МЕТОДОЛОГИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ

Моделирование журналистского текста и обобщенная методология анализа текста медиа (В. В. Богуславская)

Главная особенность моделирования состоит в том, что это метод опосредованного познания с помощью объектов-заместителей. Модель выступает как своеобразный инструмент познания, который исследователь ставит между собой и объектом и с помощью которого изучает интересующий его объект.

Жизнь общества и деятельность коммуникантов в процессе жизнедеятельности, с одной стороны, детерминируют возникновение текста, с другой — интерпретируют его, объясняют. Окружающим миром детерминируются и внутренняя структура, и внешняя форма текста. Создание текста — процесс целенаправленный, что нельзя игнорировать ни при каких условиях: фактор времени определяет социокультурные переменные модели текста, фактор пространства — социолингвистические.

У каждого человека на входе информации, поступающей к нему, и на выходе принадлежащих ему собственных информационных потоков стоят информационные фильтры в виде запечатленных в нейронных сетях информационных смысловых структур. Эти структуры определены и частично рождены через совокупность вкладов психических и биологических характеристик по всем осям некоторой многомерной системы. Эти информационные смысловые структуры есть уникальный отпечаток личности и ее понимания истин окружающего и своего внутреннего миров. Журналист фактически формирует целостные новые тексты, необходимые в данный момент для функционирования человеческого общества.

Для учета предыстории мы ввели следующие положения моделирования текста как лингвосоциокультурного процесса'.

  • 1. Профессиональная деятельность журналиста должна рассматриваться как многовариантный процесс принятия решений с целью формирования нового смыслового поля аудитории и тем самым опосредованного воздействия на культуру и жизнь общества в целом.
  • 2. Текст представим через формализованную совокупность лингвосоциокультурных параметров, что определяет необходимость построения обобщенной лингвосоциокультурной модели журналистского текста и описания ее основных компонентов.

Для методологических целей были сформулированы базовые принципы.

  • - принцип прикладной лингвистики — как обозначение способов и видов применения лингвистики к изучению текстов;
  • - принцип парадигмы текстов: все существующие тексты сохраняются, пока и поскольку их сохраняют соответствующие им социокультурные процессы.

С учетом приведенных выше основных положений и принципов кратко сформулируем особенности процесса лингвосоциокультурного моделирования журналистского текста.

Обобщенное пространство текста позволяет нам зафиксировать определенную временную точку анализа. По признаку временной точки определяются характерные исторические особенности развития социума. По признаку исторического момента выявляется пространство текста и описываются культурные аспекты модели. В связи с культурными аспектами устанавливаются социокультурные типы журналистики, затем конкретизируются особенности издания (редакционный коллектив, языковые приоритеты) и, последнее, индивидуально-личностные (субъективные) значимые качества языковой личности автора журналистского текста. Таким образом, предложенная нами многоуровневая стратегия исследования журналистского текста в обобщенном пространстве текстов приводит нас к созданию лингвосоциокультурной модели конкретного текста.

Мы считаем, что основной базовый принцип не изменился и сегодня: для любого медиатекста и любой заданной цели существует лингвосоциокультурная структура, которая порождает этот медиатекст для этой цели, и возможна обратная ситуация, когда в рамках определенной лингвосоцикультурной структуры функционирует медиатекст. Значение слова в этом случае может рассматриваться как параметр порядка, а понимание медиатекста может быть представлено как создание иерархии параметров порядка посредством последовательности нарушения симметрии. Тогда порядок практического анализа медиатекста является концентрацией определенного опыта применительно к текстам данного жанра. Анализ текста представляет собой переход от вещественного пространства линейной формы текста к абстрактному и нелинейному пространству его структуры. Это две крайние точки — переход vs. анализ, проделывая который интерпретатор имеет возможность по-разному трактовать общее понятие «пространство текста».

В изложенной парадигме понятие «текст медиа» можно уточнить: это текст, порождаемый реальным миром на основе реализации актов волевых решений потенций массового сообщества — читателей / -авторов / -потребителей, которые участвуют в формировании открытой системы — медиасреды социума; средство индивидуально формируемой по хештегам коммуникации, осуществляемой на концепт-принципах «длинного хвоста». Медиа не отражают реальность — они ее конструируют.

Заголовок остается элементом сильной позиции. За хештегом закрепляется функция концепта — актуально существовать как средство взаимопонимания и общения систематизированного сообщества, дополнительно обеспечивая визуализацию для придания материалу личностно-ориентированной индивидуальности.

С точки зрения формирования своего рода скелета с узловыми точками для понимания новых и(или) изменившихся лингвосоциокультурных переменных мы зафиксировали следующее:

  • 1) важность длинных и объемных медиатекстов (как и их влияние) снижается. Читатель-пользователь все чаще оценивает текст по критерию «цена / качество»: размер текста и его соответствие смысловому ожиданию (качеству). Читатель все чаще выбирает краткость — «сестру таланта», с максимумом нужной, искомой информации, умещенной на единице пространства;
  • 2) медиасреда стала интерактивной: читатели-пользователи формируют соответствующие группы сообщений (относящиеся к одной теме в рамках создаваемых информационных каналов) — личные массмедиа, СНИ (средства нишевой информации);
  • 3) новостные тексты разных СМИ в Интернете не имеют единой формы подачи на одной площадке (см., например, «Фейсбук», «ВКонтакте», «Твиттер»), При этом каждое издание придерживается своей единой для всех социальных сетей и микроблогов политики написания текстов и их визуального оформления. Однако не только политика издания влияет на сообщения, ограничения накладываются и спецификой самого капала;
  • 4) заголовок меняет свой традиционный вид, но остается одним из признаков типологической модели медиатекста (в традиционном понимании), элементом сильной позиции, особым видом текста[1]. Тенденция к краткости и обращенности заголовка сегодня проявляется как тенденция к перерождению заголовка в индивидуализированный маркер-концепт, формируя своеобразный эффект «длинного хвоста» в медийных текстах;

  • 5) принципы создания медиатекста унифицируются с принципами создания бизнеса в «длинном хвосте», в результате чего:
    • - становятся доступными все медиатексты (как в «длинном хвосте» становятся доступными все товары);
    • - заголовочная позиция получает свой знак — хештег — для расширения области видимости текста целевой аудиторией и приобретает функцию своеобразной свертки «концепт — смысл»: облегчает читателям-потребителям нахождение медиатекстов, сгруппированных по теме, по искомым сообщениям;
  • 6) хештег становится заголовочной позицией цифровой экономики.

Сам знак «#» фактически стал символом цифровизации. Благодаря хештегу появились различные социальные движения, изменился язык миллионов людей по всему миру. Впервые слово «хештег» появилось в 2007 году. Это заимствование из английского hashtag: hash — «решетка» (#), tag — «ярлык», «этикетка», «бирка».

Хештег объединяет разрозненную информацию по общим признакам, помогает соединять вместе во многом разные или, наоборот, похожие слова, мысли, фразы, статьи, картинки и т. п.

Американский словарь английского языка (Merriam-Webster's Collegiate Dictionary1 4) определяет хештег как слово или словосочетание, предваряемое символом «#», поясняющее или категоризирующее текст, например твит. Редактор словаря Питер Соколовски отмечает: «...слова selfie (селфи) и hashtag (хештег) относятся к способам общения и самовыражения». В любой соцсети («Твиттере», «Инстаграме», «ВКонтакте», «Гугл +» и иже с ними) хештеги помогают создать то, что называется «канал», «тема», «топик» и т. п. Тем самым автор дает возможность другим пользователям соцсети понять, о чем повествует сообщение без необходимости вчитываться в него[2] . Не случайно «хештег» стал главным словом 2015 года среди юных британцев.

Хештеги сегодня активно используются и профессионалами, и обычными пользователями социальных сетей. Однако журналисты используют хештеги практически только на страницах СМИ в соцсетях, особенно в «Твиттере» и «Инстаграме».

Таким образом, хештег — это метка, используемая для распределения сообщений по темам в блогах и социальных сетях[3] . Сообщения, в которых присутствует тот или иной хештег, становятся маркированными и дают возможность интернет-пользователям найти тематическую информацию с помощью поиска (например, #музыка, Искусство, #смешное и т. д.).

По нашим наблюдениям, основными свойствами хештега на сегодняшний день являются:

  • - выделение главной мысли сообщения при помощи ключевых слов;
  • - тематическая группировка информации;
  • - обеспечение быстрого поиска по интересующим темам.

В «Инстаграме» хештеги — это слова, перед которыми ставится символ «#» и которые тем или иным образом отражают содержание фотографии. Например, если вы сфотографировали небо, то вы можете добавить хештег #sky (или #небо). Таким образом, люди, которые просматривают фотографии с этим хештегом, смогут увидеть и вашу фотографию.

Сообщения хотя бы с одним хештегом показывают на 12,6% больше пользовательской вовлеченности (источник — Simply Measured™}. По мнению специалистов, оптимальное количество хештегов — 5-7, они могут обозначать уникальный хештег для отдельной акции / мероприятия, по которому люди и будут размещать свои фотоотчеты.

Интересно, что данный оптимум (5-7) практически совпадает с так называемым магическим числом Миллера, означающим способность человека одновременно помнить 7 ± 2 элемента. Не случайно в ораторском искусстве существует рекомендация: для того чтобы быть понятым, нужно говорить просто и кратко, используя предложения, в которых не больше девяти слов. Мы привыкли читать длинные предложения и воспринимаем их с легкостью. Глаз вырывает ключевые фразы, и понимание текста приходит как осознанно, так и интуитивно. Слух же не способен в длинном предложении уловить суть сразу, особенно если оратор говорит монотонно. Мы видим, что рекомендации по оптимальному количеству хештегов фактически повторяют принципы личного общения, работая на персонификацию виртуальной реальности, максимальное погружение в эффект личного присутствия. Именно виртуальная реальность как ярко выраженный социокультурный феномен становится наиболее доступной формой вирту-алыю-личной коммуникации. Что и ведет к изменению ситуации в СМИ — условия диктуют социальные тренды на платформе новых медиа.

Одним из инструментов, обеспечивающих возможность прямого контакта с потребителем, выяснения его потребностей и получения обратной связи, является SMM-маркетинг (Social Media Marketing), обеспечивающий использование социальных платформ как каналы для продвижения бренда и решения других бизнес-задач. SMM-продвижение в социальных сетях подразумевает генерацию интересных и полезных материалов, которые пользователи будут распространять самостоятельно, повышая осведомленность о бренде, его имидж и количество читателей аккаунта.

Немного о хештегах в SMM (Social Media Marketing):

  • •лайкабельный контент;
  • •эксклюзивный контент;
  • • персонализированное ведение;
  • •поиск по хештегам, позволяющий найти нужные, тематические сообщения (например, твиты в «Твиттере», где хештеги имеют вид: #ваш_текст; в поиске «Твиттера» вы можете ввести ^журналистика, ^искусство, ^техника, #видео — и получите в режиме реального времени ленту всех твитов, где используются эти хештеги);
  • • вовлечение.

Рассматривая хештеги как новое лингвистическое явление, в рамках филологического подхода выделяют их следующие особенности[4]:

  • - характерна семантическая компрессия;
  • - тематический маркер, оценочное имя, маркер самого себя (многофункциональность);
  • - отчасти играет роль заголовка: маркирует тему сообщения, но не выполняет номинативную функцию;
  • - явление, вышедшее за пределы виртуальной реальности. Ценность хештегов зависит от того, какими их видят авторы. Они должны обладать культурной релевантностью, соединять интеллектуальный и эмоциональный уровни до того, как будут запущены в три блока социальных медиа (действия, реакции, транзакции). Хештеги не должны быть брендированными, не должны вызывать ассоциации.

Например, представляют интерес результаты анализа сообщества в социальной сети «ВКонтакте» под названием «Газета „ШАНС"» , которые показывают, что хештег является специфическим элементом в структуре медиатекста, функционирующего в Интернете.

По замечанию автора аналитического исследования, в большинстве постов используются стандартные коммуникационные хештеги — контентные инструменты: #ШаисОилайн, #ШансАнонс, #новости (идентифицируют текст как новостной и принадлежащий газете «Шанс») или #РИА_ДенъвИстории (указание на СМИ и тематику рубрики).

Выделяют особые описательные, событийные и другие хештеги — контентные или трендовые, которые позволяют аудитории четко определить тему публикации, например хештег #туризм перед статьей о путешествии или отдыхе. Или — пример из контента журнала Cosmopolitan[5] , где хештег включен в состав заголовка («AZways вдохновляет девочек не уходить из спорта в новом видео #КакДевчонка») и представляет собой название мотивационного видео, выпущенного компанией Always в рамках одноименной акции. Встречаются хештеги, являющиеся сообщением внутри заголовка — текстом в тексте: «#ме-няневзяли. Как правильно реагировать на отказ в работе».

Заголовки новостей включают хештеги-указатели, конкретизаторы: «Twitter Expresses Concerns ffor #HarrisonFord After His Plane Crash»; «It’s tfVal-entinesDay fnd Social Media Celebrates with Their Loved Ones (or by Themselves)».

Тексты новостей могут быть помечены несколькими хештегами, соотносимыми по структуре с одним или несколькими словами: #Навалъный, #Россия, #Тамбов, ^Оппозиция, іїМитинг, #Коррупци,я #ПротивКоррупции, #12июня, #Арест или #статьи, #политика, #общество, #оппозиция, #левые, #власть (из контента «ВКонтакте»). Слова в хештегах перед статьей (или в конце) тематически связаны, в цепочке хештегов обычно последовательно указывается па СМИ (источник), рубрику или тему, далее может быть указание на персону, прецедентное событие, дату, место, оценку события или факта — субъективное отношение к тому, о чем сообщается в материале.

Дальнейшее развитие социальных медиа, а значит, и медиатекстов ведет к изменению информационного ландшафта. Например, в совместном проекте журналиста Мартина Фишера (Martin Fisher), программиста Аидреа Ронера (Andrea Rohner, оба из Берлина) и парижского архитектора Жю Серови (Jug

Cerovic) даже карты могут выглядеть так: Лувр станет хештегом tfmonalisa, лондонский Ковент-Гарден (Covent Garden) превратится в ttshakeshack, а Потсдамская площадь в Берлине — в #sonycentern

Выявляя и систематизируя трансформационные тенденции и изменения, происходящие с текстами медиа в пространстве конвергентных средств массовой информации и коммуникации, мы провели эксперимент, поставив задачу перед молодыми исследователями обнаружить особенности, которые, на их взгляд, отличают тексты в электронной среде (контент массмедиа) от текстов традиционных СМИ. Референтной группой, принявшей участие в эксперименте, стала группа магистрантов с профилем подготовки «Филологическое обеспечение СМИ» Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина в рамках дисциплин «Дискурс современных медиа» и «Лингвосоциокультурное моделирование журналистского текста». Ниже приведены некоторые наблюдения, которые показались нам интересными (в том числе замечания Александры Ивушкиной, Алены Азизуловой, Юй Хун Бо, Екатерины Котовой и др.).

Особого внимания заслужили новые явления в сфере спортивных медиа, например активно формирующиеся киберспортивные медиа. При рассмотрении сетевых материалов было выявлено, что визуализация текстов имеет в данной тематике большее значение. В связи с тем, что в Интернете внимание реципиента / - читателя / -пользователя ослаблено, он находится в процессе так называемого серфинга. Необходимо задержать его внимание, за пару секунд донести до него часть информации, изложенной в статье, так, чтобы он захотел дочитать ее до конца. Сам по себе текст может выполнять данную функцию только с помощью особой композиции, например, составленной по правилам перевернутой пирамиды. Но гораздо эффективнее с задачей удержания внимания можно справиться, грамотно используя возможности графического дизайна, другими словами — визуальное оформление текста.

Разумеется, в составлении графического дизайна для статей используются рекламные, манипулятивные тактики. Тема манипуляций с сознанием, борьбы за внимание аудитории является в наше время крайне актуальной — и для манипуляторов, вынужденных искать все новые решения поставленных перед ними задач, и для пользователей, которые сознательно не хотят поддаваться на провокации и пытаются хотя бы немного оградить себя от навязывания сторонних концепций, и, разумеется, для ученых.

Научные исследования, посвященные визуальной составляющей массмедиа, как правило, оперируют терминами «дизайн», «оформление», а также «мо-

  • 1
  • 114 См.: URL: https://www.tagsandthecity.net/berlin/#faq (дата обращения: 12.10.2017).

делирование» и «проектирование» [6]. Но самому визуальному контенту ученые уделяют меньше внимания. Исследователи способов манипулирования сознанием человека также ставят во главу угла именно содержательный аспект. С помощью дизайна происходит визуальная коммуникация — дизайнер через оформление издания успешно устанавливает и поддерживает контакт со своим реципиентом.

Сам термин «дизайн» (а именно англ, design) включает четыре семантических элемента. Применительно к дизайну журнала или электронного издания они могут быть определены как декоративность, проект оформления, стратегическое функционирование (реклама) и средство манипуляции вниманием . Мы коснемся третьего и четвертого из этих элементов и затронем функции эстетического оформления лишь отчасти, так как они все взаимосвязаны.

Необходимо также уточнить, что взаимодействие пользователя с информационными ресурсами может происходить в разных формах, как то:

  • - условно-пассивная (чтение текста, переход по ссылкам и скроллинг страниц, просмотр иллюстраций, восприятие аудио и видео);
  • - активная (навигация по элементам контента, множественный выбор, управление интерактивной композицией);
  • - деятельностная (изменение и составление композиций объектов, изменение их параметров) и исследовательская формы (генерация собственных событий).

Периодические (и некоторых электронные) издания в большинстве своем ориентируются на условно-пассивную форму взаимодействия читателя с контентом. Но значительная часть электронных ресурсов включает возможность всех четырех форм взаимодействия.

Рассмотрим материалы, предполагающие исключительно условнопассивную форму взаимодействия — дискурс киберспортивных СМИ на примере выборки статей и информационных материалов об одном из крупнейших турниров по дисциплине Dota-2 — Boston Major, который с 3 по 10 декабря 2016 года проходил в Бостоне и являлся на тот момент наиболее актуальным информационным поводом в сфере киберспорта. Основными источниками материала были русскоязычные порталы Cybersports.ru и Cyber.sports.ru, а также eSports — отделения зарубежных сайтов Espn.com и Thescore.corn'1.

В процессе анализа была предпринята попытка ответить на три вопроса:

  • - как СМИ с помощью визуального оформления формирует отношение своей аудитории к киберспортивному событию? (на материале русскоязычных и зарубежных сайтов);
  • - как с помощью визуального оформления создается положительный образ команды русской киберспортивной организации? (на материале русскоязычных сайтов);
  • - как различается подход к визуальному оформлению русскоязычных и зарубежных сайтов, посвященных киберспорту?

Major (или «мейджор», как его иногда транслитерируют в средствах массовой информации) является вторым по величине международным турниром по дисциплине Dota-2. Первым в СМИ материалом о новом турнире обычно является новость о том, в каком городе и на какой площадке пройдет очередной мейджор.

Первая новость о Boston Major на русскоязычном портале содержала в себе, помимо видеотрейлера, его логотип, определяющий основной тон цветовой гаммы предстоящего турнира — зеленый. Таким образом, материал, открывающий серию статей о мейджоре, сразу же «проводит и укрепляет в голове своего читателя ассоциацию между зеленым цветом и данным мероприятием» (сохранена стилистика студенческого комментария. —Прим. авт.). Для чего это нужно? С одной стороны, посетитель портала, желающий найти информацию и статьи, посвященные именно Boston Major, будет интуитивно искать на сайте логотип зеленого цвета, не тратя свои ресурсы на «пробегание» глазами заголовков всех статей, опубликованных за интересующий его период времени. С другой стороны, пользователь, выбирая случайные материалы из представленных на сайте или из своей новостной ленты, еще не читая текстов, понимает, какому событию они посвящены.

Действительно, многие материалы, освещающие события в рамках турнира, интервью и аналитические статьи па русскоязычных порталах открываются все той же крупной и бросающейся в глаза иллюстративной «шапкой» с логотипом и названием турнира, оформленной в зеленых тонах.

Несколько иную картину наблюдаем на англоязычных порталах, посвященных киберспорту. Основным отличием является то, что там уровень спекуляции символикой и цветовой гаммой Boston Major меньше; среди других новостных материалов он теряется — соответственно, уменьшается его значимость по сравнению с другими событиями в сфере киберспорта, происходящими одновременно с ним. Данная позиция обусловлена тем, что англоязычный сайт априори считается международным и поэтому одной из его задач является равномерное обеспечение информацией всех его потенциальных читателей. Поскольку Dota-2 — одна из не менее ста киберспортивных дисциплин, по которым постоянно проводятся чемпионаты (пусть она и одна из самых популярных), англоязычные сайты на момент проведения мейджора предпочитают посвящать ему немного больше информационных статей, при этом не заполняя все свое электронное пространство турнирной символикой и не ущемляя тем самым права других своих читателей.

На русскоязычных сайтах материалы о Dota-2, как самой популярной ки-берспортивной дисциплине в России и странах СНГ, занимают главенствующее место. По отношению к визуализации материалов посыл англоязычных медиа для аудитории нейтрален: «Если вы интересуетесь Boston Major, то можете найти основную информацию о нем на нашем сайте». А вот русскоязычный можно трактовать как: «Если вы не смотрите Boston Major, то вы пропускаете наиболее важный киберспортивный турнир этого сезона», и этот посыл заставляет читателя «не в теме» чувствовать себя неуютно.

Еще одна особенность русскоязычных киберспортивных СМИ обусловлена тем же обстоятельством, что и популярность Dota-2 в странах СНГ, — успешностью русских и украинских коллективов и отдельных игроков из этих стран, выступающих на «профессиональной сцене». В остальном мире более распространенной является другая игра, жанра МОВА, — League of Legends, и ее фанатская база в Америке, Европе и Азии превосходит количество поклонников Dota. Поскольку русские и украинские организации иногда опосредованно, а иногда и непосредственно влияют на киберспортивные СМИ, материалы, касающиеся достижений СНГ-команд, нередко приобретают пропагандистский характер. Те русскоязычные СМИ, которые можно назвать независимыми в этом отношении, вынуждены подстраиваться под запросы аудитории, требующей все больше положительной информации об отечественных коллективах. Круг взаимовлияния замыкается, но в итоге именно посредством СМИ создается заведомо положительный, сильный образ игроков из СНГ. Разумеется, визуализация материалов играет в создании этого образа не последнюю роль.

В случае с Boston Major целью активной популяризации в средствах массовой информации стала команда российской организации Virtus.pro. Обновленный состав команды показал хорошие результаты во время классификаций к турниру, что привлекло к игрокам внимание как зарубежных аналитиков, так и поклонников киберспорта. На русскоязычных порталах сразу выросло количество положительных материалов, посвященных команде, в которых их образ обыгрывается и на визуальном уровне.

Некоторые из этих материалов (например, статья с кричащим названием «Новые короли СНГ») «увенчались» официальной фотографией нового состава. На ней одни ребята уверенно, с вызовом, смотрят в камеру, скрестив руки на груди (эта поза является стандартом для подобных коллажей, она подчеркивает серьезность и силу игроков), а другие, напротив, опустили руки и дружелюбно улыбаются. На фоне — повторяющийся символ Virtus.pro (оскалившийся белый медведь), этот же символ украшает униформы игроков. Данная фотография посылает сразу несколько сигналов читателю: первый, самый нейтральный, информирует его, о ком пойдет речь в статье, остальные влияют непосредственно на его отношение. Человек, изначально расположенный к киберспорту, испытает от этой иллюстрации только положительные эмоции: ощущение серьезности, профессионализма игроков, их уверенности в себе, гордость за «свою» команду; в противоположном случае — зависть и желание быть на месте успешных игроков. Кто-то воспринимает этот визуальный ряд с агрессией: помимо поз, этому способствуют цветовая гамма униформы (черный с оранжевым) и воинственный логотип. Но эта скрытая агрессия — демонстрация силы, являющаяся неотъемлемой частью командного соперничества в киберспорте, а, следовательно, и его атрибутики.

Использование подобного оформления страницы рисует образ состава Virtus.pro как находящегося как минимум на одном уровне с другими командами мира. Это может звучать как незначительная деталь, но не в случае с болельщиками из России и стран СНГ, которые не избалованы успехами отечественных команд в других видах спорта, например в футболе. Образ российской команды как равной сильным составам из других стран является положительным, так как воскрешает чувство патриотизма, тем самым оказывая сильное эмоциональное влияние на аудиторию.

Вторым слоем семантики — дополнительной коннотацией, формируемой СМИ в отношении команды Virtus.pro (и пропагандируемой во всех СНГ-медиа), — стал ореол превосходства. Как только состав прошел квалификации на участие в Boston Major, русскоязычные порталы выдвинули отечественную команду в фавориты турнира и начали кампанию по формированию соответствующего общественного мнения. Рассмотрим, как это отразилось на визуальном оформлении новостных материалов.

Проведем сопоставление двух статей с портала Cyber.sport.ru (в отличие от Cybersport.ru, журналисты данного сайта не гонятся за ежесекундными новостными обновлениями, а концентрируются на аналитике и статьях-обзорах) из рубрики «5 на 16», объединяющей краткие описания шестнадцати команд Boston Major. В одной из этих статей, «Главная надежда СНГ в Бостоне», рассказывается о составе Virtus.pro. Вторая, «Китайские титаны», посвящена азиатской команде NewBee. Мы видим принципиальные отличия уже в том, какие именно общие фотографии команд были выбраны для иллюстрирования данных материалов. Снимок китайской команды не отличается качеством, он выглядит обыденно, без динамики и эмоций. Между игроками нет никакой связи — это просто пятеро человек, предположительно из Китая; они примерно одного роста и одеты в одинаковую черную форму.

Совсем другой фотографией открывается статья о Virtus.pro. Композиция снимка, смещение центра фото, перспектива — все концентрирует внимание на ключевом компоненте — пятерке игроков. Они стоят близко друг к другу в расслабленных позах, общаются, улыбаются — это создает ощущение дружбы, сплоченности и положительного настроения. Оранжевые акценты командной униформы и яркий синий освежают общую серо-черно-белую гамму. За спиной у команды логотип с медведем.

Так, на уровне визуального восприятия NewBee показана как ничем не выдающаяся, неприметная группа китайцев, в то время как Virtus.pro предстает перед нами как свежая, яркая, сплоченная команда, готовая побеждать. Нет никаких сомнений, на чьей стороне симпатии читателя.

Данный пример может показаться не совсем объективным, так как посетитель русскоязычного портала, скорее всего, изначально настроен поддерживать «свою» команду и сравнение с азиатским составом сомнительно. Здесь обязательно нужно отметить то обстоятельство, что в СМИ подобный образ состава Virtus.pro сформировался всего за пару месяцев — еще год или два назад любитель киберспорта из СНГ предпочел бы болеть за любую из китайских команд, нежели за русскую, за которой в тот момент закрепился статус аутсайдеров.

Разумеется, ничего подобного мы не наблюдаем на англоязычных порталах. В плане иллюстративного материала международные сайты соблюдают нейтральную позицию, не выделяя никого из общего ряда, и никого не обходят вниманием. Единственное исключение из этого правила — действующие чемпионы мира по дисциплине Dota-2 — Wings Gaming. Если мы рассмотрим материал с сайта TheScore.com под заголовком «The Boston Major Primer», посвященный все тому же перечислению возможных фаворитов турнира, мы увидим, что три из четырех фотоиллюстраций имеют похожий сюжет — это игрок, сидящий перед монитором (одним из героев данных фотографий является член команды Virtus.pro, но здесь на нем не делается никакого акцента). Четвертый снимок — фотография с чемпионата мира, где торжествующие Wings Gaming держат главный трофей турнира в виде круглого металлического щита. Выбор подобной иллюстрации не выполняет иной функции, кроме как привлечь внимание читателя к команде, являющейся действующим чемпионом мира. Это не более чем констатация факта или информирование непосвященных, подобная визуализация играет роль только в поддержании текущего статуса команды, но не решает вопроса формирования принципиально нового имиджа или восприятия (общественного мнения).

У русскоязычных и зарубежных порталов, посвященных киберспортив-ной тематике, обнаруживаются яркие отличия в подходе к визуализации и иллюстрированию своих новостных и аналитических материалов. Визуальную составляющую контента сайтов Espn.com и TheScore.com можно назвать строгой. В подразделе портала Espn.com, посвященном киберспорту, даже самые крупные статьи, например интервью с игроками, содержат одну, реже две фотоиллюстрации. На сайте TheScoreEsports.com материалы даже с минимальными визуальными включениями в текст попадаются в соотношении один к пяти, чаще всего эти визуальные включения представляют собой инфографику, наглядно представляющую читателю некоторую часть информации, которую было бы сложно передать только с помощью вербального текста. Основную содержательную функцию на обоих сайтах выполняет сама статья — интервью, расширенный экспертный комментарий или анонс события.

Традиции оформления на русскоязычных порталах Cybersports.ru и Cyber.sports.ru, где каждая, даже самая короткая статья снабжается фото- или видеоматериалом, дополняются большим количеством иифографических таблиц, безусловно, другими по сравнению с англоязычными сайтами. Текстового содержания заметно меньше: это может быть краткая информация, анонс или интервью, чаще всего без содержания журналистской аналитики.

Таким образом, сам подход к соотношению содержания и иллюстративного материала в журналистских статьях позволяет сделать вывод, что англоязычные порталы ориентированы на информативный контент, а русскоязычные — (скорее) на развлекательный. Это, видимо, также указывает на специфику аудитории тех и других сайтов, что является следствием неравномерности распределения интереса читателей к конкретной дисциплине, о чем мы уже говорили выше. В результате мы приходим к выводу, что для разработки максимально эффективной подачи информационных материалов необходимо оптимальное соотношение информативности текста и визуального оформления. Тенденции роста: расширение аудитории заинтересованных читателей, подключение все большего количества мотивированных профессионалов, расширение списка киберспортивных СМИ, преследующих разные цели и ориентированных на разную целевую аудиторию, — сигнализируют о динамичном развитии данной сферы массмедиа.

Одним из направлений эксперимента стало практическое использование методологии лингвосоциокультурного моделирования текстов медиа с целью сопоставления каналов подачи информации (газета, информационное агентство, блог) и выявления соответствующих различий.

Для наглядности результаты анализа — выявленные лингвосоциокультурные составляющие текстов — сведены в таблицу (табл. I)[7]:

Таблица 1

Лингвосоциокультурные составляющие текста

Составляющие журналистского текста

Заголовочный комплекс: «Ловивший покемонов в храме Екатеринбурга блогер получил условный срок Руслан Соколовский приговорен к 3,5 года условно»

ТАСС. Информационное агентство России

Заголовочный комплекс: «Доказательство от противного Российский суд впервые признал преступлением утверждение 0 том, что Бога нет»

Газета «Ведомости».

Статья опубликована в № 4319 от 12.05.2017 под рубрикой «Вещь недели: Судейский молоток»

Заголовочный комплекс: «Дело о покемонах: приговор первой инстанции»

Пишет Anton Nossik (блог)

Заголовочная позиция представлена, как правило, не только заголовком, но и другими структурными элементами (подзаголовок, лид и др.). Наибольшей развернутостью характеризуется заголовок-сообщение ТАСС, поскольку информационное агентство (по законам жанра) кратко, лаконично, но исчерпывающе (без возможности расширения в последующем тексте) подает информационный повод для вторичных, более развернутых публикаций в других изданиях (конвергентная среда медиа изменила ситуацию, и информационные агентства дают возможность аудитории познакомиться со взглядом агентства на событие в более широком контексте). Газета, как видим, предоставляет информацию пошагово — дробно, порциями, а вот блогер в кратком заголовке в данном случае использует стиль и конструкции языка юридического делопроизводства, открывая проекцию личного отношения к ситуации (далее — откровенного ироничного)

Культурные составляющие

Необходимо отметить, что само событие в данном случае стало прецедентом и, скорее всего, войдет в культуру как знаковое.

В статье последовательно описывается ход следствия по делу Соколовского, и, соответственно, можно говорить О том, что здесь раскрывается культурная составляющая, относящаяся к судебной системе в России.

В статье приводятся комментарии экспертов в разных областях по делу Соколовского, в том числе затрагивается вопрос о справедливости наказания, назначенного Соколовскому.

В данной статье актуализируются культурные понятия, связанные с религиозным и судебным дискурсами. Можно говорить О том, что статья о деле Соколовского построена на своеобразном противопоставлении Соколовского и РПЦ. Например, Соколовского в статье называют «ловцом покемонов», как его окрестили массме-диа; здесь же присутствует ссылка на статью о служителях РПЦ с названием «Ловцы человеков». Это отсылает к тексту Библии, где Иисус Христос называет своих учеников «ловцами человеков», однако же в данном контексте словосочетание принимает негативный оттенок,

В блоге дело Соколовского представлено, как старый советский анекдот, воплотившийся в жизнь: «Разговаривают два советских судьи. Один спрашивает другого:

  • Коллега, Вы могли бы отправить за решетку невиновного?
  • Ну что Вы, ни в коем случае, я осудил бы его условно». Включение жанра анекдота в текст блога является значимым для культурной составляющей материала, поскольку вводит читателя в область фольклора, народной культуры.

Справедливость российского законодательства и российского суда — вопрос, который, безусловно, присутствует в российской культуре

работая на создание отрицательного образа служителей церкви.

В целом, конфликт Соколовского и церкви представлен как классический конфликт между неким вольнодумцем, героем либеральных взглядов и неким консервативным, подавляющим институтом, против которого либеральный герой выступает и в результате наказывается за это государством, — ситуация, довольно распространенная для русской культуры

Ситуация, описываемая в этом анекдоте, представляется почти как вечная проблема и указывает на несовершенство судебной и законодательной систем российского государства

Видно, что именно тон изложения, наиболее ярко отличает материалы друг от друга. В первом материале -постановка вопроса — проблемы, которая требует обсуждения (одна из вечных проблем, с другой стороны, одна из бесперспективных тем, поскольку по вопросам религии и веры не спорят!'). Во втором материале — заимствование из классической литературы сюжета: «человек либеральных взглядов, не принимается своим социумом, почти герой, а общество (или некий его институт) консервативно, отстало» —включаются фоновые знания, ассоциации, которые (в литературной традиции толковались однозначно) позволяют настроить аудиторию на сочувствие и оправдание «героя». Вместе с тем по мере изложения сюжета расставляются негативные оценки представителям стороны оппонентов. В третьем материале фольклорный формат подачи материала обусловливает настроение иронии, насмешки, даже передергивания — ближе всего к разговорной речи

Социальные составляющие

В последней части статьи, обозначенной подзаголовком «Позиция правозащитников и церкви», содержатся комментарии по поводу приговора Соколовскому.

Уже в заголовочном комплексе раскрывается основная тема статьи — критика российской судебной системы и законодательства: «Доказательство от противного Российский суд впер-

Социальная тематика здесь такая же, как и в статьях ТАСС и «Ведомостей»: критика российских судов и несовершенного российского законодательства,

Большая часть экспертов сходятся во мнении, что уголовное наказание за «оскорбление чувств верующих» — это чересчур (!), соответственно, возникает критика, пусть и в мягкой форме, российской законодательной системы и возникает вопрос о необходимости корректировки законов, что, безусловно, напрямую затрагивает интересы социума

выс признал преступлением утверждение О том, что Бога нет».

Статья опубликована в рубрике «Вещь недели: Судейский молоток».

Заявленную тему подчеркивают также названия других статей издания, ссылки на которые содержатся в самом тексте статьи: «Кризис политизированного законотворчества» и «В России все чаще сажают за „ экстремистские высказывания " в Интернете». Событие, описываемое в статье, оказывается значимым для нескольких социальных групп, которые упоминаются в материале: 1) верующих — «приверженцев христианства и мусульманства»; 2) сообщества блогеров, к которым относится и Руслан Соколовский в том числе. В тексте упоминаются и пользователи соцсетей, которые активно высказывают свое мнение о происходящем, отличное от мнения официальных представителей церкви

что, как и в статье газеты «Ведомости», подтверждается, например, заголовком «Дело о покемонах: приговор первой инстанции»

Неразрывность и взаимообусловленность социальных и культурных факторов очевидны, и лишь в некоторых деталях, акцентах удается подчеркнуть направленность на социальный аспект, значимость для современного развития гражданского общества (в данной проблематике). Культурные аспекты чаще апеллируют к прошлому, к традиции или даже истории

Лингвистические составляющие

Тип речи — событийное повествование.

Большое количество лексики и синтаксических конструкций судебной и правовой тематик: «Суд не нашел отягчающих обстоятельств», «суд предписал», «до вступления приговора в силу»', «решение об обжаловании приговора»', «суд апелляционной инстанции», «признан виновным по всем составам преступления» и т. д. Статья по сути представляет собой компиляцию различных точек зрения, поэтому в тексте присутствует большое количество вводных конструкций, указывающих на источник информации, мнения и т. д.: «по словам блоге-ра», «передает корреспондент ТАСС из зала суда»', «по мнению члена

Тип речи — практическое рассуждение. Характерной чертой текста является, можно сказать, то, что автор активно использует языковые единицы, указывающие на отношения обусловленности (терминология соответствует синтаксической традиции): последовательность действий, причинно-следственные связи между фрагментами текста. Употребляется большое количество союзных и вводных слов (и т. п.), тем самым подчеркивается стремление к логичности изложения: автор явно предпочитает начинать предложение с союза (!), таким образом данные языковые единицы оказываются в сильной смысловой (значимой) позиции: «Но в историю этот приговор все-таки войдет именно благодаря вот этому „ отрицанию существования Бога ". Потому что на четвертом году существования статьи

Тип речи — отвлеченное рассуждение.

Основной лингвистический прием, используемый автором в данном материале, — ирония:

«Дело о покемонах: приговор первой инстанции»',

«...чем больше внимания уделяют процессу пресса и общество, тем трудней околоточной Фемиде отыграть свою унылую песнь по привычным нотам»

Ассоциации юристов России», «эксперты, опро-шенные ТАСС, считают» и т. д.

УК об „ оскорблении чувств верующих” произошло ровно то, о чем в один голос предупреждали юристы и правозащитники: суд официально назвал преступлением публичное утверждение о том, что бога нет. То есть казавшееся когда-то совершенно фантасмагоричним предположение о том, что благодаря ст. 148 любой верующий может потребовать возбуждения уголовного дела против любого атеиста, воплощается в реальность ударными темпами».

Автор также использует экспрессивную, преимущественно разговорную, лексику и синтаксические конструкции типа: «ударными темпа-ми»; «казавшееся фантасмагоричним предложение»;

«произошло ровно то, о чем предупре-ждали»;

«вот такое вот до-казательство от противного» и т. д.

Лингвистические составляющие текста являются наиболее развернутой структурированной системой, однако тем интереснее обнаружить то, что просто бросается в глаза. С одной стороны, создается своего рода «портрет» текста, некая структурно-языковая матрица (которую можно по формальным и статистическим признакам сравнивать, накладывать на другую), с другой стороны, безусловным является тот факт, что и структура текста, тип текста и языковые единицы и конструкции — результат сознательного (и бессознательного) выбора автора этого текста

Коммуникативные составляющие

Присутствует ссылка на статью с названием «Статья об оскорблении чувств верующих в России и случаи вынесения приговоров. Досье» — то есть статья и само событие вписываются в более широкий социальный контекст

В статье присутствуют три ссылки на материалы подобной тематики, открыты комментарии для пользователей. Есть ссылки и на УК РФ, также в качестве авторитетного источника приводится информационное агентство РИА «Новости»

Особенности организации диалога с аудиторией — отсылка к широкому контексту обсуждаемой проблематики, создание исторического и культурного ландшафтов вопроса (в нашей стране это проблема, есть прецеденты...) — являются своего рода приглашением к участию в дискуссии. Однако в условиях массовой коммуникации переход на эмоциональную оценку, склонность к усугублению негативной окраски, обвинительный, ироничный, саркастический тон, переход на личности (намеки) действуют на социум дестабилизирующе и не располагают к дискуссии и рациональному диалогу. Фактически обсуждения не получается, контекст проблемы в медиадискурсе представляет собой эпатажные выкрики, определенные желанием выделиться левыми или правыми взглядами или просто заявить о себе «на информационной тусовке»

Индивидуальные характеристики личности

Яркие авторские характеристики в тексте найти сложно. Текст насыщен информативно, в нем содержится большое количество цитат экспертов, служителей церкви и др., образ автора здесь в какой-то степени нивелируется. Автор материала выступает скорее в качестве составителя текста

  • 1. Автор пишет текст от первого лица.
  • 2. Он высказывает свою точку зрения на предмет.
  • 3. Под статьей стоит фамилия автора

В блоге ярче всего раскрывается образ автора, который:

  • 1) пишет текст от первого лица;
  • 2) отрыто высказывает свою точку зрения;
  • 3) использует намного более экспрессивную, чем в двух других текстах, ярко окрашенную лексику

Типологические признаки издания

Информационное агентство

Г азета (печатная + интернет-версия)

Блог

Таким образом, предложенная методология (с учетом необходимых дополнений, комментариев и ряда специфических особенностей используемых в настоящее время технологий) позволила выявить следующее:

  • - социальные сети / «Твиттер» — для получения практически мгновенного отзыва от читателей, ведения с ними прямого диалога, сбора личных подписчиков, а также сбора последних новостей в рамках подготовки собственного материала;
  • - повышенная вероятность сознательного искажения картины мира у пользователей из-за кликбейтов — публикаций статей с яркими и громкими, иногда сильно натянутыми, заголовками в погоне за кликами;
  • - возможность подготовить достоверные материалы, которые подтверждаются фактами на основе самостоятельного анализа таких данных, с их последующей визуализацией как в виде инфографики, так и при помощи обычных диаграмм;
  • - внутреннее совмещение профессий: журналист вынужден выполнять работу за нескольких сотрудников, становясь как минимум аналитиком, дизайнером и продюсером;
  • - и другие.

Многоуровневая стратегия лингвосоциокулътурного моделирования журналистского текста. Как уже отмечалось, ОПТ формируется следующими пятью пространствами, определяющими характеристики текста:

  • - пространство коммуникации;
  • - пространство исторического времени;
  • - пространство культуры;
  • - пространство типов журналистики;
  • - семантическое пространство текста.

Таким образом, можно сделать обоснованное предположение, что рассмотрение ОПТ применительно к исследованию журналистских текстов целесообразно вести в следующей последовательности (рис. 4):

ФИКСАЦИЯ >?РЕМЕН»ЮЙ точки-.

ВЫЯВЛЕНИЕМ

ОПИСАНИЕ ТИЛОВ ЖУРНАЛИСТКИ

ВЬ- ЯВЛЕНИЕ И ОПИСАНИЕ ИНДИВИДУАЛоно личност ных ЗНАЧИМЫХ КАЧЕСТВ АВТОРА ТЕКСТА / БЛОГГЕРА

ПРОСТРАНСТВО

ПОДМНОЖЕСТВО ПРОСТРАІК'BA ILMCTOe(TE»CT ’.иди а: КОНКРСТ НО X ПРЕДСТАЛІ ТЕЛ ЕЙ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ТИЛОВ ЖУРНАЛИСТИКИ (медиа: и я зь ковок аспектов ИХЮЛЛЕКТИ8А

ЛОДМ»*ОЖЕСТВО ПРОСТРАНСТВА ТЕКСТОВ ПО КУЛЬТУРНОМ АСПЕКТАМ

ПОДМНОЖЕСТВО ПРОСТ РА НСТВА ТЕКСТОВ ПО ТИЛАМ ЖУРНАЛІСТ Ики !МЕДИА!

Віт ЯВЛЕНИЕ и ОЛИС АН НЕ ИСТОРИЧЕСКИХ МОМЕНТОВ

8L ЯВЛЕНИЕ И ОПИСАНИЕ

КУЛЬТУРНЫХ АСПЕКТОВ

ПОДМНОЖЕСТ ВО ПРОСТРАНСТВА ТЕКСТОВ ПО ПРИЗНАКУ «4М»?М?>Р1ОЙ ТОЧКИ*

ПОДМНОЖЕСТВО

ПРОСТРАНСТВА ТЕКСТОВ ПО ИСТОРИЧЕСКИМ МОМЕНТАМ

ВО Я6ЛЕНИ ? И ОПИСАНИЕ КОНКРЕТНЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СООТВЕТСТВУКХДИХ ТИПОВ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЯЗЫКОВЫХ АСПЕКТОВ ЖУРНАЛИСТСКОГО КОЛЛЕКТИВА / БЛОГГЕРА

ЛЗРНВОСОЦИОКУЛЫУРНАЯ Г.ЮДЕЛо к ОН*УСТНОГО ТЕКСТА МЕДИА

Рис. 4. Многоуровневая стратегия исследования журналистского текста

в обобщенном пространстве текстов

  • • фиксация временной точки, то есть определение конкретного исторического времени, например 90-е годы XX века;
  • • выявление и описание исторических моментов, соответствующих фиксированной временной точке описываемого по географическим территориям и их совокупностям, то есть районы, страны, континенты и т. д.;
  • • выявление и описание культурных аспектов, соответствующих фиксированной временной точке описываемого, ее историческим моментам по географическим территориям и их совокупностям, то есть рассмотрение экономического и политического положения, правовых институтов, норм и обычаев, религии и морали;
  • • выявление и описание соответствующих типов журналистики (медиа);
  • • выявление и описание конкретных представителей соответствующего типа журналистики (медиа) или направления блога;
  • • выявление и описание языковых аспектов журналистского коллектива конкретных представителей соответствующего типа журналистики или блогера;
  • • выявление и описание индивидуально-личностных значимых качеств (например, уровень образования, литературный стиль, тип психики и т. п.) конкретного автора соответствующего текста.

Обобщенная методология анализа текста медиа. Цель лингвосоцио-кулыпурного моделирования — установление общего в текстах, выявление определенных тенденций, получение скелета с узловыми точками для социокультурных моделей журналистики и тем самым их представление в виде лингвосоциокультурных переменных.

Итак, рассмотрим структуру лингвосоциокультурного моделирования текста медиа:

- раскрытие пространства коммуникации и пространства исторического времени:

Шаг 1. Фиксация временной точки — определение конкретного исторического времени анализа медиа, например 2002 год, XXI век.

Шаг 2. Выявление и описание исторических моментов — тип общественно-экономической формации и основные исторические моменты (например, войны, землетрясения, засуха, наводнение и т. п.), имеющие место в данный момент конкретного исторического времени;

- раскрытие пространства коммуникации и пространства культуры — совокупность культурологического анализа языковой ситуации в конкретном социальном пространстве и социолингвистического изучения языка текстов медиа:

Шаг 1. Уточнение уровня этнического, социально-экономического и политического развития общества.

Шаг 2. Уточнение уровня культурного развития общества, например на основе длительности литературных традиций.

Шаг 3. Уточнение численности, компактности проживания носителей языка и их этнического окружения.

Шаг 4. Выявление лингвокультурем — узловых точек, являющихся базовыми для текстов / дискурсов.

Шаг 5. Учет смысловой погрешности, возникающей при переходе лингвокультурем из одного текста / дискурса в другой.

Шаг 6. Фиксация социальной вариативности языковых средств текстов медиа на основе выявления социолингвистической переменной — языкового коррелята стратифицированной или ситуационной вариативности, а именно:

  • а) объем и семантическая структура заголовочных комплексов или их «заменителей»;
  • б) укрупненная семантико-стилистическая структура наименований тематических полос, блоков, рубрик, заголовков или разделов блога;

в) укрупненная речевая структура текста;

  • г) укрупненные лексические особенности текста;
  • Д) укрупненные синтаксические особенности текста;
  • - раскрытие пространства коммуникации и пространства типов журналистики — своеобразная параметризация проблемной области различных социокультурных моделей журналистики (медиа):

Шаг 1. Выявление фактора автора текста: журналист / непрофессиональный журналист; жизненный путь автора, публикации, принадлежность к редакции и (или) другой организации, социальный статус, уровень общественного признания и т. п.

Шаг 2. Выявление фактора персонификации / деперсонификации автора: конкретный человек или партия / общественное движение / другая организация или деперсонифицированный текст (лозунги, передовицы и т. д.).

Шаг 3. Выявление фактора адресата:

  • а) сторонники / противники / нейтральная аудитория;
  • б) профессиональная ориентация.

Шаг 4. Выявление фактора прагматических условий порождения текста: авторский текст / интервью / пресс-конференция / речь на митинге и т. п.

Шаг 5. Выявление коммуникативного распределения:

  • а) монологический текст — диалог;
  • б) общие типы иллокуций.

Шаг 6. Выявление и описание характерных особенностей конкретной социокультурной модели журналистики (медиа):

  • а) определение издающей организации и (или) физических лиц;
  • б) определение региона распространения — обслуживаемой территории, в том числе информационно обслуживаемой;
  • в) выявление и описание издательских характеристик (явных и неявных);
  • г) определение легитимности издания;
  • д) выявление задачи медиа и его программы (цели);
  • е) определение читательской аудитории (сети потребителей);
  • ж) анализ редакционных отчетов или передовых статей, писем читателей и их обзора, характера публикуемых материалов, отзывов подписчиков блога;
  • з) определение характера медиа;
  • - раскрытие пространства коммуникации и семантического пространства текста:

Шаг 1. Выявление единиц языка, образованных автором.

Шаг 2. Выявление единиц языка автора с высокой частотной повторяемостью.

Шаг 3. Выявление единиц языка автора, создающих своеобразие стиля.

Шаг 4. Выявление оригинальности построения стилистической системы.

Шаг 5. Анализ группы квазисинонимов для следующих слоев лексической системы языка текста медиа: наречия, частицы, вводные слова и выражения, фразеологические выражения, глаголы речи, союзы и союзные слова;

- раскрытие лингвосоциокультурной модели текста конкретного социокультурного типа журналистики (медиа): установление общего в текстах издания, выявление определенных тенденций, формирование лингвосоциокультурных переменных (узловых точек) для социокультурных моделей журналистики, своеобразной эталонной модели как базы для принятия или непринятия гипотезы об отнесении конкретного издания к той или иной социокультурной модели журналистики.

  • [1] См.: Богуславская В. В. Негативные конструкции в роли заголовков (на материале газетнопублицистического стиля современного русского языка): автореф. дис. канд. филол. наук. Ростов н/'Д, 1993. 16 с. 2 Chris Anderson. The Long Tail: Why the Future of Business is Selling Less or More. Hyperion, New York. 2006. P. 226.; Chris Anderson. Free: The Future of a Radical Price. Hyperion. 2009.
  • [2] См.: The Merriam-Webster Dictionary New Edition, (c) 2016, Mass Market Paperback. 938 p. 2 1115 См.: Волконская M. Ю., Вахрушева M. А., Паутова К. А. Феномен хештегов в современных электронных СМИ // Сборник научных статей по материалам Международной научно-практической конференции «Современные информационные и коммуникативные технологии в глобальном мире: вызовы и возможности» / гл. рсд. Л. В. Савченко. Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2017. С. 39—42. 3 См.: Hashtag Named UK Children's Word of the Year #important [Электронный ресурс]. URL: https://www.theguardian.com/technology/2015/may/28/hashtag-named-uk-childrens-word-of-the-year-important (дата обращения: 25.05.2017).
  • [3] См.: Кан Е. В. Хештеги как новое лингвистическое явление И Филологический аспект: международный научно-практический журнал. Нижний Новгород: HOO «Профессиональная наука». 2017. № 1(21). С. 90-98. 2 См.: Там же.
  • [4] См.: Solis В. The Hashtag Economy [Электронный ресурс]. URL: http://www.briansolis.com/2011/-06/hashtag-this-the-culture-of-social-media-is (дата обращения: 25.03.2017). 2 См.: Вольф О. А. Функции хештега в журналистском мсдиатскстс (на примере постов газеты «ШАНС» в социальной сети «ВКонтакте») / Альманах «Язык. Коммуникация. Культура»: сборник по материалам 1-й Международной заочной научно-практической конференции. Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина, 20 апреля 2017 г. М„ 2017. С. 24-27.
  • [5] См.: URL: https://vk.com/shans_online. 2 См.: URL: https://www.cosmo.ru/healtli/news/30-06-2016. 3 См.: URL: https://snob.ru/selected/entry/122187.
  • [6] См.: Лазарев Е. Н. От формы вещи до духа человека // Дизайн для всех. Альманах. 1992. № 1. 2 См.: Шевченко В. Э. Теоретические основы визуальной коммуникации // Научные ведомости. Серия «Гуманитарные науки». 2013. № 20(163). Вып. 19 [Электронный ресурс]. URL: https://cybcrlcninka.ru/articlc/-v/teoreticheskie-osnovy-vizualnoy-kommunikatsii (дата обращения: 16.04.2017). 3
  • [7] Источники сопоставления: статья «ТАСС» (см. http://tass.ru/proisshestviya/4243975), статья из газеты «Ведомости» (см. https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/05/12/689535-ot-protivnogo), статья в блоге (см.: http://dolboeb.livejoumal.com/3141779.html).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >