Милосердие и благотворительность в исламе

Зарождение теории и практики милосердия и благотворительности в истории ислама

Ислам (в переводе с арабского - «покорность», «предание себя Богу») является одной из наиболее распространенных религий мира. Мусульманские общины имеются более чем в 120 странах и объединяют более 1 млрд. 757 млн. человек. В процентном соотношении получается, что практически каждый четвертый живущий на планете является приверженцем ислама. В 39 странах мусульмане составляют большинство населения, а в 29 странах последователи ислама представляют собой влиятельные меньшинства. В 28 странах мира ислам признан государственной или официальной религией. Среди них Египет, Кувейт, Иран, Ирак, Марокко, Пакистан, Саудовская Аравия и др. Подавляющее большинство мусульман сосредоточено в Западной, Южной, Юго-Восточной Азии и Северной Африке.

В нашей стране последователи ислама составляют вторую по численности этно-конфессиональную группу и проживают преимущественно на территории Татарстана, Башкортостана, республик Северного Кавказа. Крупные мусульманские общины есть в Москве, Санкт-Петербурге и других регионах России. Следует отметить, что численность мусульман растет достаточно высокими темпами, что обеспечивается высокой рождаемостью среди мусульманских народов России и значительной эмиграцией представителей исламских стран (прежде всего из Средней Азии, Казахстана и Азербайджана). Сейчас мусульманское население России по разным оценкам насчитывает от 18 до 21 млн. человек.

Исламская цивилизация - одна из самых молодых на Востоке. Она начала формироваться лишь в VII в. н.э. Колыбелью исламской цивилизации, впоследствии расширившей свои границы и охватившей множество государств, была Аравия.

К VII в. Аравия в культурном и социально-экономическом отношении представляла собой довольно пеструю картину. Появление новой религии коренным образом изменило судьбы арабов, сыграв объединяющую и цивилизаторскую роль.

Ислам возник как локальное религиозно-политическое течение, выросшее из многовековой истории Аравийского 147

полуострова. В то же время он явился и откликом на духовные потребности всего Ближнего Востока в период распада древнего миросозерцания и становления средневекового общества. Благодаря политическим победам и умению вбирать в себя новое и чужое он стал одной из главных форм идеологического осмысления действительности в эпоху Средневековья.

Наряду с другими религиями и культурами, ислам выступает хранителем и выразителем общечеловеческих ценностей. Каждая религия в мире называется по имени своего основателя, или по названию общины или нации, в которой она возникла. Так, христианство носит название по имени Богочеловека Иисуса Христа, буддизм называется по имени его основателя Гаутамы Будды, зороастризм - по имени его основателя Зороастра, иудаизм - по названию племени Иуда. Название мусульманской религии не имеет никакой связи с отдельной личностью, народом или страной. Это -универсальная религия, целью которой является создание и культивирование в человеке качеств ислама. Ислам - название атрибутивное. Каждый человек, обладающий атрибутами ислама, несмотря на расовые и национальные различия, является мусульманином.

Понять ментальность народов, в том числе проживающих и в Татарстане, трудно без уяснения основополагающих культурных, морально-этических принципов, заложенных в традициях ислама и оказывающих влияние на общественную и частную жизнь. Мы рассматриваем ислам как целостную систему, или модель особой формы организации жизненного пространства, т.е. пространства, в котором человек чувствует себя комфортно, биологически и социально защищенным.

Третья и последняя из мировых религий возникла при иных условиях, чем две первые, и имела другую судьбу. Буддизм был создан народом, отличающимся едва ли не от всех прочих неиссякаемым творчеством в области религии. Христианство -народом, который один из всех народов древности сумел возвыситься над национальными верованиями до почитания единого для всех народов Бога. Ислам возник среди народа, не принимавшего до тех пор почти никакого участия в религиозной и вообще культурной жизни человечества. Первые земные владыки, принявшие буддизм и христианство, были отделены несколькими столетиями от основателей религии. Мухаммед положил начало не только религии, но и 148

государству, и ислам при жизни своего основателя пережил процесс развития, который пережил буддизм от Шакьямуни до Ашоки, христианство - от Христа до Константина Великого.

По сравнению с конфуцианско-даосской, индо-буддийской и христианской культурами мир ислама относительно молод. Как уже отмечалось, его возникновение относится к первой половине VII в. и полно драматических событий. Поскольку эти события оказались включенными в мусульманскую культуру и приобрели социально значимые черты, на них необходимо остановиться несколько подробнее.

Ислам возник среди арабов Хиджаза, северо-западной области Аравийского полуострова, в начале VII века. Какие причины вызвали его появление, какие исторические условия способствовали его укреплению и распространению у населения Аравии, где искать политические, социальные и этнографические корни этого феномена? На эти вопросы исследователи ищут и находят ответы в многочисленных источниках, как доисламской, так и раннеисламской эпохи.

Аравийский полуостров, составляющий юго-западную оконечность материка Азии, по климату и характеру своей природы более походит на африканские страны. Вследствие массивных очертаний полуострова, пространство которого равно около четверти Европы, и расположения главных горных цепей в небольшом расстоянии от берега моря, среднюю часть Аравии занимает пустыня, более безжизненная, особенно в своей южной и юго-восточной части, чем Сахара. Арабской и впоследствии европейской наукой были усвоены географические названия, употреблявшиеся жителями северо-западной части полуострова, где возник ислам. Для них Сирия была левой стороной (Шам), Йемен - правой (таково значение этих слов); на свою собственную страну они смотрели как на барьер (Хиджаз) между знойной, низменной прибрежной полосой (Тихамой) и высоким плоскогорьем (Недждом), где сравнительно благоприятные условия орошения позволяли заниматься скотоводством и даже земледелием. Географы различали Тихаму хиджазскую и Тихаму йеменскую, Неджд хиджазский и Неджд йеменский. Вдоль южного берега, к югу от пустыни, были культурные области Хадрамаут и Махра; на восточном побережье - Оман на берегу Индийского океана и Бахрейн на берегу Персидского залива. К юго-западу от Бахрейна и к юго-востоку от хиджазского Неджда находилась плодородная, вследствие обильного орошения, область Йемама, иногда причислявшаяся географически к Хиджазу.

На рубеже VI - VII вв. подавляющее большинство населения Аравии составляли кочевники-скотоводы. Их и называли арабами: ‘араб, а’раб, ‘урбан (в арабистике апостроф применяется при транскрипции арабской буквы «айн», обозначающей смычной горловой согласный звук, и знака «хамза», разделяющего легким прерыванием голоса два гласные звука; в первом случае надстрочный апостроф принято давать в перевернутом положении, во втором - в обычном). Лишь после VII века этот этноним распространился и на оседлое население в тех странах, жители которых приняли ислам и постепенно перешли на арабский язык.

Арабский язык принадлежит к семитской ветви, куда входят древнейшие языки Ближнего Востока - вавилонский, ассирийский, финикийский, еврейский, арамейский, а также некоторые языки Эфиопии. Из них наиболее родственны арабскому языку древнеерейский и его современный вариант - иврит. Так, арабское приветствие «Салям алейкум!» (Мир вам!), принятое во всем мусульманском мире, по-еврейски звучит довольно похоже: «Шалом алейхем!»

В Коране слово «араб» выступает в качестве самоназвания этнической общности арабских племен, которые, как правило, были кочевниками. Лишь небольшая часть их осела в оазисах и небольших городах: Мекке (в Коране название этого города дано в двух формах: Мекка и Бека) (48:24; 3:90), Ясрибе, точнее - Йасрибе (33:13), Таифе. (Цитаты из Корана даются в переводе И.Ю. Крачковского: Коран. М., 1986. Первая цифра обозначает суру - главу, вторая - аят - стих).

Мекканская долина охарактеризована в Коране как «не имеющая злаков» (14:40), то есть лишенная самой неприхотливой культурной растительности. Поступки неверующих сравниваются в нем с миражем: «А у тех, которые не веровали, деяния - точно мираж в пустыне. Жаждущий считает его водой, а когда подойдет к нему, видит, что это - ничто» (24:39). Воде, влаге посвящены в Коране целые гимны: «Мы низвели с неба воду... и Мы вырастим ею для вас сады из пальм и винограда» (23:18-19).

Климатические условия Аравии своеобразно преломились и в описаниях потустороннего мира. Ад - это не только геенна огненная, но и иссушающий ветер пустыни: грешники пребудут в вечном самуме (56:41), а праведники в раю говорят: «И оказал нам милость 150

Аллах и избавил нас от мучения самума» (52:27). Рай живописуется в виде огромного зеленого оазиса с садами, источниками, реками: «Я... введу вас в сады, где внизу текут реки» (5:15).

Особенности хозяйства Аравии отразились в аятах, воспевающих скотоводство, земледелие, морской промысел (16:5-14). Приоритет отдан скотоводству. Скот довольно разнообразен: верблюды, лошади, мулы, ослы, овцы, козы, коровы (6:144-145; 16:8).

Ведущая роль кочевого скотоводства в хозяйстве аравийцев объясняется географо-климатическими условиями: лишь отдельные районы полуострова, в основном на юге, пригодны для земледелия; остальную часть аравийской территории занимает пустыня с редкими небольшими оазисами.

Просторы почти безводных земель со скудной растительностью стали вотчиной бедуинов. Бедуин, арабское «бадави» (от «бадв» - «жизнь в пустыне»), и значит, собственно, «житель пустыни». Бедуины разводили, да и сейчас разводят, преимущественно верблюдов, которые являются универсальным средством жизнеобеспечения человека в жарких областях. Верблюд -это пища и питье (мясо и молоко), одежда и обувь (шерсть и кожа), отличный транспорт в безводных песках (не зря их назвали «кораблем пустыни»). Большое значение имели верблюды и в военном деле как верховые животные.

Домашние животные дают арабу не только материальные блага, они доставляют и эстетическое наслаждение: «Для вас в них -красота, когда вы их гоните на покой и когда выпускаете» (16:6). Само слово «красивый» в арабском языке происходит от слова «верблюд».

Что касается оседлого мира Аравии, то земледелие наибольшего развития достигло, как уже отмечалось, в южной ее части. Из Корана можно узнать, какие сельскохозяйственные культуры возделывались в оазисах: различные злаки, оливы, гранаты, финиковые пальмы, виноград (6:99). Кроме того, аравийцы выращивали инжир — «клянусь смоковницей», говорит Мухаммед (95:1), знали лотос и банан (56:27-28), из пряностей - имбирь, из благовоний - камфару (76:5, 17).

Прибрежные арабы промышляли в море: ловили рыбу, добывали коралл, жемчуг (16:24; 55:22).

Таким образом, Коран является важнейшим источником по доисламской и раннеисламской истории арабов. Все эти сведения не противоречат заключению современных исследователей о том, что 151

основу хозяйства Аравии VI-VII вв. составляло кочевое скотоводство, которым занималось большинство населения. Земледелие же, ограниченное оазисами, имело второстепенное значение. А морской промысел, охота были лишь подспорьем в хозяйстве некоторых районов.

В религиозном отношении отдельные части Аравии также отличались друг от друга. Если на севере господствовало христианство, то на юге население придерживалось язычества или иудаизма. Военные конфликты часто сопровождались религиозными междоусобицами, в которых противники нередко доходили до массовых убийств мирного населения покоренных городов. Так поступал, например, йеменский шейх Зу-Нувас, принявший иудаизм и развернувший настоящую религиозную войну против йеменских христиан. По приказу Зу-Нуваса всех сгоняли в специально выкопанные в земле рвы и сжигали заживо. Геноцид предотвратило только вмешательство государя Эфиопии, вторгшегося во главе огромной армии в Аравию и разгромившего в 600 году йеменского владыку.

Отсутствие государственного, политического единства приводил к хаосу во взаимоотношениях племен. Межплеменные усобицы превратились в ожесточенные войны, длившиеся десятилетиями. А это, в свою очередь, мешало зарождению общеаравийской политической, государственной власти.

Доисламские арабы в подавляющем большинстве были язычниками, многобожниками. Их религиозные представления можно назвать племенным генотеизмом (генотеизм, или этнотеизм -поклонение каждого племени своему определенному племенному божеству). У каждого племени было свое божество, персонифицированное каменным или деревянным идолом, свой культ. То и другое олицетворяло общность соплеменников, но и в то же время обособляло племена друг от друга, даже противопоставляло их друг другу. Эти божества, племенные покровители, соперничали и враждовали между собой, как и племена, которые им поклонялись.

К началу VII века среди бедуинов стремительно нарастал социальный кризис. Сложилась элита из представителей сильных родов. Она владела наибольшим количеством скота, захватывала коллективные пастбища, общеплеменные источники воды - колодцы, водоемы, без которых жизнь в Аравии вообще невозможна. Единство племени разъедалось конфликтами между складывавшимися сословиями племенной знати и оскудевшими соплеменниками.

В это время, то есть к рубежу VI-VII вв., когда казалось, социальный и политический кризис в Аравии достиг предела, а хаос межплеменных войн - апогея, на западе полуострова, в Хиджазе, усиливается племя курайш (106:1-2), обосновавшееся в Мекке. По преданию, оно возникло из десяти раздробленных родов, кочевавших вблизи этого города. Вначале это были типичные бедуины: они разводили верблюдов, сдавали их внаем торговцам, сопровождали караваны, совершали набеги. Их объединил Кусай, который и водворился в Мекке.

Через Хиджаз вдоль побережья Красного моря проходил древний караванный путь, имевший важное экономическое значение для племен, осевших на перевалочных пунктах этой торговой дороги -в Мекке, Ясрибе, Таифе. Крупнейшим из них была Мекка. Верхушка курайшитов, используя выгодное положение Мекки на перекрестке торговых путей, получает широкие возможности для обогащения, укрепления своей власти. Мекка становится одним из экономических центров Хиджаза. Растет и ее политическое влияние. С Меккой соперничает Ясриб, другой хиджазский город, где обосновались племена ауз и хазрадж. Иными словами, возникает двойной «центр силы» - Мекка и Ясриб. Этим городам и предстоит, по воле исторических обстоятельств, сыграть решающую роль в объединении Аравии, а Хиджазу в целом - стать ядром этого объединения.

Возвышению Мекки, кроме экономических и политических причин, способствовали идеологические факторы. Этот город имел большое значение в религиозной жизни арабских племен. В нем находился древний языческий храм, по его внешней форме называемый Каабой, т.е. кубом, почитаемый арабами. В одну из стен Каабы вделан Черный камень - аль-Хаджар уль-асвад, упавший, по преданию, с неба (возможно, метеорит). Это и придавало храму особую святость. В знак почитания Каабы многие племена поставили вокруг нее скульптурные изображения своих племенных и родовых богов. Идолами, конечно, служили не статуи в нашем смысле, но каменные глыбы, может быть, с грубо вытесанными чертами человеческого лица или человеческой фигуры. Их называли бетилы. Всего их было примерно 360. Самый большой из них был Хубал -изваяние в образе человека, выполненное из сердолика с золотой рукой, помещавшееся внутри храма над колодцем, в который складывались приношения.

В настоящее время мало что известно о богах других арабских племен. Коран косвенно упоминает о доисламских верованиях арабов: «... не поклоняйтесь солнцу и луне, а поклоняйтесь Аллаху, который сотворил их», - призывает Мухаммед (41:37). Кроме языческих культов солнца и луны среди арабов была распространена вера и во многие другие божества. Так, богине Уззе поклонялось племя курайшитов (Узза - дословно «Могучая»). Вадд был божеством дружбы, Сува - покровителем скота, Лат - богиней-матерью. Манат почитали племена ауз и хазрадж.

Кроме племенных богов, арабы верили в особых духов -джиннов. Коран не отрицает существование этих духов, но восстает против приравнивания их Аллаху: «И устроили они Аллаху сотоварищей из джиннов, в то время как Он их создал» (6:100). Самые могущественные джинны назывались ифритами (27:39), в арабском фольклоре - это души покойников.

В строго определенное время года арабы совершали паломничество в Мекку, чтобы поклониться Черному камню и своим племенным идолам. На этот период, по древней традиции, прекращались все межплеменные войны, распри между родами, приостанавливалось действие обычая кровной мести.

Общепризнанными хранителями Каабы еще с середины V века были курайшиты. В руках курайшитов находились ключи от храма, их представители отправляли должности, связанные с соблюдение религиозных ритуалов. Племя курайш и союзные с ним племена снабжали паломников пищей, водой, одеждой. Все это давало курайшитам ряд привилегий, возвышало их над племенами, совершавшими паломничество, - ведь они были хозяевами, принимавшими гостей.

Время паломничества совпадало к тому же с сезоном традиционной ежегодной ярмарки, проводимой в Мекке. На ней заключались крупные торговые сделки. Естественно, что мекканские купцы, как хозяева и устроители ярмарок, имели оптимальные условия для обогащения. Так религиозные привилегии курайшитов переплетались с экономическими выгодами купцов этого племени.

Но это одна сторона медали. Другой ее стороной было колоссальное имущественное и социальное расслоение мекканцев. Особенно разбогател род умаййя (омейя), занявший господствующее 154

положение в племени курайш. Эта родовая аристократия сосредоточила в своих руках большие богатства - скот, земли, рабов.

На другом полюсе находилась беднота. Здесь был оскудевший род хашим и другие. Социальные контрасты вызывали, естественно, недовольство обедневших слоев.

Вместе с тем VI-VII вв. стали временем распространения так называемого ханифизма (единобожия). Это не была какая-то определенная религия или последовательное вероучение, а скорее стихийное выражение стремлений части арабов к формированию единой монотеистической религии. Ханифы проповедовали единобожие и отказ от наиболее примитивных форм аравийского язычества, таких как поклонение камням, деревьям, звездам. Концентрация религиозного культа в одном городе также способствовала росту среди арабов монотеистических представлений. Свое влияние оказывали иудеи и христиане, исповедовавшие строгое единобожие. Необходимость политического объединения центральной Аравии, неизбежного в условиях окружения ее агрессивными соседями, также требовала отказа от разъединяющих племенных религий и принятия монотеистического вероисповедания.

Кроме того, Ирану удалось захватить Йемен и установить свой контроль над транзитной торговлей, перекрыть пути, ведущие из Йемена через Хиджаз в Сирию, Палестину и Иран. Это, а также нападения соседних государств и племен приводит к экономическому упадку многих арабских племен, увеличению числа неимущих, обострению внутри общества глубоких противоречий.

Итак, на рубеже VI-VII вв. Аравия переживала политический, социальный, идеологический кризис. Не было общепризнанного аравийского политического центра. Междоусобные войны разоряли хозяйство. Родовой строй кочевников разлагался. Социальные противоречия, особенно среди городского населения, например Мекки, обострились. Обособленные племенные культы, языческие верования препятствовали объединению племен в одну народность. Разрешить этот кризис можно было лишь путем выработки новых идей, направленных на объединение племен, создание централизованного государства, уничтожение племенного многобожия, смягчение социальных противоречий. В исторических условиях Средневековья это могла сделать только новая религиозная идеология. Этой идеологией стал ислам.

Обычно победивший вождь, вставший во главе нового государства, заимствовал религию у кого-нибудь из соседей, заодно выбирая себе и союзника. Но в VII в. в Аравии события стали развиваться по другому сценарию - не политический лидер заставил народ принять иную религию, а религиозный вождь, основатель нового вероисповедания создал государство, раскинувшееся от Атлантического до Индийского океана.

Итак, ислам как духовное явление возник в Аравии в эпоху перехода Ближнего Востока от древности к Средневековью. В религиозном плане его рождение связано как с влиянием предшествовавших религий - христианства, иудаизма и зороастризма, так и с эволюцией религиозного сознания жителей Аравии, со специфическими аравийскими формами синкретического монотеизма.

В VI-VII вв. рождался новый мир Аравии. На месте распавшихся древних государств складывались государства нового типа, построенные на динамичном соотношении оседлых и кочевников при главенстве последних. На месте пришедших в упадок городских центров возникали новые, основанные на торговополитических союзах, кочевых племен и жителей городов (Мекка); распавшиеся межгосударственные торговые связи сменялись внутриаравийскими, опиравшимися на систему аравийских ярмарок. Особое значение приобрели «заповедные территории» (харам) -сакральные и торговые центры, обладавшие правом убежища. Шел процесс этнической и культурной консолидации и интеграции Аравии. Повсюду распространялись единый арабский язык, элементы общего самосознания. Все это стимулировало и духовные искания аравийцев, разочаровавшихся во многих старых богах, испытывавших чувство неустроенности и неуверенности, «уходящей из-под ног почвы».

Пришли в упадок и многие племенные и локальные религиозные культы; одновременно выделились некоторые божества, значение которых приобрело общеаравийский характер, - Аллах, Манат, Лат, Узза. Все более распространялись и находили себе новых приверженцев учения иудеев и христиан. Появились люди (ханифы), отрицавшие многобожие, хорошо знакомые с иудаизмом и христианством, но не причислявшие себя ни к тем, ни к другим. Ханифы часто становились во главе политических движений, стремившихся объединить аравийские племена и города и противостоять внешним врагам. Свою деятельность они обосновывали божественным откровением и претендовали на прямую связь с единым и единственным божеством, именуемым Рахман или Аллах.

В этом смысле пророческая деятельность Мухаммеда была частным и закономерным проявлением общих духовноидеологических и социальных процессов. Однако безусловная исключительность личности пророка явилась причиной того, что провинциальное хиджазское движение с идеологией, близкой иудео-христианским сектам, приобрело глубоко оригинальные черты, духовную и политическую мощь, сделавшую рождение ислама одним из важнейших событий всемирной истории. Отказ иудеев и христиан поддержать деятельность Мухаммеда, воспринимавшуюся им как восстановление первоначального и истинного единобожия, «исцеление сломанной ветви Авраама (Ибрахима)», способствовал усилению в исламе аравийских элементов и постепенному превращению его в совершенно особую систему догматов и ритуалов; а также формированию у мусульман острого ощущения своей духовной исключительности, своего отличия от других монотеистов.

Итак, процесс формирования монотеистической религии не проходил автоматически. Решающий импульс ему придал реальное историческое лицо - пророк Мухаммед. О его жизни написана обширнейшая литература, его деятельность привлекала к себе внимание многих исследователей. Лучшим источником по биографии Мухаммеда является 93-я сура (глава) Корана. Она называется «Утро» и, как почти все суры, имеет подзаголовок: «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного». Эта сура невелика по объему, поэтому приведем ее полностью:

Клянусь светлым утром,

Клянусь ночью и мраком ее,

Что твой Господь не покинул тебя и не питает (к тебе) ненависти.

Ведь будущий мир (о, Мухаммед) для тебя лучше, чем этот мир.

Ведь вскоре твой Господь одарит тебя, и ты будешь доволен.

Разве не Он нашел тебя сиротой и дал тебе прибежище?

Он нашел тебя заблудшим и наставил на прямой путь.

Он нашел тебя нуждающимся и избавил от нужды.

Так не обижай же сироту,

И не гони просящего подаяния,

И благодари Господа твоего за милости.

Выходец из рода хашим племени курайш, родившийся в «год слона» - год неудачного похода в Западную Аравию эфиопа Абрахи (по преданию, 570 г.), - Мухаммед лишился отца в младенчестве, а матери - на шестом году жизни. После смерти матери он, пробыв некоторое время у своего восьмидесятилетнего деда, воспитывался своим дядей Абу Талибом. С пятнадцати лет он зарабатывал себе на пропитание, был пастухом, как простой работник сопровождал торговые караваны. В двадцать пять женился на состоятельной вдове Хадидже, стал отцом, участвовал в торговых и бранных делах своих земляков. Задумывался ли он тогда о грядущем избранничестве? Возможно, задумывался, когда вместе с прочими сородичами занимался перестройкой Каабы, племенного культового центра, и брал в руки знаменитый «Черный камень», закрепленный в «черном», т.е. восточном наружном углу святилища. Но это было за несколько лет до откровения, превратившего обычного мекканца в пророка новой веры.

Сам Мухаммед не называл эту веру новой. Как отмечалось, в Аравии до него уже были праведники - ханифы, отвергавшие местных племенных богов и идолов, верившие в единого бога, но не считавшие себя ни иудеями, ни христианами, хотя часть населения исповедовала христианство или иудаизм. Первым ханифом мусульмане почитают пророка Ибрахима (библейского Авраама), «друга Аллаха». Мухаммед видел свою миссию в восстановлении древнего завета Авраама среди аравитян. Иудеев же и христиан он первоначально причислял к своим единоверцам, ибо их всех объединяло единобожие, вера в божественное Откровение, ниспосылаемое через пророков, вера в День Суда в конце веков, в рай и ад, отвержение идолопоклонничества, понятие о грехе и воздаянии. Исламская догматика, ритуал, мировосприятие складывались постепенно.

К цепи пророков (арабск. ед. ч. Наби) Мухаммед добавил еще одного - себя. Эта цепь начинается с первочеловека Адама, который еще на заре человечества исповедовал единобожие и предрекал явление Мухаммеда. Число древних пророков огромно: их не меньше ста тысяч (по некоторым свидетельствам, 124 тыс.), хотя в Коране упомянуто лишь 28.

Девять из них называются «стойкими»: Нух (Ной), Ибрахим (Авраам), Дауд (Давид, получивший Священное Писание - Забур, или Псалмы), Йакуб (Иаков), Йусуф (Иосиф), Аййуб (Иов), Муса (Моисей, которому была ниспослана ат-Таура, или Тора), Иса (Иисус, получивший Инджил, или Евангелие) и, наконец, Мухаммед, 158

которому был явлен Коран. Пророки не сверхъестественные существа, это люди, через которых вещает Господь. Вот почему они достойней всех ангелов небесных. Высшие из пророков - посланники (всего их 313), которым Бог ниспослал Писание, а высший из посланников -Мухаммед, Посланник Аллаха, Печать пророков, замыкающий цепь. Другие пророки и даже угодники - аулийа (ед.ч. - вали) творили чудеса («неподражаемое чудо» — муджиза, сравнительно с «дарованным свыше» чудом второго сорта - карама). Посланник Аллаха не делал ни того, ни другого, ибо все его помыслы, слова и поступки были ясным указанием на его миссию.

Исламская традиция рассматривает Мухаммеда как совершеннейшего человека (арабск. выражение ал-инсан ал-камил). Жизнь его, особенно начиная с первого откровения, есть предмет тщательнейшего изучения, образец для толкования, почитания и подражания. Ведь Мухаммед непогрешим, т.е. еще в младенчестве, как учит предание, ангелы вскрыли ему грудь и очистили сердце от скверны.

Итак, ислам обязан своим происхождением конкретной исторической фигуре и неотделим от нее. Его имя означает «тот, кому многое даровано». Мусульмане разных национальностей произносят это имя по-разному: турки - Мухамет, персы - Мохаммед; старое русское произношение - Магомет. Родился пророк ислама в 570 г., умер в 632 г. Свои проповеди он начал в родном городе Мекке. Затем, в 622 г., переселился в Ясриб, который получил название Медина (точнее - аль-Мадина, сокращенное от «Мадинат ун-наби» - «Город пророка»). Здесь он и похоронен в заложенной им мечети Масджид ун-наби, к которой примыкал его дом.

Первая биография Мухаммеда составлена Ибн Исхаком, мединцем, родившимся через полвека после кончины пророка и умершим в Багдаде в 768 г. Она дошла до нас отрывками в сочинениях более поздних авторов - Ибн Хишама, Ибн Са’да и др. Обычно ее называют Сира, сокращенно от «Сират расуль Аллах» -«Жизнеописание посланника Аллаха». Имеются и независимые источники, подтверждающие, что Мухаммед не мифический персонаж, а историческая личность. Это, например, папирус из Египта, датируемый 643 г., в арабском тексте которого содержится имя пророка - Мухаммед ибн Абдуллах - наряду с именами других известных деятелей первоначального ислама. Сохранились также послания, отправленные от лица Мухаммеда сосанидскому шаху 159

Хосрову II Парвизу, наместнику Александрии, другие письменные свидетельства историчности основателя ислама и арабского государства Аравии.

В мусульманской историографии период арабской истории до ислама получил называние «джахилийа» («невежество»). Оно употребляется и в Коране (например, 33:33; 48:26). В исламоведении этот термин обычно переводят как «язычество». Мусульманские же богословы толкуют его как «время неведения», «незнания». В устах Мухаммеда джахилийа означала скорее дикость, варварство, которые он хотел уничтожить проповедью новой религии и тем самым преодолеть племенную рознь, кровавые усобицы, установив всеаравийское единство в лоне ислама.

В период джахилийи языческая, многобожная Аравия оказалась как бы островком среди монотеистических религий, которые широко распространились в соседних регионах. Христианство господствовало в византийских провинциях - Египте, Сирии, Палестине, Малой Азии, а также в Эфиопии, проникло в Иран. Иудаизм частично сохранился в Палестине, был занесен и в ряд других стран, вплоть до Ирана. Более того, в самой Аравии возникали иудейские и христианские общины. Особенно много их было на юге Аравии, в земледельческих районах. Но и некоторые аравийские кочевые племена были целиком обращены в христианство, например, племя таглиб. Отдельные оседлые племена, такие как кайнука, надир, курайза, поселившиеся в Ясрибе, Медине, исповедовали иудаизм.

Под влиянием этих религий в Аравии еще в VI в. появились проповедники единобожия - ханифы, о которых говорилось выше. Они поклонялись единому богу - Рахману (буквально -«Милостивому»). Мухаммед в начале своей проповеднической деятельности мало чем отличался от ханифов, призывая вернуться к древней вере арабов - религии Авраама или, по-арабски, Ибрахима. То есть он в чем-то также исходил из семитских традиций единобожия. Коран так и характеризует веру Авраама: «Следуйте... за религией Ибрахима, ханифа, - ведь он не был многобожником!» (3:89). Впоследствии Мухаммед считал Ибрахима основателем Каабы. Имя же единого бога - Рахман - он сделал одним из эпитетов Аллаха и каждую проповедь начинал словами: «Бисмилляхи-р-рахман-р-рахим» - «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного».

Наконец, было еще одно обстоятельство, способствовавшее довольно быстрому переходу арабов к монотеизму. В их религиозных 160

представлениях существовал, правда, еще смутный, образ верховного божества - Аллаха. Об этом, в частности, говорят древнеарабские личные имена. Еще до ислама имя Абдуллах - Раб Аллаха (его носил отец Мухаммеда) было распространено наряду с такими языческими именами, в которых первым компонентом было слово «абд» (раб), вторым - название божества (Абд Шаме - Раб Солнца и т.д.). Впоследствии у арабов-мусульман наряду с именем Абдуллах получили распространение имена, в которых второй компонент -эпитет (синоним) Аллаха: Абдуррахман - Раб Милостивого, Абдуррахим - Раб Милосердного, Абдульазиз - Раб Могучего, Абдулькарим - Раб Щедрого, Абдульбаки - Раб Вечного, Абдулькадир - раб Предопределяющего (судьбу). Все их не перечислить, ведь по исламской традиции Аллах имеет 99 эпитетов.

Само слово «Аллах» состоит из артикля «ал» и компонента «лах», производного от «илях» (бог, божество), родственного общесемитскому «ил» («эл») и имеющему аналогичный смысл. Например, древнееврейское «элохим» значит «боги», единственное число - элоах, или элоха. В арабском языке артикль «аль-» как бы выделяет из сонма богов (алиха) одного, определенного Бога, стоящего выше других.

Мухаммед считал себя пророком единого Бога - Аллаха, избранным Им для того, чтобы наставить людей на путь истинной веры. «... О люди! Я - посланник Аллаха к вам всем, Того, которому принадлежит власть над небесами и землей, - нет божества, кроме Него. - Веруйте же в Аллаха и Его посланника... и следуйте за ним...» (7:157-158).

Первый поворот в судьбе Мухаммеда произошел достаточно случайно. Он познакомился со своей дальней родственницей, вдовой богатого купца Хадиджой. Предание сообщает, что Хадиджу так поразили сметка и умение молодого пастуха (Мухаммеду в ту пору было 25 лет) управляться с караваном, а также его прекрасная внешность, что она сама предложила ему свою руку, в которой отказывала другим ухажерам. Согласно многим свидетельствам, невесте было 40 лет. Несмотря на почти пятнадцатилетнюю разницу в возрасте, она и Мухаммед полюбили друг друга и, преодолев сопротивление отца Хадиджи, поженились. Нищий пастух стал хозяином дома, наследником значительного состояния и даже отчимом двух приемных сыновей - Али и Заида. Новое положение в обществе позволило Мухаммеду спокойно обратиться к мистическим 161

и религиозным вопросам, всегда его интересовавшим. Он посещает святые места, размышляет, много беседует с ханифами; один из них -Заид ибн Амра, вероятно, был его наставником. Но настоящий религиозный переворот в душе Мухаммеда произошел внезапно и был неожиданным для него самого.

Мухаммед любил уединяться на горе Хира около родного города Мекки. Было ему тогда, в 610 г., 40 лет. В одну из ночей месяца рамадан во сне ему явился некто с книгой, завернутой в парчовое покрывало, и сказал: «Читай!» - «Я не умею читать», - ответил он. Явившийся стал душить его завернутой книгой (или свитком), потом отпустил и сказал: «Читай!» - «Я не умею читать». И снова пришедший душил его. Испугавшись за свою жизнь, Мухаммед спросил, наконец: «Что же мне читать?» Зазвучало:

Читай, во имя Господа твоего, который сотворил.

Сотворил человека из сгустка.

Читай! И Господь твой щедрейший,

Который научил каламом,

Научил человека тому, чего он не знал (96:1-5).

Мухаммед повторил это и был оставлен в покое. Потом он рассказывал: «Я проснулся, и в сердце моем словно сделалась надпись».

Он вышел на склон горы, на которой ночевал, и вдруг услышал голос с неба: «О Мухаммед, ты - посланник Аллаха, а я - Джибриль». В небесах, опершись ногами на горизонт, стоял его ночной гость. Куда бы ни оборачивался Мухаммед, он оказывался перед ним. Потом Джибриль исчез.

Так, согласно мусульманскому преданию, началось ниспослание божественных откровений, которые, собранные вместе, составляют Священную Книгу ислама - Коран. Коран (точнее - альКур’ан) означает «чтение», «чтение вслух». Это то, что требовал читать и читал вслух Мухаммеду один из приближенных к Богу (Аллаху) ангелов - Джибриль, называемый у христиан архангелом Гавриилом. Бог сделал его посредником между собой и человеком, которого избрал пророком и своим посланником к людям. Мухаммед должен был выслушивать слова Божьи, запоминать их, повторять людям и проповедовать веру в то, чему его и их учил Бог.

Потом таких видений было еще несколько. Мухаммед радовался и боялся. Он радовался тому, что с ним говорит Бог -Аллах, то через Джибриля, то прямо. Он боялся того, что это не 162 настоящее божественное откровение, а просто одержимость или транс прорицателя-кахина. В минуты сильного душевного напряжения, в ночной тишине или под палящими лучами солнца, у Мухаммеда были видения, о которых он сам, по-видимому, сохранял вполне ясное воспоминание. Так, сура 97 говорит о ниспослании Корана в «ночь предопределения» или «ночь всемогущества», которая «лучше тысячи месяцев», когда «ангел и дух» спустились на землю, получив разрешение от Бога на всякое дело. О дневном видении говорят суры 53 и 81. Из буквального смысла 53 суры можно заключить, что Мухаммед видел самого Аллаха: Аллах показался на «высоте небосклона», потом подошел к «рабу своему» на расстояние меньше длины двух луков и дал ему откровение. В 81 суре то же явление объяснено иначе: «на светлом небосклоне» явился не сам Аллах, но его посланный «сильный перед Его престолом» - вероятно, Джибриль.

Предание гласит, что Мухаммед был так потрясен первым видением, что помчался домой, весь дрожа, и, прибежав, попросил Хадиджу укрыть его. Но вновь явившийся посланник-ангел настаивал: «Ты, укрывшийся в одеждах, восстань и вещай». Справиться с сомнениями помогли ему жена Хадиджа и двоюродный брат Барака. Они убедили Мухаммеда, что с ним происходит то же самое, что некогда происходило с Моисеем, - с ним говорит Бог. Мухаммед стал постоянно слышать «небесные голоса», и, по преданию, то, что они ему сообщили, составляет большую часть Корана.

О даре пророчества и личности Мухаммеда существуют различные мнения. В нем видели обыкновенного обманщика, ему приписывали эпилепсию и истерию. Но тогда придется признать, что вообще все великое в мире - болезненного происхождения, а в основе всего посредственного и будничного - духовное и душевное здоровье. Пожалуй, для цивилизованного человека так оно и есть. Но если бы в прошлом, как и сегодня, не появлялись люди, способные к длительным чувствованиям, то всего того, чем пользуется цивилизованный человек, попросту не было бы. Мухаммед был одним из тех немногих, кто на протяжении долгих лет чувствовали свое призвание и упорно следовали ему. Несомненно, что ему были ведомы экстатические состояния, которые способствовали обостренному восприятию не только внешнего окружения, но и собственных мыслей и переживаний. Он действительно был неординарным человеком, способным стать истинным пророком.

Мухаммед довольно быстро уверовал в свое пророческое предназначение и стал открыто проповедовать новую религию. Вначале успех ему не сопутствовал - только жена, приемные дети и самые близкие друзья стали его сторонниками. Даже дядя Абу Талиб не принял пророческого откровения и пытался убедить племянника отказаться от попыток распространить новое учение.

Когда число сторонников Мухаммеда перевалило за три десятка, собрания были перенесены из его дома в дом ал-Аркама, что стало событием в истории первоначального ислама: новая вера приобрела гласный характер. Так продолжалось несколько лет, пока со склона горы ас-Сафа, находящейся у восточного конца базарной площади, напротив Каабы, Мухаммед не обратился к мекканцам с первой публичной проповедью, прилюдно объявив себя пророком и призвав слушателей к почитанию единого Бога.

Собравшимся курайшитам Мухаммед сказал: «Если бы я рассказал вам, что у подножия этой горы показались враги, поверили бы вы мне?» Ему ответили: «Нам не случалось испытать, чтобы ты говорил ложь». Мухаммед тогда объявил, что хочет предупредить их о другой, более страшной опасности, угрожающей им, то есть о наказании за грехи. Ему ответили насмешками и бранью за то, что он оторвал людей от дел из-за таких пустяков.

Однако Мухаммед решился на то, чего требовал от него Аллах. Он вышел к людям и стал провозглашать перед ними Коран - слово Божье. Проповедь истинной религии приняла форму простой передачи слова Бога. Коран - не рассказ об Аллахе и людях, живших некогда в прошлом, а прямая речь Аллаха. Иногда она обращена к Мухаммеду, иногда прямо к людям, иногда Аллах сам говорит о себе в третьем лице. Однако все это - священные слова, идущие прямо от Бога, избравшего для общения с людьми арабский язык. Коран был проповедью и частью диалога. Он и поучал людей, и отвечал им на их вопросы, возражения и действия, разъяснял то, что они давно знали, но неверно понимали. Мы не знаем в деталях, что происходило во время проповеди, далеко не всегда знаем, на какие события настоящего или прошлого намекает Коран. Многое в его текстах было непонятно уже внукам и правнукам современников Мухаммеда. Коран невозможно читать с листа, его нужно изучить, понять, а затем перечитывать или слушать и читать вслух снова и снова. Тогда постепенно и постоянно открываются в нем новый смысл, новые красоты стиля и чувства. В этом одна из дополнительных причин огромной ритуальной и магической роли Корана.

Итак, Мухаммед начал провозглашать Коран перед своими соотечественниками. Мысли его были просты. Он призывал мекканцев отказаться от веры в множественность божеств, поклоняться только одному - единственному Богу - Аллаху. Этого Бога мекканцы знали и прежде, но как одного из многих. Теперь им объявлялось, что так зовут единственного Бога. Других же божеств не существует; т.е., кто верит в них, заблуждаются и будут за это наказаны. Аллах сотворил мир - небеса, землю, звезды, горы, растения и человека. Он облагодетельствовал людей, дал им средства пропитания, обеспечив их благоденствие. Люди возгордились, считая, что они сами - творцы всех благ. Но в мире все совершается по воле Аллаха. Он дает людям, и он же берет от них. Он наказывает за гордыню и нечестие, он вознаграждает за смиренность и веру.

Жизнь человечества не бесконечна. Миру придет конец. Тогда все будет перевернуто и уничтожено; все мертвецы воскреснут и будут приведены к Аллаху на суд. С каждого будет спрошено по его делам и каждому будет по ним воздано. Те, кто верил в Аллаха и поступал благочестиво и праведно, будут навечно помещены в райские сады и будут жить там в блаженстве под сенью тенистых деревьев у прохладных ручьев. Тех же, кто был неправеден и верил в языческих богов, ждет огонь геенны, страшные мучения жара и холода.

Эти идеи не были особенно новыми. Единобожие, наказание за грехи проповедовали иудеи и христиане. Христиане красочно рассказывали о конце света, рае и аде. Собственно, Мухаммед и говорил, что его Аллах - тот же Бог, что и у иудеев, и у христиан. Только они, получив однажды через своих пророков Мусу (Моисея) и Ису (Иисуса) истинные откровения, забыли и исказили их. Мухаммед поэтому полагал, что иудеи и христиане с радостью примут его проповедь, очищающую их религию, увидят в нем долгожданного мессию. Этого, конечно же, не случилось.

Отвергли Мухаммеда и соплеменники. Поначалу мекканцы просто смеялись над человеком, смущавшим их нормальную жизнь эмоциональными выкриками и предостережениями, призывавшим отказаться от того, что составляло часть привычного жизненного уклада. Они сочли его помешанным, но не очень опасным.

Однако постепенно проповедь Мухаммеда стала привлекать то одного, то другого. Вокруг пророка организовалась постоянная группа людей, внимательно слушавших его откровения, видевших в них ответ на их собственные вопросы и чаяния. Возникло ядро будущей общины мусульман - людей, предавших себя Аллаху, которое объединяло верующих не по кровнородственному или имущественному признаку, а исключительно по религиозному. Разными были эти люди — рабы, вольноотпущенники, безродные бедняки, молодые юноши из знатных мекканских родов. Верхушка мекканцев стала ощущать опасность этого небольшого объединения, которое грозило уничтожить одну из основ мекканской торговли - культ аравийских божеств. Мекканцы в большинстве не желали верить в Бога Мухаммеда, а тем более -признать в нем самом пророка, человека, возвышенного Божеством над сородичами.

Начались первые гонения. Мухаммеда громко обвиняли в одержимости, у него с ехидством спрашивали чудес. Его поносили как рассказчика пустых, всем известных историй, как человека, выступавшего против самого святого - уважения к вере своих предков. Мусульман прогоняли из общественных мест, били, не давали им собираться и молиться. Старшие члены родов запрещали молодежи встречаться с Мухаммедом и остальными мусульманами. Сам Мухаммед был в относительной безопасности. Глава его рода, дядя пророка Абу Талиб, ислама не принял, но считал своей обязанностью хранить члена своего рода от враждебных выпадов. В других родах мусульманам было тяжело. Тогда по решению Мухаммеда часть мусульман перебралась их Мекки в Эфиопию. Там правил христианский (т.е. верующий в единого Бога) царь. Там они надеялись найти, и нашли убежище от притеснений мекканцев.

В ответ раздавались новые и новые коранические проповеди. Они становились менее экстатичными, но более информативными. Мухаммед рассказывал о своем Боге, у которого появилось и второе имя - Рахман (Милостивый), о том, как он могуч и всесилен, как он благорасположен к людям, сколько он им сделал добра и как они неблагодарны. Постепенно в проповедях все большее и большее место занимают повествовательные элементы - сказания о прошлом. Коран устами Мухаммеда доказывал ссылками на прошлое все те главные мысли, которые декларировались прямо. Пророк перечислял народы и людей, которые получали от Аллаха необыкновенные дары. Аллах дал царю Сулейману чудесное свойство и способность повелевать духами 166

- джиннами. Он сделал Да’уда чудесным песнопевцем. Рассказывалось, как Аллах наказывал тех, кто колебался в вере или забывал об Боге. Коран повествовал о древних благочестивых людях -Ибрахиме (Аврааме), Мусе (Моисее), Исе (Иисусе), которые тоже были пророками Аллаха. Они несли людям то же, что и Мухаммед. Многим из них, как Мухаммеду, люди не верили, многих изгоняли и преследовали. Однако, как ни велики бывали страдания пророка, Аллах никогда не забывал о нем. Врагов же истинной веры рано или поздно обязательно постигало наказание. Аллах уничтожал их. Иногда люди следовали призывам пророка, но затем легко искажали его учение. За это их тоже постигало или должно постигнуть наказание. Сложилась специфическая картина мировой истории. Сменявшие друг друга народы достигали благоденствия по воле Аллаха, но забывали о Боге, не слушали посланного Аллахом пророка и за это погибали в посланных Богом катастрофах.

Сходные повествования о прошлом по этой схеме должны были подтвердить истинность и закономерность миссии Мухаммеда, предупредить мекканцев, что их ждет наказание. Однако мекканцы этого наказания не боялись.

Мухаммед же продолжал проповедовать и бороться. У него появились новые сторонники, он представлял все большую и большую опасность для устоявшегося порядка жизни мекканцев. Их вражда обратилась на хашимитов. Хашимитам даже пришлось однажды выдержать осаду и бойкот со стороны других курайшитов. Они вышли из этого положения с честью, от Мухаммеда не отступились, но и их терпение иссякло.

Уже около десяти лет проповедовал Мухаммед (откровения начались около 610 г.). Успеха же все не было. Мухаммед все чаще стал задумываться о перемене места проповеди новой веры. Тем более, что в 620 г., который в жизни Мухаммеда называется «годом печали», прервались основные родственные связи, удерживавшие его в родном городе. Умер Абу Талиб, который, как уже отмечалось, не принадлежал к общине Мухаммеда и остался язычником, но считал позором отказать в покровительстве родственнику; за это ислам впоследствии причислил язычника Абу Талиба к своим святым, и до сих пор Абу Талиб остается патроном Мекки. Главой рода хашим стал Абу Лахаб, активный противник Мухаммеда, склонный лишить его защиты рода. Умерли горячо любимая жена Хадиджа и два сына, которых она родила Мухаммеду - аль-Касим и Ибд Манаф.

Мухаммед решил искать успеха вне Мекки, ведь не к одним же курайшитам обращался Аллах! Неудачей кончилась попытка проповедовать в городе Таиф. Поклонники почитавшейся там богини ал-Лат закидали пророка Аллаха камнями. Мухаммед начал проповедовать аравийцам, приходившим на мекканскую ярмарку. Он становился все более известным за пределами родного города, и постепенно появилась надежда. К словам Мухаммеда прислушивались люди из лежащего к северу от Мекки оазиса Ясриб. С ясрибскими племенами Мухаммед был связан и дальним родством, в младенчестве некоторое время жил в их городе.

Большинство населения Ясриба составляли тогда два племени - аус и хазрадж, постоянно враждовавшие друг с другом. За долгие годы список взаимных обид стал столь обширным и запутанным, что, даже желая примирения, они не могли договориться. В таком случае был нужен посторонний беспристрастный и авторитетный третейский судья.

Ясрибцы сочли, что Мухаммед для этой роли подходит. Вне Мекки его авторитет благочестивого, мудрого и как-то связанного с высшими силами человека был, видимо, выше, чем в родном городе. Ясрибцы согласились признать Мухаммеда пророком Аллаха и передать ему в руки управление своим городом. В Ясрибе жили еще три небольших племени, исповедовавших иудаизм, - кайнука, надир и курайза. Мухаммед надеялся, что у них, верующих в единого Бога, он найдет поддержку и признание.

Но прежде, чем Мухаммед принял окончательное решение, ему было явлено божественное откровение. Совершилось то, что в дальнейшем мусульманскими богословами было названо аль-исра’ ва-ль-ми’радж - «ночное путешествие и вознесение».

Семнадцатая сура Корана называется «аль-Исра’» («Перенес ночью») и начинается знаменитым аятом: «Хвала тому, кто перенес ночью своего раба из мечети неприкосновенной в мечеть отдаленнейшую, вокруг которой Мы благословили, чтобы показать ему из Наших знамений, Он - всеслышащий, всевидящий!» (17:1).

«Мечеть неприкосновенная» (аль-масджид аль-харам) - это мекканская заповедная территория вокруг Каабы. Что же касается «мечети отдаленнейшей» (аль-масджид аль-акса), то есть некоторые современные толкования, утверждающие, что речь идет о каком-то месте около Мекки и о путешествии к нему. Однако господствующее в мусульманской традиции и в востоковедении понимание этого аята 168

исходит из того, что речь идет о путешествии на некое место в Иерусалиме. Хотя прямого упоминания Иерусалима в тексте нет, такое объяснение подтверждается содержащимся в том же аяте выражением «вокруг которой Мы благословили». В Коране оно неоднократно появляется как стандартное клише, означающее библейскую «землю обетованную», то есть Палестину.

За краткими формулировками этого аята стоит одно из важнейших событий духовной биографии Мухаммеда - видение о перенесении в Иерусалим и общении с пророками и Аллахом. Скупые сведения о том, что чувствовал и пережил Мухаммед, мусульманское предание расцветило многочисленными подробностями, создав целое сказание об аль-исра ва-ль-мирадж - «ночном путешествии и вознесении» Мухаммеда. Народные рассказы об этом событии (особенно о посещении ада и рая) дошли до средневековой Европы и, возможно, повлияли на становление сюжета «Божественной комедии » Данте. В современном мусульманском мире памяти этого «вознесения» посвящен один из официальных религиозных праздников.

Предание, сохранившееся в «Жизнеописании посланника Аллаха» Ибн Исхака - Ибн Хишама, рассказывает, что однажды, когда Мухаммед спал около Каабы, его разбудил ангел Джибриль. Ангел привел с собой необыкновенное верховое животное с человеческим лицом, блистающем в темноте, звавшееся ал-Бурак (Молния) и возившее на себе некогда всех пророков, бывших до Мухаммеда. Мухаммед сел на ал-Бурака, и тот по воздуху перенес его на север к «отдаленнейшей мечети» (ал-харам аш-Шариф в Иерусалиме). Там Мухаммед встретил своих предшественников - Ибрахима, Мусу, Ису и других пророков и руководил их молитвой на горе Мориа. Потом ему было предложено выпить из одного из трех сосудов - с водой, с вином и с молоком. Он выбрал сосуд с молоком, и это означало, что его община пойдет верным путем. А вино для его последователей стало с тех пор запретным. После этого спустившиеся с неба ангелы разрезали ему грудь и очистили его сердце. К утру Мухаммед оказался дома. Это перенесение по воле Аллаха в Иерусалим и называется аль-исра’.

Другое предание, также включенное в «Сиру» Ибн Исхаком, рассказывает о втором эпизоде пребывания в Иерусалиме, в Коране не упомянутом. Это - вознесение на небеса, называемое аль-ми’радж (букв, «ступени», «лестница»). Из различных коранических текстов 169

видно, что аравийцам было знакомо и близко известно ближневосточное представление о небесной лестнице, по которой можно установить связь с Богом на небесах. (6:350). «... если бы ты мог отыскать расселину в земле или лестницу на небо и пришел бы к нам со знамением» (52:88). «Или у них есть лестница, на которой они подслушивают?» (15:18). После того, как Мухаммед молился с пророками, к нему спустилась лестница, по которой он вознесся в сопровождении Джибриля поочередно на семь небес. На нижнем он видел, как Адам решает судьбы душ умерших. Ангелы показали Мухаммеду небольшой участок ада: он почувствовал нестерпимый жар огня, видел страшные мучения ростовщиков, прелюбодеев, людей, посягнувших на имущество сирот. Поднимаясь с неба на небо, он снова встречал пророков: на втором - Ису, на третьем - Йусуфа, на четвертом - Идриса, на пятом - Харуна, на шестом - Мусу, на седьмом - Ибрахима. Мухаммед видел все чудеса небес - дерево Сидр, высящееся над миром, небесную Каабу - прототип этого земного храма. Потом Мухаммед побывал в раю, где видел блаженство верующих.

Затем с ним говорил Аллах (которого Мухаммед, однако, не видел), обязавший мусульман молиться пятьдесят раз в день. Когда Мухаммед возвращался вниз, Муса уговорил его вернуться и попросить о сокращении числа молитв. Так происходило несколько раз, и число обязательных для мусульман молитв сократилось до пяти. (Предание об аль-исра’ ва-ль-ми’радж в разных самых старых вариантах см.: Ибн Хишам. Сира, с.268-276). После этого Мухаммед вернулся в Мекку, в дом, где ночевал. Пророк был потрясен, когда понял, что его отсутствие, продолжавшееся, как ему казалось, неимоверно долго, длилось буквально доли секунды. Его постель еще не успела остыть, а из опрокинутого кувшина не вылилось даже капли воды.

История фантастическая и кажется невероятной. Однако характер рассказа позволяет говорить о том, что какие-то, сходные с описанными переживания пророк действительно испытал. Реакция мекканцев, которым он поспешил рассказать о путешествии, была естественной - ему не поверили. Некоторые из мусульман даже отступились от своей веры. Люди говорили: караван идет туда целый месяц, как же можно слетать туда и обратно за одну ночь? Даже верный из верных - Абу Бакр - попросил Мухаммеда описать Иерусалим, чтобы сверить рассказ со своими собственными 170

воспоминаниями о городе. Аллах как бы поднял Мухаммеда вверх, и пророк стал описывать то, что видел. Эти описания и воспоминания Абу Бакра совпали, правдивость Мухаммеда была подтверждена. Абу Бакр с тех пор получил почетное прозвище ас-Сиддик, что обычно переводится как «правдивый», но более точное значение -«признающий истинным», «подтверждающий истинность».

Предание рассказывает и о другом эпизоде-подтверждении. Мухаммед рассказал мекканцам о событиях, произошедших в караване, который был еще только на пути к Мекке. Караван через некоторое время прибыл, и рассказ подтвердился. Все это, конечно, не значит, что Мухаммед действительно летал в Иерусалим. Однако ясно, что он не побоялся рассказать о своих переживаниях соотечественникам, хотя сначала это грозило ему потерей уже завоеванных позиций. Именно потому, как рассказывают, близкие уговаривали Мухаммеда молчать о чудесном видении.

Ко времени Мухаммеда относятся уточнения, восходящие к родственникам пророка, где подчеркивается, что путешествие было явлено Мухаммеду во сне, что путешествовала душа, а тело оставалось на месте. Это никак не принижало чудесность и значение события, ибо Аллах общался с пророком и во сне и наяву и все видения были божественными.

Яркость и выразительность посетившего Мухаммеда видения окончательно подтвердили его богоизбранность в собственных глазах. Он, наконец, решается на шаг, почти невозможный для араба того времени. Мухаммед порывает со своим племенем и со своим родом. В 622 г. он тайно встречается у холма Акаба с посланцами из Ясриба и заключает с ними союз, согласно которому они были обязаны защищать его, как своих жен и детей. Мухаммед здесь же произнес проповедь, в которой призвал своих новых сторонников соблюдать основные заповеди, установленные Аллахом: не веровать в других богов, не прелюбодействовать, не красть, не убивать собственных детей, не клеветать и во всем слушаться своего пророка.

Своим обращением к иноплеменникам Мухаммед продемонстрировал, что отныне истинным его последователем, «верным» («муслим») будет считаться только тот, кто готов отказаться от своего народа ради новой религиозной общины. Мусульманство стало основой, на которой из разобщенных аравийских племен стал формироваться новый арабский этнос. Опасаясь обвинений в кощунстве и предательстве, в том же 622 г. Мухаммед и его друг Абу 171

Бакр тайно бежали из Мекки в Ясриб. Меккакнские язычники преследовали пророка, но он успел укрыться от них в пещеру. Мусульманское предание гласит, что после того, как они зашли в грот, два голубя снесли яйца у входа, а паук соткал паутину через весь проход так, чтобы преследователям и в голову не пришло, что там внутри кто-то есть. Родственники и ученики мусульманского пророка вскоре последовали за своим учителем; впоследствии их назвали мохаджирами («сотоварищами по бегству»). Ясрибцы, принявшие ислам, стали называться аль-ансар («помощники»).

Время переезда - «хиджра» (переселение в безопасное место) -Мухаммеда из Мекки в город Ясриб, - позже названный Мадинат ан-Наби (город пророка) или просто аль-Мадина (Медина), 16 июля 622 г. был признан начальной датой нового летоисчисления, окончательно установленного последователями Мухаммеда уже после его смерти.

Итак, начало мусульманского календаря установлено от 16 июля 622 г. (на это число по юлианскому календарю приходилось первое число первого месяца - мухаррама - в бытовавшем тогда арабском календаре). Каждый новый год хиджры начинается на 11 дней раньше предыдущего. Это потому, что хиджра — лунный календарь, и год в ней - это продолжительность 12 оборотов Луны вокруг Земли, то есть в нем 354 дня, каждый третий год - високосный - 355 дней, 33 года хиджры равны 32 солнечным годам. Месяц хиджры - период между двумя новолуниями. Месяцев в мусульманском календаре, как и в европейском, 12. Названия их сохранились те же, что были в лунно-солнечном календаре арабов: мухаррам, сафар, раби-аль-авваль, раби-ас-сани, джумада-аль-уля, джумада-аль-ахира, раджаб, шаабан, рамадан (рамазан), шавваль, зуль-каада, зуль-хиджжа. Но они не привязаны к сезонам, перестали быть зимними, весенними, летними, осенними. И потому, например, месяц рамадан, название которого в переводе с арабского обозначает «жаркий», «жгучий», может быть и зимой, а джумада, в переводе -«стылый», «холодный», - летом. Прежде, в доисламские времена, они сохранялись на «своих местах» благодаря тому, что по мере накопления «лишних дней» к лунному году добавлялся 13-й месяц -«наси». В 631 году Мухаммед запретил мусульманам добавлять эти дни (запрет отражен в Коране, где сказано, что Луна является мерилом времени), и мусульманский год стал чисто лунным. По новолуниям определяются даты мусульманских праздников и памятных событий на каждый год.

Чтобы перевести даты хиджры на современный календарь, достаточно разделить лунный мусульманский год на 33, полученное частное вычесть из цифры того же года и к полученному остатку прибавить 622. Для перевода же всех точно известных чисел мусульманской эры в новое солнечное летоисчисление и наоборот необходимо еще знать, на какое число календаря приходится начало искомого мусульманского или солнечного года.

Медина стала местом, где Мухаммед смог на самом деле воплотить свои мечты по организации нового общества, основанного на откровениях, данных ему Аллахом. Старая племенная организация ликвидировалась, запрещались племенная рознь и кровная месть. Вместо племени Мухаммед составил общину, первоначально состоявшую из 75 «братских» пар. Каждая пара состояла из одного беглеца из Мекки (мохаджира) и одного верующего из Медины (ансара), которые отныне считались братьями. Это новое объединение людей, которое скрепляло не родство по крови, но вера в единого Бога, называлось умма. Мухаммед управлял ею по праву пророка, единственного человека, способного общаться с Аллахом и получать от него указания и приказы. Аллах продолжал внушать Мухаммеду новые аяты Корана, где подробно разъяснялось, как надо строить жизнь общества, как людям вести себя по отношению к пророку, как делить имущество и военную добычу.

Жизнь общины поражала почти военной дисциплиной и полным подчинением духовному руководителю - имаму, которое приравнивалось подчинению самому Аллаху (отсюда возник и сам термин «ислам», которым была названа новая религия, - в переводе он означает «покорность», «подчинение»).

Мухаммед стал не только духовным главой религиозной общины, имамом, но и правителем Медины, судьей, племенным арбитром (хакам, хаким), провидцем (арраф) и военачальником (мукаддам, каид). При этом он исходил из родоплеменной традиции: вождь племени - саййид - ведал всеми общественными делами, вел переговоры с другими племенами, судил соплеменников, во время войны командовал ополчением, иногда руководил отправлением религиозного культа. Все эти функции Мухаммед сосредоточил в своих руках. Он как бы стал саййидом, но не одного племени, а всей мусульманской общины, доступ в которую был открыт членам любых племен, правда, на условиях признания нового вероучения и отказа от язычества, подчинения законам уммы и власти ее главы. Таким 173

образом, в понятии мусульман с самого начала слились воедино община и государство, религия и политика, духовная и светская власть.

Постепенно в умме сложились обязательные правила благочестивого поведения, прав и обязанностей мусульман. Был построен дом Мухаммеда, около него — первая мечеть (масджид), установлены обрядовые правила. Днем общей мусульманской молитвы стала пятница (джума). Верующие созывались для службы по призыву «вещателя» («билала»), которой руководил сам имам Мухаммед. Мусульмане совершали регулярные пять молитв в день, постились, произносили формулу символа веры: «Нет никакого божества, кроме Аллаха, и Мухаммед - посланник Аллаха».

Провозглашались запреты на ростовщичество, азартные игры, пьянящие напитки, на употребление в пищу свинины. Упоминались и излагались эпизоды из древней истории, подтверждавшие те или иные правила, уточнявшие и развивавшие прежние сюжеты из жизни пророков.

Ободренный успехом своих проповедей у новых последователей, Мухаммед попытался привлечь других сторонников, обратившись к иудеям и христианам, которые составляли в Медине довольно значительный процент населения. Имам рассчитывал на их поддержку, видимо, не очень хорошо разбираясь в богословских тонкостях, отличавших эти монотеистические религии от его взглядов. Особенно он рассчитывал на союз с иудеями, видя в них таких же строгих монотеистов. Мухаммед даже ввел в первоначальные обряды мусульман обязательную молитву в сторону Иерусалима, а также пост в иудейский праздник Йом-киппур. Однако иудейские книжники, с которыми он вступил в дискуссию, объявили его невеждой, не знающим не только тонкостей Библии, но даже генеалогии древнеиудейских патриархов. Отказались от союза с Мухаммедом и христиане. Отныне Мухаммед начинает резко обличать своих неудавшихся союзников, утверждая, что Муса (Моисей) и Иса (Иисус Христос) принесли своим последователям истинную религию, которую теперь проповедует он и которую они безбожно исказили. Обрядность была в очередной раз изменена - теперь все мусульмане при молитве должны были обращать свое лицо в сторону Мекки, на Каабу (кибла), а пост переносился на месяц рамадан. Паломничество к Каабе (состоящее из малого паломничества - умра и большого хаджж) объявлялось долгом для каждого трудоспособного

мусульманина.

Мусульмане были обязаны отдавать часть доходов, полученных от торговли, сельского хозяйства и войны, на нужды общины, поддерживать бедняков милостыней. Были отменены выплаты процентов по долгам, взятым до ислама, запрещено взимание процентов с долга вообще. Кое-кто из новообращенных мединцев не утвердился в новой вере, колебался, замышлял козни, интриговал. Таких пророк называл мунафикун, или «лицемеры».

Очередная из столь многочисленных в истории человечества попыток создать справедливое общество равных. Равенство скоро было нарушено, но поначалу оно привлекало многих.

Примера благополучно живущей общины, впрочем, было недостаточно для того, чтобы религия Аллаха, ислам, победила повсюду. Для убеждения язычников было нужно, чтобы Аллах силой доказал свое превосходство над другими богами, чтобы сбылось предсказанное наказание мекканцам. Поэтому с самого начала жизни в Медине Мухаммед стал готовиться к вооруженной борьбе с жителями родного города. Начались военные стычки и набеги, призванные помешать регулярному движению мекканских торговых караванов. Защищаясь, мекканцы готовили ответные действия. В 624 г. произошло сражение у колодца Бадр. Небольшой отряд мусульман во главе с Мухаммедом столкнулся с мекканским ополчением, вышедшим защитить свой караван. Несмотря на численное превосходство мекканцев, мусульмане победили. «Не вы их убивали, но Аллах убивал их» - так был понят смысл этой победы, как верующими, так и многими неверующими (8:17). Ислам начал свое триумфальное шествие.

Мекканцы поклялись отомстить, и на следующий год большое войско двинулось к Медине. На подходах к городу около горы Ухуд состоялось сражение, где мусульмане сначала побеждали, но потом были вынуждены отступить. Мухаммед был ранен в лицо. В 627 г. мекканцы снова подошли к Медине. Атака, однако, захлебнулась. Враги натолкнулись на ров, который мусульмане по совету перса Сальмана вырыли на пути войска. Решительной победы не добился никто.

Вскоре, укрепив свое положение в Медине и обеспечив себе поддержку многих кочевых племен, Мухаммед счел возможным выступить прямо против Мекки. В 628 г. большое войско вышло из 175

Медины и остановилось в месте, называемом Худайбийа, на подходах к Мекке. Было объявлено, что мусульмане хотят совершить паломничество-хаджж. Мекканцы испугались неожиданно окрепших и решительных мусульман и вступили с Мухаммедом в переговоры. Было заключено соглашение при Худайбии, согласно которому между мусульманами и курайшитами устанавливалось перемирие. Мухаммед обязался прекратить наступление и отказаться от боевых действий против Мекки. Он обещал также вернуть и впредь возвращать курайшитских перебежчиков. За это курайшиты обязались на следующий год на три дня покинуть Мекку и дать мусульманам возможность спокойно совершить хаджж. Весной 629 г. такое «малое паломничество» (не в сезон) мусульман к Каабе состоялось.

Время перемирия было использовано для накопления сил, подчинения оазисов, лежащих к северу от Медины, для привлечения на сторону ислама новых кочевых племен. Когда пришла уверенность в победе, Мухаммед в конце 629 г. снова двинулся к Мекке. Мекканская знать, трезво оценив обстановку, поняла неизбежность поражения. Главный враг пророка Абу Суфйан прибыл к нему просить прощения и объявил о своей покорности. Легко и с готовностью в начале 630 г. подчинились и остальные мекканцы.

Мухаммед воспринял эти их действия благосклонно - прощал всех и даже назначал своих соплеменников на важные должности. Лишь несколько человек из особо ярых врагов ислама были казнены. Прежние враги сразу заняли видное место в верхушке мусульманского общества. Смирилась и приняла ислам Кааба. Из нее были выброшены языческие идолы. Спустя некоторое время язычникам запретили совершать к ней паломничество. Через Коран были провозглашены новые, но восходящие к прежним правила хаджжа.

Посланник Аллаха сделал Каабу духовным центром своего теократического государства. Кааба, как творение пророка Ибрахима, была провозглашена мусульманской святыней, к которой правоверные должны совершать паломничество. Ее стали называть «Дом Аллаха» -«Байтуллах». Единобожие как символ единства арабов пришло на смену многобожию. Этническая и языковая общность аравийцев закрепилась религиозной. Об этом итоге красноречиво сказано в Коране: «Держитесь за ветвь Аллаха все, и не разделяйтесь, и помните милость Аллаха вам, когда вы были врагами, а Он сблизил ваши сердца, и вы стали по Его милости братьями!» (3:98).

Столицей мусульманской общины продолжала оставаться Медина. В Мекку Мухаммед жить не вернулся. Из Медины он рассылал послов в разные концы Аравии и к наместникам великих держав у аравийских границ, к Сасанидскому шахиншаху, к византийскому императору. Конечно, ни Хоеров II, ни Ираклий не ответили пророку, но аравийские правители понимали, что на полуострове громко заявила о себе новая динамичная сила. Большое впечатление произвел разгром мусульманами в 630 г. многочислен ного ополчения кочевых племен, а затем - взятие Таифа. Из разных мест Аравии, прослышав о военных победах Мухаммеда, в Медину приезжали делегации. Вожди племен и мелкие правители выражали готовность заключить союз, часто - принять ислам. Постепенно весь Аравийский полуостров в большей или меньшей степени подчинился Медине.

Пророк, полностью уверовавший в грядущее торжество своей миссии, мечтал о расширении власти ислама и далее. Этой цели способствовали и браки, заключавшиеся Мухаммедом. Союз с дочерью египетского короля Марией обеспечивал ему надежного политического партнера. Брак с Зейнаб - жест дружбы с королем соседней Абиссинии. Взяв к себе в дом дочь влиятельного иудея, Сафию, Мухаммед утихомирил враждебных иудеев. Женившись на дочери Абу Бакра - Аише, он укрепил дружбу и преданность своего сподвижника и обеспечил надежного преемника и проводника своих идей. Заключая такие союзы, Мухаммед упразднял в умме кастовость, освобождая ее от расовых и национальных предрассудков, от религиозных предубеждений.

В 631 г. сподвижник и тесть пророка Абу Бакр возглавил большой хаджж в Мекку. Это паломничество называют в исламе «прощальным», ибо вскоре после него, в июне 632 г., Мухаммед неожиданно скончался. Все, что делал пророк во время прощального хаджжа, стало основой обрядов, которые совершают и ныне паломники, приходящие к Каабе со всех концов мусульманского мира.

В последний год жизни Мухаммеда особо занимала подготовка военного похода в Заиорданье, где мусульманские отряды уже потерпели поражение от местных арабов-христиан, союзников Византии. Снаряженное для похода на север войско уже стояло наготове около Медины, когда пророк заболел и умер 8 июня 632 г.

Войска уходили на север и на восток. Постепенно покорились окраинные царства Аравии, за ними - Сирия, Ирак, Египет, а потом -177

Северная Африка, Испания, Иран, Средняя Азия. Возникло огромное государство, многочисленная религиозная община. Жизнь ее в принципе строилась на идеях, провозглашенных Мухаммедом и сохраненных в виде текста Корана и хадисов - преданий о его высказываниях и поступках.

Ислам утвердился на территории России в начале X в. В 737 г. арабское войско_вошло в зону прикаспийских степей, где находилось государство Хазарский каганат. Но еще задолго до этого, в 631 г., в Волжскую Булгарию прибыли три проповедника ислама. Они распространяли новое учение, давали советы, лечили больных. Среди излеченных ими была с детства парализованная дочь правителя булгарского государства Туйбика. В благодарность хан и его ближайшее окружение приняли ислам, который стал распространяться по всей стране. Волжская Булгария в то время занимала территорию от предгорий Северного Кавказа до верховий Волги с севера на юг, и от Дона до Самарканда - с запада на восток. Процесс исламизации населения Нижнего и Среднего Поволжья завершился в 922 г., когда ислам был принят в качестве государственной религии в Волжской Булгарии. Здесь были открыты учебные заведения, создавались библиотеки, распространялись популярные на Востоке научные и художественные идеи. Обучение проводилось на основе арабской письменности, нравственные основы общинной жизни приводились в соответствие с Кораном. Именно в эти места князь Владимир присылал своих послов для ознакомления с исламом.

В период господства Золотой Орды ислам расширяет свои границы, однако это не означало, что на территориях господства ислама другие религии были запрещены.

Многочисленные военные столкновения Московской Руси и ханств золотоордынского происхождения имели своей причиной не религию, а борьбу за власть в феодальном государстве.

Во второй половине XVIII века ислам постепенно становится официальной религией в Российской империи. Завершающим звеном этого процесса стал Именной указ императрицы Екатерины Второй «Об определении Мулл, и прочих духовных чинов Магометанского закона и об учреждении в Уфе духовного собрания для заведования всеми духовными чинами того закона, в России пребывающими» от 22 сентября 1788 года, во исполнение которого 4 декабря 1789 года состоялось официальное открытие Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в г. Уфе.

Большое значение имел Именной Указ «О бытии в Тавричес кой области (Крыма) Магометанскому Духовному Правлению под председательством Муфтия» в январе 1794 года.

В конце XVIII в. только в Казанской губернии насчитывалось около ста мечетей, при них действовали школы, где преподавались арабская письменность и основы ислама. В Казани в 1802 г. была открыта первая мусульманская типография.

Огромный позитивный потенциал ислама наглядно проявился в истории становления российского общества и государства, его культуры. Ислам стал составной и неотъемлемой частью духовного и материального развития российского общества и в заметной мере определял характерные особенности того уникального феномена, который по праву называется российской цивилизацией, представляющий собой историко-культурный сплав ее коренных народов, относящихся к различным этносам и религиям.

Основными течениями ислама являются суннизм и шиизм. Российские мусульмане в большинстве своем являются суннитами. Сунниты - приверженцы Сунны (традиции) Пророка как образца для подражания. Суннизм окончательно оформился в X веке, выражая обычаи, теорию и практику большинства мусульманской общины. Это, прежде всего, ориентация на доктрину, являющуюся золотой серединой между крайностями. Отсюда и характерный для суннитского ислама прагматизм, установка на узаконение утвердившихся убеждений, обрядов и институтов. Последние считаются результатом согласия мусульманской общины.

К началу XX в. для мусульман сложилась благоприятная атмосфера, как в духовной, так и в социально-политической деятельности. Возрождение ислама началось с конца 1980-х гг. В 1990-е гг. во многих районах компактного проживания мусульман открылись мусульманские учебные заведения. Сотни верующих совершают ежегодный хадж в Мекку и Медину. В дни особо почитаемых праздников - ураза-байрам и курбан-байрам - проводятся прямые трансляции по радио и телевидению религиозных церемоний. В 2003 г. началась ежедневная передача «Ватаным» (Родина).

Оживились связи российских мусульман с единоверцами из арабо-мусульманских государств. Только в Москве действует около десятка международных исламских организаций, которые занимаются благотворительной и просветительской деятельностью. Подобные организации имеются и в других городах.

Исламское духовенство активно участвует в общественно-политической жизни мусульман. Немало инициатив оно проявило по урегулированию чеченской проблемы, карабахского конфликта, участвует в разработке региональных и федеральных законов. В июне 1990 г. на учредительном съезде была создана Исламская партия возрождения. В Дагестане действуют Исламско-демократическая партия, а также Исламская партия. На учредительной конференции в Саратове в апреле 1996 г. было создано массовое общероссийское общественно-политическое движение «Мусульмане России».

Мусульмане России придерживаются линии диалога со всеми конфессиями нашей страны и религиями других стран мира. Ярким примером этого является миротворческая деятельность Московского муфтията, созданного в 1994 г. и возглавляемого муфтием Равилем Г айнутдиновым.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >