ИЗ ИСТОРИИ СЦЕНАРНОГО ДЕЛА

Родственные связи

В любом произведении искусства, великом или малом, все до последних мелочей зависит от замысла.

Иоганн Вольфганг Гёте

Чьих будешь?

Итак, первое, что нам следует сделать — выяснить происхождение господина Сценариуса. Пару раз произнеся вслух это имя, вы без труда догадаетесь, что по национальности он — грек, причем грек древний. И действительно, достаточно немного покопаться в истории, чтобы найти свидетельства его античных корней. Мы выясним, что в древнегреческом театре V-IV вв. до н. э. «сценариумом» называли план или краткий конспект драматического произведения. Вы спросите, зачем он был нужен, если существовал текст трагедии, драмы или комедии, написанный Эсхилом, Софоклом или Аристофаном? История отвечает на ваш вопрос предельно четко: бумагу писал и держал при себе «сценариус» — человек за кулисами, указывавший актерам, когда и как им выходить. Этот достойный гражданин следил также за своевременным включением в действие разнообразных сценических эффектов, вроде «бога из машины» или громыхания металлических полос, указывающих на скорое появление сердитого Зевса. Как выглядели сценариумы того времени, доподлинно неизвестно, но сама традиция сохранилась, и помощник режиссера в современном репертуарном театре занимается во время спектакля тем же, что и его древнегреческий коллега сценариус.

Впрочем, не спешите кричать: «Эврика!». С именем мы разобрались, но объявлять античность единственной точкой отсчета было бы ошибкой. Дело в том, что устные аналоги сценария существовали задолго до театра афинских трагиков. Исследователи фольклора обнаруживают их во многих зрелищных формах народов мира, дошедших до наших дней из глубокой древности: цейлонском театре колама, индийских бхопа и катакали, а также в более поздних разновидностях народного театра — райке, театре теней и прочих балаганных действиях. Так, например, во время представления цейлонского театра масок колама ведущий декламировал текст, который лишь пояснял и описывал то, что видели зрители:

«Посмотрите все собравшиеся на демона Марака. Он оглушает вас яростным ревом. На его голове в алом блеске сияет страшный идол. В каждой руке он держит голову ядовитой кобры. Его лицо цвета попугая, и вокруг его лба вьются четыре ядовитые змеи. Идет злой дух Марака, опьяненный креп-2 ким вином, и яростно ревет,.. » .

Так что, если поискать хорошенько, то подобных «дальних родственников» в культурах народов мира у экранного сценария найдется немало — вплоть до «волшебного фонаря», появившегося в конце XVIII в.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >