Что такое журналистика и её роль в обществе, в социально-культурной сфере

Что такое журналистика? Большинство авторов пособий и монографий сходятся сегодня в таком мнении в обтекаемой формулировке: журналистика (от фр. journal — дневник, jour — день; восходит к лат. diurna — ежедневный) — одно из важнейших социальных и общественных явлений современной жизни, вид массово-информационной деятельности, обеспечивающей бесперебойное взаимодействие между личностью, группой людей и обществом в целом, а также между различными общественными сферами и даже между поколениями. Процесс журналистской деятельности состоит из сбора, обработки, хранения и периодического распространения актуальной общественно значимой информации. Синонимы к слову журналистика — словосочетания «средства массовой коммуникации» (СМК) и «средства массовой информации» (СМИ).

В России термином «журналистика» первоначально обозначалась с лёгкой руки издателя «Московского телеграфа» Н. А. Полевого, который впервые ввёл в обиход слово «журналистика» (1825), совокупность выходящих журналов; с середины XIX в. он стал применяться уже ко всем периодически выходящим изданиям. Да, это особый вид творчества, который, в отличие от писательского, композиторского, пластического, должен иметь социальный выход посредством технических средств, доходить до публики. Рукописи книг — не горят (хотя мы знаем, что и горят, и исчезают), музыка может до времени таиться в нотной записи, а Венера Милосская веками дожидаться в земле, чтобы предстать новым поколениям восхищённых созерцателей, но журналистика должна быть предъявлена миру, читателю и зрителю как можно быстрее, здесь и сейчас и — только через СМИ. А что сохранится для потомков — не столь важно. Журналистское произведение, пусть самое скромное, — это то, что добавляет хотя бы штришок к информационной картине мира, созидаемой всеми СМИ, информационными потоками и средствами коммуникации.

«Журналистика — журнальная, срочная словесность» — такое русское определение дал Владимир Даль. Оно подразумевает под журналистикой «как срочной словесностью» не просто оперативную работу пишущего или снимающего в номер, «с колёс», в новостной эфир, а ту журналистику, которая привязана к сроку, ко времени создания, к духу эпохи. Для России, если она и впрямь стремится к модернизации, т. е. к обновлению на новом уровне развития научно-творческого потенциала, для её словесности и журналистики — наступает очередной период осмысления великих традиций и возвращения к истокам.

Согласно ст. 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», под средством массовой информации понимается:

> периодическое печатное издание: газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год;

> сетевое издание;

> радиоканал;

> телеканал;

> видеопрограмма;

> кинохроникальная программа;

> иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием). Например, массовые (1000 и более конкретных адресатов) периодические рассылки с использованием телекоммуникационных сетей (как телефонной, так и сетей ЭВМ).

По данным на докризисный июль 2010 г., в России было зарегистрировано более 93 тыс. СМИ, причём абсолютное большинство из них — 90 % — это «негосударственные СМИ».

Из краткой истории СМИ

Главной целью, как свидетельствует эволюция журналистики, её развития являлось полное удовлетворение человека в потребности коммуникации, т. е. в распространении значимой для него информации. Уже в доисторические времена человек выступал как средство коммуникации: странники, которые, путешествуя, разносили молву о разных событиях по местам прибытия, а также шаманы, оракулы, предсказатели, которые «консервировали» информацию с помощью наскальной живописи или запечатлевали её на глиняных дощечках.

К настоящему времени большинство ученных придерживаются мнения, что появление прессы следует отнести к V в. до н. э., когда в Риме стали выходить первые газеты, которые напоминают современные при Юлии Цезаре — в 60 г. до н. э. Наиболее известные — ежедневный бюллетень «События дня». Также есть сведения, что в Азии имелись свои доисторические издания. В Китае в VIII в. н. э. выходили «Придворная газета», «Хроникальная газета», в Японии на глиняных дощечках выпускали «Читать и передавать».

В Средневековье были «летучие листки», которые имели ярко выраженный информационно-прикладной характер. И. Гуттенберг своим изобретением процесса печати в 1440 г. дал толчок развитию прессы и журналистики. Родиной прессы можно считать территорию Западной Европы. Первой газетой в полном смысле слова принято считать бельгийскую «Все новости», которая стала выходить приблизительно с 1605 г. в Антверпене. С 11 марта 1702 г. в Лондоне стала издаваться первая ежедневная газета «Ежедневный вестник».

В древние времена формы языка реализовывались в летописях, хрониках, анналах, историях, личных письмах, официальных посланиях. С возникновением печатной журналистики стала формироваться система журналистских жанров. Среди первых можно назвать хронику, репортаж и памфлеты.

Принято выделить пять типов журналистики: религиозно-клерикальная (XV-XVI вв.), феодально-монархическая (XVI-XVIII вв.), буржуазная (XIX-XX вв.), социалистическая (XX в.) и общегуманистическая (конец XX в. — начало III тысячелетия).

В период религиозно-клерикального типа творчество было ограничено. Это объяснялось влиянием религии на все сферы жизни. Не допускалось инакомыслия, которое находило своё отражение в периодике. Феодально-монархический тип отражает низкую экономическую развитость общества, начало перехода от натурального хозяйства к товарно-денежным отношениям. В XIX в. журналистика становится важнейшей частью общественно-политической жизни. Она превращается в орудие политической борьбы — 80% прессы носит ярко выраженный политический и общественно-политический характер. Происходит разделение прессы на элитарную и массовую. В конце XX в. к ней прибавляются промежуточные СМИ. Социалистическая журналистика ориентировалась на идеологическую зависимость, главной составляющей в ней была партийность. К настоящему времени можно говорить о формировании общегуманистической журналистики.

В буржуазной и социалистической журналистике проявился в наиболее полной степени феномен массовой информации — обращение к широкой аудитории, возможность влиять на палитру мнений общества.

В общегуманистической журналистике основным принципом является отказ от любого силового воздействия на другие институты. Журналистика — средство коммуникации, а не орудие влияния. СМИ должны выражать общественное мнение и предоставлять информацию, отделяя её от мнений и комментариев. Но это — теория, на практике, особенно в условиях информационного противостояния, журналистика часто становится пропагандой, средством манипуляции сознанием.

С первых своих шагов журналистика обозначает три подхода, которые, сменяя друг друга, определяли её типологию на разных этапах: казуалистский, функциональный и коммуникационный. Ка-зуалистский подход основывается на понимании СМИ как орудия массового воздействия («коммуникатором сказано — реципиентом сделано»). Этот подход предполагает форсированное насаждение авторитета прессы. Функциональный подход основывается на полном несогласии с такой установкой, отстаивает отношения равноправия. И наконец, коммуникационный подход предполагает разнообразное и разновекторное взаимодействие.

Можно выделить следующие основные этапы развития СМИ:

> до начала нашей эры — прагазетные явления;

> с начала нашей эры до XV в. н. э. — эпоха рукописных изданий;

> с XV в. до XVII в. — изобретение и развитие книгопечатания, становление газетно-журнального дела; галактика Гуттенберга;

> с XVIII в. до начала XX в. — развитие журналистики как общественного института, совершенствование полиграфической базы, становление прессы как основы демократии;

> с 1900 г. по 1945 г. — приобретение печатью функций «четвертой власти»;

> с 1945 г. по 1955 г. — процесс концентрации и монополизации СМИ;

> с 1955 г. по 1990 г. — эпоха становления электронных средств коммуникации;

> с 1990 г. по настоящее время — становление нового глобалистского и информационного порядка в мире.

По статистике Роспечати, сегодня в стране работают около 180 тыс. журналистов. В основном это сотрудники печатных изданий, почти 30 тыс. числятся в телерадиокомпаниях, более 10 тыс. — на радио и в сетевых СМИ. Всего СМИ зарегистрировано около 85 тыс., две трети которых составляют газеты и журналы. Регулярно печатаются и поступают в качестве обязательного экземпляра в Российскую книжную палату около 9 тыс. наименований журналов и 11 тыс. газет. Примерно половина журналов (включая федеральные) выходят в Москве, а основная часть газет — в провинции (на долю Москвы приходится лишь 600 газет, включая федеральные). В России — 10 общедоступных бесплатных федеральных цифровых телеканалов первого мультиплекса и столько же — второго мультиплекса; около 1000 региональных и 300 тематических телеканалов, распространяемых через спутниковые и кабельные сети вещания[1].

Печать

Журнал без направления — вещь нелепая, несуразная, скандальная и вредная.

В. И. Ленин — из письма к М. Горькому

Печатные издания — самый распространённый вид СМИ в Российской Федерации. К началу 2009 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 27 425 газет и еженедельников, но в постоянном обороте находятся не более 14 тыс. из них. Также зарегистрировано 20 433 журнала, 787 альманахов, 1297 сборников, 1519 бюллетеней и 214 изданий на магнитных носителях. Всего к началу 2009 г. зарегистрировано 51 725 печатных СМИ — к кризису 2010 г.

Телевидение

Регулярное телевизионное вещание началось в СССР 1 октября 1931 г. Передачи оптико-механического телевидения принимались во многих городах, в том числе в Ленинграде, Нижнем Новгороде, Томске.

На тот период, когда писалось это пособие, в Российской Федерации вещали: 16 общероссийских телеканалов, около 117 спутниковых и кабельных телеканалов, 7 телеканалов, вещающих за пределы России, около 180 региональных телеканалов и около 30 каналов малых городов и сёл. Общее количество телеканалов примерно 330 на всю необъятную страну. Судя по результатам анкетирования, только во Владивостоке реально функционируют 18 местных телекомпаний, в Екатеринбурге их 11, во всех остальных регионах — по 5-6.

Известный телеведущий и бывший президент Телеакадемии Владимир Познер в рамках «Открытой лекции» в Мультимедийном пресс-центре РИА Новости поделился со слушателями своим видением журналистики в России. Стоит процитировать обширные куски этой установочной лекции, чтобы показать лживость и антиисторичность самого подхода Познера к отечественной журналистике, потому что он для кого-то является гуру и образцом для подражания. Например, скандально известный журналист Олег Кашин, который теперь живёт в Лондоне, написал с упоением: «Счастливая судьба Познера — самый убедительный аргумент против бескомпромиссности, против правдоискательства, против убеждений как таковых, против честности, против всего, что всегда считалось положительными свойствами национальной интеллигенции. Познер отменил эти свойства, их больше нет. Когда очередной журналист, уставший от отстаивания демократических ценностей, переходит на телеканал «Царьград», он, даже если сам об этом не задумывается, делает это, потому что перед его глазами стоит пример Познера, доказывающий, что победят гибкие»[2].

Так вот, «гибкиий» сокрушитель всех вековых нравственных норм Познер прямо и упорно утверждает, что журналистики ни в царской, ни в советской России не было. Процитирую с некоторыми комментариями: «Журналист в современном понимании возникает, толь-

ко когда начинается так называемая новая история, то есть это уже XVIII век. Это тогда, когда появляется нечто такое, что называется четвертой властью. Опять проклятые французы впереди планеты всей, quatrieme etat, четвертая власть»[3].

А. Б. Нет, французы — не впереди. Тут с самого начала — неточность: впервые это словосочетание — «четвертая власть» было применено в Британском парламенте. Первоисточник — слова английского историка и политика Томаса Бабингтона Маколея (1800-1859). Он обвёл помещение парламента взглядом и сказал: «Галерея (специально отведённое в парламенте место для представителей прессы), где сидят репортёры, стала четвертой властью Империи». Конечно, Маколей имел в виду прессу Британской империи. А во Франции под «четвёртым сословием» понимали пролетариат, мелких буржуа, которые тоже требовали своей прессы. То есть иносказательно можно считать: средства массовой информации в демократическом обществе. Но абсолютизировать это выражение — смешно. Раньше, в XIX в., в Европе употреблялось в этом смысле другое выражение — «шестая великая держава», поскольку тогда на континенте традиционно насчитывали пять великих держав — Англию, Германию, Францию, Австро-Венгрию и Россию. В начале XX в., когда США начали играть значительную роль, стали говорить о «седьмой державе», но все эти державы — проржавели и выродились, как показал XXI в.

Но Познер, как и многие, ухватился за метафоричное выражение и стал городить целую концепцию: «Но для того, чтобы была четвертая власть, должно быть три других, согласитесь. И если их нет, то нет никакой четвертой. Так вот, её не было. Только после революции 1789 года, когда возникла реальная исполнительная, судебная, законодательная власть, можно говорить, почему могла быть четвертая. На основании того, о чем я сказал, я хотел бы сказать, что в России никогда не было журналистики. Потому что никогда не было трёх реальных властей. Реальные — это независимые друг от друга. Иначе это не власть. Это только называется властью».

А. Б. Тут Познеру возражает сам Пушкин: «Никакая власть, никакое правление не может устоять противу всеразрушающего действия типографического снаряда. Уважайте класс писателей, но не допускайте же его овладеть вами совершенно. Мысль! великое слово!

Что же и составляет величие человека, как не мысль? Да будет же она свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом»[4].

Исчерпывающее определение: свобода слова «в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом». А не какими-то искусственными и чуждыми постулатами! Гениальный Пушкин уже тогда предвидел всесильное и часто разрушительное действие печатного слова — типографического снаряда. Ныне принято ссылаться на всевластие нового сверхмощного средства — Интернета как электронного снаряда. Но это не совсем так: из нынешней Сети напрочь исключён механизм приоритетной трансляции, как выражаются профессионалы, который является принципом работы любой, даже самой бедной библиотеки. Что наиболее важного можно прочесть по той или иной теме или проблеме? Какому источнику надо доверять и какой логике следовать? — в веб-помойке сразу не поймёшь.

Вопреки Пушкину Познер продолжает гнуть своё: «В России до февраля 1917 года была одна власть, царская. Она же и исполнительная. Она плохо функционировала. Это все из другой области. Но реальной другой власти не было — все зависело от одной власти».

А. Б. Природа власти в России — куда сложнее. Тут ему иронично возражает поэт и философ Пётр Вяземский: «У нас самодержавие значит, что в России все само собою держится».

Князь, остроумец, блестящий мыслитель он всё-таки твердил в молитве к ангелу:

Дай мне веры безусловной

Высоту и теплоту!

Неповинных, безответных

Дай младенцев простоту...

Но Познер — не русский человек, не писатель, а либерал-пропагандист, он таких материй не понимает и в лукавой простоте продолжает: «...Следовательно, все эти журналы, которые выходили, которые издавали замечательные люди, Новиков, например, позже в них

писали там Пушкин и так далее — это не журналистика. Никакой власти там не было. Можно говорить о небольшом окне, которое образовалось между февралём и октябрём 1917 года, когда стала появляться реальная исполнительная власть, реальная законодательная и реальная судебная. И тогда стала появляться реальная журналистика, не зависимая от этих властей (излюбленная мысль либералов: вот если бы не было Октябрьской революции! — А. Б.). Ведь, когда мы говорим “независимость журналистики”, мы же понимаем, что каждый из нас как журналист зависим. Он зависим от того человека, который нас нанял на работу. Если только мы сами не являемся хозяевами. Мы говорим о независимости от других властей — от исполнительной власти, прежде всего, но и от законодательной, но и от судебной. Это самостоятельная ветвь власти.

Ну так вот, тут было небольшое окошко, что-то стало развиваться. Но окошко очень быстро закрылось, и вновь не состоялась в России журналистика. Я же именно и пришёл в то, что тогда называлось журналистикой, молодым человеком и хорошо помню, что такое была советская журналистика. Если мы будем журналистике давать прилагательные, ну, как, например, даём демократии: суверенная, управляемая. Это все чудесно, но только никакого отношения к демократии не имеет. Есть демократия, которая разнится в разных странах, конечно же, в зависимости от характера народа, от каких-то традиций. Американская демократия сильно отличается от шведской. Но и там, и там — это демократия.

Так вот, советская журналистика к журналистике не имела отношения. Это была в чистом виде пропаганда. Как назывался журналист в Советском Союзе? Если не знаете или забыли, я могу напомнить: солдат идеологического фронта. Это точное определение. А что солдат? Солдат получает приказ и его выполняет. Если хорошо выполняет, получает поощрение, медаль, иногда даже орден, повышается в чине, может стать офицером, но все равно он — солдат идеологического фронта. И может даже стать генералом, то бишь политическим обозревателем. Но он тоже солдат идеологического фронта. И его задача тоже формулировалась очень чётко: продвигать политику партии и правительства. Четыре “П” (к этому можно добавить и пятое “П” — самого Познера. — А. Б.).

Это никакого отношения к журналистике не имеет. Это можно делать блестяще, можно быть абсолютным золотым пером, можно превосходно говорить, но это не журналистика. Журналистика пропагандой быть не может по определению. И управляться властью она не может по определению. Поэтому весь этот пласт, который длился — сколько? 78 лет, кажется, — это кусок истории, в котором, как и в стране, которая называлась Союзом Советских Социалистических Республик, не было журналистики. Был Союз журналистов, конечно же, и прочие Союзы, но не было журналистики. Я повторяю, были журналисты. Давайте-ка я приведу такую параллель. У нас есть абсолютно блестящие врачи, у нас нет системы здравоохранения. Были блестящие журналисты в смысле умения, но не было журналистики»[5].

Если продолжить эту параллель, то можно сказать, что сегодня система здравоохранения как набор услуг вытесняет блестящих врачей, но и капиталистическая система СМИ рекрутирует за деньги нужных исполнителей, девальвирует профессию, чему пример — сам Познер.

Лекция эта прозвучала осенью 2013 г. — до начала майдана в Киеве и восстания на Донбассе, до возвращения Крыма и разгара информационной войны, на которой многие журналисты, в том числе и хвалёные западные, стали не просто солдатами пропаганды, а роботами, винтиками огромной идеологической машины. Наконец, до выборов президента США Дональда Трампа, где вся система главных СМИ — якобы «четвёртой власти» США работала против него. Наконец, до выборов в вожделенной для Познера Франции, где весь истеблишмент и главные СМИ работали против Мари Ле Пен и обеспечили победу политику-новичку Эммануэлю Макрону. После лекции Владимира Владимировича как по заказу во всём мире был нанесён сокрушительный удар по его стройной и лицемерной системе. Сама жизнь доказала, что в России всегда была блестящая журналистика, а не только отдельные журналисты, потому что для нас Правда — святое понятие. Был самый первый «Московский журнал» Карамзина, потом лучший журнал гениального редактора Пушкина «Современник», зародилась «Литературная газета» Дельвига

(продолжилась феноменальным изданием советских времён под редакцией Симонова, Смирнова, Чуковского), была патриотичная молодая редакция «Москвитянина» Погодина и «Отечественные записки» неукротимого Некрасова, было «Новое время» гениального журналиста и миллионера «по профилю» — издателя Суворина, был «Новый мир» великого Твардовского, «Известия» и «Неделя» Аджу-бея — галактика отечественной журналистики, определявшая нравственную и духовную жизнь страны на всех этапах. Ну, параллельно, конечно, были и другие издания, где успешно трудился советский, а потом буржуазный пропагандист, коммунист, а потом и антисоветчик Владимир Познер. Но почему отдельные недостатки системы (они есть в любом государстве) и её особо ярые слуги должны зачёркивать великую отечественную журналистику, её правдивость и служение интересам народа?

А вот что социально ценного было в лекции, так это ссылка на американский опыт: «Был в США такой журналист и потом крупный профессор журналистики, и звали его Фред Френдли. Он преподавал в Колумбийской школе журналистики, которую я считаю лучшей в мире, потому что туда приходят люди из другой профессии. Нельзя научиться журналистике. Факультет журналистики — это издёвка. Человек в 18 лет ничего не знает, и он будет журналистом — почему? Что он имеет сказать? Что он понимает в этом мире? А в Колумбийскую школу вы приходите, уже имея другое высшее образование и поняв, чего вы хотите. А вам в течение первых шести месяцев доказывают, что вы ничего не умеете. Вам дают конкретные задания, вы их выполняете, их бросают в корзину и говорят: “Вы у меня отнимаете время. Уходите отсюда”. Доказывают людям, что они не могут быть журналистами. Некоторые плачут, но некоторые остаются, не уходят. И вот они и становятся журналистами».

Тут есть над чем задуматься, как говорит мне профессиональный и профессорский опыт: ведь сегодня встречаются 17-летние первокурсники! В аудитории сидят просто дети, ещё не знающие жизни, не научившиеся в школе осмысливать значение публичного слова, лишённые напрочь диалектического мышления. Что же они и когда — попытаются сказать обществу и человеку?

Рассмотрим журналистику как социальный институт и необъятное море информации. В любом государстве действуют социальные институты как устойчивые формы организации и регулирования общественной жизни. Конечно, они находят своё отражение в СМИ, но журналистика и сама является уникальным социальным институтом, который призван информировать и вписывать людей в социум, просвещать их и воспитывать, наконец, развлекать и скрашивать досуг. Сегодня усиленно заговорили об информационной перенасыщенности. Как радуются младшие внук и внучка «Киндер-сюрпризам»! Вот только мама им есть шоколад запрещает, а так — сколько хочешь дари. Но, оказывается, и тут есть предел. Вот какая германская оказия случилась: на берег немецкого острова Лангеог из Северного моря вынесло десятки тысяч пластиковых яиц с игрушками из детского лакомства «Киндер-сюрприз». По мнению источников, яйца находились в контейнере, который потеряло одно из грузовых судов во время шторма. «Мы собираем все эти яйца-сюрпризы, чтобы очистить пляж. Дети принесли много сумок с яйцами, и конца им не видно», — рассказала воспитательница местного детского сада Сабине Биркфельд, которая привела 27 детей для уборки пляжа[6]. Кроме яиц с игрушками, на берег вынесло детали конструктора Lego, а также сетевые кабели и пластиковые мешки. Мэр города Лангеог Уве Гаррельсп признался, что сначала подумал, что вынесенные на берег игрушки — это чудо, но после начал беспокоиться. По его мнению, такое количество пластика наносит вред окружающей среде и диким животным.

Жители и гости острова активно убирали игрушки с берега, им пришлось очистить участок пляжа длиной в 500 метров, и все дети разлюбили «Киндер-сюрпризы», как и конструктор Lego...

Точно так же дело обстоит с информацией, которую человек ежеминутно намеренно или случайно получает из самых разных источников. Современный человек (особенно это касается городских жителей), как правило, перенасыщен информацией. Её излишнее потребление — это то же самое, что и переедание, гипервентиляция при избыточном дыхании, чрезмерная физическая нагрузка или отвращение к многажды раз переслушанному музыкальному треку.

С утра и до поздней ночи — весь период бодрствования — зрение и слух человека находятся под постоянной информационной нагрузкой. Информационная перегрузка, как и любая другая, несёт в себе отрицательные эмоции. Большая часть заболеваний соматического характера лежит в области негативных эмоциональных переживаний, которые, в свою очередь, начинаются с плохих мыслей. Информация о плохих и хороших событиях является для нашего организма такой же питательной энергетической субстанцией, как и пища, которую мы едим. Или, например, как воздух, которым мы дышим.

Однако бешеная скорость развития технологий и технизация общества, постоянное увеличение объёма знаний и в связи с этим рост потока информации, получаемого нами изо дня в день, приводят к тому, что постепенно люди теряют способность концентрироваться, воспринимать сложные книги и в целом качественно воспринимать новую информацию. Всё это вполне естественно заставляет задуматься: а не приведёт ли такая тенденция к непредвиденным перегрузкам? К таким последствиям, которые мы пока не в силах предсказать и представить? На волне страха перед информационным перенасыщением появляется большое разнообразие книг и пособий на тему того, как с ним справиться. Но способны ли они «вылечить» человека Информационной Эры? На каждого человека Земли приходится уже пять мультимедийных устройств. При этом новой информации не так уж и много. И это понятно: средств массовой информации бесчисленное количество, а эксклюзивной информации — капля в море. Например, только в Российской Федерации по состоянию на 5 января 2017 г. зарегистрировано 80 602 СМИ. На практике получается, что те издания, которые обладают большим авторитетом и популярностью, большими возможностями и связями, большим бюджетом, наконец, те, кто посылает своих журналистов на место происшествия, в самый эпицентр событий, — те получают эксклюзивный материал и готовят для своей аудитории интересные статьи и репортажи. Остальным же, у кого нет возможностей и бюджета, на чьи просьбы редко откликаются именитые эксперты, остаётся ссылаться в своих материалах на коллег или попросту копирайтить. Отсюда — огромное количество однообразной информации. Большая удача, если сотрудники таких СМИ умеют быстро и хорошо писать, не ленятся придумывать цепляющие внимание заголовки и тщательно работают над текстами и своим стилем. В противном случае издание долго не протянет. К моей студентке в новогодние праздники на чай заехала бабушка. Говорили долго, обменивались историями о том, как встречали Новый год, что смотрели по телевизору. И тут бабушка начала рассказывать о том, что на одном из её любимых телеканалов (кстати, он десятый по популярности) каждый вечер в первые январские дни принялись озвучивать прогнозы астрологов на 2017 г. По словам бабушки, предсказания ужасающие. В США якобы начнутся сильные пожары и землетрясения, в России станут взрываться атомные электростанции, Закавказье тоже будет неслабо трясти, а ещё на всей планете погаснет свет. Во как! Бабушка в шутку сказала, что после просмотра прогнозов на «Домашнем» единственная мысль, которая пришла к ней в голову: пора начинать запасаться спичками. А ведь многие люди её возраста (те, кому за семьдесят), молодые люди с неустойчивой психикой, дети, да и просто слишком впечатлительные взрослые начинают верить в неизбежную гибель, в страхе ожидать приближения зловещего октября и конца света. Средства массовой информации год за годом пугают нас предсказаниями о конце света и в качестве доказательств приводят комментарий авторитетных экспертов и исследования учёных с мировыми именами. Сегодня конец света — это хорошо продаваемый бренд. Календарь самых разных Апокалипсисов расписан вплоть до 6079 г. В 2018 г. нашу планету ожидает конец света по Нострадамусу, в 2036 г. — столкновение Земли с астероидом «Апофис» и так далее. Поддастся ли человек этой психологической атаке, не всегда зависит только от него самого и от его психофизиологических особенностей. Чем быстрее изменяются условия жизни человека, чем чаще он оказывается в незнакомых, в непривычных ситуациях, тем больше у него потребность в информации и тем больше он подвержен информационному влиянию. Сегодня, когда планшеты и мобильные телефоны с выходом в Интернет есть практически у каждого человека, информационная зависимость начинает приобретать невротический характер. Многие студенты признаются: стоит им по тем или иным причинам оказаться без телефона, как тут же появляется ощущение дискомфорта и потерянности во времени. Эти маленькие компьютеры — не только часы, будильник, калькулятор, плеер, видеопроигрыватель, навигатор, онлайн-магазин и средство моментальной связи с близкими и друзьями, живущими в соседнем городе или на другом конце света, но и бесплатный источник новостей самой разнообразной тематики, доступ к которым открыт в любое время.

Непрерывный поток информации угнетает и давит на психику, создавая благоприятные условия для развития стресса, депрессии, нервного истощения, бессонницы, повышенной утомляемости и появления частых приступов гнева. Современные люди практически не имеют возможности уединиться. Они раздражаются сами, точно так же раздражены окружающие их друзья, коллеги, знакомые, прохожие, официанты, кассиры, проводники, продавцы и проч. Особенно сильны такие информационные перегрузки у жителей больших городов. Хуже всего приходится тем, кто по причине большой занятости или отсутствия лишних материальных средств не может отвлечься на лоне природы. Между тем в 2017 году 47% россиян признались в опросе «Левада-центра», что не могут себе позволить куда-то уехать в отпуск[7].

Можно выделить следующие признаки информационного перенасыщения:

Отсутствие ясности в голове, хаотичная умственная деятельность.

Ухудшение памяти, провалы в памяти.

Назойливая музыка или же обрывки фраз, звучащие в голове.

Постоянное желание что-нибудь сказать.

Рассуждения вслух, бормотание во сне или перед сном.

В тяжёлых случаях — голоса во время засыпания или шум в ушах. Напряжённость челюсти, а также задней части шеи.

Тошнота в сочетании с неправильным положением тела.

Необходимо стремиться к равновесию и гармонии во всём: будь то изучение информационных источников, потребление еды или простое прослушивание музыки. Для этого современному человеку приходится вооружаться специальными психологическими знаниями и навыками, которые могли бы нейтрализовать отрицательный эффект информационных сообщений.

Снижению информационной перегрузки может способствовать соблюдение баланса труда и отдыха. Кроме того, важно бороться с таким явлением, как прокрастинация. Надо чётко определять цели своей трудовой деятельности и поочередно, не отвлекаясь на социальные сети, увлекательные лонгриды и другие съедающие наши силы и время бытовые мелочи и развлечения, выполнять их. Подобные «лирические отступления» на практике не приносят отдыха. От отдыха прокрастинацию отличает то, что при отдыхе человек восполняет запасы энергии, а при прокрастинации — теряет. Прокрастинация становится проблемой, когда она превращается в обычное состояние, в котором человек проводит большую часть своего рабочего времени. Это приводит не только к жизненным проблемам и болезненным психологическим эффектам, но и всё к тому же информационному перенасыщению[8].

Необходимо научиться использовать только действительно важную информацию и при этом стараться отличать достоверную информацию от ложной, выбирать те источники, где она удобнее всего подана. Объять необъятное не получится, а знать все невозможно. При этом важно формировать в себе высокую внутреннею информационную культуру. Иными словами, вырабатывать наиболее рациональные приёмы и методы управления информацией, которую мы получаем извне. До тех пор, пока человек отказывается заглянуть в себя и разобраться со своими побуждениями и мотивами, он будет вытеснять свою тревогу бессмысленными внешними информационными потоками. Пока человек не научится сам организовывать своё информационное поле, влиять на потоки информации и структурировать их, он будет оставаться заложником технического прогресса.

Да, журналистика как социальный институт теряет свои чёткие контуры, а информационная перенасыщенность нарастает, но какие знания в картину мира добавляет тот же Интернет? Возьмём самое известное веб-издание — Википедию. «Народная» энциклопедия Wikipedia появилась 15 января 2001 г. Русскоязычный вариант «родился» на четыре месяца позже — 11 мая 2001 г. Итого 16 лет,

а какой рост и какая недостоверность! Студенты должны уяснить, что ни в рефератах, ни тем более в дипломной работе нельзя ссылаться на Википедию как на серьёзный источник.

Для начала вводная информация по состоянию на 15 января 2017 г. Количество статей в русскоязычном разделе — 1 365 922 (один миллион триста шестьдесят пять тысяч девятьсот двадцать две). У проекта существует свой «знак качества» — категории «Избранные» (лучшие статьи), «Хорошие» (немного не дотягивающие до идеала) и «Добротные» (стремящиеся к «не дотягивающим до идеала»). Вот что пишет по данному поводу сама Википедия: «Избранными статьями называются те статьи Википедии, которые, по мнению участников проекта, по возможности полно отвечают требованиям Википедии». Теперь о том, сколько же подобного добра скопилось к 15 января 2017 г.:

«Избранные статьи» — 979. В процентном соотношении от общего количества — 0,07%.

«Хорошие статьи» — 2676. В процентном соотношении от общего количества — 0,2%.

«Добротные статьи» — 3633. В процентном соотношении от общего количества — 0,27%.

Если не слишком придираться, играть «полутонами», а просто сложить «избранное» с «хорошим» и «добротным», выйдет 7288 статей, признанных самой Википедией. Что и составит 0,53% от общего количества. Делайте вывод!

Тема 2

  • [1] URL: http://www.fapmc.ru/rospechat/newsandevents/speech/2017/01/item2.html 2 URL: http://leninism.su/books/4348-v-i-lenin-i-voprosy-literatury.html
  • [2] URL: https://www.znak.com/2017-05-17/oleg_kashin_o_toni_pochemu_vlast_ tak_pochtitelno_reagiruet_na_kritiku_vladimira_poznera 20
  • [3] URL: http://ria.rU/society/20130526/939573538.html#ixzz3k0E7vhTL 21
  • [4] Пушкин А. С. Собр. соч. М., 1962. Т. 6. С. 323. 2 URL: http://www.inpearls.ru/author/peter+vyazemsky 3 URL: https://www.inpearls.ru/
  • [5] В той же стенограмме.
  • [6] URL: https://www.dp.rU/a/2017/01/06/V_Germanii_na_bereg_ostro 26
  • [7] URL: http:/1 constructorus.ru/zdorovie/informacionnaya-peregruzka.html 29
  • [8] URL: https://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media/ 30
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >