Архитектурно-планировочные особенности крепостей и слобод Белгородской засечной черты

В зависимости от места расположения и стратегических задач крепости Белгородской черты делились на два основных типа: крепости в системе земляных валов и крепости на крутых берегах рек. К первому типу принадлежали, например, Болховец, Белгород, Новый Оскол, Нежегольск, у которых вал черты служил одновременно и одной из стен города, а также Яблонов, Верхососенск, Бельский и Челновой, земляные укрепления которых располагались за валом. Эти города стояли на открытых степных участках, лишенных естественных преград, и перекрывали основные пути татарских вторжений. Крепости второго типа были деревянными, без земляных валов, и строились на высоких берегах рек как опорные пункты сторожевой и станичной службы, а также как пункты военного контроля над бродами и переправами.

Несмотря на сходство планов, по внешнему архитектурному облику деревянные и деревоземляные крепости заметно отличались друг от друга: для деревянных «городов» характерно было обилие вертикальных элементов, поскольку их башни ставились на сравнительно небольшом (50 — 100 м) расстоянии одна от другой. В земляных же крепостях расстояние между башнями увеличивалось в два — четыре раза, а в общем силуэте укреплений большую роль играли земляные валы с их плавными, спокойными очертаниями [10].

Примером деревоземляного города может служить возведенный под руководством горододельца Ивана Андреева Яблонов. Он располагался под защитой Яблоновского вала, вдоль которого с «польской» стороны через каждый километр были отсыпаны земляные городки — как бы выступы вала, внутри каждого из которых находилась караульная изба, а на валу, служившем задней стеной городка, стояла деревянная проездная башня. Другие города такого типа могли иметь двойную оборонительную линию: так, Болховец располагался не за Карповским валом, а как бы перерезал его, причем «напольная» сторона земляного города была сильно выдвинута вперед по отношению к валу. Вторую линию образовывал деревянный стоячий острог с семью башнями.

Деревянные «города» по конструкции стен, как и крепости Тульской черты, подразделялись на два вида: стоячий острог (обычно с обламами) и рубленый (венчатый) город. Примером первого вида может служить Острогожск, второго — Коротояк. В случае стоячего острога городовая стена, невзирая на ее значительную протяженность по горизонтали, приобретала выраженную вертикальную направленность за счет вертикально поставленных бревен с заостренными концами; рубленая же стена, более спокойная, с сильно подчеркнутой горизонталью, теснее увязывалась с рублеными башнями, которые становились единственными носителями вертикального начала.

Деревянные или деревоземляные цитадели Белгородской черты были еще более выраженными архитектурно-композиционными и планировочными центрами своих городов, чем каменные крепости «берега». Вся городская структура изначально строилась и разворачивалась от крепости. «Регулярности» новых городов, как неоднократно отмечалось в литературе, способствовал единовременный отвод жителям земельных участков [9].

Благодаря дошедшим до нас в сохранности ряда планировочных документов, записей и зарисовок, мы можем судить о генеральных планах. Поэтому даже при утрате древней застройки и перепланировке городов, мы все же можем восстановить, хоть и не полную картину, того, что представляли собой города Белгородской засечной черты.

Их условно можно разделить на две группы:

  • 1) Города торгового и ремесленного значения (обычно возникавшие стихийно).
  • 2) Города-крепости (возникавшие запланировано).

Выбор места для планируемого города, его размеры и расположение определялись пространственными и композиционными связями. Также немалое значение имел и стратегический фактор. При выборе места отдавалось предпочтение высоким холмам, островам и полуостровам, образованным изгибам реки. Если же города возникали на открытой равнине, приходилось устраивать особо мощные укрепления. Более того, планировка той или иной древнерусской крепости, ее общая конфигурация создавались с рациональным учетом всех положительных и отрицательных качеств участка, предназначенного для ее постройки, а особенности этого участка — его форма, границы и окружение — определяли характер системы ее периметральной обороны и диктовали определенные условия для ее создания. Крепость строилась также с учетом тактических приемов ведения боя — осады и обороны населенных пунктов и штурма их укреплений [23].

Геометрически правильные очертания городов, расположение башен и крепостных ворот, внутренних кремлевских церквей дают основания предполагать предварительное планировочное проектирование. Города имели радиально-кольцевую, трапециевидную, прямоугольную и свободно-трактованные планы, в которых совмещались разные системы. Крепости при благоприятных географических условиях и наличии торговых путей обрастали слободами. По мере разрастания города шло расширение его границ, возникали вторые и третьи стены. Это сопровождалось отмиранием функции кремля, который постепенно превращался в культовый центр города. Таков путь проходил почти каждый город, за исключением тех, которые утрачивали стратегическое значение и оказывались неспособны к торгово-промышленному развитию, и приходили к запустению. В целом города представляли собой единую планировочную композицию, имевшую ясный центр, оправданный топографией, систему улиц и въездов [24].

Первые «города» строились быстро, без предварительного осмотра места, заметим, не так, как в дальнейшем (с более глубокой проработкой местности и обеспечения строительства). Будучи по размеру наибольшими они не требовали стягивания больших сил служилых и мастеровых людей, выделения ответственных воевод (главными строительными инструментами были топоры, пилы, лопаты). Общим для крепостей была геометрическая «регулярность» их очертаний: все они имели более или менее правильную прямоугольную форму, что объяснялось фортификационными требованиями того времени (возможность вести активную круговую оборону с использованием артиллерии, отсутствие «мертвой» зоны обстрела).

Таблица 1

Сравнение графических изображений крепостей Белгородской засечной черты

Дата | Изображение

______________Описание

ВАЛУЙКА

  • 1593
  • 1599
  • 1647
первой Валуйской крепости 1593 г. Обнаруженный в архивных делах поместного приказа ученым краеведом [9]

Рисунок первой Валуйской крепости 1593 г. Обнаруженный в архивных делах поместного приказа ученым краеведом [9].

Рисунок Валуйской крепости 1599г., выполненный по сохранившимся подробным описаниям

Крепость Валуйка, 1647 г

Дата | Изображение

Описание

ЦАРЕВ-АЛЕКСЕЕВ (НОВЫЙ ОСКОЛ)

Середи на XVII в

н—

Постройкой города руководил французский инженер Давид Николь.

К осени 1647 года уже начал появляться контур города - крепости. Окружность, или длина городских стен, составляла 596 саженей (1 сажень - 2,13 м). По периметру окружности стояло 13 шестистенных башен, четыре из них - с воротами. Самые высокие - у Уссрдских ворот (14 саженей) и у Валуйских ворот (13,7 сажени).

Построенный город-крепость выполнял важную военную задачу в борьбе с кочевниками, тесно был связан с крепостью на Холковском городище, с Хотмыжском, с крепостью на Меловой горе в Белгороде, и с крепостью на Крапивенском городище, и с летописным городом-крепостью Донец

ОЛЫНАНСК

Привилегированного населения — детей боярских и духовенства — в новых городах было мало, и отводимые им наделы незначительно отличались по площади от наделов казаков, стрельцов и пушкарей. В крепости иногда размещали торг с лавками, амбарами и свободной площадью между торговыми рядами. Это решение, не характерное для рассмотренных ранее городов, было вызвано, с одной стороны, постоянной военной опасностью с другой — малочисленностью населения и неразвитостью торга. В маленьких крепостях осадных дворов не устраивали, а число построек сводили к минимуму (табл. 3).

Существует ряд факторов, указывающих на то, что города строились по «росписям», т.е. по описаниям предполагаемого к строительству города. Их обычно составляли в Москве с одобрения царя и затем рассылались воеводам. В целом XVI век отмечен интенсивным развитием русских городов. Однако это не означало рассвет русской экономики и культуры. Последствия татарского ига все еще продолжали ощущаться. Города развивались за счет деревень, поскольку закрепощение крестьян усилило противоречия между городом и деревней, тем самым обрекая деревню на отсталость и подневольный труд [4].

Таблица 2

Характерные здания и сооружения крепости XVLXVII вв. [108].

Основные сооружения крепости

Объемно-планировочное решение

Проезжие ворота

Ограждающие элементы

Крепостная стена

Вариант 1

Земля, шина

Вариант 2

Попе

сЛмамн глниоК, слоем - 70 см

Ре* - мспвлеа» дубом во обе стороны; на л« - острые колья

Вариант 3: стена с обламами

КП>3» Л1Ш ІИ чпгри«тг*!гП>

Поле

Вил ИЗ крепости

Основные сооружения

крепости_____________

Угловая башня

Рядовая башня

Объемно-планировочное решение

Бшппя ркдсеал

крякхтам стеня (простейіпей илряпнт}

i»-e

рив пт^ки - а! м однім - 4-5 N

Основные сооружения

крепости

  • 5 Двор воеводы
  • 7 Изба для духовенства

торговые ряды

амбар

  • 9 Гостиный двор
  • 10 Амбар для оружия

Объемно-планировочное решение

(приказная изба)

Прочие сооружения

Ж.---0

Lu____ J

Двор оопесеп частовгхмм

  • 1. Нэта
  • 2. Изба
  • 3. Поларнь
  • 4 Погреб-
  • 5. Серий
  • 6 Мтсзлл . Кспгюапсг
  • 8. Навес

Погреб и сарай

Основные сооружения крепости_____________

Мастерские плотника и сапожника

Объемно-планировочное решение

12

Пороховой погреб

деревянный сруб: находится в земле сверху покрыт дерном

Вход через лгок, зплстскнрспыгсный дерном

13

Казенный погреб

Стены деревянный сруб. 3 венца сверку остальная гтенэ в зевав, крыша тесчжм

Церковь

Общим для крепостей обоих типов была геометрическая «регулярность» их очертаний: все они имели более или менее правильную прямоугольную форму, что объяснялось фортификационными требованиями того времени (возможность вести активную круговую оборону с использованием артиллерии, отсутствие «мертвой» зоны обстрела). Единственным исключением был Усерд, имевший овальную крепость; она была поставлена на старом городище и следовала его конфигурации. Однако возведенный семь лет спустя также на старом городище Ольшанск уже получил «нормальные», прямоугольные в плане укрепления. Несмотря на сходство планов, по внешнему архитектурному облику деревянные и деревоземляные крепости заметно отличались друг от друга: для деревянных «городов» характерно было обилие вертикальных элементов, поскольку их башни ставились на сравнительно небольшом (50 — 100 м) расстоянии одна от другой. В земляных же крепостях расстояние между башнями увеличивалось в два — четыре раза, а в общем силуэте укреплений большую роль играли земляные валы с их плавными, спокойными очертаниями.

Деревянные «города» по конструкции стен, как и крепости Тульской черты, подразделялись на два вида:

  • 1) стоячий острог (обычно с обламами),
  • 2) рубленый (венчатый) город.

Примером первого вида может служить Острогожск, второго — Коротояк. В случае стоячего острога городовая стена, невзирая на се значительную протяженность по горизонтали, приобретала выраженную вертикальную направленность за счет вертикально поставленных бревен с заостренными концами; рубленая же стена, более спокойная, с сильно подчеркнутой горизонталью, теснее увязывалась с рублеными башнями, которые становились единственными носителями вертикального начала.

В отличие от каменных кремлей в деревянных крепостях по углам ставились не круглые или прямоугольные, а четырехугольные в плане глухие башни; проездные же, напротив, чаще бывали многоугольными, так как, обладая значительно большей высотой, чем рядовые башни, они должны были иметь соответственно и большую площадь основания (учитывая применение деревянных конструкций). Поэтому проездные и караульные башни были еще более выраженными доминантами крепостного ансамбля, чем в крепостях городов «берега». Скажем, в Острогожске рядовые башни от земли до обламов имели 30 венцов, а Московская проезжая башня насчитывала 6о венцов: общая ее высота равнялась 20 саженям (более 40 м). На верху башни располагался «чердак» — смотровая вышка, с которой можно было «видить в степь за реку за Тихую Сосну верст на 30 и больше».

В крепостях городов Белгородской черты размещались приблизительно те же сооружения, что и в каменных кремлях юродов укрепленного «берега» и деревянных укреплениях тульских городов: церковь, съезжая изба, иногда объединявшаяся с тюрьмой погреба для хранения боеприпасов, комплекс воеводского двора обнесенный особой оградой и включавший две-три избы и хозяйственные постройки (мыльню, поварню, конюшню, сараи и т.п.), а также осадные дворы жителей на случай военного времени. Место внутри крепости использовалось так же экономно, как и в каменных кремлях: рядовой осадный двор имел площадь от 100 до 200 м2. Привилегированного населения — детей боярских и духовенства — в новых городах было мало, и отводимые им наделы незначительно отличались по площади от наделов казаков, стрельцов и пушкарей. В крепости иногда размещали и торг с лавками амбарами и свободной площадью между торговыми рядами; это решение, не характерное для рассмотренных ранее городов, было вызвано, с одной стороны, постоянной военной опасностью с другой — малочисленностью населения и неразвитостью торга. В маленьких крепостях осадных дворов не устраивали, а число построек сводили к минимуму: в Алешне не было собора, а в Орлове его заменяла часовня.

Соборные церкви играли большую роль в композиции ансамбля крепости. Так, Троицкий собор Острогожска значительно превышал рядовые башни (43 венца до повала вместо 30) и имел оригинальное завершение: «...на церкви поставлено на клетке две главы, круг глав шесть бочек, а обиты главы и бочки дубовою чюшаею». Подобный верх резко отличал церковь от крытых шатрами башен и безошибочно указывал на культовый центр города. Важное градостроительное значение собора учитывалось уже при закладке крепости: собор старались ставить вблизи геометрического центра крепости или сдвигали его к переднему, «городскому» фасаду. Правда, при этом собор никогда не располагался прямо против проездной башни: в отличие от монастырских ансамблей крепость была светским сооружением, и ориентация ее ворот на собор выглядела бы нелогичной. Собор способствовал и композиционной связи крепости с городом, перекликаясь с церквами посада. В размещении остальных построек внутри крепости четких закономерностей не наблюдается (исключая караульные избы, ставившиеся у ворот). Деревянные или деревоземляные цитадели Белгородской черты были еще более выраженными архитектурно-композиционными и планировочными центрами своих городов, чем каменные крепости «берега». Вся городская структура изначально строилась и разворачивалась от крепости.

«Регулярность» новых городов, как неоднократно отмечалось в литературе, способствовал единовременный отвод жителям земельных участков. Иногда эти участки по размерам несколько отличались друг от друга (в Усерде казаки получили усадьбы 8х 15, а стрельцы 6х 10 саженей), иногда были одинаковы (в Хотмыжске всем категориям населения — казакам, стрельцам, пушкарям и даже детям боярским — были даны стандартные участки 7х 14 саженей. Особой правильностью планировки, как отмечал Л. М. Тверской, отличались города, построенные украинскими переселенцами (например, Ахтырка, возведенная в 1654 г. близ Белгородской черты «черкасами» под руководством воеводы Л. Камынина, и «черкасами» же поставленный в 1652 г. Острогожск. Это было опосредованным воздействием приемов западноевропейского градостроительства. Впечатлению «регулярности» способствовало и единообразие жилой застройки, скажем, в «Строельной книге г. Орлова» чаще всего упоминается «изба новая трех сажен» с поветью и клетью, и только в нескольких случаях — у церковнослужителей и отдельных детей боярских перечисляются конюшня, баня и изба «четырех сажен».

В расположении слобод по отношению к крепости наблюдаются сходные черты, продиктованные практическими соображениями: с одной стороны, слободы старались располагать близ реки, с другой максимально приблизить их к крепости, сделав планировку города как можно более компактной. Если же слободы сильно растягивались, это могло создать трудности при нападении неприятеля. Орловский воевода доносил в Москву, что в Орлове в Драгунских слободах «иные дворы от городка версты на 3 и больше в один двор, а не все вместе (т. е. застройка шла в один ряд вдоль реки Усмань.), и им драгунам скорым делом Орлову городку помочи учинить и своих дворов уберечь не мочно» [9]. В результате наиболее типичной стала планировка с центральным положением крепости, когда слободы равномерно располагались с трех сторон (если крепость стояла вплотную к реке) или даже с четырех ее сторон. В большинстве городов слободы были защищены только надолбами, иногда — рвом и валом; в крупных же городах существовала средняя линия укреплений— острог. Примером такого города служит Козлов, где в остроге находились торговый центр города, посадские дворы и Стрелецкая слобода, а две другие слободы были вынесены к противоположной стороне крепости. Помимо крепостей в этот период возникли слободы слободы Алексеевка и Грайвороны (1678 г.) на месте нынешних городов Алексеевка и Грайворон. Историческую преемственность можно отметить и в названии поселений. Основное занятие - земледелие и кустарные промыслы. С годами крепло и расширялось Московское государство, южная граница отодвинулась к Каспийскому и Черному морям. Крепости Белгородской оборонительной черты утратили военное назначение. В связи с этим города, расположенные на торговых путях росли и крепли, там были развиты ремесла и торговля. Другие оказались вдалеке от оживленных дорог и стали приходить в упадок [15,16,17,19].

Достаточно сложно судить о составе и статистике населения городов, поскольку «подворные» переписи не дают даже отдаленного представления о количестве населения. Источники в виде записок путешественников и свидетелей того времени сообщают фантастические цифры. Эти цифры нельзя считать достоверными, поскольку они разнятся с официальными переписями. Таким образом, суждения о населении основываются скорее на косвенных данных, чем на прямых фактах из исторических источников. Не претендуя на точность, можно только приблизительно вычислить городское население, пользуясь размерами городов, количеством дворов и сообщениями об эпидемиях, войнах и пожарах. Нужно также учитывать, что ярмарки также вызывали приливы населения. По сравнению с главными русскими городами численность населения небольших городов-крепостей и слобод исчислялось не тысячами, а сотнями.

Таким образом, малые города, возникшие в конце XVI - начала XVII века Белгородской черты формировались как военные крепости или слободы. Это наложило заметный отпечаток на состав населения и на внешний облик этих городов. Крепости были укомплектованы почти исключительно служилыми людьми; посадские люди проживали только в крупных городах (Воронеж, Белгород), но и там они составляли не более 20-25% населения. Состав служилых людей также имел специфические особенности: высшая их категория служилые по отчеству была представлена только самым низшим разрядом детьми боярскими городовыми, причем нередко, владея поместьями, они не имели крепостных и сами обрабатывали землю, фактически не отличаясь от рядовых казаков. Казаки делились на две группы: одни служили «по прибору» наряду со стрельцами, пушкарями пр., другие назывались белопоместными и слободскими и владели отведенной им землей коллективно. Среди служилых людей в особую группу выделялись «черкасы» — украинские переселенцы. Все перечисленные категории селились отдельными слободами при крепостях; только дети боярские и поместные казаки иногда постоянно проживали в своих поместьях (табл. 2).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >