Предисловие

Сегодня с глиняными табличками, испещренными загадочными значками, работают только археологи. Знаки на табличках, как и изображения на папирусе, пергаменте, каменных стелах, воспринимаются как артефакты и музейные экспонаты. Они перестали быть носителями информации для наших современников. Такая же судьба в недалеком будущем уготована и нынешним носителям информации. Современные информационно-коммуникационные технологии развиваются стремительно. О бесконечно рвущихся магнитофонных лентах на бобинах, кассетах, дискетах и переписанных от руки или напечатанных на пишущей машинке книгах сегодня знают, но ими пользуется все меньше людей. Постепенно произведения, в отношении которых срок охраны имущественных прав еще действует, оказываются заложниками морально устаревших носителей.

Сегодня оцифровка — это единственный способ обеспечить физическую сохранность произведения. В романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» дьявол самонадеянно утверждал, что рукописи не горят. Но если их своевременно не оцифровать, они могут исчезнуть для поколения, которое использует только электронные устройства. Сохранить произведения для будущего — это задача общества. Публичный интерес заключается в обеспечении сохранности всех духовных ценностей.

Между тем ГК РФ, говоря об исключительном праве авторов использовать или разрешать использование произведений, не решает проблем, связанных с общественным интересом по обеспечению сохранности и участия в гражданском обороте уже созданных произведений, как простых, так и сложных. При этом общественная потребность обеспечить сохранность и участие всех произведений в гражданском обороте с использованием современных средств хранения и распространения информации пока не находит адекватного отражения в законодательстве России и других развитых стран'. Издательства, диссертационные советы сегодня требуют наряду с предоставлением экземпляра рукописи в бумажном виде предоставления его также и в электронной форме.

В большинстве случаев имеющегося регулирования оказывается недостаточно. Так, в России в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 1994 г. № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» производители электронных изданий должны доставлять обязательные экземпляры своей продукции в ФГУП Научно-технический центр «Информрегистр» (п. 2 ст. 13). Вопрос об электронных копиях иных изданий остается открытым.

В виртуальной среде произведение приобретает другую жизнь. Жизнь в цифровом формате требует переформатирования традиционных представлений о функционировании авторского права. Многие естественные законы претерпевают изменения в зависимости от среды, в которой они действуют. Даже физическое время и пространство меняют свои характеристики в зависимости от свойств процессов, где они остаются релевантными. В виртуальное пространство, мультимедийные устройства сложно, а во многих случаях и некорректно механически переносить трафареты и алгоритмы действий по защите прав на объекты интеллектуальной собственности, которые были созданы с ориентацией на аналоговые способы использования и обеспечения доступа к произведениям.

Не следует забывать, что охраняемый авторским правом контент, освободившись от вещной оболочки, приобретает дополнительную коммерческую ценность в силу возможности его доставки в любую точку Земного шара с минимальными издержками и дополнительными потребительскими свойствами. Данное свойство обусловило глобализацию использования произведений. Оно повысило инвестиционную ценность культуры, науки, образования, бизнеса и развлечений.

Глобализация использования произведений увеличивает зависимость авторского права от изменений, происходящих в конфигурации международных отношений. 23 июня 2016 г. британские избиратели проголосовали за выход из Европейского Союза большинством в 51,9 % голосов. По заявление британского премьер-министра официальная процедура выхода, предусмотренного ст. 50 Договора о Европейском Союзе, будет запущена в марте 2017 г. Данный тектонический сдвиг в конфигурации международных отношений не останется без последствий для функционирования авторского права в виртуальной реальности.

Английский язык доминирует в Интернете, а также широко используется в сделках с иностранным элементом. Между тем отделение Великобритании от ЕС будет тормозить развитие глобальной тенденции к унификации норм материального авторского права. Авторитет и применимость толкования норм ЕС в сфере авторского права, данные Судом общей юрисдикции и Судом справедливости ЕС могут быть оспорены или поставлены под вопрос. На уровне интеграционных объединений и в рамках национального правотворчества все большее развитие приобретает практика создания автономных правил использования произведений в Интернете, нарушающих монополию правообладателей и ведущих к появлению авторского права онлайн.

К таковым можно отнести решение Суда справедливости ЕС по делу BestWater International GmbH v. Michael Mebes and Stefan Potsch

(С-348/13), суть которого состоит в том, что помещение видеоконтента в рамку для обмена в социальных сетях не нарушает авторских прав, несмотря на отсутствие разрешения правообладателя на такое использование, если сам контент имеет легальное происхождение. В более раннем деле Svennson v. Retriever Sverige АВ (С-466/12) исследовался вопрос о том, происходит ли нарушение авторского права всякий раз, когда используется гиперссылка на сайты, где охраняемый авторским правом контент находится в свободном доступе. В данном деле при оценке правомерности размещения гиперссылок использовался критерий появления новой аудитории, которая не принималась в расчет правообладателем, давшим разрешение на размещение на сайте своего контента.

Высокий суд Лондона, исходя из национальной специфики, дал несколько иное толкование юридической стороне дела, заявив, что предоставление платной услуги по использованию технических средств, обеспечивающих с помощью стриминга доступ к кинофильмам с картинкой более высокого качества, практически всегда является привлечением новой публики, а следовательно, нарушением авторских прав киностудий и эфирных вещателей. Суд со ссылкой на английское законодательство посчитал, что деятельность информационных посредников, предоставляющих самостоятельный доступ к охраняемому контенту, в том числе и тому, что находится в открытом доступе, нарушает права правообладателей и их лицензиатов. Из этой логики Суд исходил при вынесении решений по искам к British Sky Broadcasting (Paramount Home Entertainment International Ltd v. British Sky Broadcasting Ltd. [2013] EWHC 3479 (Ch).; Dramatico Entertainment Limited v. British Sky Broadcasting Ltd. [2012] EWHC 1152; EMI Records Ltd. v. British Sky Broadcasting Ltd. [2013] EWHC 379; Football Association Premier League Ltd. v. British Sky Broadcasting Ltd. [2013] EWHC 2058).

В какую сторону качнется маятник в условиях неопределенности, порожденной «брекзитом» сказать трудно. Одно несомненно: две противостоящие друг другу тенденции — расширять сферу исключений из авторского права в интересах интернет-пользователей и усиливать уязвимость компаний, предоставляющих информационные услуги, — становится все труднее примирить друг с другом.

Так, 2 июня 2016 г. Германия принимает поправку к закону о телевещании (2 GesetzzurAnderungdes Telemediengesetzes), ограничивающую пределы ответственности за действия пользователей любых операторов сетей Wi-Fi, как профессиональных, так и любительских. Их ответственность полностью исключается при наличии трех условий:

  • — если оператор сети не инициировал передачу информации;
  • — если он не выбирал самостоятельно получателей информации;

— если он не выбирал и не изменял содержание передаваемой информации.

У принятого решения есть экономическая подоплека. Отсутствие правовой определенности в отношении потенциальной ответственности заставляло магазины, кафе и рестораны отказываться от предоставления интернет-услуг своим посетителям и сдерживало расширение покрытия Wi-Fi территории Германии.

Напротив, Суд справедливости ЕС 8 сентября 2016 г. в деле GS Media BV v. Sanoma Media Netherlands BV & Ors (C-160/15) отказался от однозначной поддержки информационных посредников. Он заявил в своем преюдициальном решении, что появление гиперссылок на произведения, размещенные в Интернете без разрешения правообладателя, может повлечь нарушение авторских прав со стороны оператора. Такое размещение охраняемого произведения в Интернете означает предоставление к нему доступа новой аудитории интернет-пользо-вателем, проставившим гиперссылку. Это влечет ответственность пользователя в случае, когда судом установлено одно из следующих обстоятельств: (1) проставивший гиперссылку знал или должен был знать, что им предоставляется ссыпка на охраняемое произведение, выложенное в Интернет без разрешения правообладателя; (2) гиперссылка проставлена с целью извлечения прибыли или иной коммерческой выгоды; (3) когда существование такой ссылки позволяет широкой публики получить доступ к произведениям, размещенным на сайте с ограниченным или авторизованным доступом.

В связи с феноменом «брекзита» тяга к национальному своеобразию ответов на интернет-вызовы и неоднозначность подходов, вероятно, будут усиливаться.

Проблемам мутации авторского права на новом технологическом витке развития общества, российскому и международному опыту нового прочтения сочетания потребностей общества с охраной исключительного права в виртуальной среде посвящается данная книга.

Глава 1

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >