Новый подход к разработке проектов зон охраны памятников истории и культуры (на примере города Рыбинска)

2010 №1(34) Необходимость создания правовых основ охраны объектов культурного наследия, отвечающих современным условиям, давно подтверждена практикой. Так, создание объединенных охранных зон, в границах которых оказываются значительные территории городской застройки, выпадающие из планов перспективного развития города, часто приводит к катастрофическим последствиям - утрате исторической среды. Подробно рассмотрим новый подход к решению этой проблемы на примере г. Рыбинска.

Принятые с 2002 по 2004 г. новые законы «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» № 73-ФЗ (2002 г.) и Градостроительный кодекс Российской Федерации № 190-ФЗ (2004 г.) вводили новые требования к составу и содержанию таких документов, как генеральные планы и проекты зон охраны городов и иных поселений. Более того, ряд статей обоих законодательных актов давали новые возможности для создания условий сохранения объектов культурного наследия при одновременном решении проблем развития исторических территорий городов. Основным инструментом в этом процессе становился введенный в Федеральный закон № 73-ФЗ объект культурного наследия (далее - ОКН) - достопримечательное место.

На момент разработки проекта корректировки «Проект зон охраны объектов культурного наследия города Рыбинска» нормативная база на федеральном и региональном уровнях не была создана, и единственное, на что могли опираться при разработке проектов зон охраны и документов территориального планирования проектировщики-исследователи, - это уже упомянутые выше Федеральные законы № 73-ФЗ и № 190-ФЗ.

Однако законодательная база не имеет необходимых нормативных положений и оснований для выполнения проектов, и, более того, в законах присутствуют элементы нестыковок, которые могут помешать использованию даваемых законами возможностей. В целях уточнения возникших в законах коллизий был проведен анализ этих законов с точки зрения возможного их устранения или поиска путей выработки решений, не нарушая при этом законов.

Таким образом, приступив к выполнению проекта корректировки, одновременно были выполнены анализ законодательной базы Российской Федерации в области охраны ОКН и градостроительства и анализ реализации утвержденного проекта зон охраны. Возникшая связка двух законов совершенно очевидна, так как проект зон охраны по определению является неотъемлемой частью проектов генеральных планов - документов территориального планирования.

Одним из важнейших и первейших действий любого проектировщика, приступающего к разработке документов территориального планирования, является обобщение и анализ предшествующих разработок с целью выяснения успешности их (документов) реализации или выяснения причин нереализации либо не-180 гативных последствий от нее. В этой ситуации любая современная разработка является, по сути, корректировкой ранее выполненного проекта, утвержденного и действующего до настоящего времени.

Для г. Рыбинска было осуществлено шесть тематических разработок, в том числе:

  • - проект зон охраны историко-градостроительного наследия города Андропова (Рыбинска), 1976 г.;
  • - проект зон охраны памятников истории и культуры города Андропова, 1986— 1987 гг.;
  • - проектно-методическая работа «Реконструкция исторических районов города Андропова», 1988 г.;
  • - Рыбинск. Историко-архитектурный опорный план. Проект зон охраны памятников истории и культуры города, 1989 г.;
  • - историко-архитектурный опорный план и зоны охраны памятников культуры на Заволжский и Зачеремховский районы города Рыбинска, 1993 г.;
  • - «Разработка рекомендаций функционально-планировочного развития ядра центра г. Рыбинска в условиях рыночной экономики», 1993 г. (работа не завершена).

Материалы всех указанных проектов были обобщены и проанализированы.

Л/тлитичеекдо схеме реализации рикее утиерж^ииых проектов хон охракы объектов культурного наследия

Главной отличительной особенностью проекта 2008 г. является попытка создания правовых основ охраны ОКН города, в основе которых лежат градостроительные регламенты.

Дело в том, что существующая система сохранения, охраны и эксплуатации ОКН слабо ориентирована на создание условий для успешного будущего охраняемых объектов и главное, территорий, попавших в зоны охраны. Так, создание объединенных охранных зон, в границах которых оказываются значительные территории городской застройки, не обладающие признаками исторической среды, выпадающие из планов активной жизнедеятельности города, его перспективного развития и обреченные на выморачивание этой застройки, приводит к катастрофическим последствиям - утрате исторической среды.

Процесс исследования базировался на методах, используемых в градостроительном анализе, сутью которого является территориальный подход. То есть впервые в работе анализировались не единичные памятники и ансамбли, а рассматривалась историческая среда города как градоформирующая основа города, обладающая мощным социокультурным потенциалом. Выполненная оценка позволила сделать предложения по активному включению исторической среды в жизнедеятельность города при условии сохранения исторической достоверности и самобытности.

Одновременно с этим вопросом необходимо было выяснить реальную действенность утвержденных зон охраны, проанализировав фактическую сохранность как исторической среды города, так и объектов культурного наследия, ее формирующих, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (перечень ОКН).

Рыбинск относится к тем немногим городам, серьезную роль в развитии которых сыграло сильнейшее техногенное вмешательство в природные процессы, повлекшее изменения сложившейся и веками существовавшей географической, геологической, гидрологической ситуации в регионе - создание водохранилища в месте впадения в Волгу рек Мологи и Шексны.

Для этих целей выполнена аналитическая схема исторического расселения, на которой показаны границы не только современного городского округа город Рыбинск, но и затопленных территорий и поселений. Выселяемое в одночасье население этих поселений было размещено преимущественно в Рыбинске. Именно в этот период произошло серьезное территориально-планировочное развитие города, осуществленное за счет прирезки значительных прилегающих территорий, необходимых для размещения новой жилой застройки. Интересен и используемый принцип этого строительства. Так, одновременно с новым строительством возводились и дома, которые переселенцы перевозили в город с затапливаемых 182

территорий. Такая застройка привнесла в Рыбинск иные стилистические особенности, менее всего отвечающие характеру застройки городского типа, придав ряду городских территорий характер городских пригородов, то есть для которых свойственны признаки дачной застройки.

Целью проекта была выработка предложений по изменению городской политики в области сохранения, развития, использования и популяризации исторической среды города как основного достояния городского сообщества и народов Российской Федерации.

Поставленная цель определила задачи:

  • - перевести охранное зонирование из плоскости рекомендаций и искусствоведческих описаний, требований и запретов в плоскость правовых норм, создав юридический документ, с помощью которого административные органы будут управлять процессом сохранения и развития исторических территорий города. Это документ, в котором устанавливаются права собственников и инвесторов на использование участков и иных исторических объектов недвижимости, а также административные процедуры по регулированию и использованию таких объектов;
  • - создать системы правового зонирования как инструмента градостроительного регулирования деятельности на территориях с исторической застройкой;
  • - реализовать положения закона № 73-ФЗ по установлению такого вида ОКН, как достопримечательное место, как наиболее полно характеризующее специфику исторической среды города.

Анализ ранее выполненных проектов показал, что именно в период 1930-1940-х гг. был заложен принцип коренного изменения пространственно-планировочной структуры города, который получил дальнейшее развитие в генеральном плане 1978 г. Именно в этот период генеральной линией будущего города стали слова историка и исследователя А. Голубева, писавшего: «Будущий Рыбинск будет красивым волжским городом, богато насыщенным культурными очагами. В каждом районе предусматриваются парки и клубы. В центральном районе разместятся новые здания драматического театра и кинотеатров, музея, библиотеки, цирка. В социальном облике город изменен неузнаваемо».

В соответствии с решением № 256 исполкома областного Совета народных депутатов, принятым 10 августа 1990 г., был утвержден «Проект охранных зон памятников истории и культуры города Рыбинска, выполненный в 1989 г. Всесоюзным научно-исследовательским институтом теории архитектуры и градостроительства (ВНИИТАГ)».

В проекте разработки 1989 г. отмечалось, что «из сохранившегося историкоархитектурного наследия города наиболее интересным и значительным является участок застройки, протянувшийся вдоль Волги от устья р. Черемхи, ограниченный улицами Фрунзе и Пушкинской, а также рядом отдельных фрагментов исторической застройки».

Именно этим объяснялась принятая в утвержденном проекте граница небольшой по площади территории городского округа город Рыбинск, представляющей интерес. Однако заявленная проектом 1986-1987 гг. основная задача - определение целостности исторического ансамбля города - не была да и не могла быть выполнена ни на этапе 1986-1987 гг., ни на завершающем этапе, каким, по сути, является разработка 1989 г. Такой вывод вытекает из материалов пояснительных записок, в которых отсутствуют указания на факт фиксации застройки, обладающей целостностью исторического ансамбля города, в пределах границ рассматриваемой территории. Именно выявление такой застройки было необходимо для Рыбинска как города, сохранившего свою самобытную для уездного города у реки городскую среду.

Во всех перечисленных работах неоднократно звучит тема исторического ядра, однако ни в пояснительной записке, ни в графических материалах нет четкой границы такого объекта, как историческое ядро или исторический центр города. Такое упущение дает основание вольной трактовке определения границ территории, требующей установления особых режимов и регламентов.

Именно четкое соблюдение режимов, которое должно было положительно отразиться на сохранности исторической среды и исторических объектов, ее формирующих, стало одним из основных инструментов в установлении причин слабой эффективности зон охраны.

Территория, рассматриваемая в проектах, охватывает наиболее древние и небольшие по площади части территории города на правом и левом берегах Волги.

Выполненный анализ показал необходимость выработки иного подхода к системе охраны объектов культурного наследия, в основе которой лежит средовой подход, что означает сохранение целостности исторической среды и благодаря этому отдельных памятников как ценнейших элементов материальной культуры прошлого.

Но отсутствие четкого понятия словосочетания «историческая городская среда» потребовало разобраться в этом вопросе. Одновременно предстояло зафиксировать понятие «город» как объект исследования.

Обобщение и анализ большого числа научных исследований и публикаций на данную тему позволили сделать вывод, что единственно верной, с точки зрения авторов разработки проекта корректировки, является точка зрения, что «город есть удивительное явление напластований времен, культур и судеб. В этом контексте только историческая среда, а не отдельные ансамбли и памятники, является ярчайшим свидетелем, хранителем и носителем такого явления, как город».

Отсюда вырисовывается представленная с некоторой условностью версия «городской исторической среды», состоящей из следующих элементов:

  • - материальные элементы представлены зданиями, сооружениями, различными скульптурными и архитектурными формами;
  • - открытые пространства (воздушная среда);
  • - образность как элемент индивидуального восприятия открытого пространства, замкнутого материальными элементами.

Из предъявленных трех составляющих понятия «городская среда» первые два элемента, представленные зданиями, сооружениями, различными скульптурными, архитектурными формами и воздушной средой, позволяют достаточно просто идентифицировать открыто-замкнутое пространство со средой города, а в случае «обрамления» открытого пространства - историческими зданиями с исторической городской средой.

Открытое пространство при любом качестве материальных элементов является неотъемлемой частью, принадлежностью условной пространственной единицы города - квартала. Открытое пространство имеет замкнутый контур в пяти плоскостях (здания и земля), и только одна плоскость (сторона) открыта полностью к колыбели мироздания - небу. Таким образом, все пространство города разделено человеком на пространственные ячейки материальными элементами, чем создается некое сомасштабное человеку условно безопасное пространство для его жизнедеятельности.

То есть сомасштабность есть первый и основной критерий, выделяющий пространственную единицу города целиком или ее часть в качестве исторической среды.

Однако ощущения или восприятия городской среды или ее пространственных единиц у каждого индивидуума различны и зависят от его состояния, настроения, мировоззрения и т.д. Акт восприятия есть сложно мотивированный процесс сопоставления визуального, слухового, обонятельного осязания городской среды и ее элементов и духовного ощущения, в результате которого формируется ментальное (мыслительное) городское пространство - его образ. Изначально на уровне восприятия, а не систематического изучения или погружения в городскую среду может возникнуть ощущение ее специфичности, уникальности и индивидуальности. Именно на ментальном уровне восприятия городской среды возникает ощущение происходящего в этом пространстве социокультурного диалога.

Факт наличия диалога принят в качестве второго критерия, в соответствии с которым пространственная единица воспринимается в качестве интегратора и носителя ушедших культур.

Третий критерий наиболее простой и очевидный. Он отображает наличие на территории города объектов культурного наследия (ОКН) - памятников, ансамблей и достопримечательных мест, иных ценностей, созданных в прошлом и представляющих эстетическую, градостроительную, архитектурную, археологическую, социально-культурную или иную ценность, отражающую самобытность народов, проживавших и живущих на данной территории. Наиболее просто использовать этот третий критерий и показать на ряде ОКН ценность конкретных городских территорий. Именно с этих позиций надлежит выполнять анализ сохранности исторической среды города, а не единичных ОКН - памятников.

Целостность и подлинность исторической среды характеризуют степень ее сохранности. О целостности можно судить по сохранности линии застройки и неискаженной архитектуре фасадов зданий, как памятников, так и исторической опорной застройки.

Только в аутентичной исторической среде существует пространство историко-культурного диалога, и выявить его, обосновав границы этих территорий, было наиважнейшей задачей проекта реконструкции исторической застройки г. Рыбинска.

Обоснование границ территорий базировалось на материалах анализа сохранности исторической среды города и установлении ее ценности методом визуального восприятия, что в условиях предусмотренного проектом срока разработки являлось единственно реальным.

При осуществлении анализа также по возможности учитывались такие критерии ценности памятников и среды, как историческая (подлинность), градостроительная (планировочная структура во взаимосвязи с архитектурным решением), архитектурно-эстетическая (формируемый образ), научно-реставрационно-реконструкгив-ная, эмоционально-художественная (ментальное восприятие, воздействие) и функциональная (возможность современного функционального наполнения).

Прежде всего надлежало определиться в отношении к понятию историко-культурного потенциала исторической среды. Исходя из того, что город есть удивительное явление напластований времен, культур и судеб, а историческая среда - ярчайший свидетель, хранитель и носитель такого явления, как город, то историко-культурный потенциал города или отдельных территорий в пределах современной городской черты характеризует (дает информацию) наличие объектов культурного наследия - памятников, ансамблей, достопримечательных мест, их художественно-эстетическую значимость в формировании историко-культурного генотипа города.

Основываясь на указанных критериях оценки ценности среды, в проекте были установлены границы территорий города, обладающих историко-культурным потенциалом и требующих установления ограничений по условиям сохранения этой среды.

Особую роль в установлении границ территорий, обладающих историко-культурным потенциалом, играли водные пространства, неотъемлемая и основополагающая часть пространственной структуры города, которая с природно-антропогенным ландшафтом представляет целостный и богатейший по историко-культурному потенциалу комплекс в составе акваторий рек Волги, Шексны, Черемухи и Коровки с береговой территорией. Это самая крупная пространственная «единица» территории города, обладающая историко-культурным потенциалом, не зависящим от состояния, настроения и мировоззрения индивида, воспринимающего эту пространственную «единицу» - природный комплекс. В этом плане этот элемент является самым устойчивым по степени сохранности по сравнению с другими пространственными «единицами», формируемыми объектами недвижимости - ОКН.

Диалог среды в этом элементе происходит нескончаемо из века в век. Воспринимать этот диалог индивидууму проще всего - визуальное и обонятельное восприятие включается автоматически и не требует специальной подготовки для осознания красоты природно-антропогенного ландшафта, объединяющего город в единое пространство, доминантой которого являются водные поверхности.

Особое внимание при установлении границ городских территорий, обладающих историко-культурным потенциалом, было уделено критерию ментального (мыслительного) городского пространства, так как ни в одной из предшествующих работ не отмечена ни социальная, ни этическая значимость такой «рядовой», фоновой застройки, хранящей историю формирования городской культуры Рыбинска. Мы исходили из того, что именно среда формирует поведенческую установку горожанина и именно она является главным и основным носителем историко-культурного потенциала.

Оценка городской среды или ее пространственных единиц происходит неосознанно на уровне визуального, слухового, обонятельного восприятия и зависит от состояния, настроения, мировоззрения и т.д. отдельного индивидуума. Так как акт восприятия 186

есть сложно мотивированный процесс сопоставления визуального, слухового, обонятельного осязания городской среды и ее элементов и духовного ощущения, в результате которого формируется ментальное (мыслительное) городское пространство - его образ, требующий проведения отдельных исследований, то при установлении границ ментального городского пространства как пространства, обладающего историко-культурным потенциалом, в проекте использованы результаты выборочных опросов специалистов управления архитектуры и градостроительства и других жителей города.

Изначально на уровне восприятия, а не систематического изучения или погружения в городскую среду возникает ощущение ее специфичности, уникальности и индивидуальности. Именно на ментальном уровне восприятия городской среды у них возникало ощущение происходящего в пространстве исторического центра города социокультурного диалога с некогда ушедшим социумом. Но что наиболее существенно, так это ощущение «диалога» между объектами культурного наследия, проявляющееся в восприятии стилистических особенностей, создающих гармонию застройки и подчеркивающих ее единство, различия пропорций, дополняющих друг друга объектов, не связанных временем создания, но воспринимаемых в качестве интегратора и носителя ушедших культур.

Ни одна из ранее выполненных работ не уделила должного внимания вопросу о месте первоначального возникновения поселений, поиску того протогорода, который стал основанием, базовой точкой зарождения современного города Рыбинска (см. фрагмент № 1).

Однако несмотря на большое количество теоретических работ, изданное руководство, практического применения этот подход не получил, так как требовал коренного изменения мировоззрения проектировщиков в отношении к городу или части его территорий не как к сумме недвижимых элементов в некоем пространстве, а как к единству множественных сред, в том числе исторической. Город перестал быть инструментом для осуществления процессов жизнедеятельности, а становился объектом, зависящим не только от социума и в то же время влияющим на этот социум, на его поведенческие функции. Свое влияние город осуществлял через среду.

Так, в книге «Образ города» К. Линч пишет о том, что целью формирования среды является не предметная форма, а качество образа. Он так говорит о среде исторических городов: «Старые города богаче и цельнее новых. Возможность выбора, наличие пристрастий здесь лучше отвечают многообразию ожиданий и представлений разных групп горожан... старые здания имеют ряд преимуществ перед новыми: более богатая форма, изобилие дополнительных пространств, более интимный масштаб, зрелая трактовка фактуры и деталировки».

Данная К. Линчем качественная характеристика исторической среды четко и просто может быть преобразована в критерии отнесения городской среды к исторической или фиксации городской среды, обладающей историко-культурным потенциалом.

Необходимость сохранения исторической среды продиктована тем, что именно она является носителем генетического кода города. Советский архитектор и исследователь А.В. Маслов раскрывает данное понятие следующим образом: «Генетический код города - принадлежность данной общности людей, поселившихся в данной точке планеты», и другой теоретик советского градостроительства, А. Гут-нов, продолжает эту мысль: «Код города... формируется вместе с возникновением города как отражение определенных внешних условий. Однако зафиксированный в первичном историческом плане города, он приобретает самодовлеющее значение и продолжает воздействовать на развитие планировки, несмотря на то что породившие его факторы давно утратили свое значение (причем его воздействие в известных пределах независимо от постоянно изменяющихся условий)».

Говоря о пространственной структуре исторической части города, следует отметить важнейшую планировочную единицу (модуль) городской структуры, возникшую, вернее сказать сформированную, в середине XVIII в., в период «великой» перепланировки городов. Следует также отметить, что квартальная планировочная структура городов, сформированная в XVIII-XIX вв., представляет собой наиболее устойчивый планировочный каркас города. Но именно планировочная структура исторической части города является наиболее уязвимым предметом охраны. Улицы первыми из элементов исторической среды претерпевают серьезные изменения: их расширяют, изменяют трассировку, прокладывают трамвайные пути, меняют покрытие и осветительные опоры, проводят много других мероприятий. Эти действия приводят к искажению ткани и каркаса исторической среды города, изменению ее ритмики. Как пишет Г.З. Каганов в статье «Проблемы поэтики городской среды», «ритм - самый, может быть, фундаментальный фактор «охудожествления» чего угодно, в том числе... и поведения, и среды».

Изменение среды происходит ежеминутно, если эти изменения привносят природные явления, они преходящи и только позволяют увидеть среду в новом контексте, создав ментально иной образ. Опасность для среды представляют изменения антропогенного происхождения, разрушающие ее хрупкий образ, придавая 188

ей новый смысл, противоречащий устоявшемуся образу и изменяющий генетический код города. Это наиболее опасно с точки зрения сохранения самобытности и уникальности города.

Однако если «среда» не получила правового статуса, то иное дело - понятие «достопримечательное место», которое, как уже отмечалось в данной пояснительной записке, было введено Федеральным законом № 73-ФЗ. По определению, данному в законе, это «творения, созданные человеком, или совместные творения человека и природы; центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; культурные слои, остатки построек древних городов, городищ, селищ, стоянок».

То есть все поименованные составляющие достопримечательного места - это элементы городской среды, и определение «историческая» подчеркивает временной аспект ее формирования, характеризует ее качественное отличие от остальной застройки города.

В соответствии со ст. 36 ГК РФ (ч. 5), «применительно к территориям исторических поселений, достопримечательных мест... зонам с особыми условиями использования территорий градостроительные регламенты устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации», то есть в соответствии с Федеральным законом № 73-ФЗ. Главная цель разработки градостроительных регламентов - это определение правового режима «земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе застройки и последующей эксплуатации» (ч. 1 ст. 36 ГК РФ).

Правовое зонирование регулирует вопросы территориальной организации жизнедеятельности, социально-экономической организации, базирующиеся на учете интересов собственников, предпринимателей и местного сообщества.

Правовое зонирование есть часть градостроительной деятельности, выполняемая в рамках территориального планирования. Однако территориальное планирование - это планирование развития территорий и установление функциональных зон, в том числе зон с особыми условиями использования территорий (ст. 1 ГК РФ, блок-схемы 1 и 2).

Территориальное планирование применительно к территориям исторической застройки - это прежде всего видение будущего этих территорий, это планирование осуществления социальной, экономической, градостроительной и иной деятельности в пределах локализованной территории.

Только территориальное планирование территорий исторической застройки способно дать необходимые рычаги управления по сохранению исторической среды в целом как основного «генофонда» города, повысить эффективность использования такого мощного историко-культурного потенциала, как недвижимые объекты культурного наследия.

Впервые в рамках проекта зон охраны предложено введение системы правового зонирования для исторических территорий как целостного объекта культурного наследия города Рыбинска. Такой подход к решению проблемы охраны ОКН серьезно отличает данный проект от традиционного подхода к установлению границ зон охраны и режимов охраны ОКН.

Схема расположения достопримечательных мест на территории Рыбинска

Правовое зонирование отличается от традиционного регулирования процессом охраны объектов культурного наследия. Эффективность введения правового зонирования будет измеряться притоком инвестиций, направленных на реализацию положений проекта, в целях ревалоризации и ревитализации исторической среды города.

Правовое зонирование представляет собой разделение территории города, а в данном случае территории исторической части города на локальные зоны с установлением их границ и определением для каждой зоны градостроительных регламентов и режимов (действие регламентов не распространяется на земельные участки в границах территорий памятников и ансамблей, включенных в единый государственный реестр ОКН (памятников истории культуры) народов Российской Федерации, а также в границах территорий памятников и ансамблей, являющихся вновь выявленными ОКН).

Градостроительный регламент представляет совокупность видов и параметров разрешенного использования земельных участков и связанных с ними объектов недвижимости, а также допустимых изменений объектов недвижимости в пределах каждой зоны, зафиксированной на карте правового зонирования. Правовое зонирование есть составная часть градостроительного регулирования, важнейшей особенностью которого является установление и регулирование прав собственников ОКН как ценных объектов недвижимости в части проведения реставрационных, консервационных, реконструктивных и строительных работ.

Градостроительным кодексом Российской Федерации установлены следующие виды разрешенного использования:

  • - основные виды разрешенного использования;
  • - условно разрешенные виды использования;
  • - вспомогательные виды разрешенного использования, допустимые только в качестве дополнительных по отношению к основным и условно разрешенным видам и осуществляемые только совместно с ними (ч. 1 ст. 37 ГК РФ).

Следовательно, до установления градостроительных регламентов необходимо определить виды разрешенного использования для исторических территорий города, входящих в состав следующих территориальных зон: жилой, общественноделовой, производственной, рекреационного назначения. Однако предложенные

ІІК США 1

проектом границы территорий достопримечательных мест не совпадают с границами территориальных зон, что не противоречит Градостроительному кодексу (ст. 34 ч. 3), и виды разрешенного использования были определены исходя из ценности исторической среды и ее значимости в пространственной структуре города.

Предложенный метод дает неограниченные возможности для привлечения инвестиций в исторические зоны городов, при условии сохранения самобытности и уникальности среды каждого города.

Умам!

Угорщина.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >