Предисловие

Профессия эксперта-международника всегда была очень важной, особенно когда речь шла о проблемах глобального или макрорегиональ-ного уровня, когда нужно было оценить международную ситуацию, способность международной системы сохранять и поддерживать стабильность, а также охарактеризовать возможности того или иного государства (или института), реализующего свои стратегические цели, с точки зрения последствий тех или иных действий (политик) для общемировой ситуации (прежде всего, вопросы войны и мира). История знает немало экспертных ошибок, за которые приходилось платить высокую цену, как мировому сообществу в целом, так и отдельным государствам.

Одной из важнейших задач, которая встала перед мировым научным сообществом, стала разработка новых экономических теорий и подходов, которые позволили бы обеспечить если не полностью бескризисное, то более стабильное и контролируемое развитие мировой экономики и экономик отдельных стран. Во внешнеполитической сфере стоит задача выстроить такой мировой порядок, который позволил бы избежать новых крупных войн и конфликтов, разумно организовать отношения между ведущими мировыми державами, сделать развитие мировой системы стабильным и предсказуемым.

Усложнение поля мировой политики, рост числа игроков и их разная природа, изменение статуса и возможностей многих государств, одни из которых утратили способность оказывать влияние на мировую политику, а другие становились ведущими акторами и начинали по-своему выстраивать мировой порядок, требует качественной и оперативной аналитики и экспертизы. Внешнеполитическая практика нуждается не только в большем числе квалифицированных специалистов-международников, но и в разработке новых подходов к изучению международных отношений, их анализу и прогнозированию.

Нередко в сферу международно-политической экспертизы приходили люди из разных профессий, что удлиняло процесс их превращения в профессионалов высокого класса, увеличивало погрешности и ошибки в анализе и прогнозировании. Остро встала необходимость в подготовке специалистов, которые после окончания университета были бы в основном готовы к квалифицированной аналитической работе в разных областях. Конечно, опыт и длительность работы в сфере международнополитической экспертизы очень важны, именно они «выковывают» профессионала, но «стартовый капитал», полученный в процессе обучения, укорачивает процесс формирования специалиста, дает ему в руки важный инструментарий и теоретические знания, без которых становление эксперта-профессионала может растянуться на 10—15 лет.

В современных условиях наличие фундаментального образования является необходимым, но недостаточным условием для успешной профессиональной деятельности. Требуются специалисты, способные использовать свой интеллектуальный багаж для получения нового, добавленного знания, полезного для достижения целей страны, компании или отдельного клиента. Именно такие выпускники наиболее востребованы сегодня в самых различных областях, включая бизнес-процессы. В этой связи акцент в подготовке будущего эксперта-международника делается на выработку профессиональных аналитико-прогностических компетенций, умений, позволяющих операционализировать имеющиеся у студентов знания, мобилизовать их для решения практических задач.

Сложность и слабая предсказуемость общемировой ситуации после окончания периода биполярного порядка требовали расширения и диверсификации направлений деятельности вузов и научных учреждений. В МГИМО-Университете произошло расширение тематики преподаваемых дисциплин, были введены новые учебные курсы. Целью новшеств было усиление прикладного (практического) характера преподавания, более органичное соединение теории и практики изучения международных проблем, в том числе формирование нового поколения дипломатов и экспертов-международников, владеющих навыками выявления перспектив и последствий глобальных политических процессов для интересов Российской Федерации и умением предлагать варианты политики взаимодействия с другими странами.

Важнейшей задачей также было сохранение и приумножение теоретической школы МГИМО-Университета — уникальной школы структурно-системного анализа международных отношений, которая сложилась здесь в 1960—1970-х годах и связана с именами таких ученых, как В. Б. Тихомиров, М. А. Хрусталев, И. Г. Тюлин, А. А. Злобин, А. Д. Богатуров. Под влиянием научных изысканий теоретиков МГИМО в 1980—1990-х годах стала меняться парадигма анализа международных отношений в целом, происходило внедрение политологического подхода к исследованиям международных отношений. Это нашло отражение, прежде всего, в трудах Почетного профессора МГИМО М. А. Хрусталева, чьи труды остаются классикой в сфере прикладного международно-политического анализа. М. А. Хрусталев был не только теоретиком-новатором, но и талантливым практиком, воспитавшим немало квалифицированных специалистов, как занимаю щихся творческим развитием его теории, так и работающих в разных государственных и частных структурах.

Кафедра прикладного анализа международных проблем (ПАМП) стала своего рода «лабораторией» и «мозговым центром», чьей целью было усиление прикладного (практического) компонента в преподавании дисциплин по направлению «Международные отношения». Были поставлены весьма масштабные и ответственные задачи не только сохранения существующей политологической традиции, но и ее достойного развития. Важно было передать ее молодому поколению преподавателей и студентам1. Сначала были разработаны и введены учебные курсы для магистерского уровня, и уже выпускники 2007—2008 гг. начали активно вовлекаться в научный и учебный процесс реализации курсов по прикладному анализу.

Постепенно стал складываться четырехуровневый цикл подготовки эксперта-международника, в котором последним, завершающим в методической проработке стал бакалаврский уровень. Основной задачей было развитие учебной аналитики, из которой в перспективе должна была вырасти аналитика «взрослая».

Профиль квалифицированного эксперта-международника последовательно формируется на основе четырех стадий единого цикла подготовки.

Первая стадия — бакалаврский уровень — связана с выработкой базовых навыков работы с экспертными материалами, их оценкой и самостоятельной подготовкой основных аналитико-прогностических документов — такого рода компетенции вырабатываются в ходе освоения предметов бакалаврской программы («Введение в прикладной анализ международных ситуаций», «Основы системного подхода к мировой политике», «Мировой порядок и мировая политика», «Россия в глобальной политике»). На этом этапе анализ выступает как форма работы, а не предмет изучения, восполняется пробел между теоретическим объяснением процедуры анализа и самим анализом.

Подготовительной стадией, во время которой первично отрабатывалась методика преподавания и содержательная часть будущей учебной программы для студентов бакалавриата, стала работа в рамках Студии прикладного анализа международных отношений для студентов второго и третьего курсов разных факультетов МГИМО, созданной в 2007 г. при кафедре ПАМП. Студия вызвала большой интерес у студентов, так как они не только получали дополнительные знания, но и сами готовили аналитические материалы по важным вопросам мировой политики и российско-американских отношений. Занятия в рамках студии стали апробацией подходов, которые позднее воплотились в разработке курса «Введение в прикладной анализ международных си туаций» для студентов бакалаврского уровня (преподавание началось в 2008 г.).

Вторая стадия — магистерский уровень, — когда студенты приобретают дополнительные компетенции в сфере стратегического анализа процессов формирования конкурентной международной среды, а также углубленные навыки прикладного анализа, связанные с освоением специализированных информационно-аналитических методик, элементов количественного анализа (теоретико-игровой подход), а также использования современных информационно-электронных средств обработки данных и технологий построения визуализированных презентаций полученных результатов. Эти умения формируются в ходе преподавания как специально разработанных для изучения основ и практики политической экспертизы курсов («Анализ международных ситуаций», «Политический анализ»), так и общих курсов по изучению мегатрендов современного этапа развития мировой системы («Мегатренды современного мирового развития», «Великие державы и региональные подсистемы современных МО», «Стратегическая разведка», «Стратегическое планирование» и др.).

Третья стадия — также магистерский уровень — это осуществление самостоятельных экспертных разработок и их презентация во время работы на сугубо практических курсах: «Практикум анализа международных ситуаций», «Современные информационные технологии в дипломатической сфере», «Моделирование международных ситуаций», когда студенты выступают в роли экспертов и готовят аналитические материалы со сценарной разработкой конкретных ситуаций, работают в режиме «мозгового штурма» или игры, в том числе с использованием элементов моделирования на основе передовых компьютерных технологий. В ряде случаев отдельные студенты привлекаются для участия в мероприятиях на четвертой стадии общего цикла.

На второй и третьей стадиях анализ является и предметом изучения, и формой работы.

Четвертая стадия предоставляет возможность дальнейшего совершенствования профессиональных навыков и участия в развитии аналитических методик во время обучения в аспирантуре и участия в учебной работе университета, а также участия в конкурсах и проектах, проводимых в МГИМО, в том числе в рамках сотрудничества с МИД России, Советом безопасности РФ, Российской академией народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте РФ, ведущими институтами РАН и университетами РФ, а также с зарубежными университетами (Джорджтаунский университет и Университет Джонса Хопкинса, США, и др.).

На этом этапе аспиранты и молодые преподаватели накапливают и развивают опыт реальной экспертной работы, выбирая ту или иную специализацию. Они могут выступать как абсолютно самостоятельные аналитики, так и работать в группе, которая на данном этапе проводит регулярные ситуационные анализы наиболее актуальных проблем мировой политики и международных отношений, публикует их результаты, рассылает в государственные ведомства и академические институты и использует в учебной деятельности2. Указанный уровень — это путь к профессиональной специализации, серьезная профессиональная подготовка, открывающая широкие возможности получения работы в разных государственных и научных ведомствах, в бизнес-структурах.

Предлагаемый учебник для бакалавров завершает разработку учебников и учебных пособий для подготовки экспертов-международников, обладающих теоретическими знаниями и навыками прикладной аналитики. В нем внимание концентрируется на наиболее важных для начинающего аналитика-студента вопросах: понимании сути системного взгляда на мир и протекающие в нем процессы, категории мирового порядка (главы А. Д. Богатурова, А. А. Байкова). Хотя в МГИМО-Уни-верситете получила развитие школа структурно-системного анализа, написаны работы на его основе, не всегда студенты могут применить его на практике, особенно когда речь идет о современном мировом порядке и его особенностях. Важно внести ясность относительно определения мирового порядка, поэтому берется за основу определение, предложенное А. Д. Богатуровым, которое, на наш взгляд, позволяет наиболее полно описать тот или иной порядок, а также их смену.

Под порядком понимается система межгосударственных отношений, регулируемых совокупностью принципов внешнеполитического поведения (1); согласованных на их основе конкретных установлений (2); набора признаваемых моральными и допустимыми санкций за их нарушения (3); потенциала уполномоченных стран или институтов эти санкции осуществить (4); политической воли стран-участниц этим потенциалом воспользоваться (5)3.

На начальном этапе студенту непросто усвоить теоретические основы, хотя, как показывает практика, отдельные студенты к концу обучения в бакалавриате успешно используют элементы моделирования. Принимая во внимание имеющийся алгоритм наращивания теоретических и практических знаний о политическом анализе и экспертизе, студентам предлагаются адаптированные к их уровню подготовки наиболее важные теоретические положения, изложенные М. А. Хрусталевым в его фундаментальных трудах, а также разработки его последователей и учеников, работающих в области совершенствования и дальнейшего развития нормативного политического анализа (главы Е. Г. Никитенко, Н. А. Сергеева, И. А. Истомина).

Особое внимание уделяется деятельности американских «мозговых центров», так как в США существует самая разветвленная и развитая система научно-исследовательских центров, которые превратились в институт американской политической системы, можно сказать, в «пятую власть», хотя и не такую динамичную, как «четвертая власть» — СМИ (глава Т. А. Шаклеиной). Конечно, дается неполный анализ системы и специфики «мозговых центров», так как эта тема заслуживает специального анализа и описания. Но важно дать студентам представление о том, как работают эксперты, насколько они свободны в своих оценках и прогнозах. Знать американскую систему тем более важно, так как в нашей стране существовала иная система экспертных организаций — институты Академии наук СССР, и она в несколько ином состоянии сохраняется и сейчас (институты РАН), хотя появилось немало научно-исследовательских центров, занимающихся анализом, экспертизой и моделированием (но далеко не все новые структуры отвечают характеристикам «мозгового центра»). Необходимо знать разницу, уяснить, что делать дальше, какой путь более приемлем для России. Следует ли полностью копировать американскую систему «мозговых центров» и можем ли мы это сделать?

Что не освещено подробно в учебнике, но обсуждается и рассматривается в лекционных курсах данного профиля, так это состояние исследований по России в США и американских исследований в России, в целом состояние международно-политической экспертизы в XXI в. Современный этап имеет специфику как в типологии центров, так и в содержательной части внешнеполитической аналитики. По оценкам многих специалистов-международников в США и России, произошло не только сокращение масштабов фундаментальных, систематических исследований (что в Америке, например, было вызвано объективными причинами, в том числе снижением статуса России во внешнеполитической стратегии США), но и серьезное снижение качества исследований. Произошли и структурные изменения в научно-исследовательских центрах: снижение роли традиционных крупных «мозговых центров»; рост числа небольших центров, подверженных сильному влиянию рынка, идеологии, групп интересов; фрагментация и узкая специализация аналитической работы4.

В условиях усложняющейся структуры мировой системы, снижения ее управляемости, роста непредсказуемости и нестабильности, неоформленности отношений между ведущими мировыми державами XXI в. снижение роли качественного систематического анализа в сравнении с конъюнктурным уже привело к серьезным последствиям во внешнеполитическом планировании отдельных стран, в том числе России и США.

Как бы ни были различны амбиции и интересы разных мировых игроков, для решения насущных глобальных, региональных, национальных проблем требуется взаимодействие на всех уровнях, включая экспертный. Это взаимодействие требует действительно максимально объективных, а не идеологизированных и эмоциональных оценок и рекомендаций5. Требуется большая, чем раньше, оперативность, владение самыми передовыми технологиями в работе с информацией.

Стоящие в экспертной сфере задачи особенно актуальны для России, которая осуществляет широкомасштабные преобразования внутри страны, заново выстраивает отношения с другими государствами в очень непростой для нее международной среде. Требуется очень квалифицированная экспертиза, точные оценки и прогнозы в отношении своих возможностей и планов и в отношении потенциала других игроков мировой политики.

Нужны активные и грамотно взирающие на мир специалисты, вооруженные не только самыми передовыми компьютерными технологиями, но в первую очередь глубокими знаниями в области прикладной аналитики. У нас в руках уже есть ценный научный багаж — то, что было сделано отечественными теоретиками и практиками, тот уникальный опыт, который существует в МГИМО-Университете. М. А. Хрусталев отмечал: «Американские политологические работы “задают сетку научных координат” исследователям всего мира. В этом их преимущество. Непрерывный поток публикаций нацелен на поддержание этой сетки, воспроизводство функционирующей картины мира, которую они построили, а мы — усваиваем». Далее он высказывает очень верную мысль: «Если вы выбиваетесь из этой картины, то оказываетесь, как правило, в очень сложном положении: вас не воспринимают»6.

Стоит создать свою сетку координат, не бояться оказаться в сложном положении (российские эксперты и так постоянно оказываются в сложном положении, когда речь заходит об обсуждении современной России и ее политики в зарубежной аудитории и СМИ). Нашим оппонентам будет трудно поставить нас в сложное положение, если мы предлагаем хороший анализ, теоретически квалифицированный и исторически выверенный, фактологически верный. Мастерство (квалификация, ремесло) ценится везде, поэтому твердые знания и отработанные профессиональные навыки всегда позволят быть на высоте в любом сложном положении.

Предлагаемый учебник призван дать верные теоретические и практические ориентиры будущим международникам, вооружить их основными первичными знаниями о прикладном анализе, показать примеры ситуационных анализов по ряду актуальных проблем (раздел ТІ). Программы курсов «Основы системного подхода к мировой политике» и «Введение в прикладной анализ международных ситуаций» представляют концепции подготовки аналитиков на первой стадии, дают ориентиры для тех, кто преподает дисциплины, связанные с тематикой международно-политического анализа и использует формы аналитической работы в учебном процессе. В магистратуре читаются курсы более высокого теоретико-прикладного уровня — «Анализ международных ситуаций. Теория» и «Практикум анализа международных ситуаций».

Как говорил М. А. Хрусталев, даже в том случае, когда мы имеем дело с прирожденными теоретиками (а их очень мало), для подготовки настоящего эксперта-теоретика требуется от 5 до 10 лет, не меньше уходит и на того, кто более склонен к прикладному анализу7.

Реализация профиля международно-политического анализа в течение разработанных трех (или полных четырех) стадий единого цикла занимает от 6 до 9—10 лет. При надлежащей организации обучения, в зависимости от способностей и прилежания студентов, мы можем надеяться на то, что к моменту окончания магистратуры (6 лет) мы получим хорошо подготовленного выпускника, способного далее совершенствоваться в аналитическом ремесле в разных сферах деятельности. После окончания аспирантуры и защиты диссертации можно говорить о формировании достаточно высококвалифицированного эксперта-международника, способного заниматься аналитикой в сфере государственной политики. В том числе с использованием элементов наиболее трудного вида нормативного политического анализа — модельного.

При подготовке второго издания настоящего учебника мы критически просмотрели главы и убедились, что большинство сделанных оценок и выводов сохраняют свою актуальность. Формирование мирового порядка продолжается в рамках заданной траектории: Соединенные Штаты не изменили своей глобальной стратегии и продолжают курс на закрепление американоцентричности (даже если этот мировой центр будет иметь псевдоколлективный характер), структурное оформление позиций ведущих мировых держав также не завершено, и они сохраняют разность подходов и интересов в этом процессе. Российско-американские отношения демонстрируют преемственность, прежде всего, с американской стороны, и их формат остается конкурентно-конфронтационным. На региональных направлениях продолжается процесс перегруппировки центров влияния. Иными словами, все намеченные в исследовании проблемы остаются актуальными и требующими анализа.

Когда речь идет о масштабном анализе — о судьбе мира, мирового порядка, страны, то человек, работающий в сфере международных отношений, должен об этом думать постоянно, предметно, сценарнопрогностически. Мы надеемся, что учебник поможет преподавателям в реализации учебных курсов, направленных на подготовку дипломатов и специалистов-международников, а студентам — получить первые и необходимые знания для профессии эксперта широкого профиля деятельности.

Примечания

  • 1 Концепция Кафедры прикладного анализа международных проблем (создана в 2006 г.) была разработана профессорами МГИМО М. А. Хрусталевым и А. Д. Богатуро-вым, возглавлявшим кафедру в 2006—2007 гг. Основные теоретические разработки были представлены в следующих работах: Системная история международных отношений / Под ред. А. Д. Богатурова. М., 2000—2004; Богатуров А. Д., Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М., 2002. На основе изложенных в этих работах подходов и идей были разработаны основные учебные дисциплины по профилю международно-политического анализа, сначала для магистерского уровня подготовки, а затем для бакалаврского.
  • 2 В 2008—2015 гг. было проведено 5 масштабных межведомственных и междисциплинарных ситуационных анализов. В 2008 г. — «О совершенствовании информационно-аналитической деятельности по выявлению кризисных ситуаций, направленных на силовое разрешение социально-экономических и социально-политических противоречий на глобальном уровне», в 2010 г. — «Великие державы в новом пограничном пространстве», в 2012 г. — «Формирование режимов в отношении новых глобальных вызовов и угроз», в 2013 г. — «Америка в фокусе российских исследователей. История и современность», в 2014-2015 гг. — «Международные институты в современной мировой политике». См.: Ситуационные анализы. Вып. 1,2,3,4, 5. Учеб, пособие / Под ред. Т. А. Шаклеиной. М.: МГИМО, 2011,2012, 2013, 2014, 2016.
  • 3 Богатуров А. Д. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после Второй мировой войны (1945—1995). М., 1996. С. 40.
  • 4 В 2006 г. было проведено совместное российско-американское исследование состояния международно-политической аналитики в обеих странах. Вывод оказался неутешительным: произошло сокращение серьезных внешнеполитических исследований и снизилось их качество; было выявлено много сходства в ситуации с академическими исследованиями в Соединенных Штатах и России. Исследование проводилось в рамках проекта «Американо-российский форум экспертов» (АЙРЕКС), изучение ситуации в России и США проводили профессор Школы перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса (США) Б. Пэрротт и профессор Т. А. Шаклеина.
  • 5 Авторитетный американский специалист по изучению России и российских исследований в США С. Коэн писал, что исследованиям по России с самого начала (начало XX в.) был присущ очень сильный эмоциональный компонент (как правило, негативный), что не способствовало правильной оценке нашей страны и налаживанию конструктивных отношений между США и СССР (РФ). По оценкам американских политологов, частые неудачи советологов в анализе и прогнозах относительно ситуации в СССР и его политики происходили оттого, что «политика вторгалась в академические исследования». То же самое можно сказать и относительно исследований по современной России: не все эксперты свободны от идеологии, стереотипов и эмоций. См.: Cohen S. Е Rethinking the Soviet Experience. Politics and History since 1917. Oxford: Oxford University Press, 1985. C. 9—13.
  • 6 Из интервью M. А. Хрусталева. См.: Хрусталев М. А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. М.: НОФМО, 2008. С. 229.
  • 7 Там же. С. 228.

Раздел I

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >