Особенности развития международных отношений на рубеже XX и XXI веков

В последнее десятилетие XX в. международные отношения пережили большие, если не сказать эпохальные изменения. Главное, в эти годы окончилось военно-политическое противостояние двух систем — капиталистической и социалистической, США и СССР, Запада и Востока. В силу ряда причин внутреннего и внешнего порядка произошел распад Советского Союза, прекратила существование социалистическая система.

Этому предшествовала целая серия событий. Первым из них по времени стала «перестройка» в СССР. Затем последовали: отказ от глобального противоборства с капитализмом и идеологизированных симпатий к социалистическим и «антиимпериалистическим» странам (так называемое новое мышление); ликвидация в два раза большего по сравнению с американским количеством ракет средней дальности в Европе в течение трехлетнего периода; отказ от поддержки региональных конфликтов в мире и вывод советских войск из Афганистана; прекращение контроля над восточноевропейскими союзниками, приведшее к падению в странах Восточной и Юго-Восточной Европы коммунистических режимов; объединение Германии, которому не было оказано противодействия; подписание советско-американского договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-1), несмотря на пропорциональность сокращений, более выгодную американской стороне; роспуск Организации Варшавского договора и прекращение деятельности Совета экономической взаимопомощи, что означало потерю военно-политических союзников; наконец, отказ от военного присутствия в Европе и начало вывода с территории бывших союзников советских войск. Окончательно советское военное и политическое могущество на мировой арене похоронил роспуск СССР.

Двухполюсная картина мировой политики, сложившаяся после окончания Второй мировой войны, рухнула. США остались единственной сверхдержавой. По сравнению с СССР территория России стала меньше на четверть, а население — наполовину, валовой внутренний продукт составлял 60% от общесоюзного, но в связи с экономическим кризисом за десять лет уменьшился почти вдвое. Значительно снизились возможности наших вооруженных сил, но российские лидеры, так и не признавшие, что Россия, несмотря на обладание ядерным оружием, перестала быть великой державой, в течение нескольких лет питали иллюзии о возможности равноправных отношений с ведущими странами мира.

Внешняя политика России. 1990-1995 гг. Отношения с дальним зарубежьем развивались по двум основным направлениям: военнополитическому и экономическому. В военно-политической сфере, демонстрируя свои дружеские намерения, Россия проводила политику уступок и открытости, шла навстречу стратегическим интересам США — и получила в ответ международную поддержку, важную для ее становления как самостоятельного государства. Она стремилась утвердиться в качестве правопреемницы СССР на международной арене — и ей было предоставлено место Советского Союза в Совете Безопасности ООН и во всех международных организациях.

Россия заявила о намерении остаться единственной ядерной державой на постсоветском пространстве, что отвечало духу международных договоров о нераспространении ядерного оружия (советское ядерное оружие оставалось после распада СССР на территории еще трех государств — Украины, Белоруссии и Казахстана). США были заинтересованы в сохранении надежного контроля за ядерным оружием и проведении сокращений, предусмотренных договором ОСНВ-1, поэтому они всемерно поддержали Россию. В Беловежском соглашении лидеров трех славянских республик — России, Украины и Белоруссии, а затем на Алма-Атинской встрече руководителей постсоветских государств в декабре 1991 г. было предусмотрено, что ядерные силы (и ракетные войска стратегического назначения, и тактическое ядерное оружие) не будут разделены и будут находиться под контролем и охраной командования объединенных вооруженных сил СНГ. Управление ядерным оружием предоставлялось президенту России и главноко мандующему объединенными вооруженными силами СНГ. 25 декабря 1991 г. М. С. Горбачев передал главнокомандующему Е. М. Шапошникову так называемую ядерную кнопку. Правом принимать решение о применении ядерного оружия наделялся президент Российской Федерации по согласованию с главами других государств, на территории которых это оружие располагалось, и после консультаций со всеми остальными государствами Содружества.

Предусматривалось, что ядерное оружие будет перебазировано из бывших советских республик на территорию России и здесь будет происходить демонтаж той его части, которая подлежала сокращению по договору ОСНВ-1. Белоруссия и Казахстан сразу заявили о своем статусе неядерных держав, но Украина передавать России ядерные боеголовки не спешила. Она не подписала соответствующие многосторонние и двусторонние соглашения, а в июне 1993 г. объявила своей собственностью 2000 ядерных боеголовок, расположенных на ее территории (около 20% стратегического арсенала бывшего СССР).

Намеки Украины о желании стать членом «ядерного клуба» вызвали крайнюю озабоченность США, которые всегда были принципиальным противником увеличения числа ядерных государств. Президент США Б. Клинтон включился в разрешение проблемы и выступил в качестве международного гаранта выторгованных Украиной условий. Притязания Украины были переведены в экономическую плоскость: в начале 1994 г. в ходе визита Б. Клинтона в Киев и Москву было подписано российско-украинское соглашение, по которому все ядерные боеголовки транспортировались в Россию для демонтажа, а Россия обязалась поставлять Украине обогащенный уран для ее АЭС. Ранее Украина предполагала самостоятельно демонтировать ядерные заряды для использования их в качестве топлива, что при отсутствии у нее квалифицированных специалистов вызывало обоснованные опасения.

В начале 1992 г. российской стороной была продемонстрирована открытость в отношениях с США. Президент Б. Н. Ельцин официально заявил, что ядерные ракеты России отныне не будут нацелены на территорию США.

В январе 1993 г. президенты России и США подписали в Москве новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-2), предусматривающий, что к 2003 г. ядерные силы двух стран должны быть взаимно сокращены до уровня, составляющего '/ от уровня, зафиксированного ранее договором ОСНВ-1. Верховный Совет России, считая договор недостаточно выработанным, не ратифицировал его, а в октябре 1996 г. Государственная дума выступила против ратификации договора ОСНВ-2, считая, что он ведет к уничтожению ракетных войск стратегического назначения и нарушению ядерного паритета России и США.

Свидетельством отказа России от военного противостояния с другими странами стала ее новая военная доктрина, утвержденная 2 ноября 1993 г. указом президента. «Основные положения военной доктрины Российской Федерации» предусматривали формирование Вооруженных сил РФ на основе принципа достаточности для поддерживания обороноспособности страны во всех направлениях. Важная роль отводилась силам ядерного сдерживания, и не подтверждался принятый ранее военной доктриной СССР отказ от нанесения первым ядерного удара (СССР предусматривал лишь нанесение ответного и ответно-встречного ядерных ударов). Зато военная доктрина России не определяла наиболее вероятных противников, а это значило, что из систем управления стратегическими ракетами выведены полетные задания и они не нацелены на конкретные объекты. К числу приоритетных задач российских вооруженных сил было отнесено обеспечение действий Совета Безопасности ООН и других международных организаций по поддержанию мира и стабильности в международных отношениях, что свидетельствовало о намерении российской дипломатии играть сопоставимую с США роль «миротворца» в любых региональных конфликтах.

В целом российская дипломатия в этот период оказалась несвободна в своих решениях и на международной арене следовала за США. Россия поддержала военно-инспекционный контроль иракских военных объектов и международные экономические санкции против Ирака, введенные после подавления весной 1991 г. многонациональными силами иракской агрессии в Кувейте. Это подрывало политическое влияние России на Ближнем и Среднем Востоке и наносило ей серьезный экономический урон (Ирак был одним из главных покупателей советского оружия и крупнейшим нашим должником). Россия присоединилась к международным экономическим санкциям против Югославии, введенным из-за поддержки югославами боснийских сербов в межнациональном конфликте в Боснии. Это не соответствовало исторически традиционной роли России как покровительницы Сербии и шло вразрез с ее политическими интересами на Балканах. Во всех этих случаях российская дипломатия отдавала приоритет сохранению дружественных отношений с США.

Что касается отношений с другими крупными государствами, то с ФРГ они были в этот период демонстративно дружескими: продолжался вывод войск из Восточной Германии и ФРГ выделяла значительные денежные суммы на их социальное обустройство в новых местах дислокации; отношения же с Францией несколько затормозились — у обоих государств не было точек экономического и политического соприкосновения, к тому же французский президент Ф. Миттеран до самого последнего момента поддерживал М. С. Горбачева, и поэтому трудно налаживался его контакте президентом России Б. Н. Ельциным.

Сложными были отношения с Японией. В 1991 г. во время визита Горбачева советская делегация официально признала существование территориального вопроса — о государственной принадлежности четырех южнокурильских островов. Впоследствии президент России Б. Н. Ельцин и министр иностранных дел А. Козырев сделали ряд двусмысленных заявлений о необходимости подписания мирного договора с Японией по итогам Второй мировой войны и решения для этого территориальных споров. Даже предположение о возможности передачи Японии островов вызвало крайне негативную общественную реакцию в России — и президент подтвердил незыблемость российских границ. Визит Ельцина в Японию не состоялся, отношения с ней, развитие которых японская сторона обусловливает обязательным решением территориального вопроса, оказались замороженными.

Уступчивость российской дипломатии в первой половине 1990-х годов объяснялась не только необходимостью для новой России заявить о себе на международной арене как о демократической державе, от которой больше не исходит угроза западному миру, но и надеждами на масштабную экономическую помощь Запада демократическим реформам внутри страны. Но из всех международных экономических организаций Россию включил в свой состав только МВФ. Хотя президента России Б. Н. Ельцина и стали приглашать на ежегодные встречи руководителей семи крупнейших государств, но официально Россия в состав «семерки» включена не была и статус наибольшего благоприятствования в торговле ей был предоставлен всего на один год. Россия получала гуманитарную поддержку продовольствием, медикаментами и т.д., но ожидаемой многомиллиардной финансовой помощи не последовало.

С начала 1994 г. МИД России вместо основополагающей идеи общности интересов с США стал выдвигать новый внешнеполитический тезис — о необходимости соблюдения собственных национальных интересов России. С одной стороны, это было вызвано некоторым изменением расстановки политических сил внутри страны: поражением демократов на выборах в Думу в декабре 1993 г. и получившими широкий общественный резонанс обвинениями со стороны оппозиции в проамериканском курсе. С другой стороны, к этому вынуждало изменение геополитической ситуации в Центральной и Восточной Европе: в 1994 г. (окончательно — в августе) завершался вывод российских войск из бывших социалистических стран и стран Балтии и некоторые из них сразу заявили о своем желании быть принятыми в военно-политический блок западных стран — НАТО. Мотивируя это намерение, союзники СССР по Варшавскому договору зачастую ссылались на события октября 1993 г., которые возродили в Европе опасения по поводу непредсказуемости российской политики.

К этому времени Россия уже не играла авторитетной роли в международных делах и не имела реальных рычагов, чтобы остановить неблагоприятное для себя развитие событий. В ответ на выраженную ею озабоченность планами расширения НАТО было заявлено, что готовность этого блока к расширению на восток не означает практических мероприятий в этом направлении, а также что Североатлантический пакт является гарантом общей безопасности в Европе и не направлен против каких-либо стран. Блок НАТО предложил бывшим социалистическим странам и странам бывшего Советского Союза, включая Россию, принять совместную программу «Партнерство во имя мира», которая установила бы формы военного сотрудничества. Это был временный компромисс США и России, который мог лишь отсрочить осуществление планов включения в Североатлантический пакт бывших союзников СССР по Варшавскому договору, а также стран Балтии и, не исключено, некоторых государств СНГ.

В июне 1994 г., оговорив себе ряд особых условий, Россия присоединилась, как и другие приглашенные государства, к натовской программе «Партнерство во имя мира». В рамках этой программы она получила право направить своих представителей в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе; были сформированы российский и украинский батальоны (из контрактников), которые в составе многонациональных миротворческих сил участвовали в разделении враждующих сторон в Боснии; проводились инспекционные поездки в войска и совместные штабные и военные учения. В частности, в сентябре 1997 г. были проведены военные учения в Туркмении, в которых принимали участие военные подразделения НАТО, среднеазиатских государств, России, Грузии, Литвы и др.

Программа продолжает свое действие до сих пор. НАТО отводит программе «Партнерство во имя мира» роль прикрытия от грозящего с юга исламского фундаментализма. Присоединение к ней России было вызвано главным образом опасением оказаться в политической изоляции.

1996-2003 гг. Ощутимые изменения во внешней политике России — рост ее инициативности и самостоятельности — стали наблюдаться только с 1996 г., когда в январе министром иностранных дел был назначен Е. М. Примаков, бывший прежде руководителем службы внешней разведки. Примаков заявил, что он не является «антизападником», а лишь защищает национальные интересы России. Уже в феврале Россия отказалась от санкций в отношении боснийских сербов, что было поддержано и другими странами; в октябре Совет Безопасности ООН единогласно отменил экономические санкции против Югославии. МИД в январе 1997 г. попытался выступить в качестве посредника между президентом Сербии и оппозицией, оспаривавшей результаты выборов и проводившей непрерывные демонстрации.

В югославском кризисе США, не отходя полностью от ООН, основную ставку делали на НАТО. Дейтонское соглашение запретило вмешательство НАТО в урегулирование конфликта на территории бывшей Югославии. Это привело к значительному географическому расширению зоны действия альянса.

Вместо того чтобы укреплять роль ООН и усиливать действия ее координирующих структур, США на протяжении кризиса в Югославии и Косове постоянно дискредитировали деятельность ООН и все решительнее брали на себя роль гаранта международной безопасности. Не случайно единоличное решение США вопросов стратегии и тактики в период операции в Югославии и Косове вызвало противоречия между членами НАТО.

В сентябре 1996 г. Россия осудила бомбардировку военных объектов на территории Ирака американскими крылатыми ракетами. С 1997 г. она старается вернуть свои позиции в ближневосточном урегулировании: в феврале на встрече Е. М. Примакова и лидера Палестины Я. Арафата арабам была обещана не только политическая, но и возможная экономическая помощь; в марте визит премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху в Москву хотя и носил подчеркнуто экономический характер, но сопровождался надеждой на то, что Россия подключит к ближневосточному урегулированию традиционно дружественную ей Сирию.

С 1995 г. Россия начала восстанавливать утерянные позиции на международном рынке вооружений. При этом российское оружие покупают не только давние партнеры — Индия, арабские страны, но и новые — Китай и даже Южная Корея (в счет погашения советского долга), традиционно бывшая импортером американского оружия.

Вместе с тем российская внешняя политика остается не конфронтационной и не силовой, направленной на упрочение международной безопасности и равноправное сотрудничество со всеми странами. В феврале 1996 г. Россия была принята в Совет Европы, что свидетельствует о международном признании построения в ней в основном демократического общества.

В апреле 1996 г. руководители стран «семерки» (США, Великобритании, Германии, Италии, Канады, Франции, Японии) и России, встретившись в Москве, достигли соглашения о необходимости полного прекращения ядерных испытаний в целях упрочения ядерной безопасности и нерасширения группы ядерных государств. 25 сентября 1996 г. в Нью-Йорке был подписан официальный договор о запрещении ядерных испытаний во всех сферах (на тот момент официально разрешенными оставались лишь подземные испытания, но Китай проводил также и атмосферные), к которому присоединились все государства, кроме Индии.

Изменились акценты во внешнеполитических связях с Западом: упор был сделан не на получение эпизодической «помощи», разовых льготных кредитов, а на пробуждение долговременного меркантильного интереса западных предпринимателей к российской экономике.

Привлечение частных иностранных инвестиций стало приоритетным. При правительстве России действует специальный Консультативный совет по иностранным инвестициям, главная задача которого — содействовать притоку капиталов. С этой же целью с ноября 1996 г. Россия стала осуществлять выпуск еврооблигаций, выплату процентов и погашение стоимости которых гарантирует правительство.

В экономической сфере Россия выступает за нормальные взаимовыгодные партнерские отношения со странами дальнего зарубежья. В силу целого ряда причин за Россией в международном разделении труда постепенно закрепляется роль поставщика топливно-сырьевых ресурсов. Конкуренты стремятся не допустить ее выхода на мировые рынки с высокотехнологичной продукцией. Основная внешнеэкономическая задача правительства — добиться финансирования российской экономики и ее выхода из кризиса за счет внешних, иностранных источников — по-прежнему далека от разрешения.

Главной внешнеполитической проблемой для России с конца 1996 г. стало расширение НАТО на восток. Именно в ходе дипломатической борьбы вокруг этой проблемы России была наглядно продемонстрирована ее слабость и вполне определенно дано понять, что рассчитывать на равноправное партнерство с Западом она не может. С расширением НАТО внешнеполитический этап подчеркнуто дружественных отношений с США может закончиться.

О необходимости начать практические мероприятия по подготовке к приему в НАТО новых членов — бывших социалистических государств Восточной и Центральной Европы — на Западе заговорили в 1995 г. Россия выдвинула предложение вместо расширения Североатлантического блока повысить уровень полномочий Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в обеспечении военной безопасности и политической стабильности на континенте. ОБСЕ, впервые созванное в 1975 г. в городе Хельсинки для политического закрепления военной «разрядки» в отношениях между социалистическим Востоком и капиталистическим Западом, в 1990 г. на парижской конференции было преобразовано в постоянно действующую организацию со своим механизмом периодических встреч на высшем уровне и регулярных консультаций. Подтекст российского предложения заключался в том, что каждое государство — член ОБСЕ имеет право вето на принятие решений. Инициатива России не встретила позитивного отклика.

В сентябре 1996 г. в Детройте президент США Б. Клинтон заявил, что будет происходить двуединый процесс: расширение США на восток и укрепление дружественных отношений с демократической Россией. Он утверждал, что с окончанием холодной войны характер Североатлантического альянса изменился и он больше не угрожает безопасности России. В то же время необходимость расширения блока мотивировалась опасной непредсказуемостью внутриполитической ситуации в России (в частности, событиями октября 1993 г. и началом чеченской войны в декабре 1994 г.). Предполагалось, что НАТО и дружественная Россия вместе могли бы противостоять экспансии исламских террористических государств.

Россия не согласилась с таким подходом, утверждая, что она не опасается военного нападения НАТО, но считает сосредоточение мощной военной группировки вблизи своих границ потенциально опасным. Главное же, расширение НАТО при неучастии в нем России означает вытеснение ее из Европы, политическую изоляцию от общеевропейского процесса. Общий вывод: расширение НАТО нарушает баланс сил, а значит, и стабильность в Европе, ущемляет национальные интересы России и может серьезно повлиять на характер взаимоотношений России и западных стран.

В июле 1997 г. на сессии Совета НАТО в Мадриде было принято решение о приеме в блок первой «волны» постсоциалистических стран: Польши, Венгрии, Чехии — с таким расчетом, чтобы их окончательная интеграция в НАТО произошла к 1999 г. Для перевооружения и совершенствования военной инфраструктуры эти страны рассчитывают получить 10—15 млрд долларов. Кроме геополитических минусов, в экономическом плане для России это будет означать потерю европейского рынка вооружений. Замечания России, что у этих стран могут возникнуть проблемы с их ядерной энергетикой и снабжением природным газом, были проигнорированы.

С января 1997 г. началась широкая антинатовская кампания в российских средствах массовой информации и усиленная дипломатическая игра в попытке повлиять на позицию США и НАТО. Российские лидеры утверждали, что расширение НАТО станет угрозой демократии в России, так как усилит влияние коммунистов, что Россия изменит свое отношение к кредитам МВФ, Парижскому и Лондонскому клубам. Наконец, в феврале прибегли и к завуалированному «ядерному шантажу»; в английской прессе была опубликована статья Г. А. Явлинского об отсутствии в России надежного контроля за оружием массового уничтожения.

В течение двух месяцев перед встречей президентов России и США шел интенсивный дипломатический торг. Россия не имела возможности воспрепятствовать расширению НАТО, но хотела добиться максимума уступок: получить гарантии безопасности западных рубежей и политические выгоды, в частности доступ во влиятельные международные организации. Российские интересы представлял министр иностранных дел Е. М. Примаков, который провел целый ряд встреч и переговоров, в первую очередь с госсекретарем США М. Олбрайт и генеральным секретарем НАТО X. Соланой, а также с министрами иностранных дел Франции и ФРГ, министром обороны США.

Первоначально Россия хотела получить право вето во всех вопросах деятельности НАТО. В этом ей было твердо отказано, но обещано предоставить голос в обсуждении политических и военных вопросов, возможно, в рамках специального консультативного совета «Россия— НАТО». Затем российская дипломатия сосредоточила усилия на том, чтобы добиться принятия обязательного для всех стран НАТО документа, в котором были бы зафиксированы гарантии ее безопасности. В частности, Россия требовала, чтобы блок НАТО не ввозил ядерное оружие на территорию вновь принимаемых стран, не увеличивал уровень своих обычных вооружений, не возражал против одностороннего пересмотра Россией договора 1990 г. об обычных вооружениях в Европе, не использовал инфраструктуру, оставшуюся от Варшавского договора, запретил многосторонним военным формированиям НАТО передвигаться через национальные границы и т.д.

Встреча президента России Б. Н. Ельцина и президента США Б. Клинтона состоялась в Хельсинки 20—21 марта 1997 г. Одновременно, 20 марта, в Тульской области прошли самые крупные с 1991 г. тактические учения российских вооруженных сил (с участием штурмовой авиации и десантников). По главному вопросу — о расширении НАТО — встреча не дала конкретного результата. Как сказал на пресс-конференции Б. Н. Ельцин: «Обе стороны защищали свои национальные интересы, и обе стороны не отступили от них». Б. Клинтон подтвердил, что расширение НАТО состоится, и не дал обещаний не включать в дальнейшем в этот блок страны бывшего Советского Союза. Президент России повторил, что расширение НАТО на восток — это серьезная ошибка.

Соглашение между Россией и НАТО заключено не было, стороны лишь обозначили его основные параметры: нераспространение ядерного и обычного оружия на вновь принимаемые страны, неиспользование оставшейся в них после роспуска Варшавского договора инфраструктуры, принятие принципиальных решений, касающихся НАТО, только с участием России.

Президент США обещал, что встреча руководителей ведущих стран мира в июне 1997 г. в городе Денвере будет проходить уже с участием России — «семерка» станет «восьмеркой».

Накануне хельсинкской встречи в интервью руководителям российских телекомпаний Б. Н. Ельцин дал понять, что в случае расширения НАТО Россия вынуждена будет активизировать свои отношения с Востоком: Ираном, Индией, Китаем. Похоже, этот курс начал активно осуществляться. 27 марта президент России встретился с премьер-министром Индии. Стороны приняли окончательное решение о строительстве Россией в Индии двух атомных электростанций, подписали документы о финансовом и таможенном сотрудничестве (избежании двойного налогообложения), о продолжении военно-технического сотрудничества. В тот же день состоялась встреча президента России с министром иностранных дел Китая. Был согласован вопрос о предстоящей встрече глав двух государств, на апрель намечено подписание соглашения о сокращении вооруженных сил (России, Китая, Казахстана, Киргизии и Таджикистана) в 100-километровой зоне от границы. Китай становится стратегическим партнером России, и, когда в декабре 1996 г. министр обороны И. Родионов отнес Китай к числу потенциальных противников, правительство России немедленно дезавуировало это заявление. Россия поставляет ядерные реакторы Ираку, строит атомную электростанцию в Иране, но отрицает свою помощь Ирану в создании баллистических ракет. В совокупности это может означать начало стратегического поворота во внешней политике России.

Что касается НАТО, то США все больше и больше используют эту организацию для ущемления прав и обязанностей ООН и подмены ее в ряде моментов, что наглядно показали события в Косове. Конечно, подходы американских правящих кругов к использованию своей внешнеполитической деятельности менялись, но смысл, содержание ее оставались прежними. Внешняя политика направлена на установление военно-стратегического превосходства США над всем миром.

Несмотря на то что США после развала СССР и ОВД получили благоприятные международные условия для осуществления давно задуманной цели — господства над миром, все же на этом пути встали новые проблемы. Может показаться парадоксальным, но налицо определенное ослабление влияния США в мире, в том числе и в Европе. Причин для этого много: во-первых, распад Советского Союза в известной степени ослабил необходимость объединяться вокруг США; во-вторых, Европа значительно усилилась экономически. Доля США в мировом производстве, в торговле и в научно-исследовательской деятельности заметно уменьшается. Экономический и научно-технический потенциалы Европы, Японии, а также быстрый рост развивающихся стран Восточной Азии привели к возрастанию конкуренции, оказываемой Соединенным Штатам на мировом рынке. Стал заметен и рост антиамериканских настроений, причем не только в развиваю щихся странах Азии и Африки, но и в других регионах мира. Окончание двухполюсности в международных отношениях привело к усилению давно вызревавших тенденций многополюсности.

Первые годы XXI в. в международных отношениях проходили в освоении тех новых явлений, которые появились в мире после распада биполярной модели. Возникли вопросы: что дальше? куда идти? как сделать так, чтобы при смене одной модели другой избежать возникновения глобального военного конфликта? Последнее особенно важно, так как формирование новой структуры системы международных отношений происходит на фоне возникновения острых региональных кризисов.

Отличительной чертой современной стадии развития международных отношений является безусловное лидерство США. Более того, американское руководство не скрывает своего стремления превратить XXI век в «век Америки». Хотя большинство специалистов по теории и истории международных отношений считают, что у США не хватит всех необходимых ресурсов, чтобы длительное время удерживаться на позициях мирового гегемона.

Трагические события 11 сентября 2001 г. вынудили Соединенные Штаты по-новому поставить вопрос о цели и задачах НАТО, его месте в изменившейся структуре миропорядка. События на Балканах, в Афганистане и Ираке показали практическую неспособность НАТО решать боевые задачи в ходе конфликтов, которые принято характеризовать как конфликты малой интенсивности.

В ходе югославского кризиса США не смогли полностью использовать ООН в своих интересах и подчинить международную организацию своему влиянию. Поэтому США полностью использовали НАТО в югославском кризисе и добились заключения Дейтонского соглашения о закреплении вмешательства альянса в разрешение конфликта на всей территории бывшей Югославии.

Что касается кризиса в Косове, то о позиции США красноречиво говорит предложенный руководством НАТО договор в Рамбуйе, который определяет действия альянса, направленные на дискредитацию ООН и ее структур. США в обход и вопреки уставу ООН своей политикой и практическими действиями дискредитировали эту международную организацию, призванную укреплять мир и безопасность народов. Роль гаранта же международной безопасности США брали на себя. Однако политика американской администрации и присутствие НАТО в Балканском регионе не привели к мирному урегулированию. Более того, до сих пор положение в Косове остается сложным, мы бы сказали — напряженным. Политика и действия США на Балканах вызвали возражения и даже критику ряда стран, в том числе и членов Североатлантического союза.

США использовали военную организацию НАТО не для отражения агрессии против членов альянса, а для борьбы против одной из сторон, где назревал внутренний конфликт, — это помогало им долгое время сохранять прямое военное присутствие НАТО в стратегически важном регионе. Межнациональный конфликт в независимом государстве был использован США в качестве повода для осуществления собственных планов, в том числе для политического и экономического ослабления Сербии и Черногории и лишения России исторического приоритета в Балканском регионе.

Военная акция США в Афганистане проходила уже после памятных событий 11 сентября 2001 г. Уроки Югославии и Косова заставили пересмотреть направленность действий НАТО. В результате было принято решение о том, что альянс должен быть преобразован в организацию для борьбы с главной опасностью для мира — международным терроризмом и распространением оружия массового уничтожения.

Первая антикризисная операция НАТО нового поколения началась 11 августа 2003 г. в Афганистане. Альянс преобразовал Международные силы содействия безопасности в Афганистане (МССБ), по сути, в «ведомую» НАТО операцию.

Таким образом, альянс постепенно становится своего рода механизмом «силового» противодействия возникающим угрозам безопасности для входящих в него стран. В связи с перестройкой альянса можно сделать вывод, что события 11 сентября 2001 г. и военная акция США в Афганистане способствовали тому, что из всех возможных путей дальнейшего развития НАТО был выбран именно американский вариант. Несмотря на разногласия между странами — членами альянса, лидерство США неоспоримо.

Деятельность НАТО направлена на выполнение ряда закрытых решений, принятых в 2002 г. на Пражском саммите по структурным преобразованиям в вооруженных силах европейских стран. На этом саммите было фактически узаконено выполнение альянсом любых операций за пределами территорий входящих в него стран и на значительном географическом удалении. В соответствии с документами саммита закреплен тезис, согласно которому НАТО должна быть способна и готова выполнять операции «повсюду, где это потребуется». Узаконено также и положение, по которому антикризисные и миротворческие операции будут осуществляться под политическим контролем и руководством Совета НАТО. Хотя СБ ООН в документах и упомянут, однако о необходимости его мандата на санкционирование силовых действий уже не говорится. Таким образом, США в процессе перестройки НАТО сделали все, что хотели.

В ноябре 2002 г. в Праге было принято решение пригласить Болгарию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию, Словению и Эстонию и на чать переговоры об их вступлении в альянс. В Пражской декларации саммита, в частности, говорится, что присоединение к альянсу семи новых членов должно укрепить безопасность в Евро-Атлантическом регионе.

На основе сфабрикованных обвинений США в 2003 г. начали военные действия против Ирака. Многие страны выступили с открытой критикой их политики, и дебаты прошли как в ООН, так и в НАТО.

Ирак явился сложным испытанием. Сформировался политический консенсус, но единство по поводу способа борьбы отсутствовало. США не хотели связывать себе руки консенсусными правилами альянса. Но повторное игнорирование возможностей НАТО — единственного института трансатлантической сцепки — могло оказаться критическим. Натовский формат использовался американцами для подталкивания союзников к принятию мер против режима С. Хусейна.

НАТО намерена выводить дискуссии преимущественно на решение гуманитарных задач и постконфликтного восстановления Ирака, где общего в подходах США и европейцев куда больше.

Ирак в НАТО рассматривается и как перспективная площадка. Военные структуры изучают возможность более широкой вовлеченности в Ираке. За это открыто ратуют влиятельные силы в США, Великобритании, Турции.

Несмотря на то что действия президента Буша в Ираке и других регионах мира встретили серьезные возражения и вызвали критику, тем не менее на выборах в ноябре 2004 г. он сравнительно легко победил и остался президентом на второй срок. Многие исследователи объясняют это тем, что после ноября 2001 г. Буш вел твердую и последовательную политику, направленную на борьбу с терроризмом. В связи со смертью Я. Арафата Буш заявил, что он надеется, что до конца его президентского срока будет создано государство Палестина.

Что касается взаимоотношений США и России в вопросе ядерных вооружений, как наступательных, так и отступательных, то односторонний выход американской администрации из Договора 1972 г. по ПРО безусловно окажет негативное влияние на развитие международных отношений. Тут можно вспомнить известную русскую поговорку: «Поживем — увидим».

На рубеже двух веков произошли заметные изменения и в Европе, где постепенно нарастает стремление европейских стран к самостоятельной политической мысли в интересах континента. Главную роль в этом играют Франция, Германия и Россия, которая постепенно отходит от той внешнеполитической стратегии, которая была присуща Горбачеву и Ельцину. В те годы Россия в основном уступала и, слушая, соглашалась с тем, что ей навязывали из Вашингтона. Теперь мы видим, что постепенно внешняя политика России исходит из национальных интересов. Все это приводит, хотя и постепенно, к возрастанию нашего авторитета как в СНГ, так и в Европе и мире. Конечно, то, что было потеряно, ликвидировано или просто растащено, восстановить сложно, для этого нужны время и напряженная и последовательная работа. Во всяком случае, активные действия на международной арене, которые осуществляются в последние годы, приносят положительные результаты. Заключен целый ряд соглашений со многими странами мира. Голос российских представителей в ООН вновь стал слышен.

Вторжение вооруженных сил США и ряда их союзников в Ирак показало, что эта акция была совершена под выдуманным предлогом, так как в Ираке не было и намека на какие-либо работы по созданию атомного оружия или других видов оружия массового уничтожения.

Несмотря на большой перевес в вооружениях, американская коалиция попала в очень трудное положение и обстановка в стране и регионе стала еще хуже и более взрывоопасной.

Наращивая американские войска в Ираке и Афганистане, Вашингтону все не удается переломить события в свою пользу. В одном из своих выступлений президент США Барак Обама заявил, что Америке нужны союзники, способные стать вместе с США в Афганистане, в момент, когда некоторые страны подвергают сомнению свое участие в этой войне и затраты неоправданных средств.

По высказываниям Обамы, война в Афганистане требует больших усилий и впереди США ждут трудные дни. В то же время он признал, что некоторые союзники США ставят под сомнение свои обязательства по Афганистану.

Напряженные события произошли летом 2008 г., когда по приказу президента Грузии М. Саакашвили грузинские войска на рассвете 8 августа без всякого предупреждения напали на мирные города и села Южной Осетии и была открыта артиллерийская стрельба по мирным жителям и домам Цхинвали.

Только быстрые и своевременные действия российского правительства нанесли удар и отбросили агрессоров. Несмотря на поддержку некоторых западных правительств и негуманные и антирусские выступления ряда СМИ, все же удалось доказать и показать всему миру, что агрессия была совершена грузинским правительством. Агрессоры были отброшены, а Южная Осетия и Абхазия заявили о своем суверенитете и самостоятельности. В последующие годы положение было нормализовано — в Абхазии и Южной Осетии прошли выборы, Россия и некоторые другие страны признали независимость и самостоятельность государств Южная Осетия и Абхазия. В связи с этим необходимо вновь упомянуть о двойном подходе, или двойных стандартах, к ряду внешнеполитических проблем. Несмотря на заключение и выводы многочисленных комиссий и представителей различных стран, признавших грубейшие нарушения международного права, они тем не менее выступают против Абхазии и Южной Осетии и оправдывают события в Косове, хотя положение в Абхазии и Южной Осетии значительно отличается от событий в Косове.

Несмотря на некоторые улучшения в отношениях между США и Россией и заявление президента Обамы, США шаг за шагом осуществляют план приближения НАТО и американских вооруженных сил к границам нашей страны. И хотя в Праге президентами США и России было подписано соглашение о сокращении стратегических вооружений, Соединенные Штаты в последние дни мая 2010 г. разместили на территории Польши в 60 км от России противоракетные установки Patriot, и якобы только для учебных целей.

Все это наводит на размышление об искренности политики США. Соединенные Штаты неоднократно не только нарушали подписанные ранее соглашения, но и от многих вообще отказывались. В этих условиях внешнеполитическая задача нашей страны состоит в том, чтобы, не осложняя обстановку, действовать строго в интересах России и безопасности.

ГЛАВА 10

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >