ФИЛОСОФСКОЕ КРЕДО В.В. ЖИРИНОВСКОГО

ГЛАВА 1.

Кого можно назвать философом?

Философия интересует многих. Возникает, однако, вопрос: кого сегодня можно назвать философом? Человека, основательно изучившего философию? Просто мудрого человека? Человека, профессионально занимающегося философией, например, преподающего её в университете? Простого ответа на этот, казалось бы, несложный вопрос не существует. Давайте попытаемся разобраться на примере конкретного человека — Владимира Вольфовича Жириновского, известного политика, лидера ЛДПР, доктора философских наук.

«В наше время существуют профессора философии, но не философы» , — то ли в шутку, то ли всерьёз заметил американский писатель и философ Генри Торо1. Смысл этой сентенции видится в том, что, действительно, многознание, эрудиция и даже профессорское звание не являются достаточным основанием для того, чтобы человека считали философом. Более того, думается, что сам человек о себе тоже не может сказать: «Я — философ». Во-первых, это неэтично — сродни тому, как если бы человек стал утверждать, что он самый мудрый, красивый, добрый и т.п. Пусть другие о нём это скажут! Во-вторых, право называться философом нужно заслужить, доказать всей своей жизнью.

Каким образом? Чтобы ответить на этот вопрос, вернёмся ещё раз к определению философии, её важнейшим функциям.

Итак, философия в её общепринятом определении есть любовь к мудрости; соответственно, философ — это прежде всего человек, отличающийся мудростью, или, как говорили в старину, любомудрием. Эрудиция, глубокие знания — хоть и важнейший признак мудрости, но не тождественны друг другу. Эрудированный человек, впадающий в беспредметное мудрствование, производит впечатление скорее глупого, чем мудрого. Сократ, с чьим именем связано рождение философии, вообще не умел читать и писать, но прослыл именно мудрецом.

1

См.: Всё по науке: афоризмы о всех науках, естественных и неестественных/ Сост. К.В. Душенко. — Изд. 3-є, переработ. — М.: Эксмо, 2005.

«Я знаю, что я ничего не знаю», — говорил Сократ своим ученикам и призывал их неустанно заниматься поисками истины и мудрости. Следовательно, мудрым может считаться не тот, кто думает, что знает всё, а тот, кто понимает, что знает мало, что в мире, несмотря на стремительный рост знания, ещё существует множество непознанного, требующего глубоких исследований. Понимающий это человек всегда скромен, не кичится своими знаниями, образованием. Если он является руководителем, то всегда будет прислушиваться к мнению подчинённых и не станет подавлять их инакомыслие своей властью, даст возможность высказывать мнения, противоположные собственным.

Высшая мудрость — знать самого себя. Мудрый человек неустанно стремится к самопознанию, самосовершенствованию, почему и достигает многого — в саморазвитии, в науке ли, в политике ли...

Теория познания — мира и человека, её принципы, методы, законы являются важнейшей составной частью философии как науки. Знание, конечно, великая сила. Гётевский Фауст, обращаясь к своему ученику, спрашивает:

«Что значит знать? Вот, друг мой, в чём вопрос.

На этот счёт у нас не всё в порядке.

Немногих, проникавших в суть вещей И раскрывавших всем души скрижали, Сжигали на кострах и распинали, Как нам известно, с самых давних дней»[1].

Зададимся, однако, вопросом: вправе ли человек, владеющий знаниями философии, но не стремящийся (или неспособный) применять свои знания на практике, именоваться философом? Думается, что нет.

К сожалению, в обыденном сознании многих людей давно бытует представление о философии как о некой абстрактной, бесполезной для практики науке. Такому пониманию философии во многом способствовали сами философы, а точнее — те, кто преподавал философию в наших вузах и делал это неумело, без души, без глубокого понимания её сути. В советский период истории учёными-философами (кандидатами и докторами наук) считались те, кто защитил диссертацию по философии или другим философским специальностям: этике, эстетике, научному коммунизму, научному

атеизму... Предмет философии постепенно выхолащивался, а сама философия, подобно шекспировскому королю Лиру, раздавшему всё свое богатство дочерям, становилась всё беднее и беднее. Диссертации, научные исследования в области истории философии, содержащей настоящий кладезь мудрости, становились большой редкостью, явное преимущество имела социальная философия.

Стоит ли удивляться тому, что в наше время к философии как-то незаметно стали относиться скептически, иронически, а порой — и враждебно? Академик А.А. Гусейнов выделяет три группы людей, которые не любят философов и философию. К ним относятся:

  • а) обыватели с улицы, простые люди, живущие своими житейскими заботами;
  • б) представители других — нефилософских — сфер интеллектуального труда, кого можно назвать специалистами;
  • в) люди власти и публичной политики, которые представляют общество, социум, говорят и действуют от его имени.

Что касается первых и вторых, здесь всё просто и объяснимо с морально-психологической точки зрения: ревность, зависть, нежелание понять и понимать внутренний мир другого человека. Часто корни этого негатива — просто в невежестве.

А вот враждебное отношение властей к философии имеет другие корни. Власть считает философию опасной для общества, побуждающей не только к пониманию сути происходящих событий и общественных процессов, но и к стремлению добиться достойного жизнеустройства — очень часто революционным путем. Может ли такое стремление понравиться власти — разумеется, речь идет о власти авторитарного, а не демократического типа? Ответ очевиден. Отсюда и нелюбовь к философам и вообще к философствованию.

Впрочем, и демократическая власть нередко проявляет враждебность к философии и философам. Хрестоматийный пример — казнь Сократа по решению суда в демократических Афинах. В чём провинился философ, не замеченный ни в заговорах по свержению власти, ни в нарушении общественного порядка и установленных законов? Всё дело в том, что философ не давал покоя ни власти, ни согражданам, задавая им непростые вопросы, имевшие характер упрёков в неправильном образе жизни. И хотя он только задавал вопросы, обычно не давая на них ответов, большинство судей — на-

1

См.: Гусейнов АЛ. Почему не любят философию и философов? Доклад на заседании теоретического семинара Института философии РАН «Философия в публичном пространстве» 10 марта 2015 года.

Часть 1. Философское кредо В.В. Жириновского родных избранников посчитало его действия приносящими угрозу стабильности общества. По этому поводу можно вспомнить выражение выдающегося французского социолога и культуролога Клода Леви-Стросса «Учёный — это не тот, кто даёт правильные ответы, а тот, кто ставит правильные вопросы»[2].

Сократ был осуждён к смертной казни под формальным предлогом «непочитания Богов». Философия, таким образом, уже с момента своего зарождения не была пассивно-созерцательной, а активно влияла на общество. В истории много примеров, когда за инакомыслие в обществе рубили головы и жгли на кострах инквизиции.

Один из основных постулатов философии утверждает, что практика есть критерий истины, что подчеркивает её практическую направленность. В этой связи следует вспомнить, что уже родоначальники философии подчёркивали её созидательно-деятельный характер. «Недостаточно овладеть премудростью, — говорил Цицерон, — нужно также уметь пользоваться ею». Настоящий философ не только неустанно ищет истину, задумываясь над смыслом своего существования, но и активно стремится изменить жизнь к лучшему. «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» — в этих словах, вытесанных на пьедестале памятника Карлу Марксу на кладбище в Лондоне, выражена суть философии, её созидательно-творческий характер. Эта замечательная мысль, ставшая афоризмом, взята из принадлежащих К. Марксу «Тезисов о Фейербахе».

Таким образом, философ — это человек, который не только любит мудрость, неустанно стремится к поиску истины, к анализу общественных проблем и противоречий, но и всю свою жизнь посвящает тому, чтобы в обществе восторжествовали добро и справедливость, чтобы власть не отчуждалась от народа, чтобы за ним шли даже те, кто не любит или не понимает философию.

В этом свете давайте рассмотрим творческий путь Владимира Вольфовича Жириновского — не просто как учёного и политика, лидера и создателя первой в России нового времени партии парламентского типа, за которую вот уже четверть века голосуют граждане России в ходе выборов депутатов Государственной Думы

Федерального Собрания Российской Федерации, но и как самобытного философа. Для наглядности представим структуру его философского наследия в виде следующей схемы (рис. 1).

Структура философского наследия В.В. Жириновского

Рис. 1. Структура философского наследия В.В. Жириновского

  • [1] Гёте И.В. Собр. соч. в 10 т. Т. 2. — М.: Художественная литература, 1976. — С. 28.
  • [2] Цит. по: Иванова С.В. Клод Леви-Стросс: тот, кто ставил правильные вопросы// Ценности и смыслы, № 3, 2009. — С. 149-152. 2 См.: Быстрова С.П. Цицерон как историк философии и теоретик культуры: дис. ... канд.филос.н.: 09.00.03. — М., 2001. 3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 3. — С. 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >