Эпилог

Хотя экранный образ интеллигента при переходе в цифровую среду и потерял универсальность и целостность, присущие моно-стилистической культуре прошлого, личная ответственность каждого сохраняет свою ценность. Весьма пожилые и очень молодые, с седой бородкой и костюме или одетые согласно хипстерской моде и т. д. — очень разные внешне современные интеллигенты принимают на себя ответственность и переключаются (хотя бы на время) с идеи «служения» науке и просвещению в классических формах на коммуникацию, предполагающую ироничное восприятие мира, иммерсивную игру, производящую эмоции и дающую визуальный опыт, открытый диалог в пространстве полистилистической культуры.

Интеллектуал, готовый к публичности на этих условиях, постоянно ищущий и меняющий формы подачи информации, готовый к эксперименту над собой и своими стереотипами, подбирающий слова для диалога с профаном (а часто и с агрессивным профаном) и контролирующий границу, за которую он не готов переступить по моральным или профессиональным причинам, — таков экранный образ интеллигенции, предлагаемый настоящим.

Экран компьютера или смартфона — для пользователя — «окно», в которое можно наблюдать за тем, что происходит в виртуальном мире, принимая решение о том, погружаться ли в него, вступать ли с ним во взаимодействие. Для интеллигента он «дверь», позволяющая выйти в Сеть как в другую реальность, полную испытаний и опасностей, а потом вернуться «домой» — в мир традиционных культурных институтов. Сюжет, истории выстроен согласно логике путешествия, приключения, квеста. Ученые, писатели, художники настоящего и прошлого в нем — «волшебные помощники» (по В. Проппу), книги и другие артефакты культу ры — «волшебные дары», помогающие сделать выбор и преодолеть препятствия[1].

Эти волшебные дары — книга, лекция, выставка — в цифровой среде оказываются «открытыми произведениями», не принадлежащими больше одному автору, а достраиваемыми в процессе интерактивного взаимодействия с ним публики. Правила этого взаимодействия определяются не запретами и авторитетами, а пользовательским интерфейсом и личной харизмой просветителя. Обсуждая в социальных сетях или на сайтах музеев с публикой произведения искусства, интеллигент не только вовлекает зрителя в мир «музея без стен», не только помогает ему испытать яркую эмоцию и запомнить опыт. Играя и передвигаясь по «воображаемому музею» человек учится брать на себя ответственность и принимать собственные решения. Рассказывая другим о своих впечатлениях, вступая в диалог, зритель растет как личность и становится частью описанного нами воображаемого сообщества.

  • [1] Об этом подробнее: Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. М.: Лабиринт, 2001.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ