Политическая история периода Хэйан

С 794 по 1185 г. во главе Японии находились 33 императора, более половины из их числа отреклись от престола. Такой механизм передачи власти был одной из форм политической борьбы, сосредоточенной вокруг проблемы престолонаследия и имевшей целью установление контроля как над императором, так и над доступом к его персоне придворной аристократии. Наибольших успехов в этом удалось достичь северной ветви дома Фудзивара, однако их доминирование очевидно не на всем протяжении периода Хэйан. Правление отдельных императоров сопровождалось всплеском политической активности представителей императорского рода и временным ослаблением позиций Фудзивара.

Ближе к концу периода накопившиеся противоречия между императорами, «правителями из молельни» инсэй, ослабленным северным домом Фудзивара и новыми политическими силами в лице соперничающих военных домов Тайра и Минамото выливаются в череду военных столкновений. Особенное значение в усилении военных домов имела возможность применять силу, располагая на то санкциями или прямыми указаниями императора. Далее мы последовательно рассмотрим череду политических событий в Японии, начиная с правления Камму, при котором проводится ряд реформ, направленных на поддержание системы рицурё, и заканчивая установлением первого сёгуната во главе с Минамото Ёритомо.

Государственная политика в начале периода Хэйан

В 794 г. двор переезжает в новую столицу — город Хэйанкё. Переезд был инициирован императором Камму. Камму, согласно традиционному отсчету, был пятидесятым правителем Японии. Он правил с 781 по 806 г. Его матерью была Такано Ниигаса (720—790), происходившая из королевского рода Пэкче. Хроника «Сёку нихонги» характеризует государыню мать следующим образом: «Государыня облик имела утонченный, добродетель ее была обильной, и вскоре о ней разнеслась восторженная слава. Когда император Амэмунэтакацугу (Конин, отец Камму. — С. Р.) был еще сокрытым драконом, он взял ее в жены и призвал во дворец». То, что мать Камму не принадлежала к японской аристократии, затрудняло вероятность унаследования им престола, однако благодаря усилиям Фудзивара Момокава, не желавшего видеть на троне очередного представителя династической линии Тэмму, в 772 г. Камму был провозглашен наследным принцем. До интронизации он некоторое время возглавлял столичную школу чиновников. Деятельный правитель был практически последним императором периода Хэйан, которому удалось осуществить несколько крупномасштабных общегосударственных проектов — перенос столицы из Нара в Нагаока, затем в Хэйанкё, военные экспедиции против эмиси на северо-востоке Хонсю. Этому способствовали несколько факторов. На момент интронизации Камму был уже состоявшимся самостоятельным политиком, что не позволяло придворной аристократии оказывать на его действия существенного влияния. На протяжении большей части его правления высшие придворные должности оставались вакантными. Так, последнее назначение на должность Левого министра происходит в 783 г. Фудзивара Тамаро был Левым министром меньше года, после чего должность оставалась незанятой до 825 г. Позиции рода Фудзивара в правление Камму также достаточно ослаблены. С 796 по 806 г. никто из представителей этого рода не поднимался выше должности среднего государственного советника тюнагон.

Военные экспедиции японской армии против эмиси не имели особого успеха. С правления Камму по начало правления Сага можно отметить несколько периодов военных действий: неудачные для Японии кампании 780—781 гг., 788—789 гг., 794 г.; относительно успешные дей ствия отрядов под руководством Саканоуэ Тамурамаро (758—811), позволившие устранить лидера эмиси Атэруи и на время занять его укрепление в Исава; кратковременная экспедиция под руководством Фунъя Ватамаро (765—823) в 811 г., после которой войска демобилизуются. Военное подчинение эмиси не только требовало огромных средств на содержание экспедиционного корпуса, но и отрывало значительную часть населения, мобилизованную для сражений, от производства, что истощало экономику страны. В 805 г. Камму, по настоянию Фудзива-ра Оцугу, не только временно прекращает войну против эмиси, но также замораживает расходы на постройку столицы, чтобы не допустить полного истощения бюджета и волнений среди подданных. Сражения с эмиси имели и долгосрочный эффект — они стимулировали развитие частных военных формирований на северо-востоке страны, а в отдельных случаях, когда представители японской знати вступали в брачные отношения с лидерами эмиси, это приводило к появлению могущественных ответвлений аристократических родов, фактически контролировавших территорию.

После смерти Камму в 806 г. в правительстве происходят серьезные изменения, результатом которых было усиление авторитета аристократических родов, в частности рода Фудзивара, и возрастание их влияния на решения императоров. Однако трем сыновьям Камму, правившим с 806 по 833 г., несмотря на то, что их матерями были Фудзивара, удавалось сохранять высокую степень самостоятельности в делах управления. Возможно, причиной этого была непрекращающаяся борьба внутри самого рода Фудзивара.

Инцидент Кусуко

Внутри императорского рода конфликты также не были редкостью, и первое серьезное столкновение, известное как «инцидент Кусуко», произошло уже в 810 г. Предыстория конфликта между эксимператором Хэйдзэй и его братом, императором Сага, такова. Еще до интронизации Хэйдзэй между ним и матерью одной из его супруг, Фудзивара Кусуко, завязались любовные отношения, которые осуждались придворными. Хроника «Нихон коки» сообщает, что Кусуко и ее брат Наканари фактически руководили действиями Хэйдзэй во время его правления. Им приписываются обвинения в адрес принца Иё и его матери, принадлежавшей к южной ветви дома Фудзивара, соперничавшей за власть с кадровым домом Фудзивара, Сиккэ, к которому принадлежала Кусуко. Принц Иё с матерью были обвинены в планировании мятежа, заключены под стражу и покончили жизнь самоубийством. Это привело к ослаблению позиций южного дома, которому выказывал расположение император Камму, и временному усилению Сиккэ. В 809 г., сославшись на болезнь, Хэйдзэй отрекается в пользу Сага, покидает Хэйан и отправляется в Нара. Фактическим главой правительства в это время был Фудзивара Утимаро (756—812), происходивший не из Сиккэ, а из северной ветви Фудзивара. Кусуко и Наканари, опасаясь потерять власть, побуждают Хэйдзэй вновь занять престол. В 810 г. экс-император снова начинает издавать указы от своего имени и, в частности, велит вернуть столицу Японии обратно в Нара. Император Сага отказывается мириться с подобным положением и приказывает лишить рангов Кусуко, а Наканари выслать из столицы, назначив на незначительную должность в провинции. Хэйдзэй вместе с Кусуко пытаются бежать в северо-восточные провинции, чтобы собрать войско против Сага, однако правительственные войска задерживают их. Кусуко совершает самоубийство, Наканари был обезглавлен, а экс-император был вынужден вернуться в Нара и принять постриг. Вместо одного из его сыновей наследным принцем был провозглашен будущий император Дзюнна, единокровный брат Сага и Хэйдзэй.

После этого наступает период относительного спокойствия среди высшей придворной знати, продлившийся около ЗОлет. Сага и его преемник Дзюнна сохраняли дистанцию в отношениях с Фудзивара и поддерживали баланс между придворной знатью, контролируя назначения в Дадзёкан, что не позволяло монополизировать главные государственные должности представителям одного рода. Так, в 841 г., за год до смерти экс-императора Сага, из 13 высших сановников лишь четверо были выходцами из Фудзивара — двое принадлежали к Сиккэ, двое — к северной ветви, Хоккэ. Еще четверо были потомками императоров и принадлежали, в частности, к такому ответвлению государева рода, как Минамото. Остальные сановники представляли не столь знатные семьи, возвышенные Сага благодаря их китайской образованности и государственным талантам.

При Сага происходит также улучшение материального положения императорского рода за счет пожалования земель для обеспечения нужд ближайших родственников и помощников правителя. Земли, отдававшиеся в пользование экс-императорам, именовались гоин. Позже, в последней четверти XI в., гоин, вкупе с сёэн, конфискованными Госандзё, составят экономическую базу восстановления политического влияния императорского рода.

Усиление северного дома Фудзивара

После смерти экс-императора Сага в 842 г., чье влияние на императоров Дзюнна и Ниммё было весьма существенным — нередко он выступал их главным политическим советником, — баланс сил среди правящей аристократии нарушается в пользу усиления северного дома Фудзивара. При дворе сложились две противоборствующие группировки, соперничавшие в деле назначения престолонаследника, который займет трон после императора Ниммё. Одна группа аристократов поддерживала провозглашение сына Ниммё наследным принцем, другая выступала за кандидатуру принца Цунэсада (825—884), сына Дзюнна. На стороне Ниммё были Татибана Катико (786—850), его мать, будущий император Монтоку, его сын, а также дядя Монтоку, глава северного дома Фудзивара, Фудзивара Ёсифуса (804—872). Принца Цунэсада поддерживали его подданные, среди которых особенным авторитетом и влиянием обладали Томо Коваминэ и Татибана Хаянари. Уже на следующий день после смерти Сага, также поддерживавшего кандидатуру Цунэсада, Томо и Татибана были обвинены в попытке государственного переворота с целью сместить императора Ниммё и посадить на трон Цунэсада. Томо и Татибана, вместе с 60 придворными чиновниками, близкими к ним, как и сам Цунэсада, были смещены со всех должностей и высланы за пределы столицы, а наследным принцем был провозглашен племянник Фудзивара Ёсифуса. Эти события, получившие название «смута годов Дзёва» (Дзёва-нохэн), установили прочную связь между императорским родом и северным домом Фудзивара, что в перспективе привело к фактической монополизации власти последним.

Вступление на престол императора Монтоку стало чрезвычайно важным событием для Хоккэ. Ёсифуса удалось не только сделать императором своего племянника, но и добиться назначения на должность регента сэссё, которую до него занимали исключительно представители императорского рода. При нем начинается вытеснение других аристократических родов из правительства. Так, в 850 г. из 19 высших сановников кугё четыре принадлежали к роду Фудзивара. На момент смерти Ёсифуса в 872 г. этот род представляли семь кугё из 18. Столетием позже их было уже 11 из 19. При Фудзивара Митинага из 24 кугё 21 человек принадлежал к роду Фудзивара, еще трое происходили из рода Минамото и имели близкие родственные связи с первыми.

Успеху северного дома Фудзивара и возвышению Ёсифуса немало способствовала близость его отца, Фуюцугу, к императору Сага. Фую-цугу прислуживал Сага, когда тот был еще престолонаследником, позже он возглавил, вместе с Косэ Нотари, Куродо-докоро и выдал свою дочь за императора Ниммё. Ёсифуса удалось удачно воспользоваться политическим авторитетом, накопленным его отцом, и многократно его преумножить.

Ёсифуса контролировал действия Монтоку с самых первых дней его правления. Еще до восшествия на престол Монтоку взял в жены дочь Ёсифуса, Мэйси, которая родила ему сына в 850 г., через месяц после смерти Ниммё. На тот момент у Монтоку уже был ребенок, шестилетний принц Корэтака, чья мать принадлежала к роду Ки, однако под давлением Фудзивара именно сын Мэйси провозглашается престолонаследником.

Введение должностей сэссё и кампаку

В 857 г. Ёсифуса был назначен на остававшийся очень долгое время вакантным пост Главного министра (дайдзё дайдзин), что служило очередным подтверждением его огромного влияния на императора и придворную политику. Последним, кто занимал эту должность до Ёсифуса, был монах Докё. В 866 г. в результате придворных интриг также удалось добиться устранения политических конкурентов Фудзивара — Ки и Томо. События, получившие название «беспорядков у ворот Отэм-мон» (Отэммон-но хэн), разворачивались следующим образом. Ворота Отэммон, являвшиеся частью дворцового комплекса, загорелись при странных обстоятельствах. Старший государственный советник Томо Ёсио (809—868), который стал первым за 130 лет, после Отомо Табито, дайнагон из рода Отомо, обвинил в поджоге Левого министра Минамо-то Макото, родственника Ёсифуса, и потребовал от Правого министра Фудзивара Ёсими (813—867), брата Ёсифуса, санкционировать арест Макото. После того как в дело вмешался сам Ёсифуса, преследование его родственников прекратили. Вместо этого обнаружились свидетели, на основании показаний которых обвинение в поджоге было выдвинуто против самого Томо Ёсио, инициировавшего расследование, а также членов рода Ки, якобы являвшихся соучастниками преступления. Ёсио, его сын, а также несколько других чиновников, принадлежавших к Томо и Ки, были лишены должностей и рангов и высланы за пределы столицы. Пока шло расследование, Ёсифуса получил историческое назначение на должность регента сэссё при своем внуке, императоре Сэйва. Возможно, его целью было не допустить вмешательства императора в процесс расследования и избежать наказания для Минамото Макото, поскольку изначально Сэйва был солидарен с обвинениями, выдвинутыми Томо.

Ёсифуса обладал практически беспрецедентным для аристократа влиянием при дворе, однако у него не было сына, которому он мог передать свои полномочия. Проблему решило усыновление им Мотоцунэ (836—891), сына его брата Фудзивара Нагара (802—856). В 876 г. Мотоцунэ становится сэссё при императоре Ёдзэй, а в 887 г. впервые получает титул канцлера кампаку при императоре Уда. Императоры Сэйва и Ёдзэй, находившиеся «под присмотром» рода Фудзивара, взошли на престол соответственно в восьми- и семилетием возрасте и стали первыми императорами, занявшими трон, будучи детьми. В дальнейшем практика отречения в пользу малолетнего правителя получит значительное распространение, поскольку это позволяло контролировать действия императора и править от его имени сначала регентам и канцлерам Фудзивара, затем «правителям из кельи» инсэй. Те же правители, которым на момент интронизации исполнилось 20 лет и более, составляли самую большую конкуренцию роду Фудзивара — Уда и Мураками, ставшие императорами в 20 лет, и Сандзё, взошедший на престол в 35-летнем возрасте.

Однако некоторые малолетние императоры создавали множество проблем как регентам, так и всему придворному сообществу. Император Ёдзэй, чьим регентом был Мотоцунэ, вошел в историю как очень жестокий император, чье поведение было недостойно того, чтобы быть императором. Источники сообщают о его странных привычках, среди которых были любовь к одиночеству, скармливание живых лягушек змеям, натравливание собак на обезьян, возможно, даже личное участие в казни преступников. Когда ему было 15 лет, он, забавы ради, приказал одним подчиненным залезть на дерево, а другим велел протыкать тех копьями, пока они не упадут замертво. Мотоцунэ не сразу удалось справиться с жестоким и, возможно, душевнобольным императором. Чиновник даже отказывался появляться во дворце, что замораживало деятельность правительства. Последней каплей, переполнившей чашу терпения придворных, стало убийство одного из подданных, собственноручно осуществленное Ёдзэй. Убийство навлекало на императора ритуальную нечистоту кэгарэ, смерть и кровь загрязняли императорский дворец и считались чрезвычайно опасными для государства в целом.

В итоге было принято решение отстранить Ёдзэй от дел, а императором назначить сына Ниммё, правившего под именем Коко. Несмотря на зрелость Коко, которому на момент восшествия на престол исполнилось 54 года, а также отсутствие близкой родственной связи с домом Фудзивара, император не предпринимал действий по устранению Фудзивара с политического Олимпа. Ситуацию еще больше упростило решение Коко лишить всех своих 29 сыновей статуса членов императорского рода и присвоить им родовое имя Минамото, что исключало их из числа претендентов на престол.

Фудзивара и Сугавара

В 887 г. Коко умирает. Ему наследует его седьмой сын, усыновленный сестрой Мотоцунэ и правивший под именем государя Уда. Он не являлся близким родственником Фудзивара, к тому же был уже совершеннолетним на момент интронизации, что осложняло положение северного дома. Противостояние Уда авторитету Мотоцунэ иллюстрирует случай, получивший название «инцидент ако». В 887 г. Уда при содействии советника Татибана Хироми (838—890) составляет указ о назначении Мотоцунэ канцлером кампаку. По установленному обычаю Мотоцунэ должен был дважды отказаться от должности и принять ее лишь на третий раз. Текст первого указа содержал номенклатурный термин кампаку, однако на второй раз Мотоцунэ была предложена должность «советника» ако, аналоги которой имелись в Китае. Ако, в отличие от кампаку, не обладал никакими политическими полномочиями, и его присуждение являлось лишь символическим признанием заслуг чиновника. Мотоцунэ отказывается стать ако и в знак протеста отстраняется от дел, что в очередной раз парализует работу правительства. «Забастовка» Главного министра продолжалась около шести месяцев и завершилась лишь тогда, когда император Уда принес ему извинения и назначил кампаку. Все это время при дворе между образованными чиновниками, знатоками законов и китайской словесности шли ожесточенные дебаты относительно государственной номенклатуры. Одним из тех, кто поддерживал Татибана Хироми, был ученый муж и литератор Сугавара Митидза-нэ, приближенный к императору Уда и представлявший, по мнению Мотоцунэ, угрозу доминирующему положению рода Фудзивара. Уже после того, как «инцидент ако» был исчерпан, Митидзанэ направляет Мотоцунэ письмо, в котором превозносит заслуги Хироми и упрекает Главного министра в неподобающем поведении по отношению к ученому мужу и внуку двоих детей императора, чьи заслуги перед государством многократно превосходят достижения Фудзивара.

После смерти Мотоцунэ в 891 г. позиции рода Фудзивара временно ослабевают. Его старшему сыну, Фудзивара Токихира (871-909), на тот момент было всего 20 лет, что не позволяло поставить его во главе министров. Фактическим главой Дадзёкан в это время становится сын императора Монтоку, носивший родовое имя Минамото. Ослабление Фудзивара позволяет Уда проводить более самостоятельную политику, в том числе в области кадровых перестановок. Он расширяет штат Куродо-докоро за счет привлечения среднеранговой аристократии, усиливает Кэбииситё, чтобы обеспечить военное пре восходство императорского рода, увеличивает землевладения гоин, а также назначает на ответственные должности представителей родов, не имевших близких связей с Фудзивара. Так, всего через месяц после смерти Мотоцунэ главой Куродо-докоро был назначен Сугавара Ми-тидзанэ. Карьера Митидзанэ была стремительной, и уже к 897 г. он достиг старшего третьего ранга и занимал несколько важных должностей. В том же году Уда отрекается в пользу своего сына, правившего под именем императора Дайго. Известно, что Уда обсуждал кандидатуру престолонаследника с Митидзанэ, которому как императорскому советнику принадлежало авторство нескольких важных решений. Так, в 894 г. именно Митидзанэ советует не отправлять намеченное посольство в Тан, после чего официальные отношения между Японией и Китаем надолго прекращаются. Выбор Дайго в качестве престолонаследника был обусловлен отсутствием прямых родственных связей между ним и Фудзивара Токихира, унаследовавшим положение главы северного дома Фудзивара. Это позволило не назначать Фудзивара регентом при новом правителе, и вплоть до 930 г. должности сэссё и кампаку остаются вакантными.

Митидзанэ при Дайго продолжает получать должности, лишь немногим уступающие тем, что присуждаются Токихира. В 899 г. в один и тот же день Токихира был назначен Левым министром, а Митидзанэ — Правым. Его возвышение явилось не только демонстрацией временного ослабления позиций Фудзивара, но также отражало нужду государства в квалифицированных администраторах, разбиравшихся в делах управления. Митидзанэ с 886 по 891 г. служил управителем провинции Сануки и обладал опытом и умениями, которые были полезны центру по установлению эффективного контроля над периферией. Большинство столичных чиновников подобного опыта не имели.

Токихира выказывал явное недовольство возвышением Митидзанэ. В 901 г. ему удалось добиться ссылки Сугавара на Кюсю по ложному обвинению в попытке низвержения правящего императора. По версии Токихира, изложенной им императору Дайго, Митидзанэ состоял в сговоре с экс-императором Уда и замышлял вынудить Дайго отречься от престола в пользу принца Токиё (886—927), сына Уда и зятя Митидзанэ. Устранение Митидзанэ привело также к ослаблению влияния экс-императора Уда на политику двора, что позволило Токихира обрести полноту политической власти до самой смерти в 909 г. Через два года после удаления из столицы в 903 г. Митидзанэ умирает в ссылке, однако на этом его отношения с родом Фудзивара не заканчиваются. Родственников Токихира начинают преследовать неудачи и хвори, в столице происходят неприятности, а в 930 г. молния попадает в императорский дворец, что приводит к гибели нескольких высокоранговых аристократов. Эти события были расценены как месть гневного духа Митидзанэ, и, чтобы успокоить его, Дайго восстанавливает покойного в рангах и должностях. С 940-х годов складывается культ почитания Сугавара Митидзанэ в святилище Китано. К 980 г. он почитался под именем Тэмман тэндзин и считался покровителем ученых и образования (и почитается в этом качестве по настоящее время).

В 909 г. главой Фудзивара становится младший брат Токихира, по имени Тадахира (880—949). Считается, что он уступал своему старшему брату в управленческих качествах, однако ему удается добиться назначения своего племянника наследным принцем, который занял престол в 930 г. и правил как император Судзаку. Тадахира был регентом, а затем канцлером при Судзаку и сменившем его на троне императоре Мураками, но об окончательной стабилизации системы сэккан говорить еще не приходится. Во время нахождения Тадахира на вершине бюрократического аппарата проводится ряд экономических реформ, фактически подтверждавших недееспособность законодательства в рамках системы рицурё обеспечить налоговые поступления в казну без признания квазисамостоятельности провинциальной знати. Признаются также и частные земельные владения сёэн и предпринимаются меры по ограничению предоставления им налогового иммунитета.

В этот период происходит окончательный упадок системы рицурё кокка. Новый тип отношений между центром и периферией получил в историографии наименование Отё кокка, «придворное государство». Данный термин подчеркивает замкнутость политической элиты пределами столичного града и относительную автономность провинций в сложившейся ситуации.

Усиление военных домов. Мятеж Тайра Масакадо

Неспособность правительства обеспечить контроль над провинциями проявлялась не только в затруднении осуществления налоговых сборов, но и в форме военных конфликтов с целью провозглашения автономной системы управления. В 935 г. между членами рода Камму Хэйси, или Тайра, восходивших к императору Камму и владевших землями в провинциях Хитати, Кадзуса и Симоса, возникает спор по поводу границ владений, переросший в вооруженный конфликт. Победителем выходит Тайра Масакадо (ум. 940). Он сохраняет жизнь своим противникам, и те обращаются за содействием в Хэйан, где спор особого интереса не вызывает и, согласно тексту «Сёмонки» («Записи о Масакадо», X в.), не только не приносит пользы подавшим жалобу, но и способствует прославлению Масакадо как непревзойденного воина.

Масакадо, амнистированный в 937 г., возвращается к исполнению своих обязанностей в качестве местного военного начальника и арбитра в спорах между провинциальной знатью. В 939 г. он вступается за Фудзивара Харуаки, не желавшего платить налог управителю провинции Хитати, и во главе военного отряда захватывает здание провинциального управления. Этот акт был расценен как преступление против государства, подлежащее строгому наказанию. Масакадо, решивший, что отступать уже некуда, разворачивает полномасштабную войну на северо-востоке и подчиняет восемь провинций: Сагами, Мусаси, Ава, Кадзуса, Симоса, Хитати, Кодзукэ и Си-моцукэ. После военного успеха он провозглашает себя синно, «новым императором», руководствуясь волей божества Хатиман, а также своим родством с императором Камму. «Новый император» начинает проводить назначения на должности в сформированном им по образцу центра правительстве, выбирает новой столицей местность Иваи, некогда служившую оплотом эмиси, и даже переименовывает близлежащую территорию, копируя топонимы столичных окрестностей. Масакадо направляет послание Фудзивара Тадахира, в котором сообщает, что сфера его интересов ограничивается регионом Канто и столице он угрозы не представляет. В Хэйан в это время готовится масштабная карательная экспедиция. Подготовка включала проведение молитв и буддийских служб, назначение цуйбуси в восточные провинции, отправку императорского войска во главе с полководцем Фудзивара Тадафуми, а также обещание награды провинциальным воинам, которые помогут устранить Масакадо. Именно последняя мера оказалась наиболее эффективной. Тадафуми еще был в пути, когда Тайра Садамори, двоюродный брат Масакадо, и орёси Фудзивара Хи-дэсато, объединив силы, внезапно атаковали мятежника и разбили его войско в 940 г.

Не только полевые командиры, но и морские пираты доставляли государству множество проблем. Практически одновременно с мятежом Масакадо поступили известия о том, что глава пиратского отряда Фудзивара Сумитомо схватил управителя провинции Сэтцу, отрезал ему уши и нос, убил его сына и взял в заложники его жену. Двор находился в крайне затруднительном положении, поскольку угроза столице исхо дила как с востока, так и с запада, как с моря, так и с суши. Наибольшие опасения вызывала возможная коалиция Масакадо и Сумитомо. Сумитомо был дальним родственником занимавшего в то время пост регента Фудзивара Тадахира. Ранее Сумитомо занимал незначительный пост в управлении провинции Иё на Сикоку, однако к 936 г. ему удалось стать во главе пиратской банды, грабившей суда во Внутреннем Японском море. В 939 г. он разворачивает активную деятельность вдоль побережья Сикоку и Хонсю, которая сопровождалась захватом местных административных зданий, разбоем и грабежами. Правительство оказалось неспособным оказать ему серьезное сопротивление до устранения Масакадо. В 940 г. правительственным войскам удается взять укрепления Сумитомо в Ие, и он бежит на Кюсю, где захватывает Дадзайфу и продолжает разбой до тех пор, пока не терпит поражение в бухте Хаката в 941 г. Оба восстания известны под названием «смуты годов Дзёхэй-Тэнгё».

Несмотря на то что Масакадо и Сумитомо были устранены, борьба против них продемонстрировала неэффективность императорского войска и могущество местных военных домов, таких как Тайра, Осю-Фудзивара и Минамото, которые к концу периода будут определять политическую динамику в государстве. В подавлении мятежей участвовал и основатель рода Сэйва-Гэндзи, Минамото Цунэмото, чьими потомками были Минамото Ёсицунэ и глава первого в японской истории бакуфу Минамото Ёритомо.

Стабилизация системы сэккан сэйдзи

В 944 г. император Судзаку по настоянию своей матери, Фудзивара Онси, назначает престолонаследником своего младшего брата, занявшего престол в 946 г. и правившего как император Мураками. Он пытался улучшить финансовое положение государства, что не привело к значительным результатам. При нем также происходит попытка создания государственной хроники, которая также не увенчалась успехом, что свидетельствует о полном крахе «государства, основанного на законах». Должность регента после смерти Тадахира в 949 г. остается вакантной, однако это не свидетельствует об ослаблении северной ветви Фудзивара. Сыновья Тадахира, Санэёри, Моросукэ и Моротада, сделали своих дочерей супругами императора, и дочь Моросукэ, по имени Анси, родила Мураками трех сыновей, двое из которых станут императорами Рэйдзэй и Энъю. Рэйдзэй был провозглашен наследным принцем, будучи двух месяцев от роду, вместо принца Мотоката, чья мать принадлежала к южному дому Фудзивара. Внук Моросукэ взошел на престол в 967 г. после смерти Мура ками. Должности Левого и Правого министров в то время занимали Фудзивара Санэёри и сын Токихира — Фудзивара Акитада. Регентом при Рэйдзэй был назначен Санэёри, однако он являлся номинальной фигурой в правительстве, и все решения вместо него принимал его младший брат Моротада. Несмотря на это, 967 год в историографии называют началом «эпохи регентов и канцлеров», сэккан дзидай, которая продлится до становления системы инсэй во второй половине ХЇ в. В это время назначения сэссё и кампаку происходят в правление каждого следующего императора, и лишь представители северного дома Фудзивара получают эти должности.

Неоспоримое доминирование Хоккэ на политической арене продлится более ста лет. Конкуренты устранялись довольно умело. Так, в 968 г. должность Левого министра достается Минамото Такаакира, вероятно, не представлявшего угрозы для Фудзивара, тем не менее удаленного из столицы после череды придворных интриг 969 г., известных как «инцидент годов Анна». В столицу приезжают Минамото Мицунака, чей отец сражался против Сумитомо, и Фудзивара Хидэсада, участвовавший в устранении Масакадо. Они сообщают, что близкий родственник Такаакира, Минамото Цурану, замыслил государственный переворот. Насколько эта информация была достоверной, неизвестно, однако и Цурану, и Такаакира были отправлены в ссылку. Такаакира провел в ссылке на Кюсю три года, после чего ему было позволено вернуться в столицу, однако к государственной службе он более отношения не имел. Как и в случае с Сугавара Митиданэ или с более ранним инцидентом у ворот Отэммон, излюбленным инструментом политической борьбы, которым пользовались члены рода Фудзивара, было обвинение политических конкурентов в деятельности, угрожавшей императору. Однако «инцидент годов Анна» демонстрирует и некоторые сдвиги в политической системе — впервые для решения подобных вопросов привлекаются провинциальные военные дома, что свидетельствует об их возрастающей роли в политической жизни столицы. Другим последствием этого события стало сближение северного дома Фудзивара и Сэйва-Гэндзи, или Минамото, восходивших к императору Сэйва, чьим представителем был Минамото Мицунака.

В дальнейшем, почти до начала инсэй, основная политическая борьба будет проходить уже внутри северного дома Фудзивара за должности сэссё и кампаку. Апогей его могущества приходится на период деятельности Фудзивара Митинага (966—1028) и его сына Ёримити (992—1074). Митинага формально не состоял в должности кампаку, он был Правым министром и заместителем канцлера (найран), хотя его дневник и называется «Мидо кампаку ки» — «Записки канцлера Мидо» (где мидо — «великая келья» — указание на принятие монашества). Его власть часто характеризуется как неограниченная. Два государя были его племянниками, трое — внуками. В 1017 г. Митинага передает должность сэссю при государе Гоитидзё (1016—1036) своему сыну Ёрими-ти, сам же принимает постриг, осуществляя фактическое управление страной до самой смерти, не имея официальных должностей. Ёримити удавалось успешно контролировать наследование престола вплоть до 1068 г., однако ни одна из его дочерей не смогла произвести на свет сына императора. И тогда трон занимает Госандзё, не связанный кровными узами с Фудзивара. Ёримити же передает пост канцлера младшему брату, а сам удаляется в свою усадьбу в Удзи, перестроенную им в 1052 г. в буддийский храм Бёдоин, и принимает постриг.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >