до 150— 160 млрд долл. Выплаты только по процентам долга ежегодно составляют до 40% всего экспорта РФ.

Немаловажный рычаг в руках западных государств — продовольственная зависимость РФ. По оценкам специалистов, 30% ввозимых продуктов питания из-за рубежа уже составляют угрозу национальной безопасности. Россия перешагнула через эту черту в 1994—1995 гг. К 2001 г. она ввозила из-за рубежа более 50% сельскохозяйственной продукции. А в Москве и Санкт-Петербурге — до 70—80%. Пока планка ввоза импортного продовольствия не снижается.

Попытки повышения рождаемости с помощью материнского капитала оказались малоэффективными. Финансово-экономический кризис в стране принес в 2008 г. превышение смертности над рождаемостью почти на 700 тыс. человек.

Для того чтобы в России начался реальный прирост населения, необходимо решить важнейшие проблемы, среди которых борьба со спадом производства, безработицей, социальная защита молодых семей, студентов, пенсионеров, государственный контроль за ценами в торговых сетях, сдерживание экономической экспансии из-за рубежа, оживление собственного экономического потенциала, в первую очередь сельского хозяйства. В бюджете страны на 2009 г. расходы на сельское хозяйство не соответствуют его реальной потребности. В этой сфере экономики надо менять паритет цен, налоговую и кредитную политику. Но есть и другие, не менее эффективные источники получения продуктов питания и валюты. По различным экспертным оценкам, из-за отсутствия надлежащего государственного контроля за промыслом и вывозом морепродуктов за рубеж Российская Федерация ежегодно несет убытки в виде реального ущерба и неполученного дохода в размере от 2 млрд до 5 млрд долл, в год.

По низким ценам в Норвегию, Японию и другие страны уходят сотни тысяч тонн морской рыбы: окуня, палтуса, камбалы, осетровых, нототении, минтая, трески, сельди и других морепродуктов. Но особенно хищнически относятся отечественные и зарубежные рыбаки к добыче крабов.

Так, согласно российской статистике, в 1994 г. мы экспортировали в Японию крабов и других ракообразных около 7 тыс. т, в 1995 г. — тоже 7 тыс. т, в 1996 г. — 8 тыс., в 1999 г. — 7,5 тыс. т. По официальной японской статистике из России было вывезено указанной продукции: в 1994 г. — 38,7 тыс. т, в 1995 г. — 56 тыс. т, в 1996 и в 1999 гг.— почти 60 тыс. т. Получено за эти операции валюты в американских долларах по российской статистике: в 1994 г. — 90,4 млн, в 1995 г. — чуть более 85 млн, в 1996—1999 гг. — около 100 млн. А по японской статистике эти данные таковы: 1994 г. — почти 511 млн долл., 1995 г. — более 622 млн, 1996—1999 гг. — около 700 млн. Данная тенденция сохранилась и в начале XXI в., но сейчас эта статистика не публикуется. Этот канал утечки валюты и морепродуктов можно легко перекрыть и направить деньги в казну. Но для этого важно, чтобы наши сторожевые пограничные корабли не ржавели у причалов из-за отсутствия горючего, а находились в море.

Еще более мощный источник поступления валюты — экспорт энергоносителей, в которых заинтересовано большинство промышленно развитых стран Востока и Запада. Европа не в состоянии обеспечивать свои потребности в нефти и природном газе за счет собственных источников. Дефицит газа в Германии, Франции, Италии составляет более 50%. Разведанные запасы российского газа — 48 трлн куб. м (общие потенциальные ресурсы — примерно 235 трлн куб. м). Газ из России имеет более низкую себестоимость, чем сырье из Алжира и Ближнего Востока. Доля российского Газпрома в западноевропейском импорте составляет 47%, Алжира — 29, Норвегии — 22,3%. Наши партнеры по экспорту энергоносителей, прежде всего нефти и газа, неоднократно предлагали российским поставщикам вступить в международную организацию стран — экспортеров нефти ОПЕК, создать газовый ОПЕК, снизить квоты и повысить цены за единицу энергоносителей, но эти предложения, как правило, отвергались. Почти ту же картину мы видим и на Востоке. Торговля энергоносителями — это всегда геополитика. Страны — поставщики энергоносителей и их потребители связаны тысячекилометровыми магистралями-газопроводами. Поставка энергоносителей — не только экономика, но и политика, важно уметь этим пользоваться.

Еще один источник больших финансовых поступлений валюты в Россию — поставки вооружений в различные регионы мира.

Так, в 1997 г. США посчитали нецелесообразным продажу Россией системы ПВО С-300 Кипру, партии самолетов и вертолетов Ми-17 Колумбии, партии вертолетов Ка-32 Канаде, самолетов и танков Индии. Под предлогом, что в Китае нарушаются права человека, палата представителей Конгресса США приняла решение о прекращении оказания России финансовой помощи в размере 190 млн долл., если Москва поставит Китаю противокорабельные ракеты «Мос кит». В итоге торговля оружием стала монополией Вашингтона. Америка ежегодно продает оружия другим странам более чем на 21 млрд долл., Россия — на 6 млрд.

США сегодня принадлежит 80% европейского рынка вооружений, а 85% всех контрактов на поставку боевой техники Вашингтон заключает с «недемократическими режимами».

6.6. Россия и процессы глобализации

В последнем десятилетии ушедшего века и в начале нового выражение «глобальное общество» стало признаком хорошего тона, особенно в околонаучных, журналистских и других интеллигенст-вующих кругах. Чаще этот термин толкуют как объединение человечества в единое целое, с единым Мировым правительством планетарного масштаба (см. в гл. 3 раздел о мондиализме, а также работу Николаса Хаггера «Синдикат»).

По мнению известного русского философа, социолога и литератора А. Зиновьева, такое понимание глобального общества — преднамеренная идеологическая ложь, не имеющая абсолютно ничего общего с реальностью[13]. Термином «глобальное общество» он определяет «желание определенных сил Запада занять господствующее положение на планете, организовать все человечество в своих конкретных интересах, а отнюдь не в интересах некоего абстрактного человечества. Мировая экономика есть прежде всего завоевание планеты транснациональными компаниями Запада, причем в интересах этих компаний, а не в интересах прочих народов планеты».

Одним из первых шагов к завоеванию планеты было создание «круглого стола» в 1910 г. Руководил им клан Ротшильдов. Задачей было «не меньше чем создание мировой системы финансового контроля, сосредоточенной в частных руках и способной влиять на политическую систему каждой страны и экономику мира в целом». Группы «круглого стола» были созданы в Южной Африке, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Индии и Соединенных Штатах.

Идеи, высказанные на собраниях «круглого стола», постоянно развивались. Так, известный историк, политик А. Тойнби начиная с 1925 г. проповедовал идею мировой Федерации, изложил которую в 12-томном труде «Постижение истории». В 1931 г. А. Тойнби произнес в Копенгагене речь, в которой заявил: «В настоящее время

мы сотруднимаем со всеми, кто может заставить все национальные государства нашего мира забыть о загадочной силе, называемой суверенитетом. И мы постоянно отрицаем то, что делаем в действительности»[14].

Как и всякое явление, глобализация имеет свои сильные и слабые стороны. Оценивают их по-разному. Ее приветствуют за создание новых возможностей в области развития рынков, распространение технологий и опыта управления (это обещает воплотиться в более высокую производительность труда и повышение уровня жизни), но с другой стороны, она создает угрозы нестабильности и нежелательных изменений (для рабочих, которые боятся потерять работу под воздействием конкуренции со стороны стран, импортирующих более дешевые товары, для банков, финансовых систем и даже стран, когда приток иностранного капитала превышает разумные потребности страны, что может привести к экономическому спаду).

Но кроме управленческого и экономического аспектов, глобализация — это очередная попытка Запада навязать миру свое мировоззрение. Процессы глобализации зачастую инициируют национализм.

При оценке глобализма смешивают два принципиально разных явления: глобализацию и интеграцию. Основное противоречие современного развития заключается в том, что объективным интеграционным процессам, происходящим в мире, противостоит вся политика глобализации в целом, проводимая транснациональными компаниями.

Новый план мирового правительства был предложен в 1973 г. рокфеллеровским Римским клубом. Мир был разделен на 10 политико-экономических зон, объединенных под правлением единого правительства. В этих зонах (или царствах) все мировые проблемы могут быть решены только в глобальном контексте.

Первая зона — Северная Америка, где действует соглашение о свободной торговле (NAFTA). Туда входят США, Канада и богатая нефтью Мексика.

Вторая — Западная Европа. В рамках Маастрихтского, Амстердамского и Ниццкого договоров и соглашения о «новой конституции» строится Евросоюз, или Соединенные Штаты Европы.

В Евросоюзе дело идет к тому, чтобы во всех регионах национальные государства постепенно отмирали, уступая место централизованному управлению из Брюсселя. Все граждане ЕС получали бы двойное гражданство — национальное и общеевропейское.

Другие зоны — Южная и Юго-Восточная Азия, включая Индию: здесь создается Федерация государств Юго-Восточной Азии, Азия «централизованного планирования», т.е. коммунистическая. Китай получил Гонконг и установил связи с США. Китай имеет влияние на Монголию. Грядет создание регионального блока, куда войдет Северная Корея и, возможно, Вьетнам[15].

Мировое правительство не учло того, что каждая страна, правительства стран, в частности ЕС, при принятии геополитических решений защищают (или должны защищать) свои национальные, государственные интересы. И вот здесь-то кроется главное противоречие XXI в.

Основным следствием этих предложений являлось бы то, что все государства ЕС, включая Великобританию, теряли бы право вето в отношении вопросов внешней и оборонной политики, налоговой гармонизации и сбора налогов. Брюссель определял бы те суммы, которые должны выплачивать все государства — члены ЕС, включая Британию. Бедные государства (Болгария, Румыния, Латвия, Литва) субсидировались бы за счет богатых стран. Против таких принципов решительно возразил Лондон.

Американский ученый — апологет Нового мирового порядка — Ф. Фукуяма в 1992 г. в книге «Конец истории и последний человек» разработал стратегию США. Он понимал, что единый эволюционный процесс, который охватит всех людей Земли, достиг конца в либеральной демократии и не может двигаться дальше. Фукуяма утверждал, что Новый мировой порядок — это постоянная форма мировой либеральной демократии, в рамках которой все цивилизации утратят свою идентичность, избавятся от остаточного национализма. Мировое правительство станет образцом глобальной демократии, не привязанным, а, наоборот, независимым от всех национальных государств.

США открыто приняли на себя роль проводника Нового мирового порядка, контролирующего большинство нефтяных и денежных потоков и национальных государств. Они стремятся к тому, чтобы суверенитет всех национальных государств был уничтожен во всех уголках мира и все люди стали в первую очередь «гражданами мира» (космополитами). Американские войска войдут в мировую армию... ООН будет использовать территорию США, как и территорию других государств.

Смысл политики транснациональных корпораций, как подчеркивается в докладах Программы развития ООН, в «консервации современного варианта распределения общего природного достояния человечества между богатыми и бедными странами, когда богатые страны потребляют четыре пятых природного достояния человечества бесплатно»[16]. Итак, бесплатное присвоение природных, трудовых, интеллектуальных ресурсов человечества в интересах западных корпораций и потребителей — вот истинный мотив политики навязывания незападному миру свободного рынка и глобального либерализма. Не интеграция экономик разных стран в целях их выравнивания и подъема на новый, более высокий уровень, а объединение капитала наиболее развитых в промышленном отношении стран.

Система глобализации экономики, таким образом, приносит реальную пользу прежде всего незначительному числу стран «золотого миллиарда». И даже не столько странам, сколько финансово-экономической элите этих стран.

Россия не входит в число стран «золотого миллиарда». Ее участь в процессе глобализации иная: поставлять на Запад не только сырье, энергоносители, но и интеллектуальный ресурс.

Кроме того, Запад, и в первую очередь США, навязывает всей планете «мировой информационный порядок». Фирмы и правительство США осуществляют контроль глобальных коммуникаций. Западные медиа господствуют в мире. Мировая культура есть прежде всего американизация культуры других народов. Эта задача последовательно решалась в отношении Европы, африканских и азиатских стран, а в последние 20 лет — России.

Проблема глобализации общества очень интересно рассмотрена в труде члена-корреспондента РАН М.Н. Руткевича «Общество как система». Этот серьезный ученый — философ и социолог — не только отмечает те стороны глобализации человеческой жизни, о которых говорилось выше, но и касается собственно человеческой стороны проблемы. Он, в частности, пишет: «...факты и тенденции безусловно свидетельствуют о сдвигах в духовной культуре и нравственности, притом сдвигах регрессивного характера». Ученый утверждает, что круг обязательств и запретов распространяется не только на граждан государства, но и граждан других государств, т.е. глобализация несет в себе тоталитарный и императивный духовный контроль в планетарном масштабе.

Происходит унификация определенных правил игры, повсеместная информатизация, обеспечение прозрачности экономического пространства, а венчает этот процесс мировая коммуникационная сеть[17]. Мировая коммуникационная сеть предполагает глобальный контроль над территорией потенциального противника. Это может случиться при определенных условиях и с Россией. Есть немало факторов, подтверждающих такой вывод.

США и Великобритании определено не нравился тоталитарный режим Саддама Хусейна в Ираке по многим причинам экономического и политического характера, но формальным поводом для ввода войск США и их союзников в Ирак стало якобы наличие в стране оружия массового поражения, которое, однако, так и не нашли. Настоящая причина вторжения в Ирак в другом — нефть.

Нефть и политика связаны самым тесным образом. Вице-президент США Дик Чейни (правительство Дж. Буша-младшего) был председателем совета директоров крупнейшей в мире компании промыслового обслуживания, активно работающей в Азербайджане. Подобным бизнесом занимались и занимаются экс-министр торговли Дональд Эванс, бывшая госсекретарь США Кондолиза Райс, советник Буша-старшего по национальной безопасности Брент Скоук-рофт, т.е. все ведущие политики США имеют нефтяной бизнес, или конторы, обслуживающие его.

Американские и английские самолеты, якобы защищая Кувейт и Курдистан от войск Саддама, в течение длительного времени барражировали над иранской территорией, а потом войска США и Великобритании вторглись в Ирак вопреки мировому общественному мнению. В недалеком будущем не исключено, что воздушное пространство России также будет патрулироваться самолетами США и НАТО. Внедряясь в программу переоснащения системы управления воздушным движением России, американцы могут захватить контроль над российском небом.

По рекомендации Международной организации гражданской авиации (ИКАО) Россия переходит к организации воздушного движения с использованием спутниковых систем, в чем заинтересованы страны как Запада, так и Востока, Юго-Востока, Индии. Это повышает безопасность полетов, делает рейсы из Европы в Азию через Россию более привлекательными для иностранных компаний.

Услуги по аэронавигационному обеспечению приносят России неплохие доходы: около 250 млн долл, в год1.

Автоматизированные системы управления воздушным движением входят в первую десятку высокотехнологичного оборудования, выпускаемого в мире. Сбой в системе управления полетами приводит к парализации воздушного движения, к катастрофам. В России сейчас 116 центров управления воздушным движением. Дело идет к созданию 20 укрупненных центров. Стоимость их переоснащения составляет около 800 млн долл. Переоснащать центры необходимо как можно быстрее, так как моральное и физическое старение оборудования очень велико (80% его эксплуатируется более 15—20 лет).

Свои услуги в модернизации или поставках новых систем управления полетами предложили фирмы Франции, Италии, США. Как показала практика, системы Франции и Италии не имеют характеристик, соответствующих мировым требованиям: в критических ситуациях они либо самопроизвольно выключаются, либо дают серьезные сбои. Отечественная радиотехническая промышленность, когда-то поставлявшая качественное навигационное оборудование, за годы реформ оказалась разрушенной. Наработанные еще при советской власти системы управления, превосходящие по многим параметрам западные, не выпускаются: якобы нет денег.

Закупка и внедрение западных систем управления воздушным движением — дело довольно опасное. Западные компании и спецслужбы получат уникальную возможность снимать со своей аппаратуры информацию о положении каждого самолета, знать интенсивность полетов, выявить основные грузо- и пассажиропотоки, состояние самолетно-вертолетного парка. Кроме того, компания — поставщик оборудования может блокировать всю систему управления воздушным движением в России.

Системы управления воздушным движением, произведенные корпорацией Kochid Martin, контролируют 60% мирового воздушного пространства. В августе 2001 г. она открыла в Москве свое представительство, а в мае 2002 г. предложила модернизировать кроссполярные и транссибирские трассы нашей страны.

Подобные системы компания внедрила в Монголии и Грузии. В итоге иностранные самолеты летают над Монголией бесконтрольно со стороны Улан-Батора, а Грузия не увидит прибыли от авиаперевозок еще в течение 20 лет. Но благодаря помощи США, Украины в Грузии в августе 2008 г. сбили семь российских самолетов. Некоторые действия в аэрокосмическом комплексе России подчас приводят к ущербу в собственной стране. Достаточно вспомнить историю с уничтожением станции «Мир», которая могла бы с успехом работать в космосе еще пять лет, «перекачку» наших интеллектуальных ресурсов на Международную космическую станцию (по существу, американскую). Фактически за бесценок мы подарили США информацию и технологию по созданию станции, сэкономив американцам по ряду параметров около 15 млрд долл, и 10 лет работы на создание космической станции.

Пока российские системы УВД не только не уступают американским, но и превосходят их. Это признают руководители Lochid. «К своему удивлению, мы узнали о существовании в России самых продвинутых технологий в области лазерной и радарной техники» — так сказал один из руководителей корпорации[18]. А по цене наши самые продвинутые технологии значительно дешевле. Таким образом, защитить собственное небо нам вполне по силам и без американской помощи.

По словам начальника Управления по использованию воздушного пространства Минобороны М. Кизилова, сейчас дежурное радиолокационное поле существует в основном вдоль западной и южной границ России. В других районах страны оно носит очаговый характер. На севере прикрыта лишь 1/3 воздушных границ. В целом радиолокационное поле покрывает около 35% территории страны.

Во времена СССР система ПВО управлялась централизованно, была глубокоэшелонированной и высокоавтоматизированной. В ее составе было около 2 тыс. истребителей-перехватчиков, тысячи зенитных ракетных комплексов разной дальности. Радиотехнические войска ПВО включали более 50 частей и сотни подразделений, имевших на вооружении несколько тысяч радиолокационных станций. Небо также охраняли войска и силы ПВО военных округов и флотов, истребительная авиация, плюс еще несколько сотен зенитных комплексов и около тысячи самолетов.

Сейчас вся эта система ПВО дышит на ладан, хотя самое время ее улучшать и совершенствовать. Дело в том, что при нынешних границах России подлетное время самолета-нарушителя к Москве с северо-западного направления составляет чуть больше 1 ч, крылатой ракеты — примерно 10 мин.

В 2004 г. на вооружение войск ПВО поступила новая зенитноракетная система С-400, которая по своим тактико-техническим характеристикам в 2,5 раза превосходит С-300. Однако на новые самолеты-перехватчики у России нет денег, поэтому модернизируется существующий парк самолетов-перехватчиков.

Продолжается сотрудничество в рамках Договора о коллективной безопасности со странами — бывшими республиками СНГ. Россия предоставляет партнерам по Договору современную зенитно-ракетную технику по внутрироссийским закупочным ценам. Эти шаги, предпринимаемые Москвой, разумны, поскольку страны НАТО построили свою систему ПВО еще в 1970 г.

На фоне геоэкономического расслоения мира отчетливо прослеживаются весьма опасные процессы: формируются макрорегио-нальные пространства, множится число социально-экономических коалиций и союзов, формируется система глобального управления ресурсами планеты и всей экономической деятельности на ней. И объектом этой системы является не только хозяйственная сфера: «В рамках современной структуры глобальной экономики преимущество получают в первую очередь оптимизационные схемы, способствующие извлечению дополнительных выгод из неравномерности мировой среды, а также родственные им по духу валютнофинансовые комбинации, нежели процесс радикального преобразования производственных механизмов, ныне лишенный своего, столь характерного для последних столетий, исключительного статуса»[19]. Эти мировые финансовые комбинации во многом способствовали разразившемуся в 2008 г. мировому финансово-экономическому кризису.

Приведем еще одно высказывание по этому поводу А. Зиновьева: «Западная власть обладает огромными финансовыми средствами... А постсоветская власть — нищая. Она распоряжается мизерными средствами, тратя их в основном на себя. Она не способна на серьезные дела в масштабах страны. Она не способна сохранить целостность и суверенитет страны. Она зависит от западных подачек и фактически сохраняется благодаря поддержке со стороны Запада, включая военные силы Запада и потенциальную угрозу пустить их в ход...»

Контрольные вопросы

  • 1. Что потеряла Россия после разрушения СССР?
  • 2. Кто и зачем добивается «третьего передела мира»?
  • 3. Какова суть модели нового исторического общества, предлагаемой либералами?
  • 4. Какие геополитические проблемы стоят перед Россией в XXI в.?
  • 5. Каковы важнейшие элементы военной доктрины России?
  • 6. Что положительного и что отрицательного несет народам мира, России глобализация?
  • 7. В чем суть «мирового информационного порядка»?

Глава

  • [1] Сталин И. Соч. М., 1946. Т. 3. С. 26.
  • [2] Сталин И. Указ. соч. Т. 3. С. 27, 28.
  • [3] Парвулеско Жан. Путин и Евразийская империя. СПб.: Амфора, 2006. С. 299— 300.
  • [4] Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Вашингтон. С. 225.
  • [5] Дектерев В. Полное взаимонепонимание // Правда. 2009. 9 апр.
  • [6] Удмакцев В. Возрождая престиж отечества // Военно-промышленный курьер. 2009. № 45.
  • [7] Социально-экономическое положение России. М.: Федеральная служба госста-та, 2009. С. 318-319.
  • [8] См.: Бабурин С.Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. М.: Изд-во МГУ, 1997.
  • [9] Совбез нацелился на Арктику // Газета RU. 2008. 17 авт.
  • [10] Дугин А. Основы геополитики. С. 183—184. 2 Там же.
  • [11] Дугин А. Основы геополитики. С. 184.
  • [12] См.: Ильин И. О грядущей России. М.: Воениздат, 1993. С. 116. 2 Там же. С. 117.
  • [13] Зиновьев А. Глобальное сверхобщество и Россия. М.: ACT, 2000. С. 28. 2 Зиновьев А. Глобальное общество и Россия // Москва Соборная. 1999. № 10. 3 См.: Хаггер Н. Синдикат. С. 61.
  • [14] Хаггер Н. Указ. соч. С. 69—70.
  • [15] Хаггер Н. Указ. соч. С. 469—471. 2 Там же. С. 578.
  • [16] Криштанов Л. Указ. соч. 2 Руткевич М.Н. Общество как система. СПб.: Алтейя, 2001.
  • [17] См.: Неклесса А.И. Постсовременный мир в новой системе координат // Глобальное общество: новая система координат. СПб.: Алтейя, 2002. С. 26. 2 См.: Тетёкин В. Ложь Буша и Блэра на нефтяных ногах // Советская Россия. 2003. № 66.
  • [18] Сафарин А. Указ. соч. 2 См.: Литовкин Д. Дырявое небо // Известия. 2003. 9 авг. 3 Там же.
  • [19] Неклеса А.И. Указ. соч. С. 26. 2 Зиновьев А. Глобальное сверхобщество и Россия. С. 124.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >