ФОТОЛЕТОПИСЬ РЕВОЛЮЦИИ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Попов В. П. Новая книга о Революции 1917 года: к 100-летнему юбилею

Попов В. П

Новая книга о Революции 1917 г.: к 100-летнему юбилею[1]

Что мы знаем о Революции 1917 г.? Как правило, не очень много. Во-первых, то, что согласно советской исторической науке революций было две. Первая - Февральская, называвшаяся «буржуазно-демократической», которая, по мнению большевиков и всей советской историографии, не была способна решить задачи, стоявшие перед страной. Вторая - Октябрьская, или «социалистическая», ставшая переломным событием всемирной истории, открыла человечеству путь к социализму. Если речь идет об обычных людях, не обремененных особым рвением к учебе в школе, то краткий перечень известных фактов о Революции 1917 г. ограничивается отречением императора Николая II от власти, выстрелом «Авроры» и штурмом Зимнего дворца, первыми декретами советской власти о земле и мире, разгоном Учредительного собрания большевиками. Если задать вопрос посложнее - была ли Революция 1917 г. случайным или закономерным явлением для России? - большинство людей просто пожмут плечами.

Еще труднее с оценками революции, поскольку перед современниками не стоит задача определить революцию как «добро» или «зло» («славить или проклинать революцию»), для нас гораздо важнее понять, что именно было создано в России в результате этой революции. У современных отечественных историков интерес к этой проблеме после исчезновения СССР значительно упал, и только столетний юбилей хотя бы отчасти восполняет данный

пробел. Поэтому так важна для массового читателя новая книга, посвященная российской революции 1917 г., получившей в наши дни официальный статус «Великой». Авторы книги - Р. Г. Гагкуев и А. В. Репников - известные российские историки, специализирующиеся на истории революции и Гражданской войны.

Сегодня, когда прошло четверть века с момента окончательного завершения грандиозного социального эксперимента по «водворению социализма в России» (строки из первой советской Конституции РСФСР 1918 г.), мы вновь пытаемся переосмыслить и осознать феномен 1917 г., столетний юбилей которого отмечает весь мир. И это не случайно: 1917 г. стал поворотным в тысячелетней истории России, после чего жизнь страны потекла по иному, социалистическому, руслу. Веками копившиеся общественные проблемы, сплетавшиеся в сложные узлы и возбуждавшие из-за своей нерешенности неудовлетворенность всех слоев населения, меч революции «разрубил» не так, как мечталось в утопических грезах. Практически все общероссийские и не только социалистические, но и либеральные партии, каждая по-своему, в той или иной мере способствовали падению самодержавия. Показательно, и этот факт отражен в книге, что среди царского окружения лишь два военачальника в марте 1917 г. направили телеграммы в поддержку императора Николая II.

Лидер большевиков В.И. Ленин, зорко следивший в эмиграции за бурным развитием событий на родине, отмечал в своих знаменитых «Письмах из далека», что всесильным «режиссером» революции в феврале 1917 г. стала Первая мировая война. История и самому Ленину отвела роль главного «режиссера» в октябре 1917 г., когда лишь благодаря его настойчивости и решительности ЦК партии большевиков принял резолюцию о вооруженном восстании. Ленинское решение было принято вопреки колебаниям и сомнениям внутри партии, вопреки настроениям большинства населения страны, которое еще питало иллюзии, что долго готовившееся Учредительное собрание, как всесословный представительный орган России, сможет решить все насущные проб лемы. Большевики сыграли на опережение, перейдя от слов к делу, и выиграли.

Важнейшие перипетии этого переломного, насыщенного многими событиями 1917 г. отражены в книге Р. Г. Гагкуева и А. В. Репникова. По существу перед нами первая за сто лет фотолетопись Российской революции 1917 г., показывающая события с разных сторон. Авторы проделали колоссальную и кропотливую работу, как по отбору материала, так и по его компоновке. Авторский текст органично «слит» с текстами документов и всем визуальным рядом этой уникальной книги. Отметим эту важную особенность представленного издания: фотографии, картины, карикатуры и иные визуальные источники представлены именно как источники, а не иллюстрации к авторскому тексту. По существу перед нами оригинальный исторический жанр, определяемый самими авторами как «иллюстрированная летопись». Историческая действительность, запечатленная и отраженная в этом виде документов, содержит (помимо фактов и образов) также информацию об исторической обстановке, в которой они создавались, а их эмоциональная, то есть «авторская» окрашенность позволяет читателю лучше определить позиции противоборствующих сторон и сил, оценить события и, что немаловажно, дать им свою собственную интерпретацию. В книге представлены редкие фотографии и еще более редкие карикатуры, практически не известные нынешним читателям, рисунки и картины художников, открытки и плакаты, а также важные документы (манифесты, решения, листовки, приказы, воззвания, письма, декреты и пр.), дневниковые записи и мемуары известных политиков, военных, философов, поэтов. Весь этот уникальный комплекс источников объединяет одно ценнейшее качество - большинство их «родом из 1917 г.».

Таким образом, они запечатлели действительные факты, события, настроения и мысли людей той давно ушедшей от нас эпохи. События 1917 г. изложены в книге в хронологическом порядке по месяцам; внутри каждого месяца выделены важнейшие, с точки зрения авторов, сюжеты. Так январь 1917 г. повествует о положении на фронте и в тылу накануне потрясений, рассказывает о роли Николая II в разворачивающихся событиях, знаковом для всей страны убийстве Григория Распутина в декабре 1916 г., имя которого стало нарицательным и использовалось всеми оппозиционерами для дискредитации царской власти. Март - апрель 1917 г. посвящен крушению самодержавной России и приходу к власти Временного правительства, июль и август - неудачным попыткам то левых, то правых сил (большевиков и генерала Корнилова) реализовать с помощью силовых методов свою политическую линию, сентябрь, октябрь и ноябрь - окончательному краху демократического пути развития России и установлению большевистской диктатуры.

Такое композиционное построение книги и разнообразный материал позволяют проследить историю страны буквально день за днем, включая поступки, настроения, мнения отдельных исторических личностей и народных масс. Визуальный ряд вкупе с документами создает «эффект присутствия», читатель становится как бы участником разворачивающейся исторической драмы. Авторский подход к раскрытию Российской революции 1917 г., на наш взгляд, заслуживает внимания еще и потому, что показывает Россию как сложный социальный организм, где одновременно сосуществовали разные слои и группы, чьи интересы находились в состоянии конфликта друг с другом еще в мирное время, а в условиях войны и революции они только усилились. Когда мы говорим об огромном социальном расслоении внутри российского общества в начале XX в., то должны учитывать, что этот фактор стал одним из решающих моментов революции только потому, что война безмерно усилила его, а на фоне огромных людских потерь на фронте и резком падении жизненного уровня основных производящих классов страны любая социалистическая агитация безмерно повышала градус революционности народных масс. В книге хорошо показано, что революция породила огромные надежды на лучшую жизнь и по мере того, как эти надежды не сбывались, революционные настроения росли и ширились по отношению к новой правительственной власти.

Огромное внимание в книге уделено проблеме Русской армии и ее роли в революции и это, на наш взгляд, вполне оправдано. На широком историческом фоне показаны и профессиональные военные, которых революция заставила сделаться политиками (генералы М. В. Алексеев и Л. Г. Корнилов), и раскол внутри офицерской среды, предопределивший утрату армией организованного единства, и серая солдатская масса, состоявшая из бывших крестьян, одетых в шинели и ставших одной из главных (если не главной) сил, определивших исход революции 1917 г. Как показали события, эти три разных слоя - генералитет, офицерство и солдаты - ничто не сцепляло кроме дисциплины, и ,когда революция «отменила» дисциплину в армии, взаимные социальные претензии вышли наружу и способствовали усилению кровавой вакханалии. При рассмотрении этого сюжета в книге следует, видимо, учитывать то огромное разнообразие мнений, существующих в отечественной историографии по поводу роли генералитета в свержении самодержавия. И сегодня среди части историков популярно мнение, что «давление генералов на императора сыграло важную, если не решающую роль в его отречении».

Р. Г. Гагкуев и А. В. Репников показывают, как резко ускорились в 1917 г. все политические и социальные процессы, а сами изменения стали носить хаотический характер. Отсюда быстрая и частая смена лозунгов у тех же большевиков, стремившихся приспособиться к событиям, пересмотреть прежние оценки и найти новую стратегию. Поэтому непредвзятое знакомство с материалом книги опровергает расхожую в исторической науке версию о «запрограммированности Октября». Исторической натяжкой выглядит также стремление отдельных историков возложить на Временное правительство или большевиков «персональную» ответственность за исторические последствия 1917 г. Деятельность всех оппозиционных сил, безусловно, повлияла на падение царского режима, что запустило революционный маховик в стране, но самодержавие пало не по этой причина, а в силу собственной слабости, из-за отсутствия реальной силы, на которую бы могло опереться, как это было во время Революции 1905-1907 гг.

Событийная канва 1917 г., изложенная в книге день за днем, месяц за месяцем, свидетельствует, что реальные возможности для реализации ведущими партиями своих альтернатив были весьма ограниченны. По мере нарастания революция повышала спрос на приход к власти «сильной руки», чтобы контролировать и управлять стихией, но и здесь реальные возможности каждой крупной политической партии были различны.

Особое место в книге занимает политическая карикатура. Популярность этого жанра в России в 1917 г. объясняется многими причинами, в первую очередь условиями развития российского общества. Долгие годы в стране при господстве абсолютизма отсутствовали демократические институты и традиции, имелись лишь отдельные элементы гражданского общества. Достаточно сказать, что только в 1903 г. была отменена круговая порука крестьян по уплате налогов, в 1904 г. произошло их освобождение от позорных телесных наказаний, а с 1907 г. полностью отменены выкупные платежи за землю. Не удивительно, что влияние общества на власть было крайне незначительным, а в условиях падения самодержавия и слабости Временного правительства население все больше, все чаще и сильнее впадало в то состояние «революционного невроза»[2], при котором очень быстро законопослушные граждане превращались в толпу. По наблюдениям современников, состояние этой толпы характеризовалось безответственностью, порожденной «иллюзией своего всемогущества», - люди полностью утрачивали чувство меры, взаимно подогревая свои эмоции, когда «между криками толпы «да здравствует» и «смерть ему» не было никакой середины». Материалы книги ярко и зримо показывают процесс скатывания населения к революционному насилию. Таким образом, в политической карикатуре нашли отражения те настроения различных слоев общества, которые до этого находились под спудом, пока революция не позволила им вырваться наружу.

Особенно ярко эта черта проявляется в образах революции, запечатленных в книге: выражение лиц основных участников революционных событий (солдат, матросов, вождей и политиков, генералов и офицеров) полны суровой решимости и недюжинных страстей, у многих из них на лицах проступают черты надменности, чванства, а порой и хамства, ярко выраженного осознания своей «исторической» роли. На этом фоне обыватели из гражданских лиц выглядят (в большинстве своем) унылыми и запуганными, они - заложники этих людей и их страстей, они покорно ждут решения своей участи.

Важна и экономическая «подкладка» революционных событий, отраженная в книге. Революция 1917 г. усилила и без того огромную пропасть между податными «низами», составлявшими абсолютное большинство населения, и «верхами», то есть привилегированными сословиями. Если учесть, что в начале XX в. по среднедушевому доходу Россия значительно отставала от всех европейских стран, понятным становится, из какого источника черпали поддержку социалистические партии с их радикальными лозунгами и щедрыми обещаниями народу лучшей жизни. Вот на какой экономической почве и в каких социальных условиях разворачивались события 1917 г. Можно, видимо, согласиться с теми учеными, которые считают, что слаборазвитая в экономическом отношении страна (а именно таковой и была Россия на рубеже XIX-XX вв. в сравнении с ведущими европейскими державами) всегда, рано или поздно, скатывается к революции, и с этой точки зрения любая революция может быть исторически оправдана. В книге показаны главные объекты политической карикатуры 1917 г. - различные представители власть имущих и те знаковые события, которые отражали переходы революции от одной фазы развития к другой. Первоначально под огонь политической сатиры и юмора попали Германия и кайзер Вильгельм II, царские министры, полиция, церковь, сам Николай II и его семья. Затем, по мере резкой смены событий, отдельные деятели Временного правительства, в первую очередь А.Ф. Керенский. В июне - июле 1917 г. печатается много карикатур на большевиков, поскольку в прессе появились сведения о Ленине и его партии, обвиняемых в организации июльского восстания в Петрограде по указанию враждебной Германии (отметим, что большинство современных историков считают данное обвинение «беспочвенным»). Значительное место занимают карикатуры, посвященные положению на фронте летом 1917 г. В книге предстает яркая и образная картина революционных будней без хрестоматийного глянца, свойственного всем предшествующим иллюстративным изданиям, посвященным Революции 1917 г.

Авторы умело сфокусировали основное внимание на деятельности трех главных политических фигур 1917 г. - А. Ф. Керенском. Л. Г. Корнилове и В. И. Ленине. Керенский, бывший одним из 12 человек, входивших в первый состав Временного правительства, в мае-июне 1917 г. находился на пике своей славы, оттеснив на вторые роли остальных министров. Военная и гражданская публика, как видно из фотографий книги, буквально носила его на руках. Каких только пышных титулов ни придумала ему пресса: «гений русской свободы», «спасатель Отечества», «народный вождь». Именно с ним восторженные массы связывали свои лучшие надежды. В книге хорошо передана эволюция этого политика - чем хуже шли дела на фронте и в тылу, тем больше Керенский пытался укрепить свою власть, откровенно перейдя осень 1917 г. к режиму личной диктатуры. Понимая непрочность своего положения, он пытался лавировать между правыми силами, олицетворением которых в августе стал генерал Корнилов, и левыми, где тон задавали социалисты, в том числе их радикальное крыло в лице большевиков.

Р. Г. Гагкуев и А. В. Репников смогли удачно выделить и показать то историческое противоречие, которое пыталось и не могло разрешить Временное правительство, поскольку одновременному решению подлежали разные по своим целям и методам задачи. Оно хотело: обеспечить населению гражданские права и свободы, провести необходимые реформы, выиграть войну. Как показано в книге, ни одна из них не была решена - наступление летом 1917 г. закончилось катастрофой, реформы, в первую очередь аграрная, буксовали из-за непримиримых противоречий между «низами» и «верхами», демократизация страны, проводившаяся поспешно и бесконтрольно, на деле оборачивалась разгулом народной стихии. Авторы показывают, как в этих условиях Ленин и Корнилов, каждый по-своему, решили использовать предоставленный историей шанс и реализовать свою альтернативу курсу Керенского. Материал книги наглядно показывает, как после провала летнего наступления Русской армии большевики, опираясь на нежелание солдат Петроградского гарнизона подчиняться приказу Временного правительства об отправке их на фронт, 1 июля организовали массовую демонстрацию под антивоенными лозунгами, которая 3-4 июля переросла в восстание, подавленное верными правительству войсками.

После неудачи левых, когда всем казалось, что с большевиками окончательно покончено, революционный маятник резко качнулся вправо. Назначенный в августе Верховным главнокомандующим генерал Л. Г. Корнилов, стремясь предотвратить возможный приход к власти левых сил, по договоренности с Керенским предпринял меры, включая выдвижение войск с фронта к Петрограду для наведения железного порядка в стране. Корниловщине в книге посвящено немало места, поскольку эта была одна из поворотных точек революции. Историки до сих пор спорят, что явилось действительной причиной резкого разрыва между генералом и министром-председателем Временного правительства. Одни видят источник конфликта в личностных отношениях, желании Керенского самому «стать единоличным диктатором». Другие, оценивая шансы Корнилова на роль лидера страны, призванного вывести ее из тупика, куда она попала благодаря «бессилию властей», отмечают отсутствие у генерала необходимого политического опыта и гибкости, при всех высоких человеческих качествах, его честности и прямоты, популярности среди офицеров. Об этих качествах генерала свидетельствует интересный документ, приведенный в книге, -«Обращение к народу» Верховного главнокомандующего генерала Корнилова, датированное 28 августа 1917 г. Главная беда Корнилова заключалась в том, что он не видел иной силы, кроме армии, способной справиться с народной стихией. Однако уже современники указывали на тот факт, что сама армия летом 1917 г. была больна и в этом состоянии не могла успешно «лечить» больное общество. Иными словами, как реальная политическая сила армия «потеряла» себя во время провального летнего наступления, после чего превратилась в неоднородную массу, состоявшую из миллионов «человек с ружьем», падких на любую агитацию. Вскоре одни пошли за «белыми», другие за «красными», третьи стали «зелеными».

В книге показано, как Временное правительство, чтобы удержаться у власти, призвало на борьбу с мятежным генералом все революционные силы, включая большевиков, чем способствовало росту их популярности у населения. Одновременно Керенским были зачислены в пособники Корнилова кадеты и «буржуазия». В результате в правительственном лагере раскол усилился еще больше, и Керенский по существу оказался в политической изоляции, а революционный маятник вновь качнулся влево. Провозглашение 1 сентября 1917 г. России республикой, писали современники, никак не изменило положения дел, поскольку в стране по-прежнему отсутствовали республиканские учреждения, народное представительство и конституция. Не случайно авторы книги пишут, что после признания России республикой «острословы горько шутили, что власть объявила: «Российскую режь публику».

Следует, видимо, признать, что историческая заслуга Ленина состояла в том, что он предложил разуверившимся во Временном правительстве народным массам иную перспективу революции -не «внутреннюю», так называемую «буржуазно-демократическую», а «социалистическую» - как прообраз и начало будущей общеевропейской и даже мировой революции. России, по замыслу вождя, предстояло не плестись вслед за событиями мировой истории, а возглавить ее (всем, изучавшим отечественную историю в советские времена, памятен знаменитый ленинский лозунг - «Нельзя идти вперед, не идя к социализму!»). В тот момент не имело значения, верил ли сам Ленин в возможность осуществления социалистической революции в отсталой стране, не имевшей ничего социалистического, кроме партийных доктрин, слов и воззрений отдельных политических деятелей. Но он хорошо понимал, что в стране, окончательно исчерпавшей либеральную альтернативу к осени 1917 г., вакуум власти должен быть кем-то заполнен. Поэтому он убеждал своих соратников в том, что «нельзя идти вперед, боясь идти к социализму», а в сентябре, видя полное бессилие Предпарламента и его руководителей в лице социал-демократов (меньшевиков и эсеров), заставил большевиков бойкотировать этот совещательный орган и призвал партию к вооруженному захвату власти.

Р. Г. Гагкуев и А. В. Репников завершают рассмотрение событий выборами в Учредительное собрание и роспуском этого органа большевиками. Можно, видимо, согласиться с авторами в том, что Учредительное собрание было «последним шансом на гражданский мир». Судьба этого органа почти зеркально отразила судьбу Предпарламента и тот очевидный исторический факт, что поиски «сильной руки» перевесили в стране поиски мира и согласия - с этого момента Гражданская война в России стала свершившимся фактом.

Кто же победил в Революции 1917 г. - большевики, взявшие власть, или народ, получивший декреты о земле и мире, поверивший в реальность социалистической утопии? Как представляется, и сегодня этот вопрос остается открытым. Для кого-то Революция 1917 г. - это «исторический провал», «трагедия», «иллюзия», а для других - решающий шаг к созданию ранее невиданной в истории социальной системы, отринувшей и феодальные и капиталистические устои России, предложившей миру новый вектор развития. Книга также заставляет читателя задуматься над главным уроком революции: что заставило Россию, ставшую весной 1917 г. на демократический путь развития, отказаться от него спустя восемь месяцев: «красная смута», поселившаяся в умах миллионов граждан, толкавшая их на бунтарство и насилие, или узкоклассовые цели российской элиты, презревшей интересы всего общества, радикализм левых социалистов или слабость Временного правительства, отсутствие социальных механизмов, способных сцепить российское общество в единое целое, культурная отсталость страны или что-либо еще? Книга Р. Г. Гагкуева и А. В. Репникова не только заставляет читателя задуматься над этим, она дает большой материал, чтобы попытаться самому поискать ответ на этот вопрос. В этом и заключается, на наш взгляд, главное достоинство этой замечательной и новаторской книги. Книга снабжена списком основных источников и литературы по проблеме, что значительно расширяет возможности читателей самостоятельно изучать это эпохальное событие.

Литература:

1. Гагкуев Р. Г., Репников А. В. Великая Революция 1917 г.: иллюстрированная летопись/ Руслан Гагкуев, Александр Репников. - М.: Эксмо; Яуза, 2017. - 224 с.: ил. - (1917. К 100-летию Великой революции).

Вопросы и задания:

  • 1. Пользуясь материалами книги, выделите, на ваш взгляд, главное событие каждого месяца 1917 г. Аргументируйте свой выбор.
  • 2. Основываясь на материалах книги, назовите основные причины, способствующие переходу страны от Февраля к Октябрю.
  • 3. Как, по вашему мнению, повлияла пресса на изменения в настроениях российского общества? Можно ли назвать фотографию «объективным источником» по истории Революции 1917 г.? Приведите конкретные примеры, подтверждающие, или опровергающие приведенный тезис.
  • 4. Классифицируйте карикатуры, приведенные в книге, по персоналиям.
  • 5. Проанализируйте полученный результат и сделайте выводы. Сравните полученный результат с результатами, полученными другими студентами.

Репников А. В.

  • [1] Работа опубликована в журнале «Социально-политические науки». 2017. № 2.
  • [2] Так называлась книга французских авторов О. Кабанеса и Л. Насса, посвященная Великой французской революции; через месяц после своего появления во французском оригинале книга была переведена на русский язык и издана в России в разгар Первой русской революции в 1906 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >