Введение

Кто самый острый современный писатель? - спорит целый мир. Знаток я, может, не отменный, ну, а по-моему - Шекспир.

Евгений Евтушенко

«Какой такой ведущий конфликтолог?!» - возмутится политический конфликтолог, взглянув на обложку данной книги. -«Да, в эпоху Возрождения Никколо Макиавелли создал прямо-таки энциклопедию политических конфликтов».

Против выступит и специалист по психологии конфликтов: монтеневские «Опыты» настолько-де важны, что отсылки к ним вошли во все учебники.

К ним присоединится и наркоконфликтолог, отстаивая значение великого Себастьяна Брандта для описания и понимания конфликтов, связанных с психоактивными веществами (ПАВ).

Экологический конфликтолог в качестве немого упрека положит на стол книгу об отношении мыслителей Ренессанса к природе1.

А искусствовед просто вскинет руки к небу, к плафону «Сикстинской капеллы» гениального Микеланджело, и автору данной монографии останется боязливо умолкнуть, чтобы не привлечь на себя громы небесные. А потом тихо вновь засесть за клавиатуру.

Признавая право каждого специалиста на любовь именно к своей «делянке», начать следует с простейшего вопроса: кто еще из создателей ТЕКСТОВ2 в эпоху Ренессанса вызывает столько споров, столько конфликтов?

  • 1 Ревякина Н.В. Природа в культуре Возрождения: текст лекций. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2015. 116 с.
  • 2 Речь идёт именно о текстах, более способных зафиксировать конфликты в их многомерности, чем изобразительное искусство. Гениальный Леонардо да Винчи как ХУДОЖНИК вызывает ныне интерес, сопоставимый с Шекспиром. Однако конфликтологический потенциал автора «Джоконды» уступает создателю «Гамлета».

Если верить авторам бесчисленных популярных публикаций и выступлений, споры начинаются с того, а кто был собственно автором шекспировских текстов. Они не правы. Есть проблема еще более первоочередная: а как, собственно, зовут нашего героя. В первой советской жзлке он - Вильям1, во второй и третьей - Уильям[1] . И пусть не кривят, свысока глядя, губы знатоки английского языка. Конфликтолог второго десятилетия 21-го века будет в России говорить со своей аудиторией на русском языке. Вопрос, как называть нашего персонажа, для него поважнее будет, чем выяснение сколько раз -шестнадцать или более того - переводился бессмертный монолог «Быть или не быть».

В синтезе нормативной эстетики и догматики периода коммунистической эпохи - в «Советском энциклопедическом словаре» - наш герой зовется Уильямом. Однако самая популярная советская кинореплика на интересующую нас тему гласит: «Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?».

Сегодняшние дни или, точнее говоря, текущие месяцы не сняли расхождений. Зайдем за свежей газетой в киоск под названием «Дейли» и увидим: благородным золотом на черном квадрате посреди ярко-красного поля написано «Уильям Шекспир. Две трагедии», но совсем рядом на темно-синем фоне хорошо заметна золотая надпись «Вильям Шекспир. Гамлет». Преподавателю, увы, нельзя воспользоваться приемом блестящего стилиста В.В. Познера, который в начале своего известного документального фильма отпускает

реплику: «ВильЯм, или Уильям, если Вы хотите»1. Забегая вперёд, автор данной монографии предлагает оптимальное с конфликтологической точки зрения решение: максимально возможно называть нашего персонажа только по фамилии. Далее будем придерживаться такого приема: создателя пьес и сонетов именовать просто Шекспиром, через его фамилию обозначать и других важных для нас персонажей, как, например, отец Шекспира, жена Шекспира, покровитель Шекспира и т.п.

Таковы только проблемы имени главного героя нашей книги! Но ведь из-за неустойчивости орфографии той эпохи существовало несколько вариантов его родового имени. Например, очень непривычно для русского уха звучит Шейкшафт[2] . Собственноручные тексты Шекспира нас только запутывают: «Он подписал первые две страницы завещания как Шакспер («Shakspere»), а последняя заканчивалась словами: «мною, Уильямом Шекспиром» («By те William Shakspeare»)»

А где родился Шекспир: в Стратфорде или в Стрэтфорде? И уж сколько противоречий в произношении имен персонажей, созданных гением Шекспира?! Например, как правильно: МакбЕт или Макбет? Вроде бы, надо говорить «МакбЕт». Однако называние повести классика российской литературы всегда произносится «Леди Макбет Мценского уезда»...

Разночтения и сенсации подогревают, конечно, интерес к великому деятелю культуры прошлого со стороны широкой публики. Однако личность Шекспира и его тексты притягивают к себе внимание и лучших ученых России. До известной степени мерилом рейтинга персон Ренессанса может считаться фундаментальнейшее издание - энциклопедия «Культура Возрождения». Собратья по перу

нашего персонажа выглядят так: М. Монтеню уделяется 1,5 страницы1, Томасу Мору[3] и М. Нострадамусу - менее 2 страниц каждому, Г. Саксу - 2 страницы, Ф. Рабле - 2,5, Н.Маккиавелли и П.де Ронсару - по З, Д. Чосеру - 3,5, Ф. Петрарке - 4, Сервантесу -5 . Статья о Шекспире занимает 5,5 страницы11.

Но главное соображение, говорящее о праве Шекспира на пьедестал ведущего конфликтолога эпохи Ренессанса, основывается на его всесторонности: в пьесах, сонетах и поэмах отражены и экономические, и политические, и военные, и культурные, и семейные, и религиозные, и юридические, и экологические, и многие другие конфликты. Такое интеллектуальное богатство многих просто развлекает, однако для представителей новой, очень перспективной специальности - «Конфликтологии» - великий англичанин приготовил целый набор инструментов. Всепожирающее время

выдало нам авторитетнейшее свидетельство: против инструментов, созданных гением из Стратфорда, ржавчина бессильна.

Практическая конфликтологическая направленность произведений Шекспира проявилась уже при его жизни: «В сентябре 1607 года два британских торговых корабля «Гектор» и «Дракон», принадлежавшие «Восточно-Индийской компании», проплывали мимо берегов Африки. Прошло уже много дней с тех пор, как корабли покинули Англию, и далеко еще была заветная цель путешествия — Индия. Матросы томились, скучали, начинали постепенно озлобляться. В любую минуту могли вспыхнуть драки, а то и бунт, понимал опытный капитан «Дракона» Уильям Килинг. Нужно было срочно занять матросов делом, которое целиком поглотило бы их досуг (ввиду постоянных штилей его было предостаточно) и дало бы безопасный выход их энергии. Не устроить ли театральное представление? Одни будут заняты подготовкой спектакля, другие ожиданием удовольствия, которое многим из них было знакомо в Лондоне. Но что ставить? Что-нибудь популярное, общепонятное, полное развлекательных событий, таинственных преступлений, подслушивания, подсматривания, отравлений, страстных монологов, поединков, чтобы в пьесе непременно была любовь, а шутки, отпускаемые со сцены, могли бы уложить матросов наповал. Капитан принял решение. Ставить надо «Гамлета».

Трагедию Шекспира сыграли на борту «Дракона» дважды. Второй раз — через несколько месяцев, в мае 1608 года, вероятно, по просьбе команды. «Я позволяю это, — записал капитан Килинг в журнале, — ради того, чтобы мои люди не бездельничали, не занимались азартными играми и не дрыхли»1.

Произведения Шекспира способны не только смягчать, но и обострять реальные конфликты, свидетельством чему является оплата графом Эссексом постановки «Ричарда II» в целях подстрекательства лондонцев к восстанию против королевы Елизаветы[4] .

Шекспир-конфликтолог оказывался востребован в самые драматические, роковые моменты российской истории. Летом 1812 года, накануне прихода в Москву войск Наполеона, в «Санкт-Петербургском вестнике» была опубликована сцена из трагедии «Троил» Шекспира. «В обстановке крайнего недостатка информации о происходящем на войне Шекспир в переводе Гнедича воспринимался как актуальная публицистика. Когда шекспировский Одиссей на военном совете ахейцев говорит, что главная причина неудач в войне с Троей - разброд и шатания среди военачальников, читатель тут же вспоминал о Барклае де Толли и Багратионе, о их бурном и трагическом конфликте»1.

Итак, изучать наследие Шекспира современные российские конфликтологи ОБЯЗАНЫ.

Данная монография является логическим продолжением исследования о первом конфликтологе Европы[5] . Обе книги призваны дополнить выдержавшее несколько изданий учебное пособие «История конфликтологии», по которому учатся уже несколько поколений конфликтологов. В нем автор «Гамлета» отмечен лишь однажды - в контексте конфликтности и трагичности всей эпохи Ренессанса. Однако, как справедливо отмечают отечественные ученые, «Гамлет, король Лир, Ричард III, будучи отчасти иллюстрациями исторических личностей и средством осмысления европейской истории и современности XVI-XVII веков во времена В.Шекспира, позднее стали символизировать субъектов, пребывающих в конфликте с миром, порядком вещей, нормой. Их истории - символ пути, который человек проходит, дабы постичь и обрести себя самого в борениях с судьбой, людьми, самим собой. Из сказанного с очевидностью вытекает, что история идей, представленных в литературе, отнюдь не безынтересна для

конфликтологии»1. Наибольший материал предоставляет шекспировское наследие для преподавания предмета «Конфликтология духовной сферы»[6] . В собственно методических изданиях по конфликтологии развернутого осмысления наследия Шекспира нами пока не обнаружено.

Между Гомером и Шекспиром жили десятки выдающихся мастеров, чьи тексты заслуживают осмысления и введения в учебный и воспитательный процесс. Однако гениальный англичанин перебросил своеобразный мостик между собой и великим бардом троянской войны. Поэма Шекспира «Троил и Крессида» словно подсказывает нам, что, изучив Гомера, хорошо бы сразу взяться за наследие Шекспира. О точности этой подсказки свидетельствует опыт Отечественной войны 1812 года, когда наши доблестные предки вглядывались в современные конфликты между российскими военачальниками через гомеровско-шекспировские окуляры (см. выше).

На современную духовную жизнь, а через нее и на социальную практику оказывают влияние три группы шекспировских материалов: 1) то, что вышло из-под его пера; 2) биография самого Шекспира и реалии Англии XVI - начала XVII века (ядро этой группы составляет так называемый «шекспировский вопрос»); 3) совокупность явлений духовной и материальной культуры XVII-XXI веков, озаренных

светом шекспировского гения (далее они, в целях экономии времени и места, называются «шекспировской вселенной»).

Основные части нашего исследования - главы вторая и третья - выдержаны в целом, в рамках данной триады: сначала приводятся собственно шекспировские тексты, потом сведения о Шекспире, затем - некоторые факты из шекспировской вселенной. Последняя исключительно разнородна: от многосерийных экранизаций до цитат прямых или «раскавыченных» в фильмах или книгах на современные темы. По возможности приоритет отдавался цельным «прошекспировским» явлениям культуры. Проблема однако в том, что монографические римейки порой уступают по значению репликам в классических произведениях. Влияние на общественное сознание современной России милого мультика «Гномео и Джульетта» (подробнее см. первую главу данной монографии) бесконечно уступает двум шекспировским эпизодам в бессмертном шедевре Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен»1 или в иронической альтернативе шекспировской трагедии в задорном фильме «О чем говорят мужчины»[7] .

Практической направленностью данной монографии объясняется существенное внимание к научно-популярным журналам: «100 человек, которые изменили ход истории», «Художественная галерея», «История моды», «Атлас. Целый мир в твоих руках» и др. Такие издания позволяют преподавателю-конфликтологу методически оснащать свои занятия без существенных финансовых затрат, но при этом снижать свою зависимость, для провинциальных вузов порой драматическую, от демонстрационной техники. Вместо огромного

талмуда по демографии, проще достать из портфеля тонкий журнал с яркой обложкой, раскрыть его на нужном месте и, показав портрет размером в страницу формата А4, прочитать: «в начале XVI века средняя продолжительность жизни не достигала и 28 лет. Из 60 родившихся детей первый год переживали меньше двадцати. В 15-16 лет уже сочетались браком, к 25 годам обзаводились несколькими детьми, а доживших до сорока называли «вступившими в старость». Пятидесятилетние - глубокие старики, шестидесятилетние - дряхлые развалины. Жизнь людей той эпохи словно прокручивалась в режиме ускоренной перемотки. За отпущенные им двадцать лет активной жизни мужчины и женщины стремились изведать всё, а потому те взрывные страсти, которые сегодня мы зовем «шекспировскими», отнюдь не были театральным преувеличением драматурга»'.

Сходными соображениями объясняется уделяемое порой более значительное внимание теле/радиопередачам по сравнению с фундаментальными монографиями шекспироведов. Торжество клипового сознания делает демонстрацию большого научного нарратива пугающим в глазах значительной части студентов, а радиолекция имеет больше шансов на прослушивание в общественном транспорте или во время ожидания в приемной той или иной службы.

Сужая поле своего исследования, автор данной монографии может укрыться за широкими плечами бессмертного творения Юрия Михайловича Лотмана, сослаться на ту книгу, которая издается и переиздается год от года, но не теряет популярности у издателей и покупателей (эта прозаическая материя также исключительно важна при осмыслении нашей темы). Ю.М.Лотман обрисовал свой замысел так: «Настоящий комментарий ограничен как целевой установкой, так и объемом. Поэтому от определенных сторон пояснения текста пришлось отказаться. Так, полностью исключен стиховедческий комментарий: читатель не найдет объяснений, касающихся природы стиха и строфы, рифмы, метра, ритма и звуковой структуры «Евгения Онегина». Делать отдельные «набеги» в эту область автор не считал целесообразным, а исчерпывающий или хотя бы достаточно полный комментарий этой стороны текста изменил бы весь план издания и увеличил бы значительно его объем»1. Только лишь образ великого семиотика Ю.М.Лотмана помогает удержаться от воспарения в эмпиреи российского стихосложения[8] , устоять от соблазна уплыть вместе с Офелией Миллеса.

Структура предлагаемой читателю монографии была опробована в вышеупомянутой книге про Гомера и получила одобрение читателей. Сначала приводится краткая характеристика шекспировских текстов в целом, дается обзор так называемого шекспировского вопроса и елизаветинской эпохи, заключают первую главу сведения об «инобытии» шекспировского наследия в культуре XIX - начала XXI века. Затем анализируется возможности прикладного шекспироведения на первом и втором уровне подготовки конфликтолога (этот материал составляет вторую и третью главы монографии). В заключительной главе описывается реальный опыт использования шекспировских текстов во внеаудиторной подготовке будущего конфликтолога, а также приводятся соображения по неиспользованным ныне резервам в данной сфере. При значительной общности подходов к первому конфликтологу Европы и ведущему конфликтологу эпохи Возрождения, между ними есть и существенные различия. Наука не имеет и вряд ли когда получит тексты предшественников Гомера. О нём можно с чистой совестью говорить как об авторе первых сохранившихся конфликтологических текстов. О возможных предшественниках Шекспира наука накопила гигантский объем информации, поэтому приложение № 1 к данной монографии составлено из текстов действительных или гипотетических предшественников автора «Гамлета», «Отелло» и «Ромео и Джульетты».

Поскольку от Гомера осталось всего два текста, их вполне по силам перелистать педагогу, получившему задание подготовить новый

конфликтологический курс. А переводы Гнедича («Илиада») и В.А.Жуковского («Одиссея») ныне вне конкуренции. Наследие Шекспира отражено в восьми- и даже десятитомниках, да еще регулярно появляются версии о вновь найденных страницах, фразах или словах, написанных рукою Шекспира. Споры о достоинствах переводов С.Я.Маршака, Б.Л.Пастернака, М.Л.Лозинского и др. более чем остры. Если конфликтолог не лелеет тайное желание сменить профессию и перебраться на кафедру зарубежного литературоведения, ему требуется самоограничение при рассмотрении шекспировских текстов. Причем это самоограничение необходимо рационализировать.

В бесконечно разбухающей папке электронных материалов, связанных с подготовкой данной монографии, на втором уровне находится папка "Гамлетология", скоро ей предстоит породить внутри себя подпапки: «отечественная гамлетология» и «зарубежная гамлетология», а там недалеко и до деления по периодам и по странам...

Чем глубже конфликтолог будет увязать в дебрях литературоведческих дискуссий, тем больше риск сместить усилия с цели на средства, превратить обращение к Шекспиру из инструмента в самоцель. Удалось ли автору монографии избежать данной опасности, предоставляем судить читателям.

Значительную часть данной монографии составляют шекспировские тексты либо римейки его произведений. Ссылки на первоисточники даются в основном внутри текста. По возможности названия в ссылке сокращаются до общепонятного варианта. Например, пьеса Бориса Акунина «Гамлет. Версия. Трагедия в двух актах» передается краткой внутритекстовой сноской [Акунин. Гамлет]. Сами шекспировские произведения цитируются без указания автора. Структурные единицы произведений, акты, отражены римскими цифрами, более мелкие части, сцены - цифрами арабскими. Указания на переводчика не дается, используемый вариант перевода приводится в списке использованных источников в конце данной

1

Давая ироническое название этой папке, автор данной монографии льстил себя надеждой, что хоть тут-то окажется сказаным новое слово в шекспироведении. Увы! Поисковая система «Google» 13 февраля 2017 года на слово «гамлетология» за 0,54 секунды дала 8 результатов. Как тут не вспомнить слова вышеупомянутого персонажа: «Какой удар со стороны классика!» монографии. Исключения делаются лишь для «Гамлета», «Ромео и Джульетты» и «Сонетов», проблемы переводов которых обсуждаются в первой и второй главах данной монографии.

Автор благодарит за прямую или косвенную поддержку в создании данной монографии А.А.Галееву, А.Д.Кузнецова, А.Ю.Леонтьева, С.А.Сергеева, Е.В.Скворцову, Н.Ю.Степанову (Казань); Н.А.Гринченко (Елец), М.А.Бурно, (Москва), Н.И.Девятайкину (Саратов); С.Н.Шевердина (Московская область).

  • [1] Морозов М.М. Шекспир. 2-е изд. М.: Молодая гвардия, 1956. 214с. 2 Шайтанов И.О. Шекспир. М.: Молодая гвардия, 2013. 474с. 3 Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1987. С. 1516. 4 Берегись автомобиля. Викцитатник. https://ru.wikiquote.org/wiki/ Берегись_автомобиля. Дата обращения 6.02.2017 5 Шекспир У. Две трагедии. Ромео и Джульетта. Гамлет. М.: ООО «Де Агостини», 2016. 558с. 6 Библиографическое описание книги выглядит так: Шекспир В. Гамлет. Все хорошо, что хорошо кончается. Мера за меру. М.: Вече, 2017. 416с. Однако на обложке стоит только одно название «Гамлет», к чему мы еще вернемся в начале первой главы.
  • [2] Познер В.В. Шекспир. Предостережение королям. http://www.ltv.ru/doc/pro-zhizn-zamechatelnyh-lyudey/shekspir- predosterezhenie-korolyam-film-vladimira-poznera Дата обращения 27.02.2017. В варианте «Вильям» прекрасный знаток английского языка В.В. Познер демонстративно ставит ударение на второй слог. 2 Шайтанов И.О. Шекспир. С. 66. 3 Акройд П. Шекспир. Биография. М.: Издательство КоЛибри, 2009. С. 717. 4 Акройд П. Шекспир. Биография. С. 5. 5 Морозов М.М. Шекспир. 2-е изд.; С. Шайтанов И.О. Шекспир. С.6.
  • [3] Культура Возрождения. Энциклопедия. В 2-х томах. Т.2. Кн. 1 М.: РОССПЭН, 2011. С. 314-316. 2 Там же. С. 322-323. 3 Там же. С. 395-397. 4 Там же. Т.2. Кн. 2. - С. 124-126. 5 Там же. С. 9-11. 6 Там же. Т.2. Кн. 1.-С. 170-173. 7 Там же. Т.2. Кн. 2. - С. 77-80. 8 Там же. С 584-587. 9 Там же. Т.2. Кн. 1. -С. 535-539. 10 Там же. Т.2. Кн. 2. -С. 179184. 11 Там же. С. 599-605. 12 Еще век назад, в 1916 году, «отмечая трехсотую годовщину смерти Шекспира, английские ученые разных специальностей составили фундаментальный двухтомник «Шекспировская Англия». В основу этого труда был положен простой принцип. Книгу разделили на главы, охватывающие все стороны государственной, общественной, культурной и частной жизни. Рассказ о всех сферах деятельности сопровождается указаниями на то, как они отражены в произведениях Шекспира. Оказалось, что не было такого вида деятельности, таких явлений повседневной жизни, в политике, экономике, производстве и личном быте, которых бы Шекспир так или иначе не коснулся». (Аникст А.А.Шекспир. С. 340).
  • [4] Бартошевич А.В. «Шекспир. Англия. XX век» http://www.w-shakespeare.ru/library/shekspir-angliya-xx-vek.html Дата обращения 7.02.2017 2 По показаниям свидетелей, актерам было обещано за пьесу «о низложении и убийстве короля Ричарда ... заплатить на 60 шиллингов больше того, что обычно причиталось» (Цит. по Шайтанов И.О. Шекспир. С. 360).
  • [5] Шеваров Д.Г. Двенадцать поэтов 1812 года. М.: Молодая гвардия, 2014. С. 105. 2 Ловчев В.М. Первый конфликтолог Европы? Использование поэм Гомера в изучении и преподавании конфликтологических дисциплин. Казань : Изд-во КНИТУ, 2016. 182 с. 3 Сергеев С.А. История конфликтологии: учебное пособие. Казань: КНИТУ, 2015. С. 22-30.
  • [6] Нефёдова Л.К. Репрезентация конфликтологических идей в истории художественной литературы // Омский научный вестник, 2012, № 2, С. 96. 2 Не случайно на данную проблему выходит целая монография: Нефедова Л.К. «Онтология культурного конфликта в европейской драме: Античность - Новое время» (Омск: Изд-во ОмГПУ. 2013. -158 с.), фамилия Шекспир встречается в данной монографии 94 (!) раза. Подробнее об этом важнейшем для нашей темы исследовании речь пойдет в первой главе данной монографии. 3 См., например, полезные издания: Гречман Л. Н., Молокова О. А., Ушева Т. Ф. Опыт обучения студентов направления подготовки «Конфликтология» // Научный диалог. 2012. Выпуск № 10. Педагогика. С. 61-69. Пустовалова, Е. В. Методика преподавания конфликтологии в вузе: учебное пособие. Барнаул: Изд-во АлтГУ, 2014.94 с.
  • [7] «Не летать на ядрах, не охотиться на мамонтов? Не переписываться с Шекспиром?" «- Я люблю тебя, - растерянно и тихо сказал Мюнхгаузен. - Я знаю, милый, - вздохнула Марта. - Но ради меня ты не хочешь поступиться даже в мелочах.... Помнишь, когда мы встречались с Шекспиром, он сказал: «Все влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут, а не исполняют даже возможного...» - см. страницы 325 и 325 в столь же гениальной повести Григория Горина (Тот самый Мюнхгаузен. - СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014). 2 В лексикон российской молодежи десятых годов прочно вошла реплика «Пардоньте!», которую неоднократно отпускает уцелевший (и сильно обрюзгший) Ромео в фильме «О чем говорят мужчины».
  • [8] Лотман Ю.М. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. С. 14. 2 Гамлет. Вариации: по страницам русской поэзии. М.: Центр книги Рудомино, 2012. 304с. 3 Впрочем, и к живописи прерафаэлитов, и к наследию российских поэтов, вдохновленных Гамлетом, мы еще вернемся во второй и в третьей главах, однако рассмотрены они будут не с точки зрения эстетических достоинств, а под углом зрения их методических возможностей.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >