МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОЕКТА Главаї. Разработка концепции исследования

В основу методологии предлагаемого исследования был положен системный подход, ориентированный на рассмотрение общества как сложной динамической системы, входящей в кибернетическое образование более высокого уровня — систему социальной деятельности, представляющую собой взаимодействие по принципу прямой и обратной связи человечества и природы как среды его обитания[1].

Определяющими методологическими принципами исследования явились единство теории и практики, единство исторического и логического анализа, единство сущности и явления, объективность и независимость позиции исследователя.

Базовыми категориями, на которые опирается процесс анализа, выступили развитие, противоречие, причины и следствия, вещественно-энергетические и информационно-управляющие процессы, прямая и обратная связь, информационное поле страны. С рассмотрения сущности понятия «информационное поле» и его состояния в текущий момент и начинается первый параграф данной главы, посвященный выявлению практической проблемы общества, требующей исследования.

Информационное поле страны: выявление проблемы

XXI век начался для Российской Федерации неблагоприятными обстоятельствами. Сложности в экономике, усугубляемые финансовым кризисом; ухудшение международных отношений; усиление протестных настроений среди части населения — это только самые замет-

ные из трудностей, переживаемых страной. В такой ситуации крайне важное значение для нее приобретает состояние ее информационного поля — части мирового информационного пространства, которая включена в ее границы и как бы отгорожена от него этими границами. Оно представляет собой зону взаимодействия информационных процессов, сопровождающих жизнь страны и так или иначе воздействующих на ход событий. Основными из этих процессов являются:

  • — непрерывное движение структурированных потоков массовой информации, создаваемых национальной медиасистемой и направляемых по каналам массовой коммуникации населению страны как потенциальной аудитории;
  • — формализованный обмен информацией между социальными субъектами по каналам служебной связи;
  • — неформализованный обмен информацией между гражданами по каналам непосредственного и технически опосредованного межличностного общения.

Эти процессы связаны между собой: их акторами[2] являются одни и те же субъекты, выступающие в разных социальных ролях, через которые они реализуют свое участие в общественной жизни. Но разные роли есть результат выполнения разных задач, и потому в данных информационных процессах вырабатывается разное содержание. Суммарный же контент информационного поля формируется в результате синтеза разного содержания.

Доминирует в синтезе содержание массовых информационных потоков, что объясняется их назначением. Продукты СМИ, образующие потоки, несут сведения, которые нужны для разрешения всего комплекса общественных потребностей в массовой информации. Тем самым они способствуют устойчивости и развитию общества. Но такие продукты должны обладать высокой надежностью, а потому от них требуются соответствующие качества — прежде всего, актуальность и достоверность. Этим в первую очередь и определяется значение СМИ для информационного поля: они позволяют людям упорядочивать поступающие информационные сигналы, отсеивать «шумы», способные дезориентировать в происходящем.

Принципиально важная особенность суммарного контента информационного поля заключается в том, что он представляет со

бой подвижное, постоянно обновляющееся образование. Поэтому он не объективируется в документальной форме, т.е. не закрепляется как целостность в каком-либо материале при помощи традиционных для документа знаковых систем. Он обнаруживает себя иным образом, однако вполне отчетливо. Его проявлением оказывается актуальный национальный дискурс — неформализованное обсуждение населением страны назревших вопросов общественной жизни. Такое обсуждение спонтанно возникает как реакция на получаемую информацию, выражая умонастроение общества в данный момент.

Характерная черта этого обсуждения состоит в том, что оно с необходимостью включает в себя столкновения рациональных и эмоциональных доводов в пользу той или иной точки зрения, из-за чего периодически обостряется. При этом, как всякий информационный продукт, актуальный национальный дискурс обладает управляющей силой, способной менять поведение участников коммуникации. В условиях цифровой революции, когда каналы массовой коммуникации общества принципиально открыты для каждого, актуальный национальный дискурс дискретно выливается в Интернет, и его управляющая сила превращается в мощное средство организации практических действий масс, в том числе, как показывают события, — акций разрушительной направленности. По этой причине характер актуального национального дискурса в той или иной конкретно-исторической ситуации оказывается самым непосредственным образом связан с характером социальной практики.

Данное обстоятельство делает информационное поле страны фактором, от которого во многом зависит спокойствие и благополучие общественной жизни. Даже если абстрагироваться от информационных угроз, связанных с осложнением международной обстановки, которые подробно рассмотрены в Доктрине информационной безопасности РФ[3], у нас останется достаточно оснований для беспокойства по поводу состояния информационного поля в связи с наличием внутригосударственных проблем: именно они — первоисточник неблагоприятных информационных сигналов, получаемых гражданами в повседневной жизни. И неудивительно, что в Концепции национальной безопасности РФ информационная сфера как область национальных интересов, подлежащих защите, упоминается на первом месте. В проблемных ситуациях общественного бытия неизбежно возрастает значение деятельности СМИ как гаранта своевременного поступления к людям на

дежной, достоверной информации, ориентирующей на поведенческие реакции, адекватные обстоятельствам.

В контексте сказанного суммарный контент информационного поля, порождающий актуальный национальный дискурс, может рассматриваться как индикатор степени напряжения, которое переживается обществом. Если своевременно зафиксировать нарастание напряжения, увеличивается возможность нормализовать обстановку без применения силы, естественным путем, сосредоточив внимание не на ограничении информирования, а на устранении коренных причин дестабилизации ситуации.

Осуществление такой возможности — прежде всего, задача государственной власти, основного института управления общественной жизнью. Однако справиться с этой задачей общество может только в случае согласованного участия самых разных общественных структур. Такое участие — необходимое условие разрешения данной проблемной ситуации. В свете этой необходимости перед областями науки, изучающими информационные процессы, встает целый ряд серьезных исследовательских проблем — от выявления закономерностей формирования информационного поля страны до разработки надежных путей его оптимизации, если она требуется. Конкретно для исследователей журналистики в таких обстоятельствах на первое место как предмет изучения выходит проблема сохранения определяющего влияния СМИ на формирование информационного поля.

Проявляются ли в современной России какие-либо признаки того, что воздействие массовых информационных потоков на суммарный контент информационного поля стало слабее? Оснований утвердительно ответить на этот вопрос достаточно.

Во-первых, социологами зафиксировано падение интереса в стране ко всем видам СМИ как источникам информации. Так, по данным ФОМ[4], число лиц, узнающих новости из телевизионных передач, сегодня уменьшилось по сравнению с 2010 г. на 9%. И хотя пока телевидение занимает по популярности среди источников информации первое место, ему в затылок уже дышит Интернет: число тех, кто черпает информацию из Интернета, увеличилось по сравнению с 2010 г. в три раза, и он вышел в рейтинге на второе место, оттеснив печать и радио.

Во-вторых, падают и показатели доверия аудитории ко всем видам СМИ. Скажем, к телевидению за последние два года доверие снизилось на 7%. И хотя пока оно лидирует по уровню доверия, Интернет

опять-таки готовится его потеснить: второе место в рейтинге заняли его новостные сайты, отбросив печать и радио на третье место.

Уже сами по себе эти цифры указывают на то, что в формировании суммарного контента информационного поля страны происходят существенные сдвиги. Между информационными процессами, которые в нем участвуют, начинается перераспределение влияния: доминирующая роль СМИ явно идет на убыль в то время, как воздействие неформализованного общения в сетях Интернета набирает силу. Больше того, благодаря новым коммуникационным технологиям это общение начинает формализоваться: возникают паблики — сообщества единомышленников, обретающие черты организованности; появляются лидеры мнений в лице блогеров, обладающих публицистическим даром.

Однако было бы глубокой ошибкой объяснять происходящее только технологическими новациями, которые принесла с собой цифровая революция. Первоисточник сдвигов в формировании информационного поля страны в другом, и это видно невооруженным глазом. Речь о снижении качества массовых информационных потоков, коснувшемся самых разных их аспектов. Падает в СМИ адекватность отображения происходящего. Уходит аналитичность как способ проникновения журналистов в проблемные ситуации действительности, уступая место поверхностным описаниям очевидного или умозрительным заключениям лиц, представляемых в статусе экспертов. Все чаще дает о себе знать политически обусловленная предвзятость трактовки событий. Все чаще угадывается по публикациям ангажированность авторов. По данным опроса аудитории СМИ, проведенного группой «ЦИРКОН» в рамках исследования по заказу фонда «Медиастандарт», увеличивается «число россиян, которые очень часто или постоянно, а также достаточно часто встречаются в СМИ с заведомо ложной информацией или попыткой навязать определенную точку зрения. Если в 2015 г. было лишь 13 регионов, где уровень такой аудитории был 40% и выше, то в 2016 г. насчитывается уже 25 подобных регионов»[5].

Все это, вместе взятое, обесценивает медиаконтент в глазах аудитории, поскольку он вступает в противоречие с ее ожиданиями, сложившимися как ответ на общественные потребности и декларации лидеров государства о гласности и плюрализме мнений. Такое противоречие и приводит к тому, что массовые информационные потоки перестают

выполнять в формировании информационного поля свою организующую роль.

Сказанного достаточно, чтобы понять: сегодняшняя ситуация с непреложностью требует выявления конкретных причин обострившегося противоречия между должным журналистики, которое отражается в ожиданиях аудитории, и реальным участием СМИ в общественной жизни, обусловленным их продукцией. Без этого проблема сохранения доминирующего влияния СМИ на формирование информационного поля неразрешима. Между тем острота ее нарастает. Важность и актуальность данной проблемы и явились для нас побудительным мотивом к разработке исследовательского проекта «Журналистика в информационном поле современной России: должное и реальное».

  • [1] См.: Лазутина Г. В. Профессиональная деятельность журналиста: подходы к пониманию журналистской этики // Вопросы теории и практики журналистики. 2012. №2. С. 22-31.
  • [2] Понятие «актор» актуализировало свой смысл сравнительно недавно, но стало употребляться сразу в нескольких значениях. В данной работе оно используется в значении «участник взаимодействия социальных субъектов, оказывающий влияние на это взаимодействие».
  • [3] Доктрина информационной безопасности РФ. 2016. 2 Концепция национальной безопасности РФ. 2000.
  • [4] [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.fom.ru/SMI-i-internet/13323.
  • [5] Измерение состояния и динамики институционального развития средств массовой информации в субъектах РФ. Аналитический отчет. 2015—2016. ЦИРКОН, 2016.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >